16 ноября 2018
29.06.2018, 19:32:53 

КОЛУМНИСТИКА – Не так страшен «Абирег», как его малюют

Воронеж. 29.06.2018. ABIREG.RU – Эксклюзив – Чуть больше полугода назад я стала сотрудником «Абирега». Как и многие, кто судит о нем со стороны, я принимала это решение с оглядкой на вагон и маленькую тележку стереотипов про «Абирег». В результате в силу ряда причин решение было принято. Пожалуй, спустя полгода уже наступает время, когда ты можешь дать предварительную оценку, куда ты попал и насколько оправданными были твои опасения «до того как».

Зачем мне нужно писать об этом? Во-первых, в последнее время в соцсетях часто обсуждают трудоустройство и карьеру в «Абиреге». При этом рупором основных моментов выступает либо обезличенная страничка «Абирега», либо сам Дмитрий Орищенко, либо вездесущий пул всеосведомленных знатоков. Они всё знают, везде успевают, не успевают разве что сами нормально работать. Как мне показалось, не хватает в этой картине взгляда человека, не связанного с созданием «Абирега» и при этом непосредственно погруженного в эту среду.

Во-вторых, в общении с нашими дорогими чиновниками и бизнесменами часто приходится слышать типовые вопросы-опасения, на которые можно ответить раз и навсегда.

В-третьих, сам образ «Абирега» несколько демонизируется. Сначала ты представляешь его сотрудников как на подбор хищными, алчными и циничными, а как только начинаешь непосредственно общаться с его представителями (могу судить только о действующем составе), все вроде очень дружелюбные, адекватные ребята.

Поэтому, раз уж мы помогаем бизнесу стать публичнее, логично, что и сам «Абирег» будет работать открыто. Итак, как же основные стереотипы про «Абирег» выглядят изнутри?

Стереотип № 1 – все без исключения материалы размещаются за деньги, ни один текст не может появиться бесплатно. Любопытно, что об этом стереотипе мы зачастую слышим от тех, с кем только что написали редакционный текст и обсуждаем дальнейшее взаимодействие. Скажете, нет дыма без огня? Никто не спорит, что «Абирег» зарабатывает на информационных услугах. И, кстати, негосударственное, чисто региональное СМИ, работающее в плюс, – уже редкость по нашим временам.

По факту редакция «Абирега» как раз на 99% работает с бесплатными, редакционными материалами, призванными объективно показать ту или иную ситуацию. С клиентами в «Абиреге» в основном работает пиар-агентство. Другой вопрос, поскольку редакция как раз не скована установками какого-либо заказчика, ее, конечно, не назовешь покладистой. Наша задача не угодить, а написать, как оно есть, а желательно еще и объяснить, почему всё именно так.

По этому же принципу редакционные интервью отличаются от коммерческих. Сценаристом этого текста является журналист, и спикер должен быть готов ответить на разные, в том числе неудобные вопросы.

На самом деле, проявляя мужество и соглашаясь на редакционное интервью, бизнесмен или политик выигрывает во всех отношениях. Во-первых, получает бесплатное повышение узнаваемости себя и своего бренда. Во-вторых, повышает информированность аудитории о своем товаре или услуге. В-третьих, высказывая точку зрения по проблемным вопросам, он заполняет своей аргументированной позицией то, что в противном случае норовят заполнить его конкуренты или просто сторонние дилетанты. В-четвертых, в живой беседе человек, как правило, оказывается гораздо адекватнее, умнее и тоньше, чем его образ, созданный усилиями пресс-служб или пиарщиков, среди которых, увы, не хватает универсальных солдат, умеющих и писать не по-канцелярски, и общаться со СМИ. И, наконец, в-пятых, соглашаясь на интервью и раскрываясь в нем, вы практически завязываете редакции руки по написанию расследования – куда более субъективного текста, где вашу подноготную выложат уже третьи лица. Причем, как показывает практика, запросто расскажут, особенно на условиях анонимности (а свои источники «Абирег» бережет как зеницу ока). Например, недавно наделала шуму «Светская хроника» про один модный показ. Несчастного автора упрекали, что он пришел на мероприятие и всё придумал да извратил. Хотя на самом деле поводом для текста стали несколько в унисон негативных впечатлений о событии людей, в том числе из близкого круга организаторов. Согласна, в этом материале не была качественно представлена официальная точка зрения, в этом недоработка. Но вся критика была реальной, и правильной реакцией на нее было бы задуматься, что не так в самом событии или во взаимодействии с гостями мероприятия, если они настолько бескомпромиссно им недовольны. Тем более по сарафанному радио пойдут именно кулуарные впечатления, а не показательные восторги.

Важный технологический момент: и редакционное, и коммерческое интервью вы сможете скорректировать, хоть и на разных правах. Редакционный текст можно будет поправить на предмет очевидных смысловых неточностей. Но переписывать всё сказанное или сглаживать все острые углы, конечно, будет «выше ваших сил». Также бессмысленно затягивать с прочтением текста. Мы всегда рады выпустить согласованный текст с позиции «выиграл-выиграл». Но если изучение происходит неестественно долго, мы помним и о праве на публикацию текста, соответствующего диктофонным записям и документам, без согласования.

Что происходит со стереотипом № 1 со временем? В большинстве случаев он просто снимается по факту эффективного взаимодействия с редакцией. В меньшинстве, наоборот, продолжает нагнетаться. Тогда спикер каждый раз, когда мы хотим взять его комментарий, просто обвиняет «Абирег» в работе на заказ и бросает трубку. Например, так происходит у нас с контролирующим ОАО «Воронежагропромстройкомплект» (ВАПСК) Николаем Образцовым по поводу 100%-го редакционного сюжета с домом у «Спартака». Аналогично после расследования о Сергее Журавлеве все комментарии по деятельности «Аксиомы» мы вынуждены получать от третьих лиц. Хотя см. стереотип № 1 – ответь Сергей Валерианович или его пресс-служба на вопросы при подготовке расследования, обострения ситуации можно было бы избежать.

Из этого же стереотипа произрастает стереотип № 2 – всех в «Абиреге» вербуют продавать. Продавать, конечно, могут все, но далеко не у всех это является обязанностью. У редакции, например, такой обязанности нет. Хотя, если всё сложилось и ты продал услугу, ты же делаешь это не бесплатно – за более чем достойное агентское вознаграждение.

Стереотип № 3, с которым приходят многие сотрудники, – опасения по поводу стандартной для СМИ авральности и ненормированном рабочем дне. Но если многие печатные СМИ, как в последний раз, переживают сдачу в типографию, а онлайн-проекты в принципе стремятся к работе 24/7, подход к контенту «Абирега», особенности тематики и «уровень дзена» руководства позволяют, а в последнем случае даже побуждают к максимально регламентированному распорядку. Конечно, бывают обстоятельства, когда вы посвящаете работе свое личное время, например, занятой человек назначил вам встречу или попросил позвонить насчет комментария вечером в удобное для него время. Но всё это, скорее, исключение из правил. Работы, конечно, много (кто говорил, что будет легко?), но подавляющее большинство рабочих мест освобождается в начале седьмого. Лично для меня было откровением, что, если руководитель поставил тебе задачу в пятницу вечером, к ней можно приступить только утром в понедельник. Так что в авральности и срочности всё относительно. Кстати, у стремления к нормированному графику есть и обратная сторона, удивительная для отечественного рынка труда, – сотрудники посвящают рабочее время работе, а не прокрастинируют.

Как ни крути, многое в отношении к работе зависит от банальной обстановки в коллективе. Во внешнем мире нет-нет, да ходят слухи про стервозный коллектив «Абирега». «Они только прикидываются овечками, а сами так и норовят укусить. Директор только на первый взгляд добрый и обходительный», – стращают, как правило, те, кто никогда не работал в «Абиреге».

По поводу стервозности и обилия интриг, понятно, что они происходят исключительно от стерв и интриганов. Я не знаю, насколько этот стереотип был актуален год или два назад, в период моего присутствия я ничего такого не почувствовала и, само собой, не транслировала сама.

Что касается обманчивости приветливости Дмитрия Орищенко, то он приветлив всегда и со всеми. Другой вопрос, что доброжелательность в руководителе должна сочетаться с требовательностью, и это нормально. Мой опыт общения показывает, что Дмитрий прямо вот искренне верит в повышение публичности бизнеса и «Абирег» до последнего пытается выстроить с человеком нормальные коммуникации. Заметьте, ни одно расследование «Абирега» не было написано без настоятельных попыток связаться с его героем и получить его ответы на вопросы. Но ни один из героев не смог или не захотел открывать карты. Поэтому и пришлось заглядывать в эти карты из-за спины, то есть со слов друзей, компаньонов, конкурентов и врагов.

Не очень комфортно у нас чувствуют себя непрофессиональные люди, которые даже не хотят признавать необходимость работать над собой. Таким в редакции точно будет неуютно. Конечно, ни о каких оскорблениях и унижениях речи не идет, но, когда работа превращается в убеждение и детальное разжевывание одних и тех же ошибок, на 99-й раз мало у кого хватит терпения сохранять дружелюбный тон. Те, кто работал со мной, знают, что точка кипения наступает очень редко, но метко. Признаюсь, один раз за эти полгода я ее все же достигла. Правда, к счастью, вопрос решился без жертв.

В остальном уже через несколько дней пребывания в редакции я прониклась большим уважением к профессионализму ее сотрудников. Понятно, что работать с мастодонтами, подобно Александру Пирогову, уже интересно, почетно и колоритно. Но в «Абиреге» есть и пока менее известные, но очень сильные журналисты, ничуть не уступающие и даже превосходящие подавляющее большинство коллег по цеху деловой журналистики. Если за вашу тему взялись Андрей Прах, Сергей Толмачев или Анна Нараева, всё будет досконально и на уровне. У каждого из них, конечно, свой почерк, но мне кажется, никого не оставят равнодушным их бережное отношение к фактам, хороший, индивидуальный стиль и любовь к своему делу, в которой есть и уважение к профессии, и спортивный азарт. Также набирают силу и оттачивают свое перо Маргарита Мордовина и Анастасия Кочкина. Рита, хотя работает в редакции с декабря, уже стала негласным мастером антикризисных коммуникаций с ньюсмейкерами. В результате сама атмосфера в редакции очень располагает к профессиональному росту – как авторов, так и редакторов. И это очень приятно и захватывающе, когда у каждого сотрудника есть чему поучиться.

Наверное, лучший способ борьбы с любыми стереотипами – это честная, открытая и доступная позиция. Поэтому, чтобы принципы работы и сами сотрудники «Абирега» были более понятными и знакомыми вам, подобные колонки мы собираемся публиковать регулярно. Если у вас есть «заявки» на темы и вопросы, о которых вам было бы интересно почитать в таком формате, пишите на red@abireg.ru. Увидимся!

Ольга Ламок