Up
Вы читаете новости региона:
USD EURO
Вопрос недели

Улучшилась ли ситуация с московским пассажирским транспортом после запуска МЦД-1 и МЦД-2?

нет, работа МЦД не отлажена, пользоваться ими неудобно
да, заметно улучшилась транспортная доступность, стало комфортнее добираться в часы пик
не знаю, эффективность можно будет оценить только после запуска МЦД-3
не пользовался МЦД

 7521 
   
Защита: Введите код c картинки
Результаты
Комментарии к публикациям
Доброй ночи. Хорда, разумеется не нужна не только жителям ЮВАО, а всем здравосмыслящим. Достаточно эстакады на Волгоградском проспекте (24 часа в сутки дви...
Галина, 28.11.2019, 00:39
Не знаю, кто в итоге будет возводить комплекс, но зато порекомендую лучшего в России поставщика спортивных тренажеров для дома и залов. В ассортименте мног...
Денис, 21.11.2019, 18:49
Цели у застройщика и у дольщиков разные ! Дольщики хотят квартиры, а застройщик просто денег и побольше. ...
Алексей, 19.10.2019, 22:16
Юрьев с лета 2014 г. был в ЦОДД, до этого в банках трудился. Какие 10 лет?...
Ирина, 16.10.2019, 10:54
Где связь заголовка и содержания? Заморозка сделок - не является лишением разрешения на строительства. Запрет на строительство - это другое!...
Вячеслав, 12.08.2019, 13:35
23.04.2019, 16:02:31

Замминистра инвестиций и инноваций Московской области Антон Логинов: «Наша цель – заполнять 10% промышленных площадок в год»

Москва. 23.04.2019. MSK.ABIREG.RU – Эксклюзив – 3 апреля в индустриальном парке «Есипово» в городском округе Солнечногорск Московской области открылся завод по выпуску автомобилей Mercedes-Benz. В церемонии открытия участвовал президент России Владимир Путин, что, впрочем, говорит не только о политической значимости мероприятия. Инвестиционные проекты такого уровня – большая удача не только для Московской области, но и для России вообще. Таких инвесторов как «Мерседес-Бенц Мануфэкчуринг РУС» ищут по всему миру, страны конкурируют за их заводы. Что может предложить инвесторам Московская область? Какую роль в этом должны сыграть индустриальные парки? Чему российский бизнес может поучиться у иностранцев и почему марсельское твердое мыло продается успешнее российского – об этом и многом другом «Абирег-Москва» поговорил с замминистра инвестиций и инноваций Московской области Антоном Логиновым.

– Антон Владимирович, давайте начнем с цифр. Расскажите, что представляет собой сегодня система индустриальных парков и ОЭЗ в Московской области.

– На территории Московской области сейчас работает 58 индустриальных парков, 13 технопарков, три особых экономических зоны и шесть промышленных площадок. Это самый большой показатель среди регионов, учитывая, что в целом по стране у нас насчитывается примерно 200 площадок, которые можно называть индустриальными парками в соответствии с ГОСТ.

Мы уделяем этому направлению особое внимание. Я считаю, что сегодня индустриальные парки или особые экономические зоны должны быть обязательным атрибутом любого субъекта. Мы живем в эпоху глобальной конкуренции, в том числе конкуренции за привлечение инвестиций. Инвесторы - это новые предприятия, налоги, рабочие места и, конечно, статус. Когда в регион заходит известная иностранная компания, строит там, к примеру, завод, то это знак для других инвесторов – мол, здесь хорошие условия, можно работать, развивать бизнес. В этом смысле мы сейчас конкурируем не только с другими регионами России, но и с другими странами – Китаем, Чехией, Польшей, Болгарией. И нам есть что предложить.

–  Имеете в виду недорогую из-за курсовой разницы рабочую силу и энергоресурсы?

– Не только. Хотя по этим ресурсам мы вполне конкурентоспособны и по сравнению с Китаем, и по сравнению с рядом европейских стран. В первую очередь я говорю о географическом положении России, емкости внутреннего рынка и качестве промышленных площадок и инструментов поддержки, которые мы можем предложить инвестору. Прошли времена, когда крупный бизнес заходил в регион на пустой участок земли с неясной перспективой подсоединения к инженерным сетям и мощностям. Сейчас, чтобы конкурировать, нужно предлагать готовые площадки и поддержку в решении возникающих проблем. При этом важна скорость, мобильность, быстрое принятие решений. Если инвестор приходит и видит, что площадка не готова, а мы ему обещаем сделать все под ключ в течение двух-трех лет, то на такие условия может согласиться только крупный бизнес, у которого есть доступ к длинным деньгам. А малый и средний хочет начать проектировать чуть ли не со следующей недели и уже через год запустить предприятие.

– Московская область интересует иностранных инвесторов в первую очередь как рынок сбыта?

– Не только. Рынок сбыта – это, конечно, одно из наших ключевых преимуществ. В Москве и Московской области огромная численность населения и высокий платежеспособный спрос. Но, благодаря тому, что все дороги в России ведут в Московский регион, инвесторы рассматривают нас и как площадку для локализации производств, нацеленных на насыщение всего российского рынка и рынка ближайших стран – Белоруссии, Казахстана, Узбекистана и так далее. А также как промышленно-производственную площадку для экспорта. Например, четыре года назад к нам пришла финская компания, которая при проектировании завода сразу заложила мощности не только для насыщения российского рынка, но и для поставок в Китай. Крупная американская компания производит в Подмосковье шоколадную продукцию для Египта и других арабских стран, а в перспективе планирует выйти на рынок Ирана и Китая.

– Американские и европейские экономические санкции как-то повлияли на привлечение инвесторов в Подмосковье?  

– Безусловно, и это влияние, скорее, со знаком плюс. Из-за запрета на ввоз целого ряда товаров из стран ЕС у нас освободились целые ниши, и теперь их активно занимают либо российские предприятия, которые налаживают новый выпуск продукции, либо иностранные – те, кто быстрее всего сориентировался. Они открывают предприятия и захватывают не только ту долю, которую занимали ушедшие компании, но и доли конкурентов, которые не сумели быстро сориентироваться.

– На недавно прошедшем Дне индустриальных парков была представлена статистика по привлечению регионами инвестиций в индустриальные парки и ОЭЗ за два десятилетия – с 1998 по 2017 годы. Московская область с 87,3 млрд рублей расположилась лишь на четвертой строчке рейтинга, уступив Татарстану, Липецкой области и занявшей первое место Калужской области с ее 345 миллиардами. Скажите, чем Калужская область инвестиционно-привлекательнее Московской?

– Ничем. Мы просто несколько позже сориентировались в новых тенденциях. Когда в середине нулевых в Калуге уже были и особые экономические зоны промышленного типа, и индустриальные парки с готовой инфраструктурой, у нас это направление только начало развиваться, было создано четыре-пять индустриальных парков и одна особая экономическая зона. Но пять лет назад мы кардинально пересмотрели свой подход к привлечению инвесторов и подготовке площадок под эти цели и сейчас готовы удовлетворить запросы любого инвестора. Сейчас мы готовим площадки на территории практически каждого муниципального образования. Это будут подготовленные площадки, каждая со своей спецификой. Одни будут специализироваться на сельскохозяйственной тематике и переработке продуктов питания, в других будет упор на научную составляющую и так далее.  

– То есть вы делите их по специализации?

– Во-первых, по отраслям, во-вторых, по специализации. Например, особые экономические зоны у нас двух видов – технико-внедренческие и промышленно-производственные. «Исток» и «Дубна» у нас традиционно были технико-внедренческими, но «Дубна» несколько лет назад получила право размещать у себя и промышленные производства. А «Ступино» – это чисто промышленная зона.

Большое внимание мы уделяем и отраслевой специализации площадок, и это тоже международный тренд. Многие регионы до сих пор привлекают любых инвесторов без разбора: легкую химию готовы посадить рядом с пищевой промышленностью. Иностранные компании такой подход не понимают. У них есть традиционная специализация – кадровая, историческая, кластерная. Поэтому они спрашивают: а зачем вы нам предлагаете такое соседство, земли больше нет? Для них это непонятно.

Создавать мультифункциональные парки менее эффективно и с точки зрения экономики. Разным видам бизнеса нужны разные виды сервиса, разные поставщики и инфраструктура. Поэтому экономически целесообразнее собирать на одной площадке одинаковые и смежные производства. Взять, к примеру, сырный кластер, который у нас скоро появится в Дмитровском городском округе. Там еще только строится инфраструктура первой очереди, а свободной земли уже нет – весь парк забронирован инвесторами. Минсельхоз сейчас готовит предложение по его расширению, потому что заявки продолжают поступать.  Почему? Потому что применен кластерный подход.  

Дмитровский городской округ – один из сильнейших в сельском хозяйстве. Там хорошая экология, есть предприятия по производству молока, по переработке сыворотки и так далее. Новому предприятию не придется думать о том, куда ее деть. При этом рядом будут построены большие складские мощности, дороги, откроются торговые сети. Это будет уникальная территория, где сырный производитель на месте может решить большую часть своих вопросов. Тот же самый подход применим и к другим отраслям. Химические производства, к примеру, требуют широкую санитарную зону, большие запасы воды, очистные и другие инженерные сооружения, системы утилизации отходов. Гораздо дешевле строить их сразу под несколько резидентов.     

– Помимо частных и муниципальных у вас есть и третий вид индустриальных парков – те, что вы развиваете самостоятельно. Парк «Есипово», например. Читал, что только на 4-полосную автомагистраль до него из областного бюджета потратили около 5 млрд рублей.        

– Региональные парки, такие как «Есипово», мы планируем развивать, во-первых, для того чтобы размещать там инвесторов с особыми запросами, которые не могут удовлетворить муниципалитеты или частные парки. Это имиджевые проекты для Московской области. А во-вторых, для того чтобы придать импульс развития муниципальным образованиям, куда бизнес не идет по той или иной причине.

– Завод «Мерседес» – одна из таких имиджевых историй?

– Абсолютно верно.

– Как такого резидента удалось завести в Московскую область?

– Мы очень старались. Конкуренция между регионами была довольно высокой. Выступая на закладке первого камня в фундамент будущего завода, один из руководителей «Мерседес» даже рассказывал, среди каких регионов они выбирали и по какому приоритету. В итоге выбор остался за Московской областью, и мы этому очень рады.

– А по какому приоритету они вас выбрали, если не секрет? Это какое-то уникальное преимущество Московской области?

– Я уже говорил, одно из ключевых преимуществ нашего региона – это рынок сбыта. Москва и Московская область – это большая часть и населения и платежеспособного спроса. Плюс логистика. С царских времен так повелось: все дороги ведут в Московский регион. Еще одна наша сильная сторона – кадры. Их наличие и их качество. Ну и были еще некоторые дополнительные моменты.

– Это один из ваших крупнейших резидентов за последние несколько лет?

– У нас есть и другие крупные проекты, но в сфере автопроизводства и машиностроения этот – один из крупнейших, знаковых проектов. 3 апреля состоялось открытие завода в Есипово.  

– То есть конвейер уже запущен?

– Первый автомобиль должен сойти с конвейера ориентировочно в мае, потом завод постепенно выйдет на проектную мощность. Будет выпускать автомобили для российского рынка. Те машины, которые сойдут с конвейера в мае, будут очень внимательно исследоваться немецкими специалистами, чтобы стандарты качества у автомобилей, которые производятся в России и в других странах, были идентичными.

– А как немцы решили вопрос с кадрами? По заявленным данным численность рабочих на заводе составит 1,5 тысячи человек.   

– Кадровый вопрос был очень актуален. Промышленность сейчас развивается настолько быстро, что корректировать программы обучения не успевает, к сожалению, ни один регион, ни одна страна. Университеты, институты и техникумы дают базовое образование, а далее новоиспеченные специалисты приходят на работу и уже на конкретном предприятии учатся еще полгода. Это, конечно, пугает инвесторов, заставляет искать площадки с уже готовыми специалистами.

С «Мерседесом» мы отработали новый формат подготовки кадров: на базе Клинского автомобильного техникума открыли отдельную кафедру, где «Мерседес» готовит рабочих для своего завода. После обучения ее выпускники смогут работать на любом автосборочном предприятии, но «Мерседес» их ориентирует на свое производство. Компания даже планирует закупить в техникум такое же оборудование, как на заводе, чтобы студенты на последних курсах имели возможность на нем практиковаться. Тогда они с первого дня, без раскачки, смогут работать на предприятия максимально эффективно, понимая разницу между теорией и практикой.

Вообще, это не единственный пример нашего взаимодействия с инвесторами по подготовке квалифицированных кадров. Правительство Московской области в целом объявило о перезагрузке профессиональных средних специальных учебных заведений. Подобные проекты реализуется в городских округах Богородск, Электросталь, Лобня, Домодедово и других муниципалитетах области.  

– Назовите основные проблемы, которые, на Ваш взгляд, тормозят развитие индустриальных парков и особых экономических зон?

– Это не проблемы, а, скорее, базовые сложности. На одной из встреч губернатора с бизнесом мы провели опрос среди бизнесменов, что, на их взгляд, влияет на инвестиционный климат в Московской области, что можно улучшить. Треть из них пожаловалась на контрольно-надзорные органы. И дело даже не в том, что они мешают работать – сама система контроля зачастую бывает довольно запутанная и непонятная для бизнеса.

Отмечу, что сейчас вопросу деятельности контрольно-надзорных органов будет уделяться особое внимание. Например, ближайшая встреча предпринимателей Подмосковья и заместителя председателя правительства Московской области Вадима Хромова, который курирует вопросы взаимодействия с бизнес-кругами, будет посвящена именно это проблематике. Участники встречи смогут задать любые вопросы, озвучить самые острые проблемы, мы их совместно будем решать.

Второй барьер – это сопровождение инвестпроектов, которое зачастую не выстроено. А между тем для иностранных компаний наличие такой поддержки – одно из главных условий в выборе ими того или иного региона. Представьте, к вам приходит японская компания, которая специализируется на выпечке хлеба, а ей надо построить завод. Одно дело, когда это глобальный холдинг приходит, который по всему миру заводы штампует раз в три года. А если небольшая компания? Они умеют печь хлеб, но понятия не имеют, как в России построить завод, какие разрешении и у кого нужно получить, где найти поставщиков и подрядчиков.

У нас в Московской области система сопровождения инвестпроектов выстроена четко: мы закрепляем за инвестором отдельного менеджера, который водит его по всем инстанциям. Кроме того, большая часть услуг у нас переведена в электронный вид, чтобы инвестору вообще не нужно было бегать по непонятным для него кабинетам и выяснять, что от него хотят.  

- А еще какие есть барьеры?

– Ну а далее – это то, о чем спрашивает инвестор, когда заходит на любую территорию, независимо от того, Россия это или другая страна. Это земельный участок с подготовленной инфраструктурой, есть ли меры поддержки – налоговые льготы, компенсации. Это доступность финансирования, которое у нас пока более дорогое, чем в той же Азии или европейских странах. И это кадры. У нас в Московской области, как я уже сказал, все эти аспекты отлажены довольно четко. Мы предлагаем инвесторам не просто землю с инфраструктурой, но и компенсируем затраты на ее строительство в размере до 10% стоимости инвестпроекта. Условно говоря: миллиард вложили – 100 миллионов мы компенсируем.

– А финансовые условия – это уже вопрос к банкам, так?

– Не совсем. Доступность финансирования – один из важных аспектов инвестиционной привлекательности страны или региона. И региональные власти вполне могут влиять на этот аспект. В Японии, к примеру, кредиты на развитие бизнеса в приоритетных отраслях выдают под ноль процентов. То есть тебе дают деньги, и ты их должен вернуть через 10 лет и ничего не доплачивать. Мы сейчас тоже можем предложить интересные условия. Фонд развития промышленности Московской области сейчас выдает бизнесу кредиты под 5% годовых в рублях на 5 лет и под 3% - с банковской гарантией. Для российских предприятий это уже фантастика. Когда я рассказываю про наши меры поддержки в регионах – мне не верят.

– Можете поделиться планами по привлечению инвесторов, есть у вас какой-то KPI? К чему стремитесь?

– У нас сейчас есть двадцать готовых площадок, чтобы представлять Московскую область на любом уровне. Там уже есть инфраструктура, профессиональная управляющая компания, общая свободная площадь – 2 тысячи гектаров. Плюс у нас есть площадки, которые нужно «дотолкать», чтобы они тоже были на высоком уровне. То есть где-то не хватает мощностей по газу или электричеству, где-то еще не доделали инфраструктуру, где-то управляющая компания еще не соответствует тем характеристикам, которым должна соответствовать. Это еще дополнительно 3 тысячи гектаров. То есть всего 5,5 тысяч гектаров промышленных площадок у нас есть для заполнения. Наша цель и KPI – заполнять ежегодно не менее 10 процентов, то есть примерно 500 гектар в год. Учитывая, что один инвестпроект занимает в среднем 3-5 гектара, планы у нас довольно амбициозные.

– Как вы оцениваете потенциал отечественных инвестпроектов?

– Две трети инвестпроектов, которые сейчас реализуются в Московской области – это российские деньги, российские идеи. С этим дефицита нет. Но российским предприятиям сейчас нужно заниматься не только производством, но и продвижением своих брендов. Я часто приезжаю на крупные предприятия и задаю вопрос: «Сколько у вас людей в отделе маркетинга?» Часто слышу в ответ: «Два» или «У меня секретарша презентации рисует». То есть у нас слово маркетинг до сих пор ругательное, расходная статья бюджета. Но без него никуда.

Те же американцы или европейцы давно поняли, что сбыт продукции – это, в первую очередь, маркетинг. Сейчас я планирую поездку во Францию, а жена мне говорит: купи марсельское мыло. Марсельское мыло – это аналог нашего «хозяйственного». Все, кто туда едут, покупают марсельское мыло. А ведь эта ценность создана не столько качеством, сколько маркетингом. Французы  убедили весь мир, что их мыло лучше и им можно пользоваться и детям, и взрослым.

– Полагаю, нашему бизнесу тоже придется научиться этому. В этом году в Московской области стартует программа по поддержке экспорта. Можете рассказать о ней чуть подробнее?

– Не совсем стартует, в этом году мы ее усиливаем. У нас создан Фонд внешнеэкономической деятельности Московской области, который оказывает содействие по выходу на зарубежные рынки субъектам малого и среднего предпринимательства. В этом году мы за счет регионального бюджета увеличиваем финансирование этого направления и включаем туда не только малый и средний, но и крупный бизнес. Соответственно сейчас прорабатываем дополнительные меры поддержки, которые можем оказывать. То есть активно работаем в этом направлении, ведь президент поставил задачу – удвоить в два раза несырьевой экспорт к 2024 году.

– Вы изучали этот рынок, нам есть что экспортировать?

– Конечно, есть. В Московской области есть много и российских и иностранных компаний, которые занимаются производством и могут поставлять свою продукцию на экспорт. Наша задача – выяснить, чем им можно помочь, где подтолкнуть, чтобы появились новые продукты или увеличился объем того, что они уже производят.

Взять для примера пищевую промышленность. У нас есть много интересных экологичных товаров, которые ценятся в Азии. К сожалению, многие компании, вместо того, чтобы увеличивать выпуск своей продукции – в два, три, четыре раза – и выходить на новые рынки, работают только в своем регионе. Наша задача – найти их и сказать: мы готовы вам помочь выйти на зарубежные рынки, создать комфортные условия, благодаря этому вы сможете увеличить свой доход в 2-3 раза. Думаю, многие на это согласятся.

Следующая ниша – несырьевой экспорт. Это туристические, медицинские, образовательные, IT-услуги и так далее. Россия всегда отличалась тем, что учила студентов из стран Африки, Азии, Европы. Качество медицины у нас быстро растет, в том числе за счет реализации коммерческих проектов. Поэтому нам есть что экспортировать, главное – активизировать эту работу.  

– Но сможем ли мы конкурировать на зарубежных рынках? Ведь Вы сами же сказали, что продавать как иностранцы мы пока не умеем.  

– Если мы хотим завоевывать зарубежные рынки, то нужно этому нужно учиться, хорошо производить и хорошо продавать, в том числе учитывая специфику менталитета. Недавно мы встречались с коллегами из Китая, говорили о сбыте европейской продукции в Азии. В том числе коснулись ошибок, которые совершают компании, выходя на зарубежные рынки. У нас разные понятия о продукции, о том, как она должна быть представлена на полках, как продаваться. Например, в Китае некоторые цвета вообще недопустимы в пищевой упаковке, потому что ассоциируются с чем-то низкосортным, почти испорченным. Нам говорят: вот вы заворачиваете продукцию в этот цвет, привозите к нам, а у нас к этому никто серьезно не относится. А Японцы, например, не любят больших коробок. Им не нравится, когда открываешь коробку конфет – и они все сразу открыты. Для них важно, чтобы каждая конфета была упакована отдельно. Если этого не знаешь и пытаешься зайти на чужой рынок, то получается грустная ситуация: деньги и время потрачены, а результат нулевой.  

   
Игорь Зятев
(495) 720-11-10
 
 

Комментарии на Facebook.com
Orphus
:    30 ,

Абирег Москва msk.abireg.ru
Агентство Бизнес Информации 

  т. 8 (495) 720-11-10, 8 (495) 560-48-82  msk@abireg.ru