Вы не авторизованы

Abireg.ru Блоги Авторы Рейтинг Регионы

             
 
Комментарии к публикациям
Свято верю, что независимое СМИ Абирег данный коммент не опубликует, но тем не менее: по кандидатуре господина Ковалева вопросов нет и быть не может,...
Неверящий, 18.09.2019, 18:41:28
"Чиновники позитивно оценивали планы В«Хохольского мелаВ». Тогдашний глава департамента экономического развития Воронежской области Анатолий Букреев р...
сосед, 18.09.2019, 18:16:19
Это кто там под раскрученный бренд маскируется , а ? ))) Что называется, до степени смешения .___ "....направьте их автору статьи убежден они будут ...
сосед, 18.09.2019, 18:10:21
"Фамилии потенциальных отставников глава региона предпочел не называть, но уточнил, что старейшего главы Аннинского района Василия Авдеева среди них н...
сосед, 18.09.2019, 18:05:24
Позволю себе прокомментировать критичный отзыв. Что касается увеличившейся нагрузки - положительный момент как я понимаю в том, что люди стали активне...
сосед1, 18.09.2019, 17:40:43
Чекисты задержали полицейских - Феликс Эдмундович такого и в тифозном бреду не мог представить )))
сосед, 18.09.2019, 12:44:38
Эх, Родина-мать моя, - Лихтенштейн, "...запустила ico с выпуском токена milkcoin на блокчейн-платформе etherium " , валютный займ ..... С каким тольк...
сосед, 18.09.2019, 12:41:51
  26.02.2019, 18:16

Бизнес-путь воронежского вице-премьера Виктора Логвинова: сын кузнеца – последний комсомолец

Воронеж. 26.02.2019. ABIREG.RU – Расследование – Если просто прочитать официальную биографию зампреда правительства Воронежской области, куратора АПК Виктора Логвинова, в ней сложно найти загадку или интригу. Родился, учился, женился. Постепенно двигался по карьерной лестнице (либо вверх, либо по горизонтали), пока не уперся в ее потолок. Однако общение с друзьями, сослуживцами и соперниками Виктора Ивановича натолкнуло на мысль, что это триллер, в котором есть взлеты и падения, заговоры, история верности и предательства. Он мечтал стать сначала механиком, потом юристом, но мог стать милиционером, работником военкомата или налоговиком. В итоге стал аграрием, главным аграрием региона. Кажется, вся новейшая история Воронежской области уместилась в судьбе одного человека. Корреспондент «Абирега» разбирался в этой истории и пытался понять: что же будет с родиной и с нами.

Для начала два сюжета с интервалом в 19 лет. В советском детстве нашего героя была популярна коммунистическая сказка «Честное слово» о мальчике, которого поставили часовым и забыли. Наверное, ключевой эпизод биографии будущего вице-премьера произошел осенью 2000 года на третьем этаже (Логвинов почему-то хорошо запомнил, что на третьем) администрации области на пл. Ленина, 1. В разгар губернаторских выборов (коммунист Шабанов против чекиста Кулакова) встретились два зама из противоборствующих предвыборных штабов: 52-летний экс-вице-губернатор по АПК Юрий Титов и 32-летний начальник отдела контроля обладминистрации Виктор Логвинов. К тому времени уже было опубликовано знаменитое «Письмо двести девятнадцати», в котором практически все руководители области выразили недоверие действующему губернатору. Вообще-то, Логвинову командовать в предвыборном штабе было не положено – слишком мал был его статус и номенклатурный вес. Источник «Абирега» рассказал, что непосредственный начальник Логвинова Юрий Агибалов от участия в предвыборном штабе уклонился, оставив вместо себя Виктора Ивановича. Предложение Титова было просто до неприличия: бросить заниматься безнадежным делом и перейти на сторону очевидного победителя. К тому времени Шабанова бросили или предали абсолютно все. Логвинов, хоть и был по номенклатурным меркам «мальчиком», прекрасно понимал, чем ему это грозит, но от предложения Титова без каких-то высокопарных слов отказался. Через пару месяцев его попросили на улицу. Жена Логвинова за три дня до этого родила вторую дочь и находилась еще в роддоме. Чем кормить семью из четырех человек? Судьбы вовремя предавших сложились по-разному: у кого-то были незаслуженные взлеты и стремительные падения, кто-то просидел в руководящем кресле, держа нос по ветру всю жизнь, но остался у разбитого корыта. Жизнь в итоге всё расставила по местам. Определила она место и Логвинову – Рамонь.

Вторая история уже из 2019 года. Зампред Логвинов ведет личный прием граждан на юге области, в Россоши. Здесь русская и украинская кровь и языки смешивались веками. Первая же посетительница, многодетная мать, не то чтобы потеряла кормильца – у ее гражданского мужа случился инсульт. Необходимо оформить пенсию на детей, а пока ее оформляют – не дать семье умереть с голоду. Дело по чиновничьим меркам простенькое. Дать указание ускориться местным властям и выделить разовую материальную помощь. Но женщина почти не говорит по-русски, а волнуясь, переходит на родной украинский. Неожиданно на украинский переходит и зампред. В кабинете многочисленные местные чиновники не понимают ни слова. Когда просительница уходит, молодая вице-мэр удивленно спрашивает: «Виктор Иванович, вы где научились хохлячью балачку понимать?» – «В Воробьевском районе».

Воробьевка – Севастополь

Виктор Логвинов родился в 1967 году в семье кузнеца на окраине села Воробьевка, одного из самых удаленных уголков области. Село тогда еще не было райцентром, а входило в Бутурлиновский район. В семье было четверо детей, Виктор – младший. Одна сестра вышла замуж и уехала в Пензу, другая – всю жизнь проработала фармацевтом в местной аптеке, брат Сергей дорос здесь же до заместителя председателя колхоза. До сих пор в Воробьевке живут многочисленные родственники вице-премьера – крестьянский род должен быть большим.

В восьмилетку ходил за 4 км, в селе этим никого не удивишь. В пятом классе начал работать на току. Самосвалов в колхозе не было, разгружали урожай деревянной лопатой. К седьмому классу дорос до помощника комбайнера Николая Карпенко. Платили хорошо: за два сезона заработал на поездку в Москву, купил себе джинсы, куртку и свитер. Тогда же был дефицит! Чтобы осуществить мечту стать механиком, пошел учиться в Калачеевский техникум, 26 км – пять дней в общаге, двое суток дома. После четырех лет учебы, получив корочку техника-механика, вернулся в родной колхоз. Но должности механика не оказалось, и пришлось работать на «автолетучке» – ремонтной машине с будкой, внутри которой нехитрые станки с тисками. «Летучка» – потому что летала во время полевых работ по всем полям. В трудовой первая запись: «Слесарь». В декларации нашего героя числится единственное транспортное средство УАЗ 3303 – «буханка». Не уверен, что в 1980-е «летучки» ставили на «буханки», но что-то ностальгическое в этом авто есть.

Потом была Советская армия, Севастополь, рота охраны объектов ракетных войск стратегического назначения. За два года дорос до звания старшины, вступил в КПСС. Мечты изменились – хотелось стать юристом, тогда войсковые части выдавали «армейцам» направление, которое давало преимущество в поступлении через систему рабфаков. Старшина Логвинов дембельнулся в декабре 1988 года и еще по дороге домой подал документы на юрфак ВГУ, конкурс – 15 человек на место. Второе заявление (на всякий случай) подал в СХИ и уехал в Воробьевку. Пока дембель отдыхал и готовился поступать на юриста, получил три варианта трудоустройства – милиция, военкомат и родной колхоз. Неизвестно, чем бы всё закончилось, но неожиданно перед самым Новым годом вызвали телеграммой на учебу в СХИ – освободилось место на рабфаке. Кого-то отчислили за нарушение дисциплины. Если бы дождался вызова на юрфак, стал бы однокурсником Кирилла Левита, нынешнего руководителя воронежского СУ СК. Генералом наш герой со временем тоже стал, правда, аграрных войск.

К общественной работе студента-армейца с агрофакультета подтянули на первом же курсе. Ректором тогда был Владимир Шевченко, знаменитый ученый-селекционер. Не без его участия нашего героя избрали секретарем институтского комитета комсомола. Когда в сентябре 1991 года КПСС запретили, а комсомол самораспустился, Логвинов организовал в вузе комитет Российского союза сельской молодежи. Тогда же, в 1992 году, состоялась судьбоносная встреча с «сосланным» в СХИ первым секретарем Воронежского обкома КПСС Иваном Шабановым. Будущий председатель облдумы и губернатор будет дважды приглашать Логвинова на работу: в 1995 году – инспектором в только что образовавшуюся Контрольно-счетную палату, а в 1997 году – в контрольный отдел администрации области.

До начала работы на госслужбе Логвинов успел жениться на однокашнице-тамбовчанке, завести ребенка. Жили в «бастилии», ели в «бухенвальде» – названия вузовских общаг и тошниловок той поры отличались черным юмором, но не разнообразием. И он, и жена окончили вуз с отличием, и обоим предложили место в аспирантуре. Мужу пришлось «уступить место» жене по материальным соображениям – семья из двух аспирантов была бы обречена на голодную смерть. Уехал работать начальником отдела снабжения и сбыта в пригородный совхоз «Новоусманский», занимавшийся выращиванием яблок и производством сока. Жена Тамара свою жизнь связала с агроуниверситетом, защитилась, работает доцентом экономического факультета ВГАУ.

2,5 года вставал в пять утра на первый автобус и ехал на работу за 30 км. Тогда же постигал жизнь – работа была разъездная, «в командировках узнавал страну», запомнился голодный, стучащий касками по асфальту Кузбасс, где на яблоки выменивал уголь. Председателем Новоусманского райисполкома был будущий сенатор и вице-губернатор Макин, успевший сделать раннюю карьеру благодаря комсомолу. Будущим соперникам познакомиться тогда не пришлось.

Кирова, 2 – пл. Ленина, 1 – пл. Ленина, 12

Спрашиваю Ивана Шабанова, что такого он разглядел в студенте Логвинове, чтобы начать его тянуть наверх. Про себя отмечаю, что Шабанов позвал нашего героя не сразу после вуза, а дав набраться опыта. Сегодня невозможно представить, чтобы председатель думы следил за судьбой колхозного снабженца – но это была еще советская, по сути, школа работы с кадрами. Шабанов говорит, что, по его мнению, Логвинов сразу обратил на себя внимание как хороший организатор, к которому тянутся и доверяют люди, но его главное свойство – это «любовь к людям, порядочность». «Он никогда не хамит, не бывает высокомерным – со всеми независимо от их положения общается уважительно и на равных, умеет держать слово – обладает не только нужными знаниями и опытом, но и моральным правом быть руководителем», – говорит экс-губернатор. «Если руководитель не любит людей, то любые успехи будут временны. Может быть хороший урожай, но в отношениях останется пустота». В ответ на вопрос, почему же Логвинову не удалось быстро сделать карьеру во время его губернаторства, Иван Михайлович «покаялся»: «Я теперь себя часто ругаю за то, что мне не хватало времени на порядочных людей, тратил время на прилипал». Еще одно высказывание Шабанова может пролить свет на его отношение к кадрам, а значит, и к Логвинову: «Руководитель должен работать с натянутыми постромками (т. е. под нагрузкой – прим. ред.), тогда он зреет и вызревает».

Любопытно, что из здания на ул. Кирова, 2 (областная дума, где располагалась тогда счетная палата), на пл. Ленина, 1, Логвинова «отпустили» не сразу. Ключевое знакомство тех лет – первый зам Шабанова в облдуме Александр Сысоев, который сначала пытался удержать перспективного специалиста у себя, но потом и сам перешел на пл. Ленина, 1, на должность председателя облправительства. Депутатский состав первой облдумы – это минимум на треть простые служащие, рабочие, медработники, сельские учителя и т. д. Тогда еще было отчасти советское наследие и деньги в выборах не играли той роли, которую они играют сейчас. В этой почти рабочей среде и формировался Логвинов как будущий руководитель.

Новое назначение – контрольный отдел администрации – это работа по контролю исполнения указов, постановлений и поручений высших должностных лиц, проверка прохождения документов. С одной стороны – рутина делопроизводства, с другой – школа пунктуальности, но и, что не менее важно, опыт работы почти со всеми руководителями на территории области, включая глав районных администраций. Знать людей, знать их возможности в работе не менее важно, чем уметь говорить красивые слова. От власти всегда ждут одного – денег, но денег не было. Бюджет Воронежской области не превышал 3 млрд рублей (для сравнения сегодня – 100 млрд рублей). Пенсии и зарплаты могли не платиться по нескольку месяцев и не по вине региональной власти.

Начальниками над Логвиновым были уже упомянутый Юрий Агибалов и политический вице-губернатор, радикальный коммунист Владимир Корнеев. Про Корнеева Логвинов вспоминать не хочет, видимо, работа с ним оставила неприятный осадок, а вот с Агибаловым сохранил хорошие отношения. Несмотря на то, что отчасти по его, Агибалова, вине попал под жернова новой власти, а заодно и получил на много лет то ли клеймо, то ли своеобразный знак качества – «шабановец». Сам гибкий Агибалов от кулаковской власти не пострадал: его передвинули руководить аппаратом областной думы, а при Гордееве вернули на пл. Ленина, 1, поскольку, работая в Думе, он, дескать, не был кулаковцем. При Гордееве Агибалов возглавил аппарат в ранге вице-губернатора. Добросовестный, в общем, служака Агибалов стал известен всей стране как «золотой парашютист» (и пенсию получить, и должность сохранить) и закончил карьеру уже после избрания губернатором Александра Гусева, назвавшего историю с Агибаловым управленческой ошибкой. Кто знает, может это прилетел бумеранг из 2000 года?

Был еще один интересный эпизод. В 1998 году архитектора Владимира Астанина избрали главой Рамонского района. С «площади номер один» ему рекомендовали в заместители нашего героя. Астанин Логвинова брать не стал. Власть была тогда более демократична: от советов старших можно было и уклониться. Владимир Иванович не дал нам прямого ответа, чем ему не понравился Логвинов. Сделаем предположение, что боялся, что его могут «подсидеть». Опасно ведь брать зама, у которого больше связей, чем у тебя самого.

После упомянутого в начале разговора с Титовым для Логвинова настали непростые времена. Сразу после легко прогнозируемого проигрыша Шабанова, но еще до инаугурации Кулакова Виктора Ивановича перевели на «равную» должность замначальника главного управления сельского хозяйства. Так, он «перешел» Кольцовский сквер и появился на пл. Ленина, 12, в здании, которое старые воронежцы по привычке зовут совнархозом. Судьба еще сюда его вернет – аграрным генералом.

Смысл этой комбинации непонятен неноменклатурному взгляду, но по сути прост: Логвинова пытались спрятать в «трюме». Такие политические управления, как контрольное, ждала неминуемая реорганизация, и «шабановец» был обречен. А агроуправление – это «просто» работа. Оформлял Логвинова начальник управления Борис Трухачев, который и сам был обречен. Нам ничего неизвестно о том, играл ли Логвинов хоть какую-то роль в нынешнем назначении Сергея Трухачева на должность вице-губернатора в команде Гусева, но наверняка благодарность за благородный поступок отца должна распространяться и на сына. Так создаются кланы. Ну или альянсы, если помягче.

Из «трюма» Логвинова стали выковыривать очень быстро – месяца не прошло. Трухачева-старшего сменил Иван Дубовской (к слову, еще один воробьевец), вызвал и сказал: «Извини, но ты у меня один «политический». Пиши заявление». Писать заявление по собственному Логвинов категорически отказался: хотите увольнять – сокращайте. Тогда государство еще неплохо защищало чиновников: при сокращении было положено платить зарплату целый год.

Обиды на своего «гонителя» Логвинов не держит: «Он же не по своей воле от меня избавлялся – выполнял команду». К самому Дубовскому судьба будет не очень благосклонна: в 2008 году, к концу кулаковской эпохи, его уберут из вице-губернаторов руководить филиалом «Россельхозбанка», а потом он окажется коллегой Тамары Логвиновой – преподавателем ВГАУ. Как руководитель АПК Дубовской запомнился лишь тем, что относился к чужакам с опаской и старался не пускать в воронежское село крупных инвесторов, если их появление не было санкционировано лично губернатором.

Рамонь – Воробьевка

С подачи Александра Сысоева нашего героя взяли в областную налоговую инспекцию, где заместителем работал Петр Трубицын. Должность Логвинова называлась «главный налоговый инспектор». Логвинов трудоустроился 19 февраля, а через три дня скоропостижно скончался руководитель налоговой Виктор Анохин, который брал его на работу. Через короткое время выяснилось, что в Рамони освободилась должность первого заместителя главы по АПК.
 
В начале 2001 года «со второй попытки» Астанин нашего «шабановца» взял. Причем взял, не советуясь с окружением действующего губернатора – смелый поступок, который потом не раз аукнется Астанину. «Я в нем уверен. Он будет у меня заниматься работой, а не политикой», – приходилось отвечать Астанину.

Почему Владимир Иванович решил рискнуть, назначая Логвинова, хотя раньше отказывался его брать? Ответ мне приходится буквально выпытывать, хотя я его знаю заранее. «Трубицын предложил», – наконец сдается Астанин. В 1990-е Трубицын работал в налоговой инспекции Рамонского района и, таким образом, соединил два удаленных района в своей судьбе и судьбе Логвинова.

О ныне покойном Петре Трубицыне необходимо сказать несколько добрых слов. Яркий руководитель управленческой школы позднего СССР (первый секретарь обкома ВЛКСМ и Воробьевского райкома КПСС), он пользовался огромным авторитетом и после распада Союза, хотя должность зама в налоговой нельзя назвать очень уж высокой. Судьба не дала Трубицыну реализовать свой потенциал руководителя – не все, кто могут, становятся губернаторами. Но именно Трубицын, прекрасно разбиравшийся в людях, сразу понял, что его «подопечный» быстро закиснет в налоговой. Так что переоценить роль Трубицына в этой истории нельзя.

Астанин был весьма демократичным руководителем, и работалось с ним легко, он умел прислушиваться. В частности, в сфере АПК. Логвинов по статусу и формально был вторым лицом в районе, третьим была Любовь Алехина – зам по социалке. Еще один представитель советской управленческой школы. Худо-бедно в этом составе – городской архитектор, крестьянин и сельская учительница – они отруководили пригородным районом семь лет. А потом случилась «Великая рамонская революция», в результате которой наш герой несколько неожиданно для себя возглавил Рамонский район.

Ко времени работы первым замом Астанина относится, пожалуй, самое крупное фиаско управленца Логвинова. В 2002 году русскоязычного немца Штефана Дюрра никто толком не знал, его только что интригами и вымогательством вытеснили из Курской области. Представитель Дюрра в Воронеже Николай Буравлев учился вместе с Логвиновым в СХИ и «попросился» сначала не в Лиски, а в Рамонь. «Я собрал трех руководителей хозяйств – Большой Верейки, Сомово и Гремячьего, – и предложил им перейти под молочный проект Дюрра, но тогда же все ценили свою самостоятельность, а гнуть через колено было не принято, да и полномочий у меня, как зама, таких не было. Потом, конечно, кусал локти», – вспоминает зампред. Ведь Рамонь могла стать родиной самого крупного молочного проекта России. Старая история не стала препятствием для дружеских отношений между главным аграрным чиновником региона и главным аграрным инвестором. На лискинском-дюрровском (увы, не рамонском) Дне колхозника Логвинов – постоянный и желанный гость. Гость, который не преминет напомнить хозяевам, сколько они получили от государства субсидий. Кому дают, с того и спрос.

Революция

Как относились жители района к Астанину и Логвинову (курскому и воробьевскому – чужакам), сказать сложно, вряд ли возможен однозначный ответ, но местную Любовь Федоровну в районе, прямо скажем, не любили. Сельская интеллигенция – всегда лидер общественного мнения. Накануне декабрьских выборов в Госдуму в 2007 году учителя и врачи (не все, но самые активные), находившиеся в «ведении» Алехиной, перешли в оппозицию местной власти. Разумеется, это сказалось на итоговом голосовании. Для области – тьфу, не проценты даже, а «копейки». Мы не можем утверждать, что именно под руководством Алехиной «рисовались» нужные результаты выборов, но что они «рисовались», не спорит никто. Были многочисленные суды, доказавшие несоответствие данных участковых и территориальных избирательных комиссий. «Рисовали», точнее «перерисовывали», в общем немного – чтобы не быть хуже других районов, но это вызвало бурный протест.

В разговоре со мной Астанин отказывается обсуждать роль своей заместительницы и всю вину берет на себя: «Виноват всегда командир». Спустя четыре месяца, в марте 2008 года, мухлеж с госдумовскими голосами аукнулся. И как! На выборах в райсовет, который по уставу должен был избирать главу района (до этого были прямые выборы) объединились местные недовольные и воронежские скупщики голосов, представляющие провластные бизнес-группировки областного центра.

Здесь надо пояснить несведущим, что собой представлял Рамонский район. Зимой – это 28 тыс. жителей и безработица. Кто может, тот ездит на работу в город. Летом население района увеличивается за счет дачников в пять раз. Впрочем, это не только дачные поселки в прямом смысле слова – очень многие воронежцы покупают жилье в деревнях, но живут на свежем воздухе только в теплое время года, налоги платят по месту прописки – в Воронеже. Недвижимое имущество, как правило, не оформлено, то есть налогов в местный бюджет с дачников никаких. Всё это создает определенную атмосферу недовольства среди местных – сравнение материальной стороны городской и сельской жизни не в пользу последней. Виновата, конечно, власть. И если вам предлагают продать свой голос, вы делаете это легко и с удовольствием. Не только бутылка, но и кукиш в кармане.

Никогда откровенный криминал не был так близок к получению власти, как весной 2008 года в Рамонском районе, – 16 депутатских мандатов из 25. Криминал шел под желтыми флагами одной из официальных оппозиционных партий. Но, что не менее важно, этот криминал имел политическую поддержку на пл. Ленина, 1. За каждой «бандой» стоял свой вице-губернатор. Задачу никто особенно и не скрывал – подмять под себя власть в районе, а через нее получить доступ к земле. Развитие территории никого не интересовало. В идеале – сделать из района сплошной коттеджный поселок.

Скандальная ситуация требовала неординарных действий. Астанина из района перевели под видом повышения – назначили главой областного строительного управления. Алехину отправили на пенсию, а единственного «оставшегося в живых» Логвинова сделали и. о. главы района. Рамонский скандал стоил должности и «политическому» вице-губернатору Владимиру Кобяшеву.

Логвинов остался один на один с почти победившей командой скупщиков голосов. Он нашел, пожалуй, единственный выход. С подачи и после уговоров Логвинова лояльные районной власти депутаты сложили с себя полномочия еще до первой сессии. Совет оказался нелегитимным, на осень назначили новые выборы. У нашего героя оставалось полгода, чтобы перевернуть ситуацию в кипящем страстями районе. На место Кобяшева прислали варяга из администрации президента, самарского политтехнолога Андрея Колядина, который и стал куратором новых рамонских выборов.

Были перетрясены избирательные округа, которые стали из одномандатных трехмандатными. Скупать голоса за троих кандидатов сразу гораздо сложнее. К тому же Колядин координировал выборную работу с правоохранителями – под прессингом милиции скупать или продавать голоса не всякий решится. Тройки доверенных кандидатов Логвинов формировал лично и с этими кандидатами объехал весь район. Как оказалось, он обладает даром оратора и умением убеждать людей. А еще Логвинов умеет проводить нужные ему решения так, чтобы люди их воспринимали как свои собственные. «Вы понимаете, что на всё сразу денег нету, но вы выбираете первоочередность – асфальт, газ, свет, водопровод или фельдшерско-акушерский пункт, а я гарантирую, что то, что вы выберете, будет сделано в течение четырех лет». – «Давайте асфальт!» – «Погодите, сделаем асфальт, вы захотите водопровод. Придется асфальт ломать». – «Хорошо, пусть будет вода».

В отличие от обывателя, Логвинов хорошо понимал приоритетность задач, улучшение качества водоснабжения и газификация были главными приоритетами.

Выиграла октябрьские выборы команда Логвинова с явным преимуществом: 22 мандата получили «логвиновцы-единороссы», сам – тогда беспартийный – Виктор Иванович, еще один местный председатель колхоза, коммунист Николай Сомов. Из «весенней» оппозиции в состав совета смог пробиться лишь один местный «смутьян» из учителей. Ни один из «гастарбайтеров» в новый состав райсовета не прошел. До отставки губернатора Кулакова оставалось меньше полугода.

Через четыре года здесь будет город-сад

Свой первый загородный визит губернаторская чета Гордеевых совершила именно в Рамонский район. Была мартовская холодина, запустевший, непонятно кому принадлежащий замок принцессы Ольденбургской не отапливался. После осмотра мест царского запустения Логвинов пригласил главу попить чаю и очень смущался – можно ли по этикету предложить новому начальнику что-то покрепче чаю. Так и не решился.

Зато уловил тенденции и приоритеты новой власти. Гордееву досталась в наследство проблема районного двоевластия, когда номинально высшим должностным лицом был глава района, избираемый из депутатов, а исполнительная власть принадлежала главе администрации. Гордеев поручил от двоевластия избавиться и всех глав районов перевести на неоплачиваемую основу. Логвинов уже к июлю, первым из глав районов, сложил с себя полномочия и перешел на должность главы администрации. Главой района по рекомендации Логвинова стал тот самый единственный коммунист в совете Николай Сомов, тоже по-своему беспрецедентный случай. Не только в области, но и в России.

Сложно сказать, заслужил ли наш герой какое-то особое расположение Гордеева в начале его губернаторства или нет. Скорее, оказался в нужное время в нужном месте. И с нужной биографией. От «кулаковских» кадров в районах области Гордеев полностью избавился. Осталась лишь четверка ветеранов местного самоуправления, начавшая работать еще при старом – докулаковском – режиме. Логвинов стал единственным руководителем районного звена, «возвысившимся» при Кулакове и сохранившим свой пост при Гордееве. Здесь клеймо «шабановца» сыграло уже в плюс.

Вслед за Гордеевым в Воронежскую область пришли большие деньги, и пришли они преимущественно в АПК или смежную отрасль – переработку. Первое, что сделал наш герой, после того как возглавил район, – провел полную «инвентаризацию» населения. Кто где работает, работает ли официально или «шабашит», если не работает, то почему, какие у человека образование и профессиональные навыки.

Нынешний руководитель Рамонского района Николай Фролов считает, что среди всех его предшественников Логвинову принадлежит особое место в развитии района. «Делалось всё для людей – было построено почти 400 км газораспределительных сетей, газифицировано 18 населенных пунктов, а уровень газификации был доведен с 74% до 94%. Построены многочисленные медицинские объекты, спортсооружения, включая стадион и ледовый дворец».

Виктор Логвинов корректно, но точно говорит: «Я начал руководить районом с нулевой отметки». В область пришел новый губернатор – «федерального значения». В нужном месте важно не только оказаться, но и суметь себя проявить. При Логвинове Рамонский район прочно занял 1-е место в области и по инвестициям, и по итогам социально-экономического развития в целом, опередив «вечных» лидеров – Бобровский и Лискинский районы, хотя до этого занимал лишь 18-е место. Население района выросло аж на 7 тыс. человек – до 35 тыс. человек. Конечно, рост района, треть которого составляли пенсионеры, шел не за счет улучшения демографической обстановки, а за счет трудовой миграции: за время работы Логвинова главой района было привлечено 74 млрд рублей инвестиций, создано 9,5 тыс. рабочих мест, а бюджет района вырос в пять раз.

Как отличить реального, ответственного инвестора от проходимца, которому просто нужна земля, или от авантюриста, не способного рассчитать собственные силы? Разговор главы с потенциальным инвестором строился следующим способом: 1) За сколько времени вы построите свой объект и сдадите в эксплуатацию? Год, два, три? На этот период заключается договор аренды с условием, что если объект сдается в срок, землю вы получаете в собственность, если нет – земля и недострой возвращаются в муниципальную собственность. 2) Юрлицо, которое будет осуществлять хозяйственную деятельность, должно быть зарегистрировано в районе и платить налоги здесь. Телефон главы, как бы это банально ни звучало, доступен инвестору семь дней в неделю 24 часа в сутки.

Список того, что было построено в Рамонском районе за семь лет, впечатляет: завод по производству семян сахарной свеклы «Щелково Агрохим», производство мраморной говядины «Заречное», кондитерская фабрика «KDV-Воронеж», молокозавод «Богдановский», завод по глубокой переработке кукурузы «Дон», Воронежская логистическая компания, «Промтехснаб», «Сиал», многочисленные дилерские центры по продаже автомобилей. Десятки других, не таких крупных объектов.

История появления каждого инвестора по-своему уникальна. Скажем, со «Щелково» пришлось ехать перенимать опыт в Италию. Специалисты знают, насколько актуальна для России тема преодоления зависимости от импортных семян сахарной свеклы. 90% – это импорт. Рамонское предприятие – по сути, первое в России современное производство дражированных семян свеклы.

А в «Заречном», которое тогда еще так не называлось, за опытом ехали в Калугу. У второго по величине российского говяжьего бизнеса было целых 12 разных вариантов «прописки» в Воронежской области. Именно столько глав районов в 2010 году направил Гордеев в ознакомительную поездку. Все опытные главы осторожничали, понимая, что под такой проект нужно огромное количество земли. Логвинов рискнул и предложил реализовывать проект в Рамонском районе. Базой было выбрано село Заречное. Там известный воронежский политик и ретейлер занимался разведением инкубационного яйца башкирской утки. Занимался без видимого успеха и согласился продать хозяйство. Постепенно, шаг за шагом расширялись территория и бизнес «Заречного». Сегодня это 15 млрд рублей капиталовложений и 23% территории района. Проект постепенно вышел за пределы Рамонского района – рамонские коровки добрались еще до шести районов области. Мраморная говядина «Праймбиф» быстро стала визитной карточной Воронежской области, без воронежской говядины сегодня не обходится ни один приличный московский ресторан, разве что рыбный.

Может быть, старая неудача с Дюрром научила нашего героя быть более решительным, что ли. Забавно, что те три колхоза, которые не захотели «упасть» под Дюрра, поменяли кто два, кто три раза собственников.

Строительство шоколадной фабрики «KDV-Воронеж» за 30 млрд рублей с 4 тыс. рабочих мест – это еще одна грандиозная история успеха. Увы, с привкусом трагедии. Имя инвестора Дениса Штенгелова еще долго будет ассоциироваться у россиян с трагедией «Зимней вишни». Логвинов помнит томского производителя сладкой пищи как человека, лично руководившего гигантским строительством, и считает его одним из самых энергичных и умелых бизнесменов, с кем ему доводилось работать. После пожара в Кемерово бизнесмен перестал приезжать в Рамонь и руководит бизнесом из-за рубежа.

Перечислять новые производства, возникшие или полностью модернизированные при Логвинове, можно долго, но больше всего наш герой гордится не новыми промышленными объектами, а строительством новой детской поликлиники и детской больницы, многочисленных фельдшерско-акушерских пунктов.

Еще один мегапроект «Сити-парк «Град» формально находится на земле Рамонского района и является одним из крупнейших налогоплательщиков, но фактически этот самый большой в Черноземье торгово-развлекательный центр стал частью Воронежа. Землю под него покупали у частников еще во времена Астанина, строительство и сдача в эксплуатацию пришлись на эпоху Логвинова, который сумел добиться при поддержке инвестора проекта Евгения Хамина, чтобы операторы центра зарегистрировались и платили налоги в Рамонском районе.

«Шабановец» становится «гордеевцем»

В июле 2013 года в судьбе Виктора Ивановича мог случиться еще один кульбит. После отставки мэра Воронежа Сергея Колиуха и. о. главы города и ставленником партии власти стал экстравагантный мебельщик Геннадий Чернушкин, чудил он недолго, ушел сам. До выборов оставалось меньше трех месяцев. Кандидатов спасать «Титаник», то есть Воронеж, было двое: Александр Гусев и наш герой. Доктор политических наук Александра Глухова рассказывала, что именно она «отсоветовала» Гордееву делать ставку на Логвинова: дескать, район маленький, да и в Воронеже этого «агрария» плохо знают. В результате Гусев стал мэром, а затем и губернатором. Любопытно, что Гордеев у нашего героя не спрашивал желания возглавить Воронеж, в СМИ просочились лишь слухи. То, что слухи имели под собой реальную почву, выяснилось много лет спустя из интервью Глуховой.

Годом позже Логвинову было «позволено» стать соперником самого Гордеева в праймериз «Единой России» во время выборов губернатора. То есть во время перевыборов Гордеева на второй срок. Еще одним «спарринг-партнером» был сенатор Геннадий Макин. Догадывался ли Гордеев о неприязненных отношениях Макина и Логвинова, намеренно ли сталкивал их лбами? Но спортивный интерес к праймериз среди номенклатуры Алексей Васильевич сумел создать. Ведь за почетное второе место развернулась реальная борьба. С минимальным отрывом в три голоса серебро завоевал Макин, Логвинов оказался третьим. Но, видимо, победитель, он же главный судья Гордеев делал какие-то свои выводы. Спустя некоторое время и Макин, и Логвинов стали заместителями Гордеева. С той разницей, что для сенатора Макина это стало началом «возвращения с ярмарки», то есть явным понижением, а для Логвинова – началом или продолжением «дороги на ярмарку» – карьерным взлетом. Сегодня, после назначения Гордеева вице-премьером и избрания Гусева губернатором, можно констатировать – карьера Макина завершилась, карьера Логвинова уперлась в потолок.

Дело было так. В ноябре 2015 года Гордеев приехал в Рамонский район с инспекцией, с ним был его зам – руководитель агродепартамента Анатолий Спиваков. Уезжая, Гордеев сказал Логвинову прибыть к нему следующим утром. Предложение стать замом Гордеева («Спиваков уходит по состоянию здоровья») было для Логвинова полной неожиданностью, но, конечно, он согласился. Нашему герою был положен кабинет в пафосном, но имеющем пропускной режим здании на пл. Ленина, 1. Всё, о чем попросил Логвинов губернатора, – оставить кабинет в «совнархозе». «Хочу быть поближе к народу», – признался Виктор Иванович.

Спустя три года он так и сидит в «совнархозе», поток «сельских ходоков» – что к Ленину. Одно из важных нововведений, введенных Логвиновым на посту зампреда, – это гласное распределение субсидий. Для получателей субсидий была создана система одного окна, все заявки заносятся в единый журнал по всем видам субсидий – кто-то будет первым в очереди, кто-то не успеет, но влезть вне очереди не сможет никто. И второй принцип – относиться ко всем одинаково, независимо от того, мелкий это бизнес или крупный. А еще теперь субсидии распределяются гласно: на совете АПК при губернаторе, который проходит раз или два в год. Рабочие моменты обсуждаются на президиуме этого совета, в который входят как главы передовых районов (Бобровского и Лискинского), так и представители крупного бизнеса, включая и уполномоченные банки. Есть здесь место и представителям фермеров, и, что самое приятное, вся эта кулуарная работа проходит в открытом для прессы режиме (слушать можно, вопросы задавать нельзя).

Два года под руководством Гордеева и год «под Гусевым» сделали Логвинова одним из политических тяжеловесов региона. Он не прилагал для этого видимых усилий. Просто еще раз оказался в нужном месте в нужное время и «кашу маслом не испортил». Наверное, это просто надо заслужить от судьбы.

При перестановках после избрания Гусева губернатором возможность отставки Логвинова даже не обсуждалась. Более того, его недавнее назначение членом рабочей комиссии Госсовета по сельскому хозяйству – это своего рода знак отличия и охранная грамота.

В свою очередь, новый губернатор четко старается показать, что именно он в доме хозяин. Назначение логвиновского предшественника Анатолия Спивакова советником губернатора – это для того, чтобы «карась не дремал», и напоминание, что монополией на понимание сельхозпроблем Логвинов не обладает. Вторым кадровым сюрпризом стало произошедшее в январе назначение руководителем агродепартамента 33-летнего Алексея Сапронова, последним местом работы которого был дорожный департамент.

На наш взгляд, все эти ходы – грамотные номенклатурные ответы на усиление в администрации области «гордеевцев» (вместе с Логвиновым это вице-губернатор Виталий Шабалатов). Ведь сам Гусев, будучи, разумеется, «главным гордеевцем», монополией на общение с вице-премьером не обладает. Тут у многих остался номер мобильника Алексея Васильевича. Да вот вопрос, чьи номера в этом мобильнике есть. Предполагаю, что логвиновский есть. Но, как опытный номенклатурный игрок, он никогда не будет беспокоить начальство, перепрыгивать через голову или выпячивать себя. Награда найдет героя.

Я беседовал с Логвиновым в канун нового 2018 года, в короткий промежуток между переходом Гордеева в Москву и до утверждения Гусева губернатором, когда вся система воронежской власти «подвисла», и задал простой вопрос: «Неужели не хочется себя попробовать в агробизнесе, как тот же Спиваков, имея такой колоссальный опыт работы именно на земле?» – «Для большого бизнеса нужны большие деньги и земля. Таких денег я не заработал, и земли нет», – ответ прозвучал настолько простодушно, что сомневаться в искренности не приходится. А говоря о своем туманном в тот момент будущем, господин Логвинов вспомнил одно из любимых выражений: «Была бы шея – хомут найдется».

Хомут в России и есть награда.

   
Александр Пирогов
(473) 212-02-88
 
 
 
Самые читаемые новости
   
 
 
   
Комментарии к блогам
Да, мне тоже странно, что в Воронеже ничего даже подобного не строится. Все инновационные детские сады и школы. Все в области.
znova, 18.09.2019, 13:56:48
Члену союза писателей грех не знать, что книжный рынок России (как и во всем мире) усиленно сокращается. За последние 10 лет примерно на 40 % по всем...
Леонид Х, 14.09.2019, 06:59:11
Это точно. И не стоит уходить от сути явления. В Боровском районе порядка 4 тысячи учащихся, в том числе в самом Борове 1.6 тысячи и 2.4 тысячи в ра...
Леонид, 08.09.2019, 20:37:06
Какую-то глупость ГОСТЬ пишет. Если глупо сравнивать, то давайте отменим футбол, хоккей, шахматы и т.д. А еще и среднюю школу, прием в вузы, все госко...
mogilev_m, 28.08.2019, 13:20:01
Очень характерный прием в дискуссии: "следуя логике" автора вывести откровенную ... глупость, а потом критиковать ее, типа "аффтор дурак". Следуя логи...
mogilev_m, 28.08.2019, 13:16:48
 
             

 
 

Бизнес-издание Абирег-Москва

Ведущие Бизнес-центры Воронежа

Конференц-залы Воронежа

 
   

Авторы блогов никак не связаны с редакцией "Абирега". Авторы самостоятельно добавляют информацию и несут ответственность за ее достоверность.

Показано: количество показов за 30 дней, за неделю и за сегодня

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Создание сайта - "Алекс"