Up
Вы читаете новости региона:
USD EURO
Вопрос недели

По данным Brandmonitor, рынок поддельных luxury-товаров в России обогнал по выручке легальный. А вы этому поспособствовали?

Нет, всегда покупаю только оригиналы
Нет, предпочитаю массовые бренды с низкой ценовой категорией
Да, сейчас реплику трудно отличить от люкса
Да, потому что экономлю семейный бюджет

 1363 
   
Защита: Введите код c картинки
Результаты
Комментарии к публикациям
c трудом представляю себе как на 300 квадратах разместить и производство и склад и магазин и офис. Разве что каких ипэшников-кустарей это заинтересует. Но ...
Скептик, 08.08.2019, 09:42
До Газовой на самом деле удобно добираться. Если воплотят задуманное на хорошем уровне, то в Воронеж еще логисты заходить будут....
Михаил, 07.08.2019, 14:33
Интересная тема. Но в регионах трудно будет взлететь. В мск бизнес все же более движяковый...
Адам Левайн, 07.08.2019, 14:27
Предлагаю учредить медаль "За казнокрадство и мздоимство". Необходимо З.Церетели поручить изготовление "награды" из чугуна. Зная его любовь к большим фор...
Таиров Фахратдин, 18.07.2019, 19:10
Все верно написано. Мы испробовали все пути преодоления проблемы недостроя - это корпус 13 ЖК Новокосино-2 в г.Реутов. Наш дом начат в 2013г. Квартиры все ...
Любовь, 24.08.2018, 18:26
25.07.2019, 16:03:59

Ведущий аналитик Группы «Черкизово» Андрей Дальнов: «Чтобы наращивать производство мяса, нужно открыть Китай и ввести продовольственные программы»

Москва. 25.07.2019. MSK.ABIREG.RU – Эксклюзив – Потребление мяса можно по праву назвать индикатором благосостояния граждан: когда падают реальные доходы населения, спрос на мясо и мясопродукты снижается. Аналитики «СовЭкона» прогнозируют в этом году самые низкие темпы роста производства мяса в России за последние 10 лет – не более полпроцента. Прогноз Группы «Черкизово» (крупнейший производитель и переработчик мяса в стране) более оптимистичен – 2-4%. Впрочем, и эти цифры производителей не очень радуют. Как будет развиваться российский рынок мяса в ближайшие несколько лет, какую роль в этом должен сыграть Китай, как с помощью экономических мер заставить россиян есть больше, и чем нам в этом может помочь Америка? Об этом и многом другом корреспонденту «Абирег-Москва» рассказал ведущий аналитик Группы «Черкизово» Андрей Дальнов.

- Андрей, правда ли, что в этом году потребление мяса в России вырастет всего на полпроцента?

- Я думаю, что это слишком пессимистичный прогноз. По нашим оценкам, а мы базируемся на прогнозах отраслевых союзов, рост по отрасли будет в пределах 2-4% процентов. По свинине – около 4%, по птице – 2% и по говядине – 1-2%. Замедление темпов, безусловно есть, но это вызвано уходом с рынка продукции нескольких производителей – белгородского и ростовского дивизионов «Белой птицы», которые производили мясо бройлера, и ростовского производителя индейки – компании «Евродон». У первого были финансовые проблемы, а второй не пережил вспышку птичьего гриппа.

- Сколько мяса сейчас потребляют россияне?

- Россия потребляет примерно 11 миллионов тонн мяса в убойном весе в год, это примерно 75 килограммов на душу населения. В эту цифру входят все виды мяса, полуфабрикаты и готовые мясные изделия – окорока, колбасы, сосиски и т.д. Последних мы ежегодно потребляем, по данным Росстата, 2,4 миллиона тонн. Потребность в птице и свинине у нас на 96% закрывают российские производители, говядиной Россия обеспечена примерно на 85%.

- 75 килограммов на душу – много это или мало в сравнении с другими странами?

- По этому показателю мы далеко не в лидерах. По данным продовольственной организации ООН, в мире есть немало стран, где потребляется до 100 килограммов мяса и более на душу населения. Это США, Аргентина, Австралия и т.д. Причина этого, скорее, не в гастрономических привычках, а в финансовых возможностях потребителей, а и эту корреляцию можно наблюдать везде: как в стране растет ВВП – так сразу растет спрос на мясо и колбасу, и наоборот.

То есть, если сравнивать со странами–рекордсменами, российский рынок мяса может вырасти еще как минимум на 30%. Причем без ущерба для здоровья населения, потому что и Австралия, и США, и Аргентина сейчас превосходят Россию по средней продолжительности жизни.

- Чего больше в этих 75 килограммах – птицы, свинины, говядины?

- Почти половина – это мясо птицы. В оставшемся объеме доминируют говядина и свинина, и совсем немного приходится на баранину, конину и другие «экзотичные» виды мяса. Главное конкурентное преимущество курятины – ее невысокая цена, но так было не всегда. Как-то мне в руки попал старинный рецепт пожарских котлет, в котором дается рекомендация: для удешевления блюда заменить куриную грудку говядиной. То есть в начале прошлого столетия в структуре потребления в России преобладало красное мясо, курица тогда была дороже говядины. Но с развитием птицеводства себестоимость курицы стала падать и сейчас ее цена – самая низкая. В апреле этого года, к примеру, она упала со 150 до 144 рублей за килограмм. Поэтому птица остается самым конкурентоспособным продуктом, причем не только по сравнению с говядиной и свининой, но и с другими источниками белка – молочными продуктами и рыбой.

- Получается, курица у нас конкурент не только мясу?

- Совершенно верно. Когда уровень доходов в стране падает, население переключается на курицу, уменьшая потребление не только красного мяса, но и его субститутов: рыбы и молочной продукции.

- По этой причине у нас в 2000-х годах американские «ножки Буша» имели бешеную популярность?

- Да, именно в цене было все дело. В Америке птицеводческая отрасль в том виде, в котором она сейчас находится, формировалась с 50-х годов прошлого века. Были построены крупные холдинги с собственными программами селекции, рецептурами кормов. Они были и остаются очень конкурентоспособными по себестоимости производства, а темное мясо курицы в США стоит очень мало. Плюс в 90-е годы Россия столкнулась со стремительным падением доходов населения. Люди искали самый дешевый и сытный продукт, и им стали американские куриные «окорочка». Тогда в сознании потребителя не существовало разницы между замороженным и охлажденным куриным мясом, да и не до нее было.

В результате эти «ножки Буша» по супернизкой цене стали оружием, которое фактически разрушило все наше животноводство. На мой взгляд, переход к свободному рынку мог быть плавным, если бы государством были введены тарифные квоты, пошлины, чтобы ввоз импорта не был бесконтрольным.

- Внутренний рынок мяса в России последние два года почти не растет, но крупные отечественные агрохолдинги, в том числе и «Черкизово», регулярно анонсируют проекты по строительству новых животноводческих комплексов. Где искать покупателя на новые тонны мяса?

-У нас есть несколько резервов. Во-первых, продолжать замещение импорта. Четыре процента рынка птицы и свинины, которые сегодня заняты иностранной продукцией, – это десятки тысяч тонн. По говядине еще больше. Второе направление – это постепенное вымещение с рынка неэффективных предприятий и личных подсобных хозяйств. В частных подворьях сегодня выращивается порядка 5% потребляемой птицы, 15% - свинины и 50% - говядины. Понятно, что целиком личные подсобные хозяйства не уйдут, но динамика такая, что их доля постепенно сокращается, потому что крупные предприятия экономически выгоднее. У холдинга всегда более низкие издержки, более понятный и растущий канал продаж в лице федеральных и региональных сетей. Личные подсобные хозяйства не могут себе это обеспечить. Ну и третье потенциальное направление - это искусственное увеличение внутреннего рынка путем введения государственных продовольственных программ.

- Продовольственные карточки будем вводить?

- Не совсем. Речь идет о программах продовольственной помощи населению, когда государство выделяет малоимущим деньги на покупку продуктов питания. США, например, тратят на такие программы порядка 100 млрд долларов в год, увеличивая таким образом внутренний продовольственный рынок минимум на 10%. Власти таким способом не только помогают малоимущим, но через полки магазинов субсидируют агропромышленный комплекс: потребитель покупает понравившийся продукт, финансируя таким образом своего производителя.

- В России пока нет такого опыта?

- Несколько лет назад Минсельхоз начал заниматься разработкой такой программы, но потом эта работа остановилась. Лично мое мнение: эту работу нужно продолжить и в итоге заменить действующие программы прямого субсидирования производителей косвенными, то есть программами продовольственной помощи населению. Во-первых, это более интересный вариант, поскольку представляет собой одновременно и помощь малоимущим слоям населения, и инструмент поддержки сельского хозяйства. Во-вторых, это более прозрачный и честный вариант субсидирования. Ну и в-третьих, с его помощью государство могло бы не просто увеличить емкость внутреннего продовольственного рынка, но и подтолкнуть потребителя к «правильным» полкам, определив группу товаров, на которые можно тратить субсидии - мясо, овощи, рыбу, молочку, фрукты. То есть - это еще и механизм воспитания потребителя.

- Как Вы оцениваете экспортный потенциал российского мяса?

- Мы можем экспортировать много, наше мясо во многих странах считается более качественным, чем местное. Это и Китай, и Гонконг, и Вьетнам. Причем они готовы закупать у нас не только тушки, но и те части, которые наш потребитель не жалует - свиные ноги, желудки, хвосты, лапы, крылья. Основная проблема развития экспорта – в эпидемиологических факторах. Как только в стране фиксируются вспышка птичьего гриппа или африканской чумы свиней, она тут же закрывается как экспортер. Регионализация  зачастую не признается – закрываются поставки не только из того региона, где зафиксирована вспышка заболевания, а вся страна. Так произошло, например, с Китаем, который до сих пор закрыт для нашей свинины из-за опасности ввоза АЧС. Хотя мы с этой болезнью постепенно справляемся, а в Китае эпидемия, наверное, еще далека от своего пика. Проблема в том, что ни одно самое защищённое предприятие на 100% не сможет гарантировать непроникновение АЧС, а в Китае около 40% производства обеспечивается личными подсобными хозяйствами, которые не обладают никакими средствами защиты.

Перспективы по Китаю у нас пока остаются туманными, поскольку международное эпидемиологическое бюро считает, что африканская чума свиней на территории нашей страны присутствует, а Китай пока не признает регионализацию в этом сегменте. Но мы очень надеемся, что Китай будет открыт для прямых поставок по свинине, как это произошло по поставкам птицы. Уверен, что на ближайшие 2-3 года для нас - это совершенно бездонный рынок.

Вообще, есть множество государств, которые не пускают к себе в страну даже туристов с мясными изделиями в багаже. Последний яркий пример – посольство Японии недавно опубликовало в Фейсбуке информацию о том, что за ввоз на территорию их страны мяса в любом виде предусмотрено наказание до трех лет каторги либо миллионы йен штрафа. Причина – в риске ввоза опасных заболеваний, которые могут лишить страну большого числа экономических выгод. Как известно, в Европу АЧС в первый раз попала в бортовом питании.

- А экспорт нашего мяса в Европу сейчас возможен?

- Нам европейский рынок интересен, мы могли бы конкурировать с их продукцией по ряду позиций, например, по филе бройлеров и индейки. Но ситуация осложняется экономическими санкциями и нашими ответными мерами. Поэтому пока нужно обратить внимание на страны ближнего Востока: Саудовская Аравия, ОАЭ, плюс наш стратегический партнер по мясу курицы и свинины – это уже упомянутые страны Юго-Восточной Азии.

- Какие-то еще меры поддержки отрасли, кроме введения продовольственных программ, вы хотели бы увидеть от государства?

- Потенциально таких мер может быть много. Например, одна из актуальных проблем для нас сейчас – производство сои, которая является основным источником белка для птицы. В России соя производится в основном на Дальнем Востоке. Мы вынуждены завозить в Россию почти 2 млн тонн соевого шрота из Южной Америки, а это очень влияет на себестоимость производства. Понятно, что производители мяса в США и Бразилии, которые располагают соей и соевым шротом в районах своего производства изначально имеют очень большое преимущество в плане себестоимости.

Все ограничения, касающиеся привозной сои имели бы смысл, если бы одновременно стимулировалось производство сои в европейской части России. И я надеюсь, что такие программы появятся, потому что это еще и вопрос доступности куриного мяса для потребителя. Снижая цену за счет себестоимости, можно побудить покупателя потреблять больше мяса, и это было бы хорошо как для производителя, так и для потребителя.

- А как обстоит ситуация на рынке мясопереработки? Маржинальность производства колбасы у нас высокая?

- Нет, в России она достаточно низкая, потому что сильная конкуренция. Поэтому, чтобы в будущем зарабатывать в массовом сегменте, производители должны искать новые ниши. В США, например, есть такие компании, которые специализируются только на поиске таких ниш, где они могут быть номером один: допустим, производят готовый термообработанный бекон или бекон из индейки. А если просто выводить на рынок, скажем, новые сосиски без каких-либо отличительных качеств и ожидать высокой маржинальности, то чуда не произойдет.

Потенциально новых ниш может быть много: это готовые продукты, термообработанное мясо для такого канала как HoReCа, поставки мясных полуфабрикатов для государственных учреждений. Что касается работы на экспорт, то тут надо учитывать потребительские предпочтения. Нельзя сделать одну и ту же колбасу для продажи и в России, и Китае – у нас совершенно разные вкусы. Поэтому исторически так сложилось, что объем мирового замороженного мяса на порядок превосходит то, что экспортируется в переработанном виде.

- То есть хамон нам лучше продолжать ввозить из Европы?

- Знаете, когда мы с коллегами разбирались, что влияет на выбор потребителя, смотрели, что по этому поводу пишут разные производители мяса в США и Европе, то пришли к такому выводу: помимо цены, вкуса и ощущения безопасности от качества продукта потребителями движет традиция. Россияне, например, привыкли с детства к «Докторской» колбасе, но это совсем не тот продукт, который среднестатистический француз может купить себе на завтрак и с удовольствием съесть, для этого ему нужна привычка. Так вот хамон находится за пределами нашей традиции, за пределами традиционного вкуса большинства россиян. Поэтому если говорить о производстве каких-то новинок, то я бы предложил поискать их среди традиционных продуктов, с российскими географическими наименованиями, типа тамбовского окорока. Пусть у нас не будет российского хамона, но зато будет тамбовский окорок. Давайте возрождать традиции.

   
Игорь Кулешов
(495) 720-11-10
 
 

Комментарии на Facebook.com
Система Orphus
Показано: количество показов за 30 дней, за неделю и за сегодня

Абирег Москва msk.abireg.ru
Агентство Бизнес Информации 

  т. 8 (495) 720-11-10, 8 (495) 560-48-82  msk@abireg.ru