Вы читаете новости региона:

USD EURO
Вопрос недели
Кому, по вашему мнению, принадлежит реальная власть в городе?
Областному правительству (областной администрации)
Городской администрации
Областной Думе
Руководителям предприятий, учреждений, ведомств
Органам МВД, ФСБ
Дельцам теневой экономики, мафии
В городе царит безвластие
 0969 
Защита: Введите код c картинки
Результаты

Комментарии к публикациям
Вася, да. Не важно кто хамит, хоть президент России
Ваня, 13.12.2018, 16:10:09
Ваня, сам прилетал из-за границы хоть раз в Воронеж? Знаешь, с чего начинается общение с родным городом? С фразы пограничницы "Вам тут не заграница". ...
Вася, 13.12.2018, 15:05:07
Реально надоел этот позор из ПАЗиков, когда город избавиться от них ??
Леонид, 13.12.2018, 14:59:29
хамоватый персонал?. обращайтесь с жалобой для принятия мер и не молчите.
Ваня, 13.12.2018, 14:56:46
Знаю воронежских застройщиков, которые в чистом поле строят такие кварталы, где даже ходить негде, не то, чтоб ставить машины. В их кварталах и взросл...
Эко, 13.12.2018, 14:42:04
Все, что нужно знать про воронежскую промышленность – суды с госкорпорациями и чиновниками, разброд и шатание
qwerty, 13.12.2018, 14:32:39
Редкость ,но полностью на стороне чиновников, там уже строить негде, киты все мусорки застроили. Не пройти, не проехать, две школы, что делать без све...
ласточкин, 13.12.2018, 14:19:02

Главная Эксклюзив

22.08.2014, 18:38

AbiregTV - Ректор Воронежской академии искусств Эдуард Бояков: «Мы хотим создать лучший в стране творческий вуз» (видео)

Воронеж. 22.08.2014. ABIREG.RU – Эксклюзив – В Воронежской академии искусств прошла череда перемен: в распоряжении академии теперь Мариинская гимназия, в которой предстоит сделать ремонт, появился ряд именитых преподавателей, ради которых в Воронеж едут поступать из других регионов. Всю эту череду перемен спровоцировал ректор Воронежской академии искусств Эдуард Бояков. Он поделился идеями, как можно улучшить культурную среду в городе, и рассказал, что бизнес все чаще стал «тянуться к прекрасному».

- «Воронежский пульс» начали реализовывать? Провели анализ, а какие шаги предпринимаете дальше?

- «Воронежский пульс» очень хорошо работает в том направлении, которое мы сами задали. Мы же не создавали программу для правительства. Это было принципиально. Если бы мы делали руководство к действию, то мы бы говорили на другом языке. Я не хотел разговаривать в сухом жанре программы, я хотел спровоцировать процесс, который уже пошел. Я вижу совершенно очевидные изменения, например, в подходе к дизайну. Я вижу, что тема урбанистики начинает больше и больше волновать чиновников. Проявляются пока отдельные моменты, но они радуют. Недавно говорил с владельцами ЦУМа, которые «Мариотт» строят, они хотят облагородить всю линию до памятника Никитину. Сколько нашей заслуги – один процент или восемьдесят, – сказать сложно. Главное, что пошла реакция, изменение тренда – здоровая политическая система так и работает. Когда что-то получается в здоровом обществе, когда кто-то перехватывает. Мы же неспокойные, мы хотим что-то изменить.

- Я так понимаю, вы здесь второй год?

- Да, уже почти два года.

- Вы говорили, что приехали сюда, потому что здесь спокойно, приятно детей воспитывать. Все идет по плану, не разочаровались в Воронеже?

- Нет, не разочаровался. Я не могу употреблять слово «планировать», так как я его не употреблял и тогда, когда решил сюда переехать. У меня есть принципы, есть векторы развития, есть глобальные задачи передо мной, есть мое представление о компетенции,  мое представление о том, как я могу помочь.

Многое меня радует в городе, количество молодой энергии зашкаливает, я не устаю удивляться молодым профессионалам, которые делают свой бизнес. Я говорю и о театре, и о хореографии, и о музыке, у нас есть потрясающие музыканты, но кроме музыкантов есть и звукозаписывающие студии.

- То есть малый бизнес есть и в сфере искусства?

- Да, и в рамках такого бизнеса энергия молодых людей влияет на лицо города.

- А как вы бы могли описать лицо города?

- Я не буду употреблять искусственных комплиментов и говорить, что Воронеж абсолютно прекрасен. Я люблю этот город, я восхищаюсь людьми, которые здесь живут, мне очень нравится энергия зелени. Летом Воронеж прекрасен, а когда наступает осень и сквозь деревья проступают вывески и фасады —  возникает проблема. Воронеж в визуальном плане – один из самых некрасивых городов, во всяком случае – из миллионников. Но сейчас ситуация начала меняться, это вопрос нескольких лет.

- Вы приехали в период, когда в мэры шел Геннадий Чернушкин, с его подачи бизнес более активно помогал культуре, были разные фестивали, проекты — была волна. Сейчас ощущение, что это все уменьшается. Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию?

- У меня нет ничего близкого к этому ощущению. У меня есть радость, что все больше крупных бизнесменов начинает понимать, что нужно не просто строить квадратные метры жилья, не просто увеличивать количество продукции, но и думать, что происходит с людьми, каков человеческий ресурс. Полтора года назад мы жили в другой стране. События на Украине, международный контекст все изменили, эти события изменили всех нас, повлияли и на художников, и на бизнесменов. И дело не только в санкциях и каких-то трагических военных событиях. Надо не забывать о том, что мы можем противопоставить санкциям.

- У нас миссия — развитие публичности. Интересен ваш опыт работы с бизнесом: какие аргументы находите для коммуникации с бизнес-сообществом, учитывая, что у нас бизнес закрытый и часто попросту неспособен поддержать такие инициативы?

- Вы знаете, я не могу пока еще большими успехам похвастаться, но ответ банальный: надо быть самим собой. Я предлагаю открытость, искренность, рассказываю о своем деле, которому служу. Например, Чернушкин с первого дня, как я приехал, откликнулся, поддержал. Помню первую встречу, когда я рассказывал про идею «Воронежского пульса», на половине рассказа Геннадий перебил и сказал: «Делаем!» Я сказал: «Подождите!» Он сказал: «Делаем!»

- То есть многие представители бизнеса уже сами этого хотят — помогать городу и культуре?

- Если это связано с моими способностями и талантами, то это лишь отчасти, но есть же еще и житейская психология и логика. Это же тоже поколение, определенный тип людей. Надо понимать, что средний возраст бизнесмена в России — 46 лет. Средний возраст американца — 60 с лишним. Мы живем в очень молодом государстве, люди за двадцать лет капитализма не успели всего осознать. Мы подходим к моменту, когда у людей начинается рефлексия, когда все понимают, что счастья не купишь. Все начинают задумываться о более глубоких вещах, о будущем детей, земле, культуре. В этот момент мы должны выйти и себя предлагать.

- Академия создала фонд поддержки. В него уже какие-то компании входят? Помогает это в решении задач?

- Фонд мы давно хотели создавать, и я это обсуждал с министром, губернатором. Фонд необходим: существующая система бюджетных учреждений, к которой относится академия, направлена на то, чтобы сохранить деньги в рамках сметных статей. Это не плохо и не хорошо. У любого академического театра есть огромные организационные фонды, через которые финансируются те программы, которые связаны с развитием, инновациями. И это правильно! Государство не должно финансировать эксперименты, в противном случае мои фантазии начнут разбухать на государственных деньгах. На эти деньги мы выполняем госзадание: мы продолжаем готовить академических певцов, музыкантов, актеров и живописцев. Но мы хотим создать лучший в стране творческий вуз и хотим расширить количество образовательных программ, увеличить количество факультетов, связать себя с регионом, чего не было до моего прихода.

- Что вы имеете в виду?

- Мы спровоцировали социологическое исследование и аналитические процедуры, все это провел департамент культуры. Были обнаружены сотни незакрытых вакансий по определенным направлениям. Региону страшно не хватает качественных специалистов в библиотечно-информационной сфере. Региону и культуре не хватает продюсеров, нет факультета, нет такой профессии.

- Это вечная проблема, когда художники не могут продавать свои работы. Нет грамотного сочетания менеджерских способностей и творческих.

- Знаете, не только в Москве и Санкт-Петербурге все меняется, многие города об этом задумываются, и Воронеж не должен потерять инициативу, он должен серьезно вкладываться в подготовку этих специалистов.

Человек берет кредит в банке, и он должен его отдать; если есть спонсор, то он должен отработать на спонсора. Мы начинаем реализацию  областного гранта по подготовке специалистов, которые необходимы области. Это обычные, здоровые коммерческие отношения. Мы получаем деньги и тратим их на область, делаем это квалифицированно, возвращаем региону компетентных специалистов. Что касается фонда и вашего вопроса, то именно на это средства и будут направлены – на развитие, на инновации, на мысли о будущем.

- Иными словами, если бизнесмену предложат вложить денег, то это пойдет на развитие, ремонт Мариинской гимназии... А что еще?

- Это пойдет не только на ремонт, но и на разработку программы. Современное русское художественное образование находится в глубочайшем кризисе, это кризис методологический системы. Необходимо разработать современную систему.

Как пример моих слов: вам нравится, как выглядит современная архитектура лужковского периода? Думаю, мало кого она устраивает. Вы понимаете, почему это происходит?

В Воронеже и Москве за последние много лет, слава Богу, не рухнуло ни одно знание. Значит, инженеры хорошие, а в дизайн люди не вкладываются. Главный архитектор, дизайнер, художник в каждом городе — это приложение к строительному комплексу, они находятся в подчинении, они обслуживают инженеров. А должно быть наоборот. Точно такая же ситуация в проектировании. Нынешнее образование не отвечает требованиям современности, так как оно повторяет советскую модель.

- В рамках развития новой программы вы изобретаете что-то новое или у вас есть какая-то модель?

- Мы, конечно, изобретаем новое, я не буду сейчас много рассказывать о научных аспектах поиска. Кроме науки есть другой важный момент — это лидерство, личность. Вообще, любое образование это, прежде всего, отношение учителя и ученика.

В Америке у человека, которого спрашивают, где он учился, тот отвечает: в Итоне, Гарварде, Беркли. А у нас не так. У нас если спросят, у кого, то ответят: «У Фоменко». Он мог бы быть и в ГИТИСе, и во МХАТе, и в Щукинском училище. Это передача из сердца постоянного контакта учителя и ученика. Поэтому главное — найти лидеров. То, что я прежде всего делаю — приглашаю к преподаванию самых значительных специалистов. Михаил Михайлович Шемякин – не только выдающийся художник, но и мыслитель. Я недавно оказался в его французском замке и был поражен не только громадной территорией и красотами, но и его библиотекой. Там есть институт философии, психологии и творчества – это то, чему Шемякин служит всю свою жизнь, это то, чему он посвятил все свое время.

- Говорят, что нашему времени необходима новая философия. Капитализм исчерпал себя, необходимо новое веяние.

- Да, именно художники на острие этого поиска.

- Создается впечатление, что многое меняется и ваши планы можно реализовать. Концентрация креативных проектов в первую очередь связана с вашей деятельностью?

- Бог с вами. Не я «Платоновский фестиваль» придумал, я всего лишь компетентный эксперт, который утверждает, что это лучший провинциальный фестиваль в России, и я счастлив, что живу в городе, в котором есть такое мероприятие. Прекрасные фестивали, который делает Большаков: «Культпоход» и «Чернозем» — это очень важная часть культурного контекста.

- То есть у нас даже есть некая конкуренция в творческой сфере?

- Мне кажется, что сейчас Воронежу необходимы творческие конкуренты – и Платоновскому фестивалю, и театрам. Вот есть Камерный театр, я ему желаю процветания, но я верю, что есть ниша, которая может призвать нового зрителя, который в Камерный не ходит. Мы живем в среде, в которой мало конкуренции, - это касается и балета, и оперы, и драмы, и бизнеса, и торговых площадей.  И те, кто начинает «ревновать» к торговым площадям, — идиоты. У нас необеспеченность торговыми площадями – одна из самых низких в Европе, стройте правильно, побеждайте конкурентов в открытой борьбе

- Как сейчас обстоит дело с культурным кластером?

- Все мы сейчас очень этого ждем. Конечно, результатов работы команды Ильи Осколкова-Ценципера. Я всякий раз подчеркиваю мое очень серьезное отношение к тем делам, которые стоят за Ильей. Это человек, который создавал  невероятно успешные медиапроекы.  Вы, конечно же, знаете проекты «Афиша.ру», «Афиша-Еда», «Афиша-мир». Это журнал, к оценкам которого прислушиваются все поколения.

- Он концепцию готовит?

- Да. Я всегда говорил, когда еще жил в Москве, что там есть три главных точки, если пользоваться нью-эйджской терминологией - «чакры»:  мавзолей,  гостиница «Россия», ВДНХ. Если решить проблему  этих трех пространств - город поменяется энергетически. Ценципер получил предложение от руководства ВДНХ и занимается разработкой всего контента для этого парка, порядка 400 га земли. Если мы, россияне, придумаем что сделать с ВДНХ — это решит многие проблемы.

- А в Воронеже какие «чакры»?

- Интересный вопрос. В Воронеже они тоже есть. Мне кажется, парк «Динамо» - одна из таких точек, которая может перенастроить город. Я очень волнуюсь по поводу того, что там будет, совсем не знаю, хочу пойти на встречу с заместителем главы по градостроительству Владимиром Астаниным не с тем, чтобы поучаствовать, а просто посмотреть. Я считаю, что «Динамо» — это невероятно важная тема. Сто гектаров земли исторического парка. Он должен быть любимым, дорогим, есть возможности пеших прогулок, велодорожек, не говоря о лесосадовой возможности. Если все будет правильно сконструировано, то это будет великолепно. Это не тот случай, когда мы радуемся, что есть парк «Алые Паруса». Это хорошо, но это такая брошка на платье. А «Динамо» — и есть платье. Я думаю, и экскаваторный завод может оказаться этой самой позитивного точкой развития для города. Слишком уж невероятное расположение: центр города, шестьдесят гектаров земли сразу после «Заставы» — естественного окончание центрального «дистрикта». То, что будет в начале  этой земли, — очень важно.

- Думаю, владельцев завода может заинтересовать преобразование их площадки?

- Я разговаривал с одним из главных владельцев «Красного Октября», и мне Кузнецов, полушутя-полусерьезно, искренне говорил, как хорошо, что  2008  году случился кризис, у него уже был готовый проект, сейчас миллиард долларов этот кусок земли стоит. И возникла бы там современная архитектура. А он говорит, что сейчас за каждый кирпич будет бороться. Он будет развивать это место, но с другим подходом. И такие примеры меня радуют, это примеры, когда бизнесмены меняются сами.

- Кто вообще сейчас помогает академии?

- Сергей Лукин обещает помочь. И Евгений Хамин, Анатолий Шмыгалев, Геннадий Чернушкин поддержали нас, дали согласие войти в попечительский совет, помочь деньгами. У нас сейчас тяжелая ситуация. Бюджет академии в тот момент, когда я пришел, имел следующую структуру:  65 млн рублей в год — дотация Минкульта, 2 млн – которые мы сами заработали. И 85% этих денег идет на бюджетные зарплаты, 15% – на коммуналку, развитие, будущее. Но вы сами понимаете: не может быть будущего у академии с такой структурой бюджета. Сейчас пропорция другая. К этим 65 млн мы все-таки уже примерно 20-30 млн привлекли сами, и на эти деньги нам сейчас делают ремонт, здесь все нужно приводить порядок. Через два с половиной года начнется большая реконструкция, сейчас готовится документация. Нам помогает Тамара Мурадова — очень хороший дизайнер, который помогает нам практически бесплатно, очень хороший проект сделала в Москве — «Телеграф». Я думаю, к сентябрю это пространство изменится.

- Скажите, вы же учите зарабатывать на искусстве? Поэтому одна из статей дохода — фестивали, выставки, верно?

- Да. Кроме того, мы сейчас думаем о том, как предложить городу современные программы, за которые люди готовы платить. Граждане готовы инвестировать в образование больше, чем европейцы.

- Что вы имеете в виду? Ораторское искусство?

- Все что угодно. Это повышение квалификации, работа с абитуриентами, программы для детей, родителей, пенсионеров, политиков, ораторское искусство, психология.

- Я бы у вас пиару поучился.

- Да, и об этом мы думаем. Это не просто пиар, а социальная коммуникация. Люди верят в идею образования и в то, что, если вложить в своего ребенка 100 тыс. рублей в год, то из него что-то стоящее выйдет. Мы должны на этом зарабатывать. Это цивилизованные отношения.

   
Евгения Борунова
(473) 212-02-88
 
 
   
Дмитрий Орищенко
(473) 212-02-88
 
 
Добавьте «Абирег» в свои избранные источники

СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ

Комментарии к блогам
Интернет штука полезная, если по назначению, но сегодня это беда и не только в России.
www, 12.12.2018, 10:07:41
забавно. автор приводит информацию, которая впроброс упоминается на сайте коммунистического претендента на мэрский пост. ссылки на данные Росстата удо...
рейдер, 07.12.2018, 18:28:04
И к чему это в блогах... Не проще ли рекламный баннер поместить на сайте. Деньги экономите?
Федя, 03.12.2018, 12:44:05
Впечатления от крупнейшего бизнес-форум мира, который регулярно проводится не где-нибудь, а в России, не однозначны. Организация просто отвратительна...
Леонид Х, 02.12.2018, 11:19:50
ГУРД, вы наверное, ошиблись в комментариях, у меня нет упоминания о победе чего-либо.
nedosejkina_, 30.11.2018, 08:56:48
Система Orphus

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Картотека
Группа Абирег использует систему проверки контрагентов Картотека.ru
Создание сайта - "Алекс"

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Яндекс.Метрика