Up

Вы читаете новости региона:

USD EURO
Вопрос недели
Кто, по вашему мнению, станет преемником Сергея Иванова на посту мэра Липецка?
Соучредитель ГК «Трио» Евгения Уваркина
Первый вице-мэр Михаил Щербаков
Вице-мэр по экономике Екатерина Белокопытова
«Варяг» с политическим опытом из другого региона
Кадр из местной муниципальной власти
«Десантированный» из обладминистрации претендент
Бывший банкир
 6000 
Защита: Введите код c картинки
Результаты

Комментарии к публикациям
Хорошо он Макина опустил ниже плинтуса)))
Валера, 18.03.2019, 12:50:44
"Разговаривать с Иваном Михайловичем можно бесконечно – ни одно интервью или даже книга не способны вместить его длинную, увлекательную жизнь и ее ист...
сосед, 18.03.2019, 12:09:35
Эпоха , говорите, ушла ? Ну-ну .... "«За труды во благо земли Воронежской» за многолетний добросовестный труд и большой личный вклад в развитие област...
сосед, 18.03.2019, 12:03:23
Эпоха прошла и остались одни платные парковки, ура товарищи!
ларин, 18.03.2019, 10:23:05
Орловские фискалы так радовались, когда Колесников ушёл, три баяна порвали))) Василич, как квартира в Орле, которую по субсидии получил как малоимущий...
Орел, 17.03.2019, 18:56:13
Да, дело дрянь.
мамонт, 17.03.2019, 10:49:18
У фабрики нет очистных - живёт за счёт нас сбрасывая всё машинами в городскую сеть. Нет подстанций питания и много го другого.
мамонт, 17.03.2019, 10:48:07

Главная Эксклюзив

23.11.2018, 15:52

ТОП-100 – «Мираторг»: мясом наружу

Воронеж. 23.11.2018. ABIREG.RU – Расследование – Если, как говорил академик Сахаров, смысл жизни в экспансии, то агропромышленный холдинг «Мираторг» живет чересчур осмысленной жизнью. Его экспансия методична, непрерывна и последовательна. В 1992 году братья-близнецы Виктор и Александр Линники зарабатывали по сто долларов в день, устраивая для иностранцев «экскурсии» в бесплатный Мавзолей, а сегодня созданная ими компания – самый крупный производитель продуктов в стране, с фантастической выручкой в 125 млрд рублей в год. Идущее вторым «Черкизово» отстает на 34 млрд. Если вы едите мясо, то с большой долей вероятности продукция «Мираторга» попадает на ваш стол минимум раз в неделю. «Мы более чем в два раза опережаем ближайшего конкурента в производстве свинины – с показателем выше 400 тыс. тонн – и вышли на первое место в России по производству говядины – выше 40 тыс. тонн в 2015 году. В основе этих достижений – передовые технологии, высококвалифицированные сотрудники и правильно выстроенные бизнес-процессы», – хвалится официальный сайт «Мираторга». Линники не скрывают планов стать глобальной мировой компанией, захватывая новые и новые рынки. Сделать это можно, если остро чувствовать изменения в конъюнктуре и иметь безграничный финансовый и административный ресурс. Корреспондент «Абирега» попытался разобраться в составляющих успеха близнецов и задумался о пользе вегетарианства, пока тебя не накрыло цунами под названием «Мираторг».

Все братья – сестры

Журналисты долго и безрезультатно пытали Виктора Линника (в его обязанности входит общение со СМИ, брат Александр интервью не дает): «А правда?» – «Нет, совпадение». Со временем задавать один и тот же вопрос стало неприличным. Официально: москвичи братья Линник (1967 г.р.) не являются родственниками кронштадтки Светланы Медведевой (1965 г.р., урожденной Линник, дочери военного моряка Владимира Алексеевича Линника, супруги премьер-министра). В интернете достоверные сведения об отце агробизнесменов Вячеславе Линнике напрочь отсутствуют. Есть упоминание о том, что Вячеслав Алексеевич и Владимир Алексеевич Линники – родные братья, но проверке это не поддается. Можно только сравнивать ширину нахомяченных скул и изгиб бровей, чем и занималось чуть ли не полстраны, когда арестовали знаменитую коррупционерку, а ныне жену экс-министра обороны Сердюкова – Евгению Васильеву, которую пресса также окрестила кузиной Светланы Медведевой (мать Васильевой – урожденная Линник). Еще одно примечательное совпадение (ли?): знаменитое в 70-е вокальное «Трио Линник», два брата и сестра, носят отчество Алексеевичи. И вполне могли бы приходиться нашим героям дядями и тетей. Есть на примете и «родоначальник»: ныне здравствующий 98-летний ветеран войны генерал-лейтенант Алексей Линник (1920 г.р.) вполне может по возрасту приходиться дедушкой экс-первой леди и нашим героям. Но это лишь предположения, никакой достоверной информации на эту тему нет. А на нет и суда нет. Но скулы нахомячены и брови одинаковые.

И когда муж Светланы заезжает на «Мираторг», то берет с собой пяток губернаторов – именно тех регионов, где этот «Мираторг» имеет активы. Еще один важный нюанс: свой бизнес «Мираторг» строит на кредитах «Внешэкономбанка», председателем наблюдательного совета которого является Дмитрий Медведев. Скажем, в проект по выращиванию говядины в Брянской области (крупнейший в РФ) ВЭБ вложил 600 млн долларов, или 75% стоимости проекта. Наши эксперты утверждают, что ВЭБ – главный финансовый партнер близнецов.

Как-то Виктор Линник в порыве откровенности нахваливал открытость белгородского губернатора Евгения Савченко: «Утром мы приехали с французами в Белгородскую область договариваться о покупке производственного объекта. Евгений Степанович, с которым мы не были знакомы, узнал, что на его территории находятся инвесторы, и тут же пригласил нас ужинать. Представляете, утром ты впервые приезжаешь в регион, а вечером с тобой уже ужинает губернатор и обсуждает деловые, принципиальные вопросы. Это была нереальная ситуация, фантастическая. Евгений Савченко – уникальный по меркам России человек».

А, может быть, фантастическое гостеприимство Евгения Степановича объяснялось тем, что муж «не-кузины» уже был первым вице-премьером, курирующим в том числе и сельское хозяйство? Это была середина нулевых, Медведев еще побывает и президентом, и премьером.

Наш эксперт аграрного рынка, пожелавший остаться неизвестным, считает, что вероятность родства братьев Линник с экс-первой леди – пятьдесят на пятьдесят. «Доказать никто не сумел, но ощущение некоего кураторства и защиты сверху – оно было всегда. Медведевы? Разговоры на эту тему никогда не прекращались. Конечно, сегодня с таким гигантом будет считаться и отраслевой министр, и вице-премьер, и даже премьер. Но я бы обратил внимание на то, что у «Мираторга» выстроены особые отношения с Россельхознадзором, который много лет возглавляет Сергей Данкверт. В этом плане «Мираторгу» всегда можно было больше, чем другим. Если кто-то из Медведевых или их близких является совладельцем «Мираторга», то вполне вероятно, что не единственным. Я бы назвал в числе возможных теневых совладельцев «Мираторга» родственников Данкверта».

Официальная версия: близнецы владеют холдингом вдвоем – в равных долях. Основные юрлица холдинга носят форму закрытых акционерных обществ, учредителями которых являются кипрские офшоры. К публичности братья не стремятся, хотя и не прячут свой холдинг за завесой секретности. Впрочем, в этом Линники не одиноки – в офшорах находится практически вся мясная отрасль России. Загадочные, заофшоренные акционеры, чьи имена не раскрываются, есть у таких крупных агробизнесов, как «Приосколье», «ЭкоНива», «АгроЭко» и т.д. Состояние каждого из Линников «Форбс» оценивает в 750 млн долларов (№№135–136 рейтинга в РФ), что, в общем-то, немного, учитывая обороты холдинга.

Москва, Кремль. Ленин как начальный капитал

Несмотря на то, что Виктор Линник достаточно регулярно дает большие интервью, информации о начале их с братом трудовой деятельности очень мало. Официальная биография основателей на сайте сводится к фразе: «C 1992 года работают в сфере FMCG, в 2007 году получили премию Столыпина». Дословно: FMCG – это ширпотреб.

Линники родились 28 октября 1967 года в Москве. О родителях никаких сведений нет. О женах и детях тоже. Про школу, в которой учились братья, также ничего неизвестно.

Виктор Линник в 1987 году окончил Московский энергетический техникум по специальности «инженер-энергетик». Вероятно, Александр учился вместе с братом. По информации «Ведомостей» (и тут первая нестыковка), в 1987 году Виктор Линник окончил не техникум, а Московский государственный университет геодезии и картографии по специальности «инженер». Если «Ведомости» не ошиблись, то Линник оказался вундеркиндом и окончил вуз в 20 лет. Точнее, Линники, поскольку Виктор говорит, что все они с братом делали одновременно и вместе: учились, служили, устраивались на работу и даже женились в один год – сразу после армии. В 1987–1989 годах братья служили срочную службу в армии, но где – неизвестно. С 1989 года оба работают инженерами-конструкторами в «Особом конструкторском бюро» Института высоких температур РАН (ныне – ОИВТ РАН) и одновременно на малом предприятии «Плазменные процессы».

Институт высоких температур – один из крупнейших академических центров в сфере теплофизики. Сегодня научным руководителем института является академик Владимир Фортов, в 2013–2017 годах бывший президентом РАН. В те годы, когда в институте работали Линники, Владимир Евгеньевич здесь же руководил лабораторией. Практика, когда при секретных «шарагах» создавались малые предприятия для выпуска гражданской продукции (разумеется, под контролем КГБ), была в те годы весьма распространенной и помогала в буквальном смысле слова выживать в условиях нищенского финансирования науки. Но вот кем работали Линники в этой «шараге», понятно не до конца.

По одной из версий источников «Абирега», Виктор Линник так и не окончил университет (тогда институт) картографии и до сих пор не имеет высшего образования. Возможно, и Александр вместе с братом забросил учебу и погрузился с головой в бизнес – в начале 90-х на стипендию было не прожить.

Сам Виктор в интервью журналу «Сноб» рассказывает такую версию: «Мы с братом после армии пришли и пошли работать в Институт высоких температур, грузчиками – просто потому, что он находился рядом с домом. Через год мы женились, денег не хватало, надо было что-то делать. Как раз в этот момент Советский Союз развалился, открылся рынок, появились иностранные туристы. И одному нашему знакомому пришла идея – создать контору, которая предлагает этим туристам экскурсии. Мы с братом пошли в Библиотеку иностранных языков на Яузе, месяца за два-три подтянули историю и английский – и вперед. Сделали щит, поставили на Красной площади. Написали на нем: «Экскурсии вокруг...» Раньше, когда открывали доступ к Мавзолею, все перекрывали. Иностранцы приходят, упираются в наших ребят в кепках и ничего не понимают – а тут мы со своим щитом стоим. Они подходят, мы начинаем с ними разговаривать. Так за девять месяцев сколотили первый капитал.

У нас есть друзья из Австралии, из США, которые знают нас 20 с лишним лет – познакомились на Красной площади. Был один голландец – крупный управленец, его компания занималась сырами и сливками. Мы просто поговорили, водки выпили. И потом привезли первую машину этих сливок для кофе – это был 1994 или 1995 год. Сами привезли, сами растаможили, сами по магазинам развезли. Все сами сделали! Начали резко расти как импортеры. И в 1998 году, когда случился кризис, мы жестко попали. Но свои обязательства перед всеми выполнили, хотя долги были в долларах, а курс, если помните, в четыре раза вырос».

Почему Линникам пришлось идти работать грузчиками и из грузчиков ли они превращались в конструкторов или наоборот – одному Богу известно. Любопытно, что в другом интервью Виктор Линник утверждает, что они работали в ОИВТ инженерами за зарплату в 160 рублей (60 долларов) в месяц. Мы обратили внимание на то, что тень КГБ замаячила за близнецами еще ОИВТе, но и водить иностранцев вокруг Мавзолея, пить с ними водку и не быть под колпаком у органов – тоже нереально. Как и заниматься импортом продовольствия.

Можно предположить, что «знакомым», придумавшим создать экскурсионную контору, был старший товарищ Линников по ОИВТ Александр Никитин (1961 г.р.). Никитин как раз с 1991 года занимается различным бизнесом «в сфере FMCG» (кто-нибудь объясните любителям импортных аббревиатур с официального сайта «Мираторга»: «F» – это Fast, а не Food, к еде отношения не имеет!). С 1997 года Никитин присоединяется к Линникам в «Мираторге». Сегодня Никитин – человек номер три в холдинге, вице-президент, отвечающий за разработку стратегии, член совета директоров и генеральный директор «МираторгФинанс». Никитин – фактически член семьи Линников, все самые сложные ситуации и задачи поручаются именно ему.

За тактику в холдинге отвечает Александр, он же председатель совета директоров; за стратегию – Виктор, президент. В совет директоров «Мираторга», состоящий из пяти человек, кроме близнецов и Никитина? также входят вице-президенты: курирующий инфраструктуру IT Игорь Холопов и Вадим Котенко, отвечающий за бизнес-процессы, продажи, поставки и финансы.

Итак, в 1995 году (плюс-минус) Линники развезли сливки для кофе по торговым точкам, собрали выручку и основали «Мираторг». Кому-то помоложе история покажется сказочной, но в 90-е случались бизнес-карьеры и покруче. Основой успеха близнецов стало то, что они всегда держались вместе, вместе вырабатывали позицию по ключевым вопросам и вместе работали по 24 часа в сутки. 48 часов рабочего времени в сутках – таким конкурентным преимуществом похвастать не мог ни один конкурент. Круглосуточная работа – это и есть стиль жизни Линников. Отдых и развлечения не в числе приоритетов. В светских тусовках не замечены, в списке владельцев яхт не числятся.

В солнечной Бразилии такое изобилие

Первые восемь лет «Мираторг» был исключительно трейдинговой компанией. Начинали со свинины, почти сразу добавилась и говядина. Все 90-е годы Россия балансировала на грани продовольственного кризиса, своего промышленного производства мяса фактически не осталось. Страна критически зависела от импорта продовольствия. Власти к импортерам относились благосклонно. С другой стороны, именно под разговоры о голоде в России США и ФРГ выкинули на свободный рынок свои стратегические военные резервы. Для немцев и американцев это было способом глобально обновить запасы, а для российских импортеров это оказалось доступом к товарным кредитам. Ведь в эпоху первоначального накопления особых капиталов у торговцев мясом не было.

На рынок импорта курятины – «ножек Буша» – Линники банально не успели. В середине 90-х мясо везли в основном из США. Согласно официальной версии, именно Линники оказались первыми, кто обратил внимание на крупнейших мировых поставщиков мяса – Латинскую Америку. С 1997 года они закупались через трейдеров у крупнейшей пищевой корпорации Sadia S.A. (годовой оборот 3 млрд долларов), потом по контракту с европейским представительством Sadia, и, наконец, в 1999 году Линники приехали в Бразилию и заключили с Sadia эксклюзивный договор. Цены у бразильцев были ниже, чем в США и ЕС.

Уже по итогам первого года работы с бразильцами вчерашние «экскурсоводы», занимаясь свининой (с Sadia) и говядиной (c MinervaFoods), вошли в пятерку крупнейших импортеров мяса в РФ, сравнявшись с такими гигантами, как «Союзконтракт», «Оптифуд» и «Белый фрегат». Считается, что годовой оборот этих гигантов достигал одного миллиарда долларов в год.

К 2003 году оборот «Мираторга», работавшего уже со всеми мировыми производителями мяса, составлял около 10 млрд рублей. Линники в те годы держались за основных партнеров – бразильцев – очень крепко: чтобы обеспечить контрактные объемы, могли продавать мясо по ценам ниже закупочных. Forbes отмечал интересную деталь: Линники старались максимально ускорить распродажу мяса, пришедшего в порт. Возили судами-рефрижераторами (от 3 тыс. до 10 тыс. тонн). Если тратить на распродажу неделю или две, как делали их конкуренты, можно получить более серьезную маржу. Однако Линники укладывались с разгрузкой за двое суток. Деньги не главное, главное – доля на рынке. Их основной клиент был не на потребительском рынке, а в бизнесе – сектор B2B. Кроме всего прочего, политика низких цен помогла «Мираторгу» создать разветвленную дистрибьюторскую сеть – более 16 тысяч организаций-клиентов. И в дальнейшем, когда компания уйдет глубоко в производство, именно сильная дистрибуция будет драйвером успеха. Линники по своему менталитету останутся торгашами. В самом хорошем смысле слова. Точно не крестьяне.

Как год овцы стал годом свиньи

В 2003 году (Овцы – по китайскому гороскопу) произошел резкий поворот в аграрной политике России: Владимир Путин после долгих уговоров министра Гордеева ввел квоты на импорт мяса (импорт – это создание на собственные деньги рабочих мест в чужих странах) и призвал импортеров начинать вкладывать в животноводство в России, в те годы считавшееся безнадежно убыточным занятием. Гордеев собрал импортеров мяса и сказал: «Принято политическое решение – развивать свое производство. Или вы это сделаете, или вы потеряете рынок. Согласитесь – поддержим, нет – вас на рынке не будет». Сказано было очень жестко, но в итоге все закрутилось.

Стоит отметить, что зачатки собственного современного агропроизводства начались в России с птицеводства еще в самом конце девяностых. А вот 2003 год – это год свинины. С нее «Мираторг» и начал.

К этому времени Линники были уже своими людьми в Минсельхозе. Экспортно-импортным направлением в Минсельхозе командовал заместитель министра Сергей Левин, бывший референт Дмитрия Медведева. Если для Линников и Медведева нужен был «офицер связи», то лучшей кандидатуры, чем Левин, найти сложно. Благодаря близости к премьеру Левин, хоть и со скрипом, сумел пересидеть нескольких министров, и все годы его работа будет тесно связана с деятельностью «Мираторга». В нулевые Левин часто возглавлял министерские делегации в Бразилию, помогая импорту. Сегодня Левин вместе с Линниками нацелены на экспорт: пытаются завоевать закрытые мясные рынки Ирана и Китая. Экспорт с высокой добавленной стоимостью – это стратегический приоритет и «Мираторга», и всей аграрной политики России. Но пока доля экспорта в поставках «Мираторга» ничтожно мала – 80 млн долларов (около 5,3 млрд рублей) из 125 млрд рублей. Чуть больше четырех процентов. Но это пока.

«Взаимоотношения «Мираторга» с Минсельхозом всегда были, скажем так, очень конструктивными, – продолжает рассказ наш эксперт. – Конечно, не только «Мираторг» пользовался благожелательностью властей в сфере АПК. И «Черкизово», и все белгородские холдинги, и много кто еще имели открытый доступ к любым видам субсидий и поддержке административного ресурса. Но Линники пользовались этими ресурсами гораздо эффективнее конкурентов».

Политическая ангажированность несет в себе большие риски. Министр Гордеев считался во второй половине нулевых человеком, особо приближенным к Медведеву. Но, когда Дмитрий Анатольевич начал зондировать среди ближнего круга почву о возможности своего второго президентского срока, Гордеев, уже воронежский губернатор, его не поддержал. И перешел в категорию заклятых врагов. Какое это имеет отношение к «Мираторгу»? Там, где позиции Гордеева сильны (а это не только Воронежская область, но и Рязанская – малая родина Алексея Васильевича), там расцветает пышным цветом главный конкурент близнецов – «Черкизово», а у «Мираторга» производственных площадок нет. И крайне интересно, что близкий к Алексею Гордееву основатель и владелец крупнейшего воронежского свиноводческого холдинга «АгроЭко» Владимир Маслов до 2009 года работал вице-президентом «Мираторга».

Белгород. Большое свинство

В 2005 году Линники, как написано выше, заехали с какими-то французами «поужинать» к Евгению Савченко в Белгородскую область. Что это были за французы, сейчас никто и не вспомнит, поскольку в российском бизнесе в конечном итоге их не осталось. Свиноводческое предприятие, которым они занимались, называлось BelgoFrance. «Мираторг» в дальнейшем выкупил долю французов в этом предприятии. Еще одной покупкой «Мираторга» стал крупный свинокомплекс «Курасовский», 75% которого принадлежало фонду госимущества Белгородской области. Есть мнение, что в первой половине нулевых Белгородская область была еще не так избалована инвестициями – и поэтому губернатор хватался за каждого крупного инвестора.

Савченко справедливо считается родоначальником агрохолдингового уклада в России. Он стал развивать у себя крупные агропредприятия еще в середине девяностых, направив в бизнес своих особо доверенных людей – Владимира Зотова («Агро-Белогорье», свинина) и Геннадия Бобрицкого («Приосколье», курица). Когда-то Савченко лоббировал, правда, безуспешно, создание межобластного (в партнерстве с Курской и Тамбовской областями) мясного кластера, способного выпускать до миллиона тонн свинины в год. Под такой кластер предполагалось создать федеральную госпрограмму. И когда соседи его не поддержали, Савченко, по сути, в одиночку сделал Белгород мясной столицей России. И заслуга в этом «чужих» Линников ничуть не меньше, чем «своих» Зотова и Бобрицкого.

Наш источник считает, что именно Гордеев, а не Медведев сосватал Линников «на ужин» к передовому агрогубернатору. К 2006 году у «Мираторга» появилось первое крупное, построенное с нуля, производство в России – полностью автоматизированный свинокомплекс «Короча», выпускающий 150 тонн мяса в упаковке в сутки. Почти 3 тысячи рабочих мест. «Короча» – до сих пор самый крупный актив «Мираторга» в дивизионе по производству свинины. Первоначально здесь хотели также строить линию по убою КРС, но потом от развития этого направления в Белгородской области отказались. Савченко хоть и мясной король, но коров на мясо у себя в регионе не держит. Мороки много.

За первые два года работы в Белгородской области «Мираторг» построил 10 свинокомплексов; на сегодня свинокомплексов в Белгородской и соседней Курской областях – уже 28. Общий объем инвестиций в свиноводческий дивизион – 67 млрд рублей. Свыше 400 тысяч тонн свинины в год, или 10,9% всей производимой свинины в РФ. По свинине «Мираторг» вдвое превышает объемы любого из своих конкурентов.

И, кстати, Белгородская область оказалась едва ли не единственным регионом, где скупка сельхозземель «Мираторгом» не сопровождалась скандалами. Тут сказалась, конечно, и железная хватка самого Савченко, и то, что для производства свинины земли требуется не так много, как для производства говядины. А вот почти во всех остальных регионах, куда заходил в дальнейшем «Мираторг», его приход сопровождался возмущением «согнанных» со своей земли фермеров. Сельхозземли в центре России – актив сильно недооцененный, что порождает разного рода внерыночные телодвижения. У одних возникает желание скупить землю задешево при помощи административного ресурса, а у других при виде богатого покупателя возникает желание удариться в спекуляции.

Россия – это родина добровольных помощников с сомнительным юридическим образованием. «Автоюристы», юристы по долевому строительству, юристы по земельным отношениям. Такие «юристы», получив доверенность от пайщиков земли, будут за 50% от суммы судебного спора путаться под ногами инвесторов до бесконечности и всегда готовы пойти на мировую.

Чтобы получить один килограмм мяса, надо вырастить два килограмма зерна, 75% себестоимости мяса – это стоимость кормов. Виктор Линник любит повторять, что одно рабочее место в животноводстве создает семь мест в смежных отраслях. Самообеспечение кормами – одна из стратегических задач холдинга; такой бизнес, как «Мираторг», не может зависеть от волатильности цен на зерно. Замкнутый производственный цикл – или, как раньше любили говорить, «от поля до прилавка», от урожая до упаковки – еще одно важнейшее конкурентное преимущество «Мираторга». Оно позволяет планировать и развиваться, не обращая внимания на внешние факторы. Сегодня «Мираторг» – второй по величине латифундист в России, ему принадлежит 670 тыс. га сельхозземель. В сегмент растениеводства, обеспечивающий сырьем собственные комбикормовые заводы (совокупная мощность – 1,5 млн тонн в год, 80% потребляют свиньи), вложено 5 млрд рублей инвестиций, еще 7,5 млрд – в строительство комбикормовых заводов. Всего у холдинга 200 млрд «завершенных» инвестиций по состоянию на 2017 год. При этом «Мираторг» отнюдь не перекредитован: согласно их отчету по МСФО, соотношение долга к ЕВITDA – 3,8. Очень хороший показатель для стремительно надвигающегося цунами, выручка которого ежегодно растет на 25-30%.

Что хорошо для «Мираторга» – хорошо и для России?

В развитие стратегии на импортозамещение в 2005 году в России появились так называемые национальные проекты, финансируемые из федерального бюджета. Курировал их первый вице-премьер Дмитрий Медведев. Они просуществовали до 2008 года, когда Медведев стал президентом, а нацпроект «Развитие АПК» был преобразован в госпрограмму по АПК. Главным приоритетом внутри нацпроекта АПК было животноводство. На него выделялось свыше 20-30 млрд рублей в год. Согласно госпрограмме, отечественные производители к 2020 году должны обеспечить внутренний рынок мясом и мясопродуктами на 85%. Но самым важным, пожалуй, оказались даже не федеральные субсидии, а то, что благодаря им в АПК пришли длинные деньги. Стало возможным реализовывать инвестпроекты окупаемостью, скажем, в восемь лет.

По словам Виктора Линника, именно в 2005-2006 годах они с братом разработали программу стратегического развития «Мираторга», которой придерживаются до сих пор. В финале этой программы «Мираторг» должен стать всемирной компанией с годовым оборотом 5-7 млрд долларов и объемом производства в миллион тонн мяса в год. Корректировка тактических планов происходит примерно раз в квартал.

В конце 2008 года «Мираторг» был включен в «список Путина» – 295 системообразующих компаний страны, которым государство обязалось оказывать финансовую поддержку. В список вошли 36 предприятий пищевой промышленности и сельского хозяйства, в том числе три производителя мяса – «Мираторг», «Черкизово» и «Агро-Белогорье». Правительство РФ сообщало: «Главная задача работы с такими компаниями – поддержание их устойчивости, используя не только кредитные инструменты, но и другие меры, такие как государственные гарантии, субсидирование процентных ставок, реструктуризация налоговой задолженности, государственный заказ, таможенно-тарифная политика и т.д».

Калининград. Гол бразильцам и пожар

В начале 2008 года «Мираторг» открывает в Калининградской области совместное с Sadia предприятие по производству полуфабрикатов мощностью 80 тыс. тонн готовой (охлажденной и упакованной) продукции. Предприятию дали имя бразильского муниципалитета, где расположена штаб-квартира Sadia – «Конкордия», на его строительство ушло 3 года и около 220 млн долларов. 40 млн вложили бразильцы – по сути, основные инвесторы и идеологи проекта, а остальные деньги, 180 млн долларов, были взяты в кредит у международной финансовой корпорации IFC. На «Конкордии» планировалось перерабатывать как ввозимое из Бразилии мясо, так и выращенную на белгородчине свинину. Производственные линии могли выпускать до 100 видов различной продукции. Почти четверть всей выпускаемой продукции предприятия должна была поставляться в McDonald’s (бразильцы – давний и основной поставщик мяса в McDonald’s по всему миру). Налаживать сбыт и маркетинг раньше производства – этой истине близнецы научились у бразильцев. Начиналось все с наггетсов, но будут у «Мираторга» и чиполлетти, и чевапчичи, и чунга-чанга. Чево-чево? Большая добавленная маркетингом стоимость – вот чего.

Вскоре «роман» с бразильцами, длившийся десять лет, закончился. Линники в очередной раз показали себя «единоличниками», не способными работать с «внешними» партнерами, и в 2009 году Sadia, сославшись на мировой кризис, из проекта вышла. Инвестиции им вернули почти в двойном размере, выкупив 60%-ную долю за 77 млн долларов. Кредиты переоформили на себя. В числе причин развода также называлась «медлительность» бразильцев в принятии решений: то, что Линники могли решить за пару часов, с бразильцами приходилось согласовывать месяцами. Еще одна версия: бразильцы разработали «Конкордию» с недостаточным уровнем автоматизации, рассчитывая на дешевизну рабочей силы в России. Впрочем, все это версии российской стороны.

А дальше на «Конкордии» произошло «чудо»: в 2010 году, когда бразильцев уже и след простыл, случился большой пожар, уничтоживший цеха предприятия практически полностью. О причинах возгорания долго спорили, но 3 млрд рублей по страховке «Мираторгу» выплатили. Включая убытки от вынужденного простоя. Пожар на «Конкордии» стал кейсом для страховых компаний – на тот момент это была крупнейшая страховая выплата в истории российского бизнеса. Уровень автоматизации на восстановленном за страховые деньги предприятии (само слово «Конкордия» из названия исчезло), надо полагать, сильно увеличился.

Пожар на «Конкордии» был не последним крупным ЧП на «Мираторге», риск которого был застрахован. В 2015 году выгорели ангары птицефабрики в Брянской области, погибло 600 тыс. цыплят. А через год еще один крупный пожар случился здесь же. Поскольку крупные ЧП, как и выплаты по ним, отличаются регулярностью, начинают терзать смутные сомнения.

Брянск. Чья бы корова мычала

Хронологию экспансии «Мираторга» выстроить довольно проблематично, ведь, начиная новое направление, Линники не прекращали развивать старые. Свиная экспансия, начавшись в Белгороде, постепенно перекинулась на север, в Курскую область. А вот «мираторговские» коровы пошли, можно сказать, во встречном направлении – из Брянска в Орел. Не совсем на юг, но вектор развития бизнеса ясен: ведь последние свои объекты «Мираторг» начал строить в Тульской, Калужской и Смоленской областях. Еще немного, и возьмут в кольцо крупнейший продовольственный рынок Европы – город-герой Москву.
Для России, где основным белком являются мясо птицы и свинина, более дорогая говядина была и, вероятно, надолго останется «нишевым» продуктом. Русский крестьянин держал корову для молока, и исторически говядина – это выбраковка в молочном скотоводстве. Такая по качеству и цене не сильно отличается от свинины. Собственно, опровергнуть эту многовековую русскую традицию и взялся «Мираторг». Базой была выбрана Брянская область, где, окромя картошки, раньше ничем и не занимались. Вырастить курицу – 35 дней, свинью – 200 дней, а вырастить бычка на мясо – это минимум полтора года. Поэтому сроки окупаемости проектов по КРС самые длинные в сельском хозяйстве.

Реализация проекта «Брянская мясная компания» стартовала в 2009 году, а к 2017 году здесь уже было крупнейшее в России стадо КРС в 500 тыс. голов ангус-абердинской породы, 225 тыс. из которых – маточное стадо. В планах увеличить поголовье КРС до миллиона голов за ближайшие четыре года. Построен самый современный мега-комплекс по убою и переработке туш крупного рогатого скота мощностью 130 тыс. тонн в годв убойном весе. Инвестиции в его строительство и оснащение составили 7,9 млрд. рублей. Сегодня на предприятии трудится 1,2 тыс. человек. А общие инвестиции «Мираторга» в дивизион «говядина» составили 60 млрд рублей, из них подавляющее большинство освоены в Брянске. Кроме мясоперерабатывающего комплекса, это еще сорок ферм и откормочная площадка (фидлот) на 45 тыс. голов; еще один в стадии строительства. Годовая выручка компании за 2017 год – 16 млрд рублей. Кроме того, брянский проект очень быстро перерос в межрегиональный: откормочная площадка на 70 тыс. голов КРС была построена также в Орловской области. Почти 30% всего регионального АПК Брянской области – это «Мираторг». Площадь обрабатываемых «Мираторгом» земель в Брянской области составляет 200 тыс. га. И для «Мираторга» Брянская область, пожалуй, главная производственная площадка на сегодня.

Чтобы понять масштабы прорыва брянского проекта «Мираторга», достаточно сравнить его с показателями второго по величине производителя говядины в РФ – воронежского «Заречного» (общее поголовье – 70 тыс. голов, маточное стадо – 27 тыс. голов, данных по годовому производству нет, выручка – 1,6 млрд рублей, убыток – 900 млн). Если по производству свинины «Мираторг» вдвое превосходит любого из конкурентов, то по говядине это, по сути, 10-кратный разрыв.

В Брянске «Мираторг», наконец, сумел заняться птицеводством. В Белгороде конкурировать с зятем губернатора Бобрицким было как-то не с руки. Инвестиции в «птичку» – 25 млрд рублей, мощность дивизиона – 120 тыс. тонн в убойном весе, 12 площадок (8 – родительское стадо и 4 – ремонтный молодняк) и 7 бройлерных птицеферм, мясоперерабатывающий завод, комбикормовый завод на 360 тыс. тонн в год и закономерное вхождение в топ-10 крупнейших птицеводческих производителей России – все за какие-то пять-шесть лет. А ведь стартовал «Мираторг» лет на 10-15 позже основных конкурентов и входил в уже перенасыщенный рынок. Синергия? Дистрибьюция? Грамотное управление?

И снова про политические риски: все, что делалось «Мираторгом» в Брянске, делалось при содействии и помощи тогдашнего губернатора Николая Денина. Но в 2015 году Денина, возглавлявшего область 10 лет, посадили. Посадкой губернаторов в России давно никого не удивишь – губернатора сегодня проще отправить на нары, чем гаишника. Эдакое расходное звено в борьбе с коррупцией. Но Денина посадили совсем уж ни за что. Правда, ненадолго – всего четыре года, да и выпустили по УДО через пару лет, но «что это было», остается загадкой.

В 2011 году на крупной местной птицефабрике «Снежка», принадлежащей с 1992 года семье губернатора, произошло ЧП: взорвался бункер с зерном, погибли два человека, еще четверо получили ранения. На проведение аварийно-восстановительных работ и для предотвращения падежа птицы из резервного фонда облбюджета было выделено 21,8 млн рублей. Подписывал документ, кстати, не Денин, а его заместитель Михаил Климов, отставной милицейский генерал, который позднее дал нужные следствию показания. Что, мол, событие не было чрезвычайным, а деньги выделили неправильно. Кому потребовалось высасывать из пальца уголовное дело из событий трехлетней давности?

Версию про то, что Денин вдруг поссорился с «Мираторгом» и братья решили отомстить, мы отвергаем как несостоятельную. Больше похоже на предупредительный выстрел: дескать, мы за вами присматриваем. Но не было бы брянского проекта «Мираторга», дела Денина тоже, скорее всего, не было бы: росла бы себе картоха, дешево и сердито. Новый брянский губернатор Александр Богомаз как раз на картошке и поднялся: его семья владеет крупнейшим картофельным бизнесом в России. Сегодняшний масштаб «Мираторга» позволяет не обращать внимания на смену губернатора любого региона.

Орел. Не мычит, но телится

Орловщина при «Мираторге» сменила уже трех губернаторов. Первая попытка «Мираторга» зайти в Орловскую область датируется еще 2011 годом, когда прошла встреча Виктора Линника с губернатором Александром Козловым, бывшим заместителем Алексея Гордеева по Минсельхозу. «Мираторг» озвучил свои предложения и скромные (по сравнению с соседними регионами) инвестиционные планы на 2,4 млрд рублей: пара откормочных площадок для КРС, растениеводство на 40 тыс. га и комбикормовый завод – в перспективе. Два года ушло только на подписание инвестиционного соглашения. Складывалось ощущение, что Козлов «Мираторгу» был не особо рад. В 2014 году медлительного Козлова заменили на эпатажного питерца Вадима Потомского. При Потомском потихоньку реализовывали то, о чем договорились при Козлове: построили три фермы для КРС примерно по 4,2 тыс. голов, фидлотна 70 тыс. голов и зерносушильный комплекс. Осенью 2017 года губернатора вновь сменили. Москвич Андрей Клычков, – видимо, чтобы показать, кто в доме хозяин, – начал с выяснения отношений с «Мираторгом» по нелепому случаю: ограждая поля для выпаса скота, «мираторговцы» не давали работать на них поисковикам и обнесли колючей проволокой один из памятников ВОВ. Коммунист Клычков приехал срезать проволоку чуть ли не лично. Разумеется, с пулом журналистов и телекамерами. Забавное происшествие было запечатлено во всех ракурсах и вряд ли способствовало положительному имиджу «Мираторга».

Тем не менее, уже через полгода Клычков и «Мираторг» договорились о масштабных проектах на территории региона, рассчитанных аж на 12 лет. Во-первых, это несколько свиноводческих комплексов общей мощностью свыше 200 тыс. тонн продукции в год и к ним же комбикормовый завод на 800 тыс. тонн. Общий объем инвестиций в свиноводство – 25 млрд рублей. Во-вторых, маслоэкстракционный завод на 170 тыс. тонн масла, 230 тыс. тонн шрота в год, который должен быть введен в строй к 2020 году, за 3,6 млрд рублей. И, наконец, в-третьих, «Мираторг» решил создать селекционно-семеноводческий центр по производству семян многолетних трав мощностью 5 тыс. тонн и стоимостью 1 млрд рублей. Ничего подобного никто в России еще не строил – «Мираторг» думает о кормах и думает на очень далекую перспективу.

Курск. Бойня, бараны... А где же уточка?

Никто не знает, откуда взялась близость таких разных людей, как курский губернатор-старожил Александр Михайлов и премьер Дмитрий Медведев. Но любой курянин, интересующийся политикой, вам ответит: «Мираторг». Медведев любит «Мираторг», Михайлов помогает «Мираторгу», Медведев опекает Михайлова. А еще у премьера в Курской области есть «родовое имение», о котором знает вся страна благодаря фильму «Он вам не Димон». Рядом с «имением» – заповедник.

До 2009 года ни Медведев, ни Михайлов, ни «Мираторг» не догадывались, что именно из села Мансурово, где-то на полпути между Курском и Воронежем, уехал жить на Кубань дед Дмитрия Анатольевича Афанасий. И – какое совпадение – до 2009 года никаких инвестиционных планов в Курской области «Мираторг» не реализовал. Внезапно сентиментальный президент Медведев так проникся своей «малой» и давно забытой родиной, что стал бывать здесь чаще, чем где-либо. По свидетельству местных жителей, минимум раз в месяц. Из множества медведевских «дач» Мансурово оказалась почему-то самой любимой. Не дача, а штаб-квартира какая-то.

Активность Линников в Курской области росла прямо пропорционально частоте посещений региона Медведевым: с 2010 до 2017 года основным реализованным направлением была свинина, построено 8 свинокомплексов общей годовой мощностью 900 тыс. голов. В 2017 открыли производство розовой телятины. Общий объем реализованных инвестиций в Курской области достиг 17 млрд рублей.

И, наконец, здесь же, в Курской области, в 2018 году стартовал самый амбициозный проект «Мираторга» на сегодняшний день. Инвестиционное соглашение, подписанное Линником и Михайловым в апреле, предполагает освоение «Мираторгом» в регионе 150 млрд рублей в течение пяти лет. 23 млрд будет освоено уже в 2018 году. Основное направление – свиное. Поставлена цель – «удвоение мощности свиноводства», совокупное годовое производство свинины в Курской и соседней Орловской областях планируется довести до 500 тыс. тонн. Но в «Мираторге» говорят, что точный объем производства, количество свинокомплексов и поголовье животных в каждом регионе будет зависеть от ряда условий, в том числе наличия земельных ресурсов для обеспечения поголовья кормами.

В Курской области планируется возвести еще три свинокомплекса на 26 тыс. голов каждый и создать зерновую компанию. Благодаря курским и орловским свинарникам «Мираторг» рассчитывает удвоить свое поголовье – до 7,7 млн голов в год. Но, главное, в Октябрьском районе уже началось строительство крупнейшей в России (и второй по величине в Европе) роботизированной мясохладобойни мощностью 4,5 млн голов в год и стоимостью 68 млрд рублей. Начнет работать гигантское предприятие в 2020 году, а чтобы выйти на проектную мощность, потребуется еще три года. Кроме хладобойни, планируется расширить проект розовой телятины (довести до мощности 100 тыс. голов) и реализовать совершенно новое для России направление – промышленное овцеводство мощностью 1,5 млн голов, или 50-60 тыс. тонн баранины в год (инвестиции – 20 млрд, план – выращивать половину всей баранины, производимой сельхозпредприятиями РФ).

Для депрессивной Курской области это будет грандиозный скачок, как, впрочем, и для самого «Мираторга». Примечательно, что нигде в официальных документах не говорится, за счет каких средств будет строиться это мясное королевство. Вряд ли тут без ВЭБа обойдется.

Разумеется, в борьбу с инвестором сразу включились местные активисты: говорят, что один из свинарников может соседствовать с биосферным заповедником, да и запахом от будущего мясного производства можно пугать доверчивых местных жителей. Однако в самом агрохолдинге свои планы относительно хозяйственной деятельности на данной территории категорически отрицают. И даже если допустить, что это уловка, к такому противодействию в «Мираторге», думаю, давно уже выработался устойчивый иммунитет.

Сама дата начала большого строительства выбрана вряд ли случайно: находящемуся 18 лет у власти 67-летнему Михайлову до конца очередного срока оставалось чуть больше года. Проект «Мираторга» – это весомый аргумент дать поработать Михайлову еще. Но не случилось.

Забавно, но, казалось, никак не связанное с «Мираторгом» дело курского вице-губернатора Василия Зубкова почти под копирку повторяет уголовное дело Денина: вынутая из архива забытая история, маленький, но реальный срок. Испуганные глаза губернатора Михайлова – он был в прямом эфире, когда ему сообщили об аресте его зама. Еще один предупредительный выстрел?

А что, золотой теленок не должен болтаться без привязи.

   
Александр Пирогов
(473) 212-02-88
 
 
Добавьте «Абирег» в свои избранные источники

СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ

Система Orphus

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Картотека
Группа Абирег использует систему проверки контрагентов Картотека.ru
Создание сайта - "Алекс"

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Яндекс.Метрика