Up

Вы читаете новости региона:

USD EURO

Вопрос недели
Доверяете ли вы декларациям о доходах и имуществе госслужащих?
Да, они больше не могут скрывать информацию
Отчасти, ведь декларации – лишь верхушка айсберга
Доверия к декларациям мало, так как они не раскрывают источники доходов
Нет, потому что самые важные активы всегда можно переписать на близких
Несоответствие деклараций образу жизни госслужащих вообще не вызывает ни капли доверия
 0533 
Защита: Введите код c картинки
Результаты

Комментарии к публикациям
Пятачок очень маленький поэтому и дом без парковки на этом месте идеально бы смотрелся маленький скверик но у воронежских хапуг иная архитектурная кон...
krot, 19.04.2019, 11:49:17
Почему-то проходимцы все время и норовят в учителя.
Ткачук, 19.04.2019, 11:15:47
Самолет не устраивает основного заказчика (Минобороны РФ) , а под него городушки уже городить ?! "Начальная цена контрактов снизилась с 910,5 млн до ...
сосед, 19.04.2019, 11:14:57
Вот заладили - старый жилфонд, центр - там надзор надо строгий вводить - такой хаос царит, что не то что развивать или остановить беспредел - хоть бы ...
А.В., 19.04.2019, 10:26:25
Ну это тебе в Выбор и Аксиому - там умельцы легализовать беспредельные параметры )))
Ленин, 19.04.2019, 10:19:28
Когда отсутствует честь-балом правит неЧЕСТЬ...
Леонид Ч, 18.04.2019, 22:24:50
Как обстоят дела у предприятия в данный момент интересно. Пока известно что выкупили только оборудование. Что с помещениями?
Гость, 18.04.2019, 22:14:00

Главная Эксклюзив

22.06.2018, 15:43

РЕЙТИНГИ ВЛИЯТЕЛЬНОСТИ – Руководитель управления имущественных и земельных отношений Воронежа Наталья Махортова: «Чиновник» – нормальное слово. Это человек, который служит государству»

Воронеж. 22.06.2018. ABIREG.RU – Эксклюзив – Управление имуществом, учет земельных участков, распоряжение имуществом пресловутых муниципальных предприятий – управление, возглавляемое Натальей Махортовой, участвует в решении многих сложных вопросов городского хозяйства. За плечами этой хрупкой снаружи, но достаточно сильной внутри женщины – очень полезный опыт работы в региональных структурах, в коммерческих структурах в Германии. В эксклюзивном интервью «Абирегу» для Рейтинга влиятельности госпожа Махортова рассказала о своих впечатлениях от работы в ДИЗО, перспективах воронежских МУПов, здравом понимании службы чиновника, а также о своем образе жизни и семейном укладе.

– Наталья Борисовна, когда вы только начинали свою карьеру, допускали, что будете работать во власти, или это получилось спонтанно?

– Меня интересовала работа в органах власти, но не думала, что когда-нибудь придется работать в муниципалитете. Местное самоуправление сильно отличается от регионального.

Изначально я больше рассматривала свое трудоустройство в государственном управлении госимуществом как получение опыта. Думала, что лет через 10 перейду к реализации собственных проектов. Своеобразной отправной точкой для кардинальной смены деятельности должно было стать обучение в рамках Президентской программы, по крайней мере, со своей немецкой стажировки я возвращалась полная новых идей и планов. Однако за время моего отсутствия в Воронеже произошла смена губернатора, правительства, появились совершенно новые люди. Я тогда работала не в департаменте, а в подведомственном учреждении. Для себя решила, что осмотрюсь в течение двух-трех месяцев. И вскоре поняла, что многое меняется, прежнее тихое «болотце» наполнилось энергией и новыми целями.

– Какие были первые впечатления от работы в ДИЗО?

– Работать в тот период было не просто, но очень интересно. Руководитель позиционировал четкие, достаточно жесткие требования к организации работы и исполнению задач. К тому же в течение года мне пришлось поработать в двух разных направлениях.

– Что изменилось с переходом в муниципалитет? Масштабы уменьшились?

– Я бы сказала, наоборот. Если в департаменте я работала в одном направлении, здесь появилось сразу много, причем с некоторыми из них раньше я не встречалась. Например, большая часть муниципального имущества коммунального назначения, а это своя специфика, отдельное законодательство.

Региональные структуры – это в большей степени некий регулятор. Понятно, что есть и конкретная работа, например, по управлению региональным имуществом. Но в целом областные структуры определяют политику на территории субъекта, доводят до всех одинаковое понимание исполнения законов и федеральных установок. Это более опосредованная работа. Ты понимаешь, что есть определенная задача, но она заканчивается не на тебе. А вот муниципалитет как раз и есть та самая точка, где необходимо задачу выполнить до конца. При этом ресурсы всегда ограничены, в том числе и имущественные. Первые два года работы были достаточно жесткими для меня как руководителя.

– Какие главные достижения и проблемы вы можете выделить в своем направлении?

– «По наследству» досталось множество нерешенных проблем, прежде всего, отсутствие системного учета, неоформленные права на объекты недвижимости и «отложенные» поручения, которые невозможно выполнить в один шаг, где необходима долгая поэтапная работа.

Главное достижение – это упорядочивание системы организации работы. В настоящее время, конечно же, далеко не все проблемы решены. Есть конкретное количество людей, тебе ставят задачу, которую необходимо выполнить, а текущая работа всегда в хвосте, но она ничуть не менее важная. Своим основным достижением считаю то, что за четыре года практически по всем проблемам определен маршрут их решения, сроки и необходимые ресурсы, сотрудники нацелены на конечный результат, по каждому направлению работы определены стратегические задачи.

Когда пришла, я не понимала, чем сотрудники занимаются и как за них можно отвечать. Сейчас я уверена, что в управлении все работают добросовестно, хотя на пути к этому и сменилось достаточно людей. Некоторые кадровые решения принимались очень непросто.

– Как происходило формирование коллектива? Стандартные рекомендации, резюме?

– В управлении немало сотрудников, которые работают за идею, как бы странно это ни звучало, многие из них большую часть жизни на муниципальной службе. Мотивы бывают разные: кто-то хочет заработать пенсию как муниципальный служащий, для некоторых чиновник – образ жизни. Причем это нормальное слово, чиновник – это человек, который служит государству.

– Какой объем средств ежегодно приносит управление имуществом городскому бюджету?

– В 2017 году в бюджет поступило 1,3 млрд рублей по кодам доходов, администрируемых управлением. В 2018 году надеемся заработать чуть более миллиарда. И это 14% доходов городского бюджета. Основная статья дохода сейчас – это арендная плата за неразграниченные земельные участки. Ими распоряжается ДИЗО, но доход полностью поступает в городской бюджет. На втором месте приватизация муниципального имущества, но, честно говоря, все ликвидные активы давно проданы. В этом направлении мы можем ожидать чего-то нового, только если совершится продажа каких-то крупных предприятий, рынков или той же «Горэлектросети». Кстати, очень перспективный актив – акции Центрального рынка. Дополнительно, я считаю, нужно развивать еще один источник дохода: различные виды разрешений – на установку рекламы, аттракционов и других. Здесь явно есть незадействованные резервы.

– А система межбюджетных отношений? Город ими не обижен?

– Мне трудно это оценить, я считаю, что город всегда обижен, по определению, особенно если сравнить, сколько он дает в копилку и сколько получает.

– Насколько сейчас развита нормативно-правовая база, которая регулирует сферу имущественных отношений?

– На федеральном уровне достаточно развита, в нее активно вносятся изменения, выходит много законов.

– А толк есть от этих изменений?

– Наверное, такая оценка не совсем здесь уместна. Федеральное законодательство приводит нас к определенной системе, с учетом опыта других государств, и отвечает веяниям времени. Многие изменения связаны с переходом на электронный документооборот. Это не регулирует, может быть, сами отношения, но от этого сильно изменяется порядок работы. Все эти нововведения необходимо понять и освоить, чтобы применять их на практике.

Однозначно серьезная работа на федеральном уровне проведена по последнему Земельному кодексу. Он располагает к максимальной открытости органов власти, требует, чтобы все было публично, все процедуры проходили через торги. С одной стороны, это правильно, с другой – публичные процедуры занимают много времени, а для бизнеса время – главное. Это создает вечное противоречие между чиновником и бизнесменом. Бизнесмену надо быстро, а чиновнику – по закону. Я не знаю, сможем ли мы когда-нибудь решить эту проблему, потому что сроки, действительно, велики, особенно в сфере земельных отношений. Хорошо, когда все по регламенту, но это же обстоятельство создает условия для формальных отсрочек.

– В других странах есть способ решения этой проблемы?

– За границей у меня не было практики в госструктурах, только в коммерческих. Но, если судить по той же Германии, у них очень развит институт посредников. Это структуры, которые умеют проходить все этапы обслуживания бизнес-процессов так, чтобы их оптимизировать. Да, это платные услуги, но все официально. У нас этот институт только развивается. Кроме того, у нас проблема, скорее, не в законах, а в их исполнении государственными структурами.

Во время практики в Германии я работала в организации, которая помогала предпринимателям открыть бизнес. Тем, кто обращался к нам, детально рассказывали, какие затраты понадобятся на стартап, что нужно сделать, какие документы собрать. В некоторых случаях, если у предпринимателя не было достаточного стартового капитала, там даже услуги посредника могло оплатить государство. У нас такой системы практически нет, в том числе на уровне малого бизнеса.

– Если посмотреть на наши муниципальные предприятия, есть ли среди них примеры более или менее успешных?

– Если разобраться в муниципальных предприятиях, важно пояснить, почему с ними проблемы. Государственными предприятиями, по большому счету, и должны быть те, которые в силу определенных причин не могут функционировать на свободном рынке. Это связано либо с регулированием тарифов, либо с теми направлениями, где бизнес не выживает и нужно дополнительное финансирование.

По-хорошему, муниципалитет должен их финансировать, но возможности нашего бюджета ограничены. Мы говорим, что эти предприятия должны эффективно работать, а они попросту не могут этого делать.

Что касается конкретно тех предприятий, которые остались муниципальными, их проблемы родились давно, их просто мужественно решают много лет и не могут решить, в том числе в силу старых долгов, висящих балластом. Кроме того, в таких ситуациях государство редко справляется с задачей по эффективному управлению. Контроль процессов внутри предприятия затруднен, по факту все отдается на откуп менеджменту, а он делает то, что считает нужным.

– Дело в менталитете?

– Может быть. Но мне кажется, собственник везде должен иметь постоянный и четкий контроль. А у нас получается, что, например, за руководителем ЖКХ закреплено все, в том числе и теплосети, и он один несет за все ответственность. Но он не может все проконтролировать, а имеющийся персонал не обучен.

Персонал, кстати, отдельная проблема. Сотрудники заточены выполнять что-то определенное, а не решать проблемы. Не зря ведь есть государственная установка отдать все в частные руки. Там предприятие или выживет и станет эффективным, или просто умрет, если оно уже не столь целесообразно. Исключение составляют как раз те сферы, которые необходимы населению и которые не может освоить бизнес. Поэтому такие предприятия по определению будут убыточными и их нужно правильно финансировать.

– Насколько правдоподобно, что найдется концессионер для «Теплосети»?

– Думаю, что найдется. Это неплохое предприятие – да, оно с долгами, просто туда нужны эффективные управленцы. «Горэлектросеть» – хорошее, прибыльное предприятие. Вокруг него создан нездоровый ажиотаж. Его нужно приватизировать, получить деньги в городской бюджет и отпустить в свободное плавание, оставив за государством функции регулятора.

– Если посмотреть на обстановку в мэрии, с назначением Вадима Кстенина какие отличительные особенности управления вы бы отметили? Что-то изменилось?

– Не думаю, что корректно сравнивать «до» и «после». Мне импонирует, что Вадим Юрьевич поставил в приоритет привлечение денег в городскую экономику из всех возможных источников. Все что можно – имущественные и неимущественные ресурсы, включение в программы и так далее. У нас есть проблемы в социальной, в коммунальной сферах. И если у него получится привлечь в них реальные деньги, это будет здорово.

– Сентябрь ожидается с неким напряжением или для горадминистрации все стабилизировалось 11 апреля, с решением гордумы по кандидатуре мэра?

– Думаю, очень многое будет меняться, все только начинается. Вопрос не только в сентябрьских выборах. Инаугурация президента запустила серьезные процессы по оптимизации структуры госуправления. Что-то поменяется на федеральном уровне, будут изменения и на местах. Я думаю, что и Вадим Юрьевич будет перестраивать команду.

– Говорят, в областном правительстве есть борьба за влияние среди вице-губернаторов, а в мэрии как выстраиваются подобные отношения?

– В мэрии я такого не замечала. Я совсем не политик, ни в каких группировках не участвую. Не могу сказать, что у меня есть друзья в мэрии, – есть нормальные рабочие отношения и люди, которые по-человечески симпатичны. С одной стороны, не всегда легко, если ты сам по себе, с другой стороны, были случаи, когда в сложных ситуациях меня поддерживали те, от кого я и не ожидала. Наверное, это происходило из-за того, что наши отношения были построены на бескорыстных принципах, в них не было коммерческой выгоды.

– По какому принципу, на ваш взгляд, формируется влиятельность в Воронежской области?

– Как и в большинстве стран, кто владеет финансовыми ресурсами – тот имеет влиятельность. У нас есть много людей, которые просто занимают определенную должность, но не оказывают ни на что влияния. А вот если деньги срослись с властью, тогда мы имеем дело с основным влиянием.

Хотя есть и еще один сценарий: если у человека безупречная репутация и он занимается общеполезной деятельностью, то он пользуется авторитетом. У нас таким человеком, например, является Татьяна Александровна Гордеева.

– Как строится ваша жизнь за пределами работы?

– У меня двое взрослых детей, они не работают в госсистеме и не хотят этого. Старший сын пошел в вуз после армии, сейчас подрабатывает и учится, младший тоже студент.

– Есть ли у вас какие-то важные семейные традиции?

– Скорее ничего особенного. У нас есть правило встречаться по выходным и делиться друг с другом новостями. Мои дети выросли достаточно самостоятельными. У старшего с детства было очень много обязанностей, зато к 17 годам он все научился делать сам. Младший был более опекаем. Но у нас оба родителя занятые. Поэтому воспитание представляло собой некий коллективный процесс, старшие родственники принимали большое участие в воспитании внуков.

– У вас есть какие-то особые «фишки» как у хозяйки?

– Есть несколько фирменных блюд. Но в целом к еде я отношусь очень просто, я противник сложных блюд. Кроме того, вегетарианкой себя не считаю, но мяса не ем.

– Удается находить время на отдых или спорт?

– Да, я пережила два кризисных года, когда ничего не успевала и жила на работе, сразу по переходу в муниципалитет. На начальном этапе было очень много вещей, которые нельзя было оставить без внимания. А потом я вышла из этого состояния.

Я люблю путешествовать, причем не только уезжать далеко, но и по местным окрестностям. Вообще увлекаюсь вещами, связанными с искусством, психологией. Люблю сходить в театр, пообщаться с друзьями. Люблю кататься на велосипеде. Несмотря на 20 лет водительского стажа, у меня нет машины. Везде, где можно, я хожу пешком или езжу на велосипеде. У меня есть свои нормативы: если пешком – то не меньше 10 км, если на велосипеде – то вдвое больше. Но вся эта активность, конечно, больше приходится на выходные. Еще одно важное правило: каждый день стараюсь читать художественную литературу.

– А как относитесь к бизнес-литературе?

– Скажем так, отношусь скептически, но читаю. Она, как правило, содержит то, до чего человек должен сам дойти опытным путем. Если дошел, то и чтение ложится хорошо, а если сам не прочувствовал этого, чужой опыт бывает малополезен.

– Были ли книги, которые вы рекомендовали бы прочесть своим детям?

– Для общего развития я считаю полезными «Семь навыков высокоэффективных людей» Стивена Кови. Также, наверное, интересно прочитать «Богатый папа, бедный папа» Роберта Кийосаки. Дети у меня сами очень интересуются направлением и часто мне подсказывают, что прочитать. Тот же старший сын, учась на юрфаке, изучает очень много бизнес-обучающей литературы.

– А какой вы будете свекровью?

– Думаю, что прекрасной. В силу занятости у меня нет времени ревновать и переживать, что мне не уделили времени.

– Если бы вы представили себя лет через пять, вы видите себя во властных структурах, в бизнесе или не загадываете так далеко?

– Загадывать – дело бессмысленное. Но в целом жизненный принцип – на одном месте работать два-три года. И даже если я оставалась в одной структуре, то менялись направления деятельности. Изменения – это в любом случае стресс, который помогает не застаиваться, заставляет «шевелить мозгами», а это очень важно. Сейчас я немного отступила от этой концепции, но допускаю, что жизнь поможет мне опять изучить что-то новое.

   
Ольга Ламок
(473)212-02-88
 
 


Добавьте «Абирег» в свои избранные источники

СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ

Система Orphus

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Картотека
Группа Абирег использует систему проверки контрагентов Картотека.ru
Создание сайта - "Алекс"

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Яндекс.Метрика