Up
Вы читаете новости региона:
USD EURO

Инвестиции в АПК и продовольствие

Вопрос недели

Достаточно ли мер, введенных московскими властями для поддержки бизнеса?

Нет, надо полностью отменить налоги на период карантина
Нет, нужны прямые денежные субсидии
Введенных мер достаточно, они эффективны
Бизнесу уже ничего не поможет

 5960 
   
Защита: Введите код c картинки
Результаты
Комментарии к публикациям
Ler Group 100% надежная и порядочная компания , которым можно доверять не сомневаясь, что бросят и свалят с нашими деньгами не достроив проект. Советуем Ле...
Krisho, 25.04.2020, 09:43
Почему нет фамилий, фотографий? Может это все имитация борьбы с коррупцией? Нужны факты ...
Евгений, 01.04.2020, 21:50
УДАЧИ......
ДМИТРИЙ, 16.03.2020, 11:06
Работал в охране на ферме. На объекте, не было человеческих условий для труда. Меня пригласил на работу Евгений Деменков, рассказал, как хорошо работать на...
Виталий Николаевич , 07.03.2020, 12:48
Похоже на заказную статью....
Рамзан, 19.02.2020, 19:47
11.03.2020, 12:25:50

Максим Черепахин, фонд ВЭД: «Мы открываем иностранные рынки тем, кто к этому готов»

Москва. 11.03.2020. MSK.ABIREG – Эксклюзив – В 2018 году президент в своем ежегодном послании поставил перед правительством и регионами задачу удвоить экспорт российской продукции к 2024 году. Сложность заключается в том, что одними административными мерами ее не решить. Ни министры, ни губернаторы не могут приказать заводам и фабрикам производить и экспортировать больше продукции. В экономике все подчинено закону спроса и предложения, поэтому единственная возможность удвоить экспорт (и не упасть в глазах главы государства) – создать условия, в которых бы бизнес сам захотел осваивать зарубежные рынки. В Московской области для этих целей еще в 2016 году был создан Фонд поддержки внешнеэкономической деятельности. Каких результатов ему удалось добиться за несколько лет, как именно чиновники выводят подмосковный бизнес за границу, готовы ли иностранцы покупать российское и зачем предпринимателям изучать «матчасть», прежде чем пожать руку иностранному партнеру – об этом и многом другом «Абирег» поговорил с заместителем руководителя Фонда поддержки внешнеэкономической деятельности Максимом Черепахиным.

– Максим, расскажите о вашем фонде, когда, кем и для чего он был создан?

– Фонд поддержки внешнеэкономической деятельности Московской области был создан в 2016 году региональным министерством инвестиций и инноваций, то есть наш учредитель – правительство Московской области. Мы оказываем поддержку предпринимателям по выходу на зарубежные рынки. В 2018 году Московская область экспортировала продукции и услуг на $6,65 миллиарда. Соответственно, наша задача – удвоить этот показатель к 2024 году, то есть вырасти до $13,27 миллиарда.

– Уже есть успехи?

– Да, в прошлом году экспорт продукции и услуг у нас достиг $7,28 миллиарда.

– Кому именно вы помогаете, размер компании или направление бизнеса имеет значение?

– Изначально мы были нацелены на работу с субъектами малого и среднего предпринимательства. Крупный бизнес справлялся самостоятельно. Но после «майских» указов президента и постановке задачи об ускоренном развитии экспорта мы поняли, что только за счет малого бизнеса вырасти в два раза невозможно. Поэтому с 2019 года начали поддерживать и крупный бизнес. Направление деятельности значения не имеет, главное условие – компания должна быть резидентом Московской области и платить налоги в нашу казну. Мы предоставляем для поддержки бизнеса средства, направленные в том числе из бюджета региона, и рассчитываем, что потом эти деньги в виде налоговых отчислений вернутся назад в бюджет.

Также у нас существует верхний лимит поддержки – чтобы одна компания не съела весь бюджет фонда. И ряд услуг оказывается на условиях софинансирования. Для малого бизнеса это соотношение составляет 20 на 80 процентов (первая цифра – это доля бизнеса), для крупного – 50 на 50. Мы намеренно пошли на это ограничение, чтобы мотивировать заявителей подходить к сотрудничеству с фондом более ответственно. Когда компания заказывает через нас маркетинговое исследование зарубежного рынка стоимостью, к примеру, около полумиллиона рублей – а это одна из наших услуг – и при этом сама участвует в финансировании, то это становится гарантией того, что работа будет проведена не зря. Результаты такого исследования не отправятся под сукно, а будут «работать» на экспорт.

–  Как именно вы помогаете бизнесу осваивать иностранные рынки?      

– У нас есть разные меры поддержки. Мы проводим маркетинговые исследования зарубежных рынков, организуем участие в международных выставках, проводим прямые и реверсные бизнес-миссии, оказываем помощь в адаптации и переводе на иностранные языки сайтов и рекламно-информационных материалов, содействуем в поиске партнеров за рубежом, консультируем по вопросам налаживания и расширения экспорта.

– Вы сами выбираете, кому помогать, или любая компания может обратиться к вам за помощью? Например, можно к вам обратиться с просьбой помочь с участием в крупной зарубежной выставке?    

– Обратиться к нам может любая компания, работающая на территории Московской области. В том числе и, как Вы сказали, с просьбой о содействии в участии в международной выставке. Мы можем провести переговоры, оформить необходимые документы и оплатить полностью или частично  расходы на аренду площади и изготовление стенда. Сумма эта зачастую бывает немаленькая, особенно если участвует крупная компания – до нескольких миллионов рублей, поэтому наша поддержка очень востребована.   

Но сразу подчеркну, что она всегда адресная. Мы не можем просто сказать: «Поднимите руку, кто хотел бы принять участие на выставке», и отвезти всех желающих. Сначала мы проводим мониторинг, общаемся с компанией, изучаем ее историю, продукцию и готовность к выходу на экспорт. Чтобы понять, стоит ли игра свеч и есть ли потенциал.

То есть первое, с чего мы начинаем, это консультационная поддержка по вопросам экспорта и внешнеэкономической деятельности. Это могут быть консультации по логистике, таможенному оформлению, переводческие услуги, помощь в составлении нового экспортного контракта или экспертиза уже существующего. Бывает, что клиент присылает нам «рыбу» соглашения на испанском языке, которое ему прислал зарубежный партнер, и просит провести экспертизу – все ли там правильно, нет ли рисков. Мы изучаем документ и выдаем заключение. А дальше компания самостоятельно принимает решение, идти ей на эти риски или заменить какие-либо статьи договора.
 
– У вас есть экспертный совет, который рассматривает такие заявки?

– Совершенно верно. Как я уже сказал, сначала мы изучаем компанию, оцениваем ее экспортный потенциал. И лишь после этого начинаем работу. Приказом Минэкономразвития №594 даже утверждена анкета экспортной зрелости компании. Прежде чем начать работу, мы просим заявителя ее заполнить. Она дает предварительное представление о том, что это компании – новичок без опыта работы с заграницей и необходимых компетенций или уже действующий экспортер, которому нужно увеличить портфель партнеров в той или иной стране.

Более того, мы оцениваем и ожидаемую эффективность для компании услуги, за которой она к нам обратились. Например, услуга по переводу рекламных материалов. Несмотря на то, что у нас в фонде многие специалисты владеют иностранными языками, большую часть заявок на перевод мы отдаем на аутсорсинг специализированным агентствам. Мы платим за это деньги, поэтому ввели ограничения – для субъектов МСП эта услуга бесплатная, но в рамках 50 тыс. рублей, а для крупных компаний оказывается на условиях софинансирования, но тоже в разумных пределах.

Одна компания прислала нам каталог на 100 страниц с просьбой перевести его на несколько языков, в том числе японский, корейский и китайский. Стоит такая услуга 770 тыс. рублей. В ходе переговоров выяснилось, что компания переводит этот каталог, что называется, на всякий случай – вдруг кто обратится, и убедили заявителя для начала выбрать и перевести ТОП-10 товаров из каталога.

То же самое касается маркетинговых услуг. До недавнего времени (до вступления в силу приказа №594 Минэкономразвития – прим. ред.) мы оказывали эту услугу безвозмездно в пределах лимита в 400 тыс. рублей. Этого достаточно, чтобы провести более-менее нормальное маркетинговое исследование, хотя у нас были коммерческие предложения на два, и три и даже шесть миллионов рублей. Зачастую за такими исследованиями обращались компании, которые услышали, что есть такая возможность и она бесплатная. Дескать, почему бы ею не воспользоваться. Но на первой же консультации выяснялось, что у них нет ни стратегии выхода на зарубежные рынки, ни понимания, зачем это им. Некоторые даже техзадание не удосуживались добросовестно подготовить. Потому что услуга бесплатная.

И тогда мы понимали, что даже если сделаем это маркетинговое исследование, оно будет пылиться на полке, компания с таким подходом скорее всего им не воспользуются. Поэтому с нынешнего года мы мотивируем заявителей рублем, а именно проводим исследования строго на условиях софинансирования: для МСП, как я уже сказал, это соотношение 20 на 80, для крупного бизнеса 50 на 50 процентов. Компания, которая заплатит за исследование 100 тысяч рублей, с большей вероятностью применит в работе полученные исследования, чем та, что получит его бесплатно.

– Вы помогаете только тем, кто нацелен на экспорт, или к вам могут обращаться и импортеры?

– Задача нашего фонда – развивать экспорт продукции, товаров, работ или услуг. Мы можем помочь компании проработать вопрос импорта только в случае, если речь идет о поставке комплектующих для производства продукции на экспорт. У нас в практике были такие случаи. Мы консультировали подмосковную компанию по вопросам ввоза китайских комплектующих для производства станков, которые в дальнейшем шли на экспорт: советовали, как лучше транспортировать, какие ввозные пошлины оплатить и т.д.

– Как вы помогаете компаниям искать партнеров за рубежом?  

– Наиболее востребованные меры для поиска и привлечения партнеров – это выставки, бизнес-миссии и реверсные бизнес-миссии. Мы принимаем участие в международных выставках на территории России и за рубежом – многопрофильных и узкопрофильных. Список этих выставок формируется исходя из заявок самих бизнесменов. То есть не мы говорим бизнесу, куда ему нужно ехать и на какие рынки выходить, а к нам обращаются с просьбой организовать участие в выставке в той или иной стране.

Бизнес-миссия – это поездка в целевую страну с делегацией из Московской области. Мы формируем пул из 5-6 компаний-производителей, представителей торговых домов или дистрибьюторов и находим оператора, который под эти компании сформирует пул целевых B2B-встреч в интересующей нас стране.

На подготовку одной поездки уходит примерно полтора – два месяца, но эффективность бизнес-миссий намного выше, чем выставок. Потому что это заранее проработанные встречи. Для их подготовки наш оператор с рекламными буклетами, прайс-листами и презентациями, переведенными на язык той страны, образно говоря, бегает по офисам и ищет компании, которым может быть интересен наш производитель. После этого мы приезжаем туда и встречаемся только с теми, кто уже изучил эти материалы и принял для себя решение о переговорах. То есть мы приезжаем уже на «теплые», а в некоторых случаях и «горячие» встречи. У нас в техзадании для оператора прописаны жесткие условия, что таких встреч должно быть не менее пяти, но по факту их может быть и десять – все зависит от типа продукции, страны и от работы оператора, конечно.

–  Кто оплачивает эти поездки?

– Во всех наших международных поездках, будь то выставка или бизнес-миссия, командировочные издержки оплачивает компания. Это прерогатива бизнеса. А мы организуем встречи, трансфер, работу переводчиков и т.д. Если у бизнеса нет возможности потратить, грубо говоря, 50 тысяч рублей на билеты и гостиницу в стране, где специально для него организованы встречи с потенциальными покупателями, то, наверное, такой бизнесмен пока не готов к экспорту.

– А что такое реверсная бизнес-миссия?

– Это когда мы приглашаем закупщика к нам, в Московскую область. В данном случае мы можем оплатить перелеты и проживание для иностранцев, потому что они приезжают сюда с целью тратить деньги и покупать нашу продукцию. В прошлом году мы провели четыре реверсные бизнес-миссии. Первая миссия в этом году пройдет в рамках ежегодного форума экспортеров в Подмосковье.

При реверсной бизнес-миссии мы организовываем те же встречи с потенциальными покупателями за рубежом, только встреча происходит на территории Московской области. Все расходы по пребыванию зарубежных компаний в России фонд может брать на себя, производителям остается только выгодно преподнести себя. Мы находим за рубежом компании, которые готовы работать с Россией и, в частности, с Московской областью. Они приезжают к нам и в режиме быстрых свиданий встречаются с подмосковными производителями. Например, приезжает крупный сетевой ритейлер, к нему в очередь выстраивается 50 производителей конфет, шоколада, печенья и все того, что можно продавать в супермаркете. У каждого есть по 15-20 минут, чтобы рассказать о себе и попытаться продать.

– Где можно найти информацию о запланированных вами бизнес-миссиях?

– Вся информация есть на сайте нашего фонда, а также в наших соцсетях.  

– Какие еще меры поддержки вы оказываете бизнесу?

– Основные мы перечислили, но я бы еще добавил к этому списку сертификацию, которая позволяет компании торговать своей продукцией за рубежом, и такую экзотическую, на первый взгляд, но очень важную для бизнеса услугу как омологация. По-русски это адаптация продукта, названия или упаковки под требования рынка. Например, если вы выходите на рынок Китая, то вам нужно не просто перевести на китайский язык текст на этикетке, но и поработать с цветовой гаммой.

Иногда нужно поработать и над цветом самого продукта. Конкретный пример – любимая в России кабачковая икра. В Китае ее даже никто не пробует из-за ее цвета. Она может быть вкусная, полезная, какая угодно, но ее не купят. Хотите выйти с ней на рынок Китая – придется добавлять какие-то красители.

Более того, внутри Китая существует 56 народностей и восемь национальных кухонь. Вкусовые предпочтения там могут отличаться настолько, что один и тот же продукт в одном месте пойдет на ура, а в другом будет пылиться на полке. Например, Сычуаньская кухня очень острая, и традиционная российская еда жителям этой провинции покажется пресной и невкусной.

И таких примеров – масса. В странах арабского мира принято читать справа налево. Следовательно, если вы в рекламе лекарства расскажете потребителю о том, как у вас крутило живот, но вы приняли таблетку, и все стало хорошо – арабы поймут ровным счетом наоборот. Или попробуйте продавать детское питание с ребенком на этикетке в Африке, где потребители привыкли, что в баночке находится именно то, что изображено на этикете.

Вот это и есть омологация. Она помогает понять, как с минимальными рисками адаптировать свой продукт, упаковку и вкусовые качества к тому или иному рынку.

– Какие основные препятствия, на Ваш взгляд, мешают нашим компаниям активно выходить на зарубежные рынки?  

– На первое место я бы поставил отсутствие компетенций. Компании не готовы вкладывать в сотрудников, а кадры, как это ни банально, решают все. Здесь же – отсутствие информации, неподготовленность в плане упаковки, логистики, менталитета. Второе – это недостаток знаний о рынках, о барьерах, о препонах. Для этого нужна аналитика, и вот тут уже можно обращаться к нам.

Кстати, в школе экспорта РЭЦ есть бесплатная онлайн-программа по введению в экспорт – 100 часов лекций и видео, вопросы-ответы, по итогам выдается сертификат о прохождении данного курса. Там затрагиваются все основные этапы подготовки к экспорту, то есть как подготовить презентацию, как составить коммерческое предложение, как работать на выставке, вести переговоры и т.д.

Мы в качестве обязательного условия вводим, что с 1 июля 2020 года компании, которые обращаются к нам за платными услугами, должны пройти бесплатные курсы в РЭЦ. Исключение будем делать только для действующих экспортеров.

– Иными словами, если хочешь воспользоваться государственным ресурсом, начни с изучения матчасти?

– Совершенно верно. Я приверженец того, что перед тем как обращаться к нам за содействием, бизнес должен сформировать четкую стратегию, возможно, даже попытаться начать ее реализовывать и прийти к нам уже за помощью, за корректировкой. К сожалению, некоторые компании приходят и говорят, вы же занимаетесь экспортом, вот сделайте нам то-то и то-то. Я говорю: хорошо, а что готовы сделать вы. И многих этот вопрос ставит в тупик.

Мы готовы помогать тем, кто готов идти с нами нога в ногу, тем, кто не стоит на месте. В противном случае помощь будет бесполезной и нецелевой. Потратив деньги на такую компанию, мы просто не сможем поддержать тех, кто реально в этом нуждается.

– Как бы вы оценили конкурентоспособность нашей продукции на зарубежных рынках?

– Наша продукция вполне конкурентоспособна, и это признается очень многими специалистами из разных стран, в том числе европейских. В прошлом году на выставке медицинского оборудования Hospitalar в Сан-Пауло принимало участие четыре наших компании. И все четыре заключили экспортные контракты. На сегодняшний день порядка 96% экспорта Московской области приходится на несырьевой и неэнергетический экспорт – этот как раз то, к чему призывает президент. Это стало возможным благодаря тому, что у нас очень диверсифицированная экономика. В Московской области производят много всего – от ракет в Королеве до канцелярских товаров. В этом плане нам проще, чем другим регионам. Но чтобы стать заметным игроком на международном рынке, чтобы выполнить задачу по удвоению экспорта к 2024 году, мы должны заниматься развитием и наращиванием потенциала каждой из этих ниш.

   
Игорь Зятев
(495) 720-11-10
 
 

Комментарии на Facebook.com
Orphus

Инвестиции в АПК и продовольствие

:    30 ,

Абирег Москва msk.abireg.ru
Агентство Бизнес Информации 

  т. 8 (495) 720-11-10, 8 (495) 560-48-82  msk@abireg.ru