Вебинар 21 июля

 
   
 
 

 

     
   
    
     
   
    

Александр Починок: «Россия должна стать страной, в которой будет удобно жить»

25.10.2011 22:45
Галина Старосек

Известный экономист и государственный деятель Александр Починок представил воронежцам новые перспективы развития трудовых отношений в России в ходе круглого стола, организованного 19 октября Школой эффективных коммуникаций «РЕПНОЕ» и Общественной палатой города.

- Как вы помните, публичное обсуждение проблемы трудовых отношений началось с предложения Михаила Прохорова ввести 60-часовую рабочую неделю, народ воспринял эту идею, как будто олигархи хотят ввести потогонную систему и надо срочно поднимать на борьбу рабочий класс. После этого мы вынуждены были пересмотреть всю логику построения трудовых отношений, и буквально вчера было принято решение разрабатывать совершенно другую стратегию развития страны, под нового Президента России, которую ему вместе со всеми нами придется воплощать в жизнь. Новый текст Кодекса будет представлен на широкое обсуждение весной следующего года. Это наша страна, мы в ней живем, и мы разрабатываем правила игры. Поэтому мы сейчас проводим подобные круглые столы, семинары, собираем предложения.

В итоге мы вместе нарисуем конечную модель развития страны с конкретным уровнем доходов, образования, качества жизни, с конкретным набором показателей по экологии, вплоть до количества минут на оказание скорой помощи. Нам надо поменять размеры страны в смысле возможности передвижения. Например, приблизить Воронеж к морю, чтобы каждый воронежец мог на «Сапсане» за три часа доехать и провести там выходные. Это ведь серьезно меняет качество жизни, можно сделать другую структуру расселения в регионах. В стране нужно создать удобные условия для жизни. Мы должны определить, в какой стране мы хотим жить и искать пути как к этому прийти.

Вы спросите, почему нельзя оставить то, что есть сейчас, или изменять систему постепенно? Посмотрите, что происходит в мире:  только что прошел огромный, колоссальный финансовый кризис 2008 года, ознаменовавший окончание очередного цикла и смену технологических укладов в мире. К чему приведет – посмотрим. Но выигрывает тот, кто первый перестроится и получит все сливки с этого развития. Мы прекрасно видим, насколько ускоряются сейчас темпы прогресса. Совсем недавно компьютер с 20 килобайтами был в новинку, я даже прекрасно помню, как меня учили на инженерно-строительном факультете на ЭВМ, для которых нужно было прокалывать перфоленту иголочкой, склеивать ее. Сейчас дома стоит компьютер с 12 терабайтами, и он уже не кажется таким мощным. Технологии меняются прямо на глазах.

Вторая часть проблемы и самая сложная – мировую экономику трясет типичный кризис государственного долга, а так как сегодня все страны связаны между собой, последствия могут быть совершенно непредсказуемыми. Правительства Греции, Италии, Испании занимали деньги, создавали долги размером больше валового продукта своей страны и тем самым залезали в карман будущих поколений. Социальная система со времен Бисмарка была построена на четком соотношении: на трех пенсионеров приходилось сто работающих. В современной Америке ситуация совершенно другая: трое работающих на одного пенсионера, а в обозримой перспективе один работающий на одного пенсионера. И это совсем другая модель экономики: не получается жить за счет будущих поколений, потому что это пузырь и он просто быстро взорвется. Вот смотрите, Греция наплодила долгов в 750 миллиардов евро, на обслуживание которых требуется 40-50 миллиардов в год. Им теперь говорят: давайте экономьте, они отвечают – нет, нам кто-то должен помочь. Как вы думаете, за чей счет может осуществиться эта помощь? Немецкого налогоплательщика? Российского пенсионера? Вы спросите, при чем тут российский пенсионер? А при том, что у европейских банков проблемы с ликвидностью, и это приводит к падению акций наших, причем в отличном состоянии банков и предприятий. Мир уж слишком тесный. Если ты в одной маленькой стране это все наплодил, пострадают при этом все, весь земной шарик.

Так что делать? Выход для всего мира – в разы поднимать производительность труда. Не может быть ситуации, когда доходы растут быстрее, чем производительность труда. И остановиться не получится, у нас единое информационное общество. Если во времена первых мощных этапов развития капитализма, когда появился Нью-Йорк с небоскребами, африканцы и китайские крестьяне в мыслях не представляли себе не то что автомобиля, даже велосипеда, они просто про них не знали. А сейчас за новыми продуктами мгновенно выстраиваются в очередь все люди земного шара. Одно то, что огромный полуторамиллиардный Китай начал интенсивно потреблять, меняет ситуацию кардинально. Значит, темпы развития должны позволить это дать. И все ведущие страны уже идут по этому пути. И нам необходимо тоже перестраиваться. На моей памяти Петербург обходил по всем  экономическим показателям такие маленькие города, как Гонконг и Сингапур. Это был серьезный, промышленно развитый, индустриальный, культурный, студенческий город. А теперь объем валового продукта Гонконга и Сингапура, каждого в отдельности, равен объему валового продукта двух федеральных округов РФ. Еще немного просидим на старте, и нас Вьетнам обгонит. Так что у нас выхода нет.

Есть масса проблем, которые тормозят развитие экономики. Мы сегодня обсуждаем одну ключевую проблему - трудовые отношения. Так что такое Трудовой кодекс? Его цель – согласовывать интересы трех сторон: работника, работодателя и правительства, так было и будет всегда. Вроде совсем недавно, 11 лет назад, был принят наш сегодняшний кодекс, и он был одним из самых современных в мире. Он действительно отражал актуальный на тот момент баланс интересов работников и работодателей и позволял развивать трудовые отношения. Но все быстро идет вперед и нам нужна другая философия трудовых отношений.

Сначала поговорим о том, чего нельзя менять вообще. Прежде всего, обеспечение коренных прав человека, связанных с его жизнью и здоровьем.  То есть категорически нельзя разрешать человеку работать больше определенного времени во вредных, опасных условиях труда. Есть целая система ограничений, связанная с положением матери и ребенка. И это табу ради здорового потомства и нормальной семьи. Есть ограничения, которые вытекают из техники безопасности труда. Вот эти части должны быть жестко неизменны, человек должен быть абсолютно защищен, и это его конституционное право в социальном государстве. Все остальное нужно менять.

Поправкам должно быть подвергнуто порядка 300 статей Трудового кодекса, из них около 100 достаточно серьезным. Что должно поменяться? В стране сегодня по настоящему кодексу живет меньше половины трудящихся. Понятно, что в традиционных отраслях мало что за это время изменилось, а во всей остальной экономике надо начинать пересмотр понятий. Хотя бы потому, что у нас все законодательство было построено на простых незыблемых вещах: есть рабочее место, стол, стул, рабочее время, пришел к 8.00, ушел в 18.00, перерыв на обед, 40-часовая рабочая неделя, гарантированный отпуск и т.д.  Но уже колоссальная часть экономики так работать не может, потому что, во-первых, технологии меняют пространство. Сегодня уже существуют роботы, заменяющие человека, через два года обещают выпустить автоматические переводчики, чтобы мы могли общаться без языкового барьера. В одной крупной компании 1000 работников трудятся на постоянной основе, 500 – 600 из них могут приходить на работу в удобное для них время, человек 800 совместители и более 4000 фрилансеров. Вдумайтесь в цифру – сегодня в мире  один миллиард человек работает дистанционно. Мир стал маленький, и наша задача собрать людей, которые тебе необходимы для решения твоих задач, имеет виртуальное решение. Ведь сейчас спокойно можно организовать call-центр для ивановской фирмы в Индии, потому что там рабочая сила дешевле. Еще пример. Когда произошел страшный теракт в Домодедово, парень из Иркутска за 1,5 часа организовал с помощью специалистов всего мира прекрасный сайт, и он работал лучше, чем официальный сайт МЧС. Всего полтора часа. Кто-то подкинул мощность сервера, кто-то дизайн накидал, кто-то запустил английскую версию.

Мы должны изменить наше мышление. Не надо любой ценой собирать в одном месте людей, чтобы они в 8.00 утра начинали работу. Если вам нужен результат, ваши работники могут быть разбросаны по всему земному шару. Меняется понятие рабочего места. Если рабочее место с вами, то зачем строго его определять территориально? Вы можете спокойно работать дома или на пляже. Меняется понятие рабочего времени. Возможно, конкретно вам удобно работать рано утром или поздно вечером?! Или вы мать с маленьким ребенком, и вам выгодно нашинковывать рабочий день между его сном и кормлением? Почему бы и нет?! Это реально и современные технологии позволяют это делать по огромному количеству специальностей. Сейчас есть оборудование, позволяющее копать ямы, находясь в другой стране, или хирургу делать операцию дистанционно, на другой стороне земного шара. А с творческим сектором экономики и интернет-сегментом вообще все понятно.

Меняется наполненность рабочего дня. Привычными восемью часами измерялся приход-уход с работы и чистого полезного времени в этом периоде очень мало. Попили чай. Поговорили. А нужен чистый продукт. По данным Росстата, прошлого года среднестатистический россиянин работает 847 рабочих часов в году, то есть всего 106 рабочих дней. Как при этом может быстро развиваться страна? Причем работник не виноват, так построена наша экономика. Если мы хотим, чтобы люди больше зарабатывали, ее нужно поднимать, увеличив объемы и производительность труда человека. Надо продумать экономию времени, ведь в Москве, чтобы добраться на работу, три часа ехать в одном направлении и три часа в другом. Но ведь может быть совершенно другой рабочий день. Например, в «Ашане» установить 13-часовой рабочий день, ведь работник столько реально работает пять дней в неделю с учетом дороги и т.п. А так ему для выработки достаточно будет трех полноценных дней и еще целых четыре дня останется на отдых, семью и свои дела. Совершенно другая модель. Конечно, есть производство, где необходима непрерывность присутствия работника на линии, но большинству профессий эти рамки уже не требуются.

Придется менять все параметры отпусков. Если человек очень интенсивно работает, ему требуется несколько коротких отпусков в год. Нужны возможности работать сразу на нескольких работодателей. Наша модель сейчас в принципе ориентирована на одного работодателя, у  которого сотня или тысяча работников. Но это вчерашний день, ведь человек может одновременно работать на десятерых работодателей и сам быть при этом работодателем. И мы обязаны учитывать это многообразие. Причем все равно, в какой стране человек работает. Мы все кричим: «Утечка мозгов!», так это прямая возможность остановить этот процесс – дать возможность человеку работать за границей, не покидая своего дома. А почему он не может, сидя в Воронеже, работать в Сиднее?! Пусть работает одновременно в Сиэтле, Бомбее, Ванкувере. Он здесь живет, он здесь тратит деньги, платит налоги и связь с Родиной не прерывает. Все прекрасно! Законодательство это должно позволять.

Это влечет серьезные изменения в системе образования. У нас фантастическая ситуация: седьмой год подряд количество поступающих в вузы превышает количество заканчивающих средние школы. Это закончится очень печально и в ближайшие 10-15 лет в России будет колоссальный дефицит рабочих кадров по огромному количеству рабочих специальностей. Потому что мы готовили не тех, кто нужен в этой суперсовременной экономике. А нужны, с одной стороны, профессионалы в интернет-технологиях и новых видах производств, с другой стороны – специальности сферы услуг. Это раньше экономика состояла на 3/4 из производства и средств производства, теперь в передовых странах 70-80% экономики занимает сфера услуг. Потому что когда у человека появляется свободное время и деньги, он хочет повышать качество жизни, он хочет потреблять. Он хочет заниматься творчеством, туризмом и это будет дальше развиваться. Образование должно быть составлено из возможности получения базового комплекта высшего образования и затем неограниченной возможности очень часто переобучатся и получать знания порциями. Обратите внимание, насколько популярны десятиминутные лекции Khan Academy, потому что людям нужны знания и это удобно. Раньше на переобучение требовалось два года, а сейчас востребованы месячные курсы, трехнедельные, дневные. Должна быть возможность и стимулирование работодателем своих работников к получению такого образования. Сейчас появляются совершенно фантастические технологии, и обучение этим технологиям стоит больших денег. Значит, нужен контракт, предусматривающий отработку этих вложений, что в современном законодательстве плохо отрегулировано.

Нужен пересмотр всей системы страхования, которой сейчас нет в стране. Пенсионного, социального, медицинского. Сегодня работодатель обязан переводить взносы за работников, иначе они не получат пенсии. И у него нет стимула, кроме боязни проверки и наказания. У вас нет интереса откладывать деньги в Пенсионный фонд. А заинтересованность должна быть у каждого. В медицинском страховании ситуация должна стать совершенно другой, ведь когда вы страхуете машину, вы получаете деньги в момент наступления страхового случая. Медицинское страхование сейчас закрывает простые ситуация, а при необходимости высокотехнологичной операции нужно искать спонсора. А это как раз страховой случай.

Трудовой кодекс должен учитывать и процедуру банкротства предприятий. Потому что в современной экономике отрасли высокорисковые и процедур банкротств будет много. Например, вы открываете японский ресторан в центре Воронежа. Возможно, дело пойдет, а может, и нет. Поэтому у вас должны быть расширенные возможности срочного трудового договора, возможности найма на part-time, возможности работы с заемной рабочей силой, подбирать фрилансеров, работать на аутсорсинге. Это решит многие проблемы в трудовых отношениях с вашими работниками, и если у вас что-то не получилось с японским, придется открыть мексиканский и не придется проводить длительную процедуру высвобождения кадров. Вы просто заняли немного рабочего времени у работников и смогли быстро перестроиться. Таковы требования современного мира.

Изменятся механизмы защиты прав. Одно дело, когда есть устоявшийся трудовой коллектив со сложившимися десятилетиями трудовыми отношениями; другое, когда работники раскиданы по всему миру. Значит, должны быть возможности работника защитить свои интересы так, как он считает нужным. Они могут объединяться как угодно, защищать сами, могут предложить любые другие механизмы защиты своих прав. Нужно развивать систему досудебного решения трудовых конфликтов и так далее. Это нужно четче прописать в новом Трудовом кодексе.

Доля традиционных отраслей становиться все меньше, и их профсоюзы уже не представляют большую часть работников России. Надо проанализировать, как формируются отрасли в новой экономике, стимулировать создание саморегулирующих организаций в этих отраслях и дать им реально представлять интересы этого сообщества. В Москве сидят работники «Боинга», которым передают работу индийские специалисты, а наши, в свою очередь, передают Сиэтлу. Их интересы не могут быть привязаны к какой-то стране, их должны объединять транснациональные структуры. Та же самая проблема существует и на уровне территорий, потому что структура занятости даже в ближайших Воронежской и Ростовской областях разная. Должен отличатся состав комиссий, нужно индивидуально подходить к наполнению  трехсторонних соглашений, дать возможность учитывать ситуацию каждого работника.

Отдельный разговор - о бумажных документах и особенно упоминаемых трудовых книжках. Обратите внимание, бумажный паспорт и его замена  обходится стране в 100 миллиардов долларов ВВП. Кому это надо? Мы учтены в массе баз данных, при этом вы в Пенсионном фонде - это не вы в налоговой службе, вы как владелец машины «Волга» и как владелец садового участка – совершенно разные люди. Но если мы создаем единое информационное пространство, необходимость в большом количестве бумажных документов отпадает сама по себе. Достаточно будет иметь документ с идентификационным номером. Конечно, мы не призываем избавиться от трудовых книжек, ведь есть поколения, считающие их необходимостью. Но согласитесь, те, кто начинает сейчас трудовую деятельность, в них просто не нуждаются.

Вернемся к тому, с чего начали. Когда Михаил Прохоров говорил о 60-часовой рабочей неделе, он имел в виду совсем иное. Трудовой кодекс разрешает совмещение, но ограничивает это совмещение на твоем рабочем месте. Человек должен иметь возможность сам выбирать, сколько ему работать и не обязательно больше - может быть, и меньше. Сейчас существует масса профессий и видов работ, на которых человек может и хочет работать больше. И современные положения Трудового кодекса уже не защищают, а ограничивают его развитие.

То же самое касается и ограничений пенсионного возраста. Ошибочно считать, что увеличение пенсионного возраста приведет к экономии средств Пенсионного фонда. Наоборот, экономический просчет показывает, что это даст маленькую экономию в первые годы, до 50-60 миллиардов рублей, а потом приведет к серьезным дополнительным расходам. Также стоит вспомнить, что нынешний уровень вводился в 30-е годы прошлого столетия, когда работник промышленности в среднем доживал до 47-49 лет, а для крестьян пенсии вообще не вводились. Таким образом, пенсионным обеспечением охватывалось меньшая часть населения СССР, и пенсионный возраст в 60 лет считался абсолютно нормальным. Сейчас, по статистике, мужчины в основном умирают в возрасте 40-45 лет. Работающее население у нас гибнет, и это ужасно. Но если вы дожили до пенсионного возраста, то вы точно еще лет 17 проживете. Это, опять же, чистая статистика. То есть, сейчас дожив до 60-62, мужчина в среднем проживет до 77, если дожили до 80, то доживете до 86-88 точно. При этом существует ряд профессий, в которых человек вырабатывается в 30-40 лет. Значит, человек должен иметь возможность выходить на пенсию, когда он хочет. МГУ проводил исследования, по которым половина людей в момент выхода на пенсию получали страшный эмоциональный  шок, и на этом фоне сразу же возникали серьезные хронические заболевания. Поэтому если продолжение работы не наносит вред здоровью и у человека есть желание, он должен иметь возможность продолжать трудовую деятельность.

Вы скажете, что многие продолжают работать, потому что пенсия маленькая, и это еще одна часть проблемы. Надо человеку дать возможность сформировать большую пенсию, причем не обязательно за счет государства. В том же Сингапуре или Гонконге нет государственных пенсий. Но их жесткое законодательство предусматривает, что если вы делаете отчисления в Пенсионный фонд, которые работодатель софинансирует в очень большой пропорции, то это ваша собственность, которая наследуется, если вы не дай бог не дожили до пенсии. Нормальные правила игры: у человека должна быть возможность формировать свою пенсию и право выбора, когда ему на эту пенсию выходить. Сегодня период, в течение которого мы пенсию накапливаем, удельно уменьшается за счет продления сроков обучения, а период, в течение которого мы пенсию тратим, неумолимо будет расти. Надеюсь, мы проведем реформу здравоохранения и достигнем продолжительности жизни как в Германии или еще лучше - как в Японии, и наш пенсионер будет проводить на пенсии 20-30 лет. И такой же период приходится на накопление. Это какие отчисления должны быть при таких цифрах?! Страшно представить! Поэтому накопления – собственность, и предусмотрены условия, когда можно начинать тратить.

Несколько слов о вариантах пенсионного законодательства:  будут предусмотрены возможности выплаты пенсии в течение фиксированного срока, накопления дополнительной пенсии для интенсивного получения в течение 10-15 лет, возможность свободного выбора начала выплаты пенсии, в определенных пределах, обязательно страхование пенсионных накоплений по типу страхования банковских вкладов. Если раньше у пенсионера пожить возможности было мало, то сегодня в развитых странах это огромный интересный кусок жизни, требующий своего законодательства, так называемый  третий возраст.

Безусловно, государство тоже должно предусматривать усиленные меры поддержки пожилых поколений, но тут при подготовке пенсионной реформы обнаружилась интересная вещь: если пенсионеру на ранней стадии пенсии важны деньги, он хочет возиться на садовом участке, заниматься с внуками, съездить куда-нибудь, ему нужны реальные деньги и главный приоритет – максимальная пенсия, то во второй части пенсионного срока главное – гарантированное лечение. Важным становиться обеспечение лекарствами при заболевании, сестринский уход на дому, а величина пенсии уходит на второй план. Гарантированность медицинской помощи продлевает жизнь, и поэтому важно понять, как должно быть построено законодательство. Не только размер пенсии, но и возможность ее сформировать, гарантированная защита от всех рисков, связанных со здоровьем, и тогда все становиться на свои места.

Фото (4)



Комментарии на Facebook.com

Другие сообщения

 
Эксперт №1 в России по стратегическому планированию и экономическим сценариям, Сергей Макшанов рассказал...
 
 
Что заставляет сжиматься российскую экономику? Почему одной лишь «дубиной» нельзя навести порядок в...
 
 
Повышение дохода – это основная мера, которую вам необходимо противопоставить...
     
   
    
     
   
    
     
 
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
 
    
     
   
    
Самое читаемое Abireg.ru
     
 
 
    

 

 
Показано: количество показов за 30 дней, за неделю и за сегодня

Новости образования | Рейтинги | On-line интервью | Эксперты | Афиша | Бизнес-события | Реклама на сайте | Контакты

Создано в студии "Алекс"