Up

Вы читаете новости региона:

USD EURO

Вопрос недели
Доверяете ли вы декларациям о доходах и имуществе госслужащих?
Да, они больше не могут скрывать информацию
Отчасти, ведь декларации – лишь верхушка айсберга
Доверия к декларациям мало, так как они не раскрывают источники доходов
Нет, потому что самые важные активы всегда можно переписать на близких
Несоответствие деклараций образу жизни госслужащих вообще не вызывает ни капли доверия
 4390 
Защита: Введите код c картинки
Результаты

Комментарии к публикациям
"Речь идет о реплике главы Липецка на публичных слушаниях..."----- Извинения вынужденные нутрО ,увы, не изменят.... Бизнес-ЛЕДИ, ёптыть )))
сосед, 25.04.2019, 11:26:04
"....стало четвертым эпизодом весенней антикоррупционной зачистки юрфака ВГУ" И это ж даже не верхушка айсберга - так, снежинки смелИ.... Зачистки ?...
сосед, 25.04.2019, 11:22:20
Если ты Антон Шевелев и ты в Врн , то, конечно, можно. Можно и УДО, а потом опять к власти вернуться.
Василий, 25.04.2019, 08:20:22
Конечно хорошо. Это бизнес. Организуйте свой бизнес и продавайте так же.
Евгений, 24.04.2019, 21:50:34
Сами себе суммы нарисовали , Московская схема ухода от долгов, всем известная , узбеки кидают русских
sergei, 24.04.2019, 16:06:38
Гость, а если общие проекты и активы, не говоря уже о длительных деловых и личных отношениях - то как быть? Только шифроваться и говорить всем: "были ...
Борисенко, 24.04.2019, 15:06:26
А разве можно более 1.5 года находиться под домашним арестом?
гость, 24.04.2019, 14:06:30

Главная Эксклюзив

06.02.2019, 13:35

Жизнь не сахар. Корреспондент «Абирега» разбирался в причинах и последствиях закрытия старейшего сахзавода Воронежской области

Воронеж. 06.02.2019. ABIREG.RU – Расследование – В конце концов все умирают: и люди, и звери, и заводы. Чтобы понять, что существовавший с 1835 года Садовский сахарный завод был обречен – и давно, – достаточно попасть внутрь. Мы входим в утробу гигантской механической головы, игра света и тени, непонятные огромные чаны, «танки» и механизмы как будто спят, покрытые, как саваном, сотнями слоев краски, скрывающих то ли старость, то ли злую ушедшую силу. Мой «вергилий» Татьяна Ковшова, инженер и председатель профкома, она же один из главных «смутьянов», светит мне фонариком и всё время повторяет: «Осторожно, здесь ступенька, здесь еще ступенька, здесь очень коварные ступеньки». Продравшись сквозь чаны и крутые ступени, мы снова выходим на свет: подо мной гигантская ванна с двумя рядами дискообразных ножей. Меня охватывает ужас. Мне кажется, что сейчас механическая голова включит свою саблезубую пасть, и меня засосет, нашинкует, сварит, затащит на дно известкой, расщепит на белые кристаллы и «несахарА» и выплюнет в стакан с чаем. Женщина рядом плачет: в этой, теперь уже мертвой «голове» прошла вся ее жизнь.

Отметка 1835

Завод основал Илларион Васильчиков, тогда еще не князь, а граф, участник наполеоновских войн, человек, принявший решение подавить картечью восстание декабристов на Сенатской площади, а затем их же и судивший (среди восставших был его родственник), фаворит Николая I, имевший право входить в покои монарха без доклада, генерал-адъютант, генерал от кавалерии, председатель Госсовета и Кабинета министров (нашими реалиями Медведев, Матвиенко и Шойгу в одном лице). «Это был прекрасный и благородный человек, но малосведущий в делах и не государственного ума», – свидетельствовали о нем современники.
 
До Васильчикова жители села Садовое (8 км от райцентра Анна), основанного в конце XVII века однодворцами (военизированными земледельцами-пограничниками), занимались тонкорунным овцеводством. Отсюда племенное овцеводство распространилось по всей губернии и находилось, по свидетельству историков середины XIX века, в «значительной степени совершенства».

Одновременно с основанием завода князь много лет заминал серьезный семейный скандал. Его племянник тайно венчался с женой композитора Михаила Глинки (гимн РФ в 1990-2000 гг.). Гимнопевец и сам был ходок и уже сожительствовал с Екатериной Керн, дочкой той самой «Я помню чудное мгновенье». Влиятельный Васильчиков фактически сорвал бракоразводный процесс, грозивший его карьере. Глинку это свело в могилу, но до этого он успел бросить любовницу. Керн-младшая вышла замуж, быстро овдовела, осталась совсем без средств, работала гувернанткой, вырастила сына Юлия Шокальского, ставшего знаменитым океанографом и председателем Русского географического общества.

С сахароварением на берегу Битюга у будущего премьера долго не ладилось. Первые 20 лет предприятие не приносило прибыли. Но потомки царедворца выменяли на двух борзых крепостного сахаровара Григория Есина, дело пошло. В основе бизнеса – жесткая эксплуатация сначала крепостных, а затем и «вольных» крестьян.

Отметка 1900

В начале XX века было построено нынешнее здание завода, фасад которого, сохранившись до нашего времени, является памятником архитектуры. В эти же годы садовцы, уставшие от полувекового рабского труда, пытались захватить господские землю и лес, в 1906 году в ответ на увеличение арендной платы за землю (20 рублей за десятину) разгромили имение князя, а год спустя пожгли заводские бараки.

Отметка 1949

Великая Отечественная война не добралась до завода совсем чуть-чуть, несколько десятков километров, но оборудование на всякий случай затопили в Битюге. Восстановили завод в 1949 году (тогда Садовое еще было самостоятельным райцентром) за счет оборудования, вывезенного из Германии по репарации. Тогда же попал на заводскую ТЭЦ «единственный и незаменимый» низковольтный генератор, выпущенный в 1926 году в Веймарской республике. Генератор жив и работает до сих пор. Последний раз ремонт генератора руками местных умельцев обошелся в 1 млн рублей, но легче ремонтировать, чем заменить всё оборудование, которое завязано на этот генератор, аналогов которого давно не выпускают. В 1962 году были установлены диффузионные аппараты непрерывного действия. В них извлекают сахарный сок из свекловичной стружки. Так что по уровню технического оснащения завод находился в начале 1960-х. Правда, была еще модернизация в 1986 году.

Отметка 1983

Президент США Рональд Рейган называет СССР «империей зла», в Западной Германии начинается размещение мобильных баллистических ракет «Першинг». В Калифорнии основана группа «Ред хот чили пепперс». Диего Марадона перебирается из Аргентины в Европу. В СССР сменивший Леонида Брежнева Юрий Андропов начинает кампанию по укреплению трудовой дисциплины, в рабочее время проводятся милицейские облавы в кинотеатрах и магазинах. Идет борьба с нетрудовыми доходами и чистка партаппарата. Алла Пугачева выпускает пятый альбом и в третий раз выходит замуж. В Аннинском районе на должность второго секретаря райкома КПСС избран 31-летний Василий Авдеев. По его протекции комсомольским лидером района становится Владимир Руднев.

Отметка 1997

Василий Авдеев, поработавший в последние советские годы предрайисполкома, назначается главой администрации Аннинского района, его протеже Руднев становится директором сахарного завода. Сам Садовский сахарный завод приватизирован трудовым коллективом. Никаких сторонних инвесторов в Аннинском районе все 1990-е нет, Василий Иванович очень не любит чужаков. В районе закрыты три мясокомбината, прекращено производство знаменитого плодового вина. Авдеев при поддержке губернатора Шабанова получает орден Почета. В 1997-1998 годах Садовский сахарный завод балансирует на грани банкротства. На Руднева выходят первые сторонние инвесторы – краснодарская группа «Доминант» – с предложением купить завод, но получают отказ.

Отметка 2003

Новый губернатор Воронежской области Владимир Кулаков вызывает Авдеева и Руднева и указывает на Вадима Мошковича (группа «Русагро») как на покупателя завода. В момент переговоров о продаже завода, проходивших в кабинете губернатора, Руднева просят постоять за дверью. Мнения трудового коллектива не спрашивают вовсе, все бездокументарные акции передаются инвестору по символической цене. Василий Авдеев при участии Кулакова получает очередной орден – Дружбы.

Отметка 2005

Два года спустя два крупнейших сахарных холдинга страны – «Русагро» Мошковича и «Продимекс» Худокормова – меняются заводами. «Русагро» получает белгородскую «Нижнюю Таволжанку» и в 2011 году закрывает ее. Это к тому, что, останься на Садовском «Русагро», судьба завода была бы решена на много лет раньше.

Но на Садовский приходит Игорь Худокормов (история становления группы «Продимекс» подробно описана в публикации «Абирега» «Бизнес вприкуску»). Руднева оставляют директором. Худокормов вообще старается дружить со всеми главами районов, где расположены его заводы. Дружит Худокормов и с министром сельского хозяйства Алексеем Гордеевым. Когда тот станет губернатором, скажет: «Пока я здесь, завод закрыт не будет». Эту версию мне рассказали рабочие Садовского. У Виталия Круглика, гендиректора ООО «УК Продимекс Сахар», командующего всеми заводами «Продимекса» в регионе, другая история: «В 2014 году мы открывали жомосушильный комплекс в Калаче, приехал Гордеев. Во время обеда меня посадили рядом с ним, и я всё время отвечал на вопросы о Садовском. Каких-то выводов или указаний Алексей Васильевич не делал, только слушал и задавал вопросы. Может быть, ему и не нравилось, что я ему рассказал, но виду он не подавал».

Отметка 2010

Виталий Круглик говорит: «В принципе, старые сахарные заводы закрывались и будут закрываться, потому что не способны выдержать конкуренцию. Каждый раз при закрытии один-два месяца идут неприятные разговоры, но потом всё рассасывается». Вообще «Продимекс» начал заходить в Воронежскую область еще во второй половине 1990-х, при губернаторе Иване Шабанове. Круглик и раньше закрывал заводы: Рамонь, Нижний Кисляй в Воронежской области. Но раньше всё проходило безболезненно, потому что людям было куда идти работать. В Садовом ситуация иная, поэтому неизбежное откладывалось столько лет.

Впервые вопрос о закрытии Садовского сахарного завода руководство «Продимекса» стало обсуждать в 2010 году. После сильной засухи и неурожаев свеклы объем переработки упал почти вдвое – с 251 тыс. тонн до 135 тыс. тонн за сезон, а завод сработал с убытком. Уже тогда руководство района было предупреждено о неизбежном закрытии завода. Еще два-три сезона – максимум. В 2013 году срок истек, и вопрос о закрытии завода перешел в практическую плоскость. «Продимекс» объявил о закрытии, коллектив ответил письмами во все возможные инстанции и, «благодаря активной поддержке властями района и решительным действиям бывшего губернатора области Алексея Гордеева, завод проработал еще пять лет» (из справки райадминистрации). В 2014 году завод обновил очередной исторический минимум: в сезон было переработано всего 124 тыс. тонн свеклы.

Виталий Круглик рассказывает, что в 2013 году снова было объявлено, что закрытие завода откладывается лишь на время – два-три сезона. Попытки перепрофилировать или хоть как-то расширить предприятие упирались в несколько непреодолимых препятствий.

Первое: берег и, соответственно, охранная зона реки Битюг, завод стоит прямо на берегу. Река – с одной стороны, преимущество, завод потребляет много воды, поэтому в XIX веке заводы строили на берегах рек, но, с другой стороны, современные заводы могут работать в замкнутом цикле на искусственных водоемах – так даже удобнее, риск того, что авария повлияет на экологию, отсутствует.

Второе: отсутствие ж/д путей и невозможность их проведения. Разве что железнодорожный мост построить на завод. А почему бы не космодром? Двойная перевалка готового продукта – бессмысленная расточительность, когда речь идет о десятках тысяч тонн. Разумеется, Садовский, когда-то строившийся под гужевые повозки, был единственным предприятием «Продимекса», не имевшим стыковки с железной дорогой.

Третье: из года в год сокращалась зона свеклосеяния в Аннинском районе. 80% урожая свеклы в районе приходится на два холдинга: сам «Продимекс» и «Агротех-Гарант», у каждого примерно по 40%. «Агротех-Гарант» заключает долгосрочные договоры с переработчиком, где гарантирует не только объем, но и соблюдение графика сдачи свеклы. Остальные 20% – это независимые производители, которые рады бы выращивать свеклу, но на своих условиях. Крестьянам удобно собрать всю свеклу сразу, вывалить на свеклопункте, а там пусть она себе гниет – мол, не наше дело, верните деньги. Те, кто с этими условиями не соглашается, автоматически переходят в разряд «кровопийц». При этом каждый год сельхозпроизводители сеют свеклу, не имея контракта на переработку. Сложность в отношениях между сахарозаводчиками и производителями свеклы, можно сказать, историческая. Поэтому сахарные холдинги вынуждены скупать сельскохозяйственные предприятия в зоне своих заводов.

Какие варианты?

В «Продимексе» понимали, что неизбежное закрытие завода вызовет неизбежные протесты, и, не дожидаясь помощи от властей, сами начали вести поиск нового инвестора для промышленной площадки закрывающегося завода. Хотя вообще-то в их обязанности это не входит.

Две промплощадки в собственности – 201 тыс. кв. м и 47 тыс. кв. м с собственной генерацией, шесть газовых котлов и три турбогенератора (вырабатываемое электричество вдвое дешевле, чем если брать из сетей), насосная станция и несколько отстойников, везде асфальт, есть строения и в придачу арендованный участок без строений площадью 1,3 млн кв. м – всё это «Продимекс» готов отдать, по образному выражению Круглика, за «миску вареников». Или по цене металлолома.

Еще в 2013 году начал прорабатываться вопрос о размещении крахмало-паточного производства, но более расторопные рамонцы успели реализовать аналогичный проект, интерес инвестора пропал. Была попытка сделать предприятие по розливу «минеральной» воды, но качество местной воды не удовлетворило потенциального инвестора. Самым долго прорабатываемым был тепличный проект, но и здесь оказалось непреодолимое препятствие: тепличникам электричество для подсветки нужно лишь несколько часов в сутки, а ТЭЦ нельзя включить или выключить просто тумблером, это непрерывное производство.

Уже сейчас, после принятия окончательного решения, «Продимекс» прорабатывает вариант с размещением рыбного хозяйства (разведение форели), но и у этого варианта туманные перспективы. Во-первых, инвестор хочет налоговых льгот хотя бы на срок окупаемости инвестиций, а во-вторых, выращивание рыбы не даст столько рабочих мест, как, например, теплицы. Когда тема закрытия завода вылезла в СМИ, первый зампред регионального департамента аграрной политики Александр Бочаров объявил, что приоритетом для департамента на 2019 год будет создание нового предприятия на площадке Садовского завода. Но что мешало создать новые рабочие места в селе, не дожидаясь, когда завод закроется? В любом случае, начать реализацию нового нельзя, не вывезя старое оборудование. Круглик говорит, что на демонтаж уйдет от одного до двух лет. Если найдется инвестор на площадку, возможно, процесс ускорится. Всё это время предприятие будет платить налог на имущество и сохранит около 20 рабочих мест из 194, бывших на заводе до закрытия.

Свекольная политика государства

К сфере поддержки тех или иных отраслей АПК государство подходит не то чтобы без должного внимания, но меняет правила так внезапно, что это сказывается на ведении бизнеса и взаимоотношениях между субъектами предпринимательства. Может, поэтому сахарники научились быть крайне жесткими в выстраивании отношений: сегодняшнее благополучие может завтра смениться серьезными проблемами – «рынок переработчика» может измениться на «рынок сырьевика» (неурожай, засуха), а обещанные государством и заложенные в бюджеты предприятий субсидии так и не будут выплачены. При этом обязательства никуда не денутся: налоги и зарплаты заплати, за сырье по завышенным ценам рассчитайся, проценты по кредитам банкам отдай.

Основная проблема взаимоотношений свеклопроизводителей с переработчиками – несоответствие между объемами свеклы (самой трудо- и финансово затратной сельхозкультуры) и мощностями заводов. Причем свеклы может как не хватать, так и быть в избытке. Заводу же нужны постоянный прогнозируемый объем и возможность растянуть сезон свекловарения на максимальный период, в идеале дней на 130, до февраля.

До 2011 года объемов для переработки не хватало. В 2011-2013 годах государство стало субсидировать производство свеклы, крестьяне стали закупать импортные семена. Урожайность выше, но сахар из импортной свеклы «вываривается» хуже. А 96% семян сегодня импортные. После отмены Минсельхозом России субсидирования посевы свеклы сократились вдвое. В том же Аннинском районе с 20 тыс. до 11 тыс. га. Причем на независимых производителей приходится меньше 3 тыс. га. С ними самые большие проблемы: споры по графикам поставки, неумение и нежелание хранить собранный урожай в кагатах до переработки. Неизбежно через несколько лет мы придем к тому, что выращивать свеклу будут только самые крупные холдинги и большие сельхозпредприятия. Рынок давно уже вытеснил всех независимых производителей сахара, очередь за независимыми производителями сырья для него.

Отметка 2018. Возможно ли было сохранить производство?

В декабре 2018 года руководитель садовской СХА имени Ленина Владимир Солнцев, еще один «птенец гнезда Авдеева», в ответ на закрытие завода предложил сельхозпредприятиям района скинуться и выкупить завод, обновить оборудование и работать на паях. «Выкупить-то можно, только вот продаст ли его сама компания? Нужен ли ей конкурент, тем более такой конкурент, который в вопросах закупки свеклы, цены на нее и многих других был бы на стороне аграриев и строил бы с ними равноправные и взаимовыгодные отношения?» – вопрошает известный воронежский публицист Алексей Соловьев. За миску вареников, Алексей Иванович. Забирайте. Но меня терзают смутные сомнения, что в этом «рациональном предложении» Солнцева нет ничего, кроме желания покрасоваться в прессе. Иначе бы давно уже скооперировались, вопрос о закрытии завода девять лет стоит. Да и чахлая «Садовка», пожалуй, не конкурент мощным современным производствам.

К разговору с Виталием Кругликом я подготовился основательно: две справки – из райадминистрации и с самого завода, встреча с Рудневым и частью трудового коллектива. Главный экономический посыл сторонников сохранения предприятия (то есть Авдеева): завод стабильно работает (в сезон переработано 156 тыс. тонн при выходе сахара 15,3%) и «при минимальных вложениях на ремонт» дает прибыль – 34 млн рублей – и «самый дешевый сахар». «Показатели лучше многих заводов, куда вложены огромные средства компании» (к другим аргументам Василия Ивановича я вернусь позже). Справка директора Садовского и вовсе указывает чистую прибыль в 47 млн рублей. Партия сказала, комсомол ответил есть.

Круглик первым делом проверяет показатели прибыльности, показатель бухгалтерия не подтверждает. Правда, и свою цифру не дает: годовой отчет еще не сверстан. Дальше идут расхождения в числе работников. Авдеев – 230, Руднев – 223, Круглик – 170 (194 штатных работника, минус четыре уже трудоустроенных на новый завод, минус 20 человек остающихся на старом заводе).

Передо мной предоставленная Кругликом «портянка» – «Экономические показатели хозяйственной деятельности» (всего 23 показателя) с 2009 года по трем соседним заводам «Продимекса»: Садовскому (суточная мощность 2,25 тыс. тонн, 79 суток работы в 2018 году), Эртильскому (3,2 тыс. тонн, 95 суток) и модернизированному Перелешинскому (проектная мощность – 6 тыс. тонн, фактически – 4,7 тыс. тонн, 96 суток). Для сравнения: лидер по суткам Хохольский сахзавод проработал в сезоне 144 дня; Ольховатский, Елань-Коленовский и Лискинский заводы – свыше 120 дней.

Из представленного документа следует, что выход сахара к принимаемому объему у Садовского был абсолютно худшим все девять лет. Только в далеком 2010 году во время засухи Садовский опередил по этому показателю своих «конкурентов». Но выход не единственный показатель. Садовский проигрывает по остальным ключевым показателям: у него наивысшие потери свеклы при хранении и транспортировке (3%), он «рекордсмен» по расходу газа и известняка на тонну переработанной свеклы, все годы, кроме 2017-го, у Садовского были наивысшие потери сахара в производстве (от 3,7% до 2,75%). Про двойную перевалку уже говорилось. Еще два технологических аспекта: Садовский завод – «двухпродуктовый», остальные заводы холдинга – «трехпродуктовые». Грубо говоря, сахар в таких заводах извлекается тремя последовательными процессами. Садовский этого не может, и у него остается меласса с высоким содержанием сахара, то есть патока. За ней очередь: лучше корма для скотины и не найти. Но патока дешевле сахара, и «завод по производству патоки» обречен. Не было на Садовском ни отжимного отделения, ни жомосушки. Еще одна недополученная часть прибыли. Так что сказки про дешевый сахар и мечты о работе на паях останутся сказками и мечтами.

В Воронежской области модернизацию сахарных заводов «Продимекс» проводил в два этапа: в 2005-2007 годах – Елань-Коленовского и Ольховатского заводов стоимостью 7 млрд рублей, окупить вложения рассчитывали за семь лет, получилось за 12. В 2016-2018 годах модернизировали Перелешинский за 3 млрд рублей. Деньги на модернизацию концентрируются из прибыли всех заводов компании. Государство сахарную промышленность не субсидирует. Естественно, имеет место желание компании по максимуму загрузить более современные заводы, которые к тому же работают по более высоким стандартам качества. И хотя экономическое обоснование Круглика кажется мне вполне убедительным, я задаю коварный «политический» вопрос: «Что же получается, старого губернатора боялись, а нового…» Круглик говорит: «Поверьте, это совпадение, вопрос и так уже откладывался много лет».

Отметка 2019. Куда людям идти дальше?

Послушаем Василия Авдеева: «Лишились работы 230 человек на Садовском заводе, маловероятно, что будет решена кадровая проблема в Перелешино, Эртиле, куда автобусами за 50-60 км компания намерена возить рабочих села Садовое. У каждого работающего хозяйство, дети дошкольного, школьного возраста, а многие на заводе работают семьями. Как проводить, встретить детей из сада, школы?» Дальше Авдеев рассуждает, что завод – опора села, население которого 4,5 тыс. человек, где две школы, детский сад, дом культуры и музыкальная школа живут за счет налоговых поступлений завода. (Согласно справке райадминистрации, предприятие платит в консолидированный бюджет района 13,7 млн рублей, в том числе 3,8 млн рублей в сельское поселение.) Дальше Василий Иванович вспоминает свеклосеющий социализм и обещает: «При нормальных условиях приема и переработки площадь данной трудоемкой культуры может быть увеличена». Вы уж определитесь: вы жалуетесь или назад зазываете?

Итак, вы поняли, что работы в селе, да и в районе нет. По крайней мере, сегодня. С заместителем главы района по экономике Сергеем Распоповым мы обзвонили все крупные промпредприятия района (их пять): ни одной вакансии нет и не предвидится. Исключение – реконструируемый Аннинский молокозавод компании «Эконива», там в течение года появятся 30-35 вакансий, чуть позже еще столько же. Еще «Эконива» строит молочный комплекс в Старой Чигле (29 км от Садового), там будут работать 110 человек. Рассчитывать, что Штефан Дюрр сможет решить проблемы Садового, наивно, хотя кто-то из садовцев, наверное, сможет устроиться к немцу, специалисты-технологи, как та же Ковшова, будут востребованы: в маленьких городах такие в дефиците.

В любой компании главная ценность – люди, даже если эти люди – дешевая рабочая сила. Компании, которые не ценят своих людей, обречены. Круглик говорит, что закрывать «Садовку» больно еще и потому, что на заводе сложился очень дружный и высокопрофессиональный коллектив. Может быть, это всего лишь попытка подсластить пилюлю, как пишут в СМИ. Но сегодня эти люди настроены явно против своего пока еще работодателя. Попробуем разобраться, почему.

28 ноября Круглик и его начальник – директор сахарного дивизиона Дмитрий Пискунов – пытались встретиться с главой района Василием Авдеевым, но тот отказался их принять. На следующий день была встреча с трудовым коллективом. «Собрались в бухгалтерии, вместилось около 50 человек. Люди были настроены агрессивно, никто нас не хотел слушать. Для меня очевидно, что с ними уже провели работу», – говорит Круглик. У людей были заранее заготовлены письма президенту, премьеру и председателю Госдумы. Подписи на письмах собрали за несколько часов после собрания, причем числом, превышающим количество работников завода.

Между 4 и 12 декабря сотрудники завода были уведомлены о грядущем сокращении, положенный трехмесячный срок истечет в начале марта. После этого те, кто не сможет трудоустроиться, еще два месяца будут получать в полном объеме зарплату от завода и еще месяц – за счет службы занятости. К началу июня – только пособие по безработице. Не потому ли кем-то юридически подкованные работники не торопятся принимать предложения о трудоустройстве? Зарплату-то можно пока что получать, не выходя из дому. Кстати, директор завода Руднев, давно уже не комсомолец, а пенсионер, оказался в числе тех 20 счастливчиков, чьи должности не были сокращены. Юрлицо закрытого завода проработает еще пару лет, а с ним и заслуженный директор.

Четверо ведущих специалистов завода: главный инженер, главный технолог и два киповца – сразу перевелись на Перелешинский завод, договорившись и о зарплате, и о компенсации на бензин.

Оставшимся сотрудникам было предложено сформировать две смены по 30-35 человек для работы на Перелешинском и Эртильском заводах. Зарплата каждого повысится на 20%, на более эффективных заводах фонд заработной платы выше. Кроме того, каждому согласившемуся будет компенсироваться ежедневно по 100 рублей за время, проведенное в дороге на работу и с работы – около часа в одну сторону. При этом сам проезд бесплатный, для чего «Продимекс» запланировал купить новые комфортабельные автобусы, а рабочая смена по сравнению с «Садовкой» сократится на два часа. Кроме работы непосредственно на производстве есть еще работа по фасовке сахара на Перелешинском заводе. Также от шести до 15 человек (водители машин и погрузчиков) смогут летом перейти на работу на открывающийся новый свеклоприемный пункт «Продимекса» в соседнем селе Курлак, «Продимекс» вложит в его строительство 250 млн рублей. Тем же сотрудникам, кто согласится на переезд за пределы Воронежской области, «Продимекс» готов компенсировать затраты на переезд и жилье.

«Делегация» из 10 заводчанок, с которыми я встретился в кабинете директора, жалуется на мизерную зарплату в «период ремонта» (девять месяцев в году), якобы всего по 9 тыс. рублей в месяц. Круглик говорит, что по закону не может платить меньше минималки, а она сегодня 11,7 тыс. рублей, и выдает мне справку по трем предприятиям. В период ремонта средняя зарплата на Садовском – 18,7 тыс. рублей, в Эртиле – 18 тыс. рублей, в Перелешино – 20,7 тыс. рублей. В сезон, соответственно, – 25,2 тыс., 29 тыс. и 36 тыс. рублей. И специалистов на заводах не хватает, так что люди из Садового действительно нужны на новых местах. О реальном уровне зарплат можно судить по объявлениям: например, на один из своих заводов в Воронежской области «Продимекс» ищет начальника смены, указанная зарплата – 25 тыс. рублей.

Однако в настоящий момент садовчан, согласившихся на новое трудоустройство, нет. Замгендиректора «Продимекса» Вадим Ерыженский уверен, что в итоге все согласятся. Просто сейчас людям удобно получать зарплату и при этом не работать. Когда же благодатная пора закончится, реалии жизни заставят людей суетиться.

Для губернатора Александра Гусева самое важное в этой ситуации – «не допустить роста социальной напряженности в районе». Но рост уже произошел, и по большей части искусственно. Теневым руководителем и идейным вдохновителем «бабьего бунта» называют заместителя директора завода Аркадия Федорова. Ему была предложена аналогичная должность на самом крупном Елань-Коленовском заводе со значительным повышением зарплаты, но у него жена – главврач сельской больницы, а дети школьного возраста. В общем, переезд затруднителен по семейным обстоятельствам. Но еще Федорову якобы обещают отдать место директора СХА имени Ленина. Солнцев вроде бы должен уйти на покой. У этой деревенской интриги легко вычисляется опытный кукловод, который дергает за ниточки своих «крепостных». Лучшим решением для Садового было бы создание дополнительных рабочих мест как раз в СХА имени Ленина. Это единственное сельхозпредприятие села, созданное еще в 1955 году путем укрупнения из нескольких колхозов. В этом крепком сельхозпредприятии 4,5 тыс. га пашни и дойное стадо в 500 голов, здесь трудятся 200 человек. Было бы больше коров, было больше и рабочих мест. Но Солнцев предпочитает содержать табун из 30 лошадей. Василий Иванович так любит конные поездки по выходным!

На 18 февраля назначен «крайний» сбор трудового коллектива с руководством холдинга, на котором также будут присутствовать директора Перелешинского и Эртильского сахзаводов с конкретными предложениями по зарплате и штатному расписанию для каждого человека. Не работа идет к человеку, а человек идет к работе – так устроен мир. Рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше. «Перед людьми, которые предпочтут уйти на биржу, у нас уже не будет моральных обязательств, хотя заявку на аннинскую биржу труда мы, конечно, пришлем, разве что зарплаты в вакансиях будут указаны поменьше», – заканчивает нашу беседу Виталий Круглик. «Продимекс» уже начал демонтаж оборудования, которое может пригодиться на новых модернизированных предприятиях. Прошлое не вернуть, его можно лишь вспоминать, «как чудное мгновенье». Вслед за оборудованием на новых предприятиях неизбежно окажутся и люди. Пусть им повезет на новом месте.

   
Александр Пирогов
(473) 212-02-88
 
 


Добавьте «Абирег» в свои избранные источники

СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ

Система Orphus

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Картотека
Группа Абирег использует систему проверки контрагентов Картотека.ru
Создание сайта - "Алекс"

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Яндекс.Метрика