Вы читаете новости региона:
USD EURO

Вопрос недели
Назначение Виталия Шабалатова вице-губернатором – это…
Влияние вице-премьера Алексея Гордеева
Продолжение успешной карьеры
Кадровый дефицит в окружении Александра Гусева
Кадровая ошибка
 4744 
Защита: Введите код c картинки
Результаты

Комментарии к публикациям
Нормальный лесник будет, во всяком случае лучше, чем начальник ГУМВД, надеюсь.
Иосиф, 19.10.2018, 17:02:52
А еще интересно, где все те кричащие что Салих их лучший друг? Что ж денег не дали? Кинули бы клич, я перевел бы сто рублей, даже не смотря на то, что...
не верю в злое добро, 19.10.2018, 14:35:09
Хороший адвокат Наталья Юрова. Пономарева тоже она весьма странно защищает. Все у нее сидят, похоже.
Гость, 19.10.2018, 14:25:03
" В марте питерская группа «Благо» Аркадия Фосмана взяла активы предприятия в аренду " - столько интересных вопросов может быть у кредиторов банкрота ...
сосед, 19.10.2018, 14:07:58
"Там пояснили, что господин Королев шесть лет руководил местным парламентом и 20 лет – регионом. Также ...." - вот именно в таком порядке обоснования ...
сосед, 19.10.2018, 13:58:59
Чё пристали ? Человек же не виноват, ежели он талантлив во все стороны сразу - как Леонардо-да-Винчи
сосед, 19.10.2018, 13:52:14
А стоимость гаража специально натянуть, чтобы особо крупный размер впаять. Что это за гараж стоимостью больше миллиона?
Гость, 19.10.2018, 12:10:58

Главная Эксклюзив

05.10.2018, 16:42

Член совета директоров воронежского «Борхиммаша» (ГК «Лимонте») Николай Плешаков: «Если мы не будем инвестировать в свое развитие, то нам придется кого-то догонять. А пока что догоняют нас»

Воронеж. 05.09.2018. ABIREG.RU – Эксклюзив – Группа компаний «Лимонте» известна на отечественном рынке нефтехимического оборудования с 1998 года. Уже 20 лет она поставляет оборудование для газовой, нефтяной и химической промышленности, работая как в России, так и с зарубежными партнерами. Продукцией ГК и ее услугами пользуются ведущие российские и зарубежные нефтегазовые компании, такие как «Газпром», «Новатэк», «Лукойл», «ТНК-ВР» и многие другие. Основная производственная площадка Группы компаний – АО «Борхиммаш», старейшее предприятие химического и нефтегазоперерабатывающего машиностроения. О последствиях недавнего кризиса для отрасли, о возможных путях диверсификации производства и о том, «есть ли жизнь после «Газпрома», корреспонденту «Абирега» рассказал член совета директоров АО «Борхиммаш», гендиректор ГК «Лимонте» Николай Плешаков.

– Николай Викторович, как, на ваш взгляд, сегодня чувствует себя отраслевой рынок? Как в вашей компании обстоят дела с заказами, продажей продукции?

– За последние полтора года мы получили отрицательную динамику. Прежде всего это связано с изменением политики закупок в «Газпроме». В последние годы наш завод ориентировался на их заказы, соотношение было примерно такое: 70% – «Газпром», 30% – все остальное. Как известно, «Газпром» был в этом отношении очень консервативен: его система закупок охватывала очень узкий круг поставщиков, буквально две-три компании. Но где-то год или полтора назад «Газпром» создал широкую торговую платформу на базе электронной площадки «Газпромбанка», куда пригласил участвовать всех желающих. Для нас это, безусловно, стало проблемой.

– И какой выход вы нашли?

– За этот полуторагодовой период мы произвели серьезную диверсификацию нашего бизнеса с точки зрения территориальных рынков. Мы поставили для себя задачу развивать экспорт, причем экспорт серьезный, ориентированный на дальнее зарубежье. Он подразумевает выход  на ряд иностранных инжиниринговых компаний, которые сейчас волею судеб оказались на территории России, участвуя в российских проектах.

Вы, может быть, слышали, сейчас это модная тема – СПГ, производство сжиженного природного газа. Сегодня свои проекты в этой сфере развивают «Новатэк», «Газпром»… Но в России своих таких технологий нет, поэтому нишу заполнили иностранцы – немецкие, французские, итальянские компании. И мы очень плотно начали с ними работать.

– Вы упомянули серьезный экспорт. Каковы ваши планы в этом направлении?

– Это в первую очередь Ближний Восток, там очень большой потенциал рынка. Но русских там плохо знают. Мы же, пользуясь нынешней работой с рядом иностранных инжиниринговых компаний, получаем возможность выйти на их другие подразделения, которые работают на Ближнем Востоке, в Северной Африке и частично, возможно, в Европе. Конечно, сегодня мы только в начале этого пути, но если этой работой серьезно заниматься (а мы намерены именно так и поступить!), то, думаю, эти экспортные объемы будут практически сопоставимы с теми объемами, которые завод делал в благополучные годы. Рынок там очень большой.

– Это какие годы?

– Это годы с 2012-го по 2015-й, скажем так. То есть годы полной загрузки завода. В денежном выражении это объем товарного выпуска примерно в 3,5 млрд рублей. При этом мы предполагаем, что, разумеется, изменится структура наших продаж: 30% составит экспорт за пределы России, примерно до 40% придется на «Газпром» и 30% – это все остальные заказчики, которые находятся на территории России, – «Новатэк», «Роснефть», «ЛУКОЙЛ», нефтеперерабатывающие заводы, химия и т.д. Это наша цель, к которой мы сегодня достаточно уверенно двигаемся.

– Хорошо, проблему, связанную с одним крупным заказчиком, вам удалось решить. Но, насколько я понимаю, для вас сегодня ситуация усложняется и теми компаниями, которые когда-то группировались вокруг «Борхиммаша», а потом, отпочковавшись, создали собственные производства. И вам приходится с ними конкурировать практически на равных, поскольку технологии у вас и у них примерно одинаковые, уровень специалистов – тоже. За счет чего же будет происходить конкурентная борьба?

– Как бы там ни было, на сегодня мы остаемся лидерами среди предприятий, которые выпускают аналогичное оборудование и волей-неволей идут вслед за нами. Да, вы правы: производителей довольно-таки много и выпускаемое нами и ими оборудование практически аналогичное, ничего сильно нового на этом рынке нет. Именно поэтому мы считаем, что находиться долгое время на этом рынке нецелесообразно: цены снижаются, падает маржинальность. С этого рынка надо как можно скорее уходить. Но для этого нужно обладать хорошей технологической базой: только при таком условии можно будет выйти на такие рынки, о которых я вам говорил, – рынки, где сегодня присутствуют иностранные компании, где перед производителями ставят сложные задачи, делают сложные заказы с высокими техническими и технологическими требованиями.

– А у вас уже есть такие заказчики?

– Да, есть такие заказы – например, мы сейчас работаем именно по такому заказу для Сахалина. Есть такая компания – «Сахалин Энерджи», это совместная компания «Газпрома» и компании Shell. В качестве головной компании, оператора этого проекта, они привлекли себе достаточно известную компанию Petrofac. Мы работаем с ними абсолютно по мировым стандартам, вся документация идет на английском языке. Полтора года назад сложно было себе представить, чтобы кто-то из борисоглебских предприятий общался на английском языке, чтобы все документы шли на английском…

– Что вы им поставляете?

– Мы поставляем туда свою стандартную продукцию – аппараты воздушного охлаждения. Стоимость контракта составляет примерно 600 млн рублей. Он заключен на 10 месяцев и продлится до середины 2019 года. Это один из самых первых таких серьезных, больших заказов, где мы работаем с иностранной компанией. И по объему, и по сложности, конечно.

– Вы уже производите оборудование или пока идет только подготовка в рамках этого проекта?

– Да, уже активно идет подготовка, мы закупаем материалы. Причем, материалы по большей части не российского производства, нас к этому обязывает заказчик.

Хочу обратить ваше внимание, что даже перед этим контрактом нам необходимо было сертифицироваться по американским стандартам как производителям оборудования для нефтегазовой отрасли, работающего под высоким давлением. Был произведен большой объем предварительной работы, проведен ряд аудитов, которые прошли на нашем заводе…

– И выбрали вас. За счет чего, интересно?

– Как я уже говорил, мы изучаем рынок, смотрим перспективные проекты, поэтому мы сами вышли на участие в тендере исключительно с иностранными компаниями. Для Борисоглебска это был, повторюсь, первый серьезный опыт подобного рода. Но мы всегда стараемся идти впереди, мы смелые, мы не боимся. Хотя, безусловно, это очень рискованно, но, я считаю, нужно двигаться вперед. Нужно брать на себя какие-то риски, ответственность, двигать серьезные проекты. Кто-то всегда бывает первым в этом плане, поэтому мы сейчас пошли по этому пути и знаем уже, что наши конкуренты, наши соседи, видя эту ситуацию, тоже пытаются двигаться вслед за нами, пройти сертификацию под высокие требования иностранных компаний, проводить аудиты у себя, приглашать иностранные компании, чтобы попасть в эти тендеры, получить эти заказы.

– Вернемся к рыночной ситуации. Вы сказали, что рынок в последние годы просел. На сколько процентов?

– Ну, не менее чем на 30%. Причем просели все, кризис конца 2014 – 2015 года коснулся всех компаний. Рынок, разумеется, оживает постепенно, но тем не менее ситуация на нем не такая благоприятная, как это было какое-то время назад.

– Насколько, по вашим оценкам, насыщен соответствующей продукцией отечественный рынок?

– Наша страна, мне кажется, сегодня близка к насыщению. Поэтому я и сказал о главном нашем пути – выходить за пределы России. Второе наше направление – это делать новые продукты. Вот, например, мы сейчас пытаемся работать по мусоросжигательному заводу…

– Очень интересно, расскажите про этот проект.

– Когда рынок начал проседать, мы поставили себе задачу – произвести некое изменение линейки продукции. Выпускать какие-то другие продукты – для других отраслей, для других заказчиков. Таким образом, оборудование для мусоросжигательного завода – одно из направлений, которое мы пытаемся осваивать. Про тему мусоросжигательных заводов сегодня много написано, я здесь нового ничего не скажу. Но я сам в Подмосковье живу и прекрасно чувствую, что такое свалка, которая никем не управляется.

Мусоросжигательные заводы – это большие серьезные проекты. Там в тендере участвует много иностранцев. И сегодня я могу сказать, что пока решения окончательного нет по началу строительства. Еще идет работа по проектной документации, еще есть выбор производителей, и мы там в том числе. Сегодня сказать, что нас выбрали и мы уже начинаем строить, нельзя. Но мы очень близки, мы в тройке ведущих потенциальных поставщиков.

Конечно, это все иностранные технологии, поэтому мы идем в партнерстве с иностранными компаниями по инжинирингу, по производству. Но мы готовы произвести инвестиции в развитие своего производства. Потому что строительством четырех мусоросжигательных заводов в Подмосковье дело наверняка не окончится. Думаю, таких заводов будет очень много. Для всего мира, всей Европы, Китая это уже давно пройденный этап, нигде нет таких, как у нас, полигонов, свалок. Весь мир давным-давно уже ушел от этого.

– А о каких объемах поставок идет речь?

– Скажем, поставка нашего оборудования на этот проект из четырех заводов сопоставима примерно с полугодовым товарным выпуском нашего завода. Это сложная и дорогостоящая установка стоимостью порядка 2 млрд рублей.

– То есть ваше предприятие полгода будет загружено за счет одного заказа, правильно?

– Да, но для этого придется строить отдельную площадь. Я говорил, что это несколько другая специфика, другая технология, она не будет размещаться на сегодня действующих площадях. Это будет отдельное производство. И это тоже диверсификация бизнеса.

– Стоимость этого комплекса просчитывалась?

– Полагаю, она составит несколько сотен миллионов рублей. Это стоимость всего проекта, инвестиции вместе с технологией. Но это, конечно, примерный порядок цифр.

– А вообще, с какой регулярностью происходит модернизация на вашем предприятии?

– Мы занимаемся ею каждый год, регулярно инвестируем. Мы считаем, что в нашей отрасли мы  одно из самых передовых предприятий, даже в сравнении с иностранными компаниями. Это и оснащенность оборудованием в технологическом плане, то есть это современное иностранное оборудование по металлобработке, по сварке – и измерительная лаборатория.

– О каких суммах инвестиций идет речь?

– Порядка 100 млн рублей в год стараемся тратить на инвестиции, на все капитальные работы.

– Такая весомая цифра, в принципе.

– Для нас это очень весомая цифра. Но мы прекрасно понимаем, что, не занимаясь инвестициями, мы просто отстанем и будем кого-то догонять. А сейчас пока догоняют нас.

   
Светлана Горбачева
(473) 212-02-88
 
 
Добавьте «Абирег» в свои избранные источники
СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ

Комментарии к блогам
"Дофатомин" или все-таки дофамин? Или это один и тот же гормон?
Манагер, 19.10.2018, 18:01:57
Leo, а что для Вас будет критерием перемен в Воронеже к лучшему? Какие проблемы должны быть решены?
nedosejkina_, 19.10.2018, 16:27:11
Делайте все что говорят священники,но никогда не делайте то что делают они. Это как? Имеют право говорить от имени Бога, те кто нарушают все заповеди?
ГУРД, 19.10.2018, 14:47:56
Воронеж по настоящему великий и удивительный град, но его, как начали чморить разного рода историки и разного рода "великодержавные" деятели из Москвы...
Московский гуляка, 16.10.2018, 15:33:42
Благодарю, вас, Московский гуляка. Вы помните о великих людях, которые говорили тоже самое.
smirnov, 12.10.2018, 17:22:20
Система Orphus

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Картотека
Группа Абирег использует систему проверки контрагентов Картотека.ru
Создание сайта - "Алекс"
Яндекс.Метрика