Up
Вы читаете новости региона:
USD EURO

Инвестиции в АПК и продовольствие

Вопрос недели

Достаточно ли мер, введенных московскими властями для поддержки бизнеса?

Нет, надо полностью отменить налоги на период карантина
Нет, нужны прямые денежные субсидии
Введенных мер достаточно, они эффективны
Бизнесу уже ничего не поможет

 6620 
   
Защита: Введите код c картинки
Результаты
Комментарии к публикациям
Ler Group 100% надежная и порядочная компания , которым можно доверять не сомневаясь, что бросят и свалят с нашими деньгами не достроив проект. Советуем Ле...
Krisho, 25.04.2020, 09:43
Почему нет фамилий, фотографий? Может это все имитация борьбы с коррупцией? Нужны факты ...
Евгений, 01.04.2020, 21:50
УДАЧИ......
ДМИТРИЙ, 16.03.2020, 11:06
Работал в охране на ферме. На объекте, не было человеческих условий для труда. Меня пригласил на работу Евгений Деменков, рассказал, как хорошо работать на...
Виталий Николаевич , 07.03.2020, 12:48
Похоже на заказную статью....
Рамзан, 19.02.2020, 19:47
30.03.2020, 14:02:28

Замглавы «КАМПО» Александр Кулик: «Мы производим то, что нужно рынку: нужны корабли – построим корабли»

Москва. 30.03.2020. MSK.ABIREG.RU – Эксклюзив – Москву хоть и называют «порт семи морей», московский регион никогда не был ведущим судостроительным кластером страны. И, казалось бы, еще несколько лет назад ничто не предвещало, что в Подмосковье будут проектироваться и серийно строиться морские катера-катамараны водоизмещением до 140 тонн. В 2012 году в городе Орехово-Зуево подмосковное предприятие ВПК – приборо-строительный завод АО «КАМПО» бросил вызов большому судостроительному миру, построив за три года серию из 12 многофункциональных модульных катеров для поисково-спасательной службы ВМФ. Сегодня «КАМПО» - это многопрофильное предприя-тие с широкой номенклатурой не только традиционной для него дыхательной аппарату-ры для авиации, космонавтики, водолазных, пожарных и спасательных служб и полевой медицины. Завод является крупнейшим в стране производителем специальных ножей различного назначения, идет по пути разработок новой для себя техники, в том числе для гражданского рынка. О переориентации оборонного производства, выпуске гражданских аналогов армейской продукции, сложностях выхода предприятия ВПК на «гражданку» корреспонденту «Абирег-Москва» рассказал первый заместитель генерального директора АО «КАМПО» Александр Кулик.

– Александр Юрьевич, зачем одному из старейших промышленных предприятий страны, работающему в рамках Гособоронзаказа, нужна диверсификация? Вот производите вы пожарное и спасательное оборудование, морскую технику, водолазное снаряжение для ОПК, зачем создавать себе лишние трудности?

 – Курс на диверсификацию сегодня взял весь российский оборонно-промышленный комплекс, это вызвано постепенным сокращением объемов Гособоронзаказа. Но мы очень тонко подходим к этому вопросу. Диверсификация – это же не обязательно выход на гражданский рынок с новыми кастрюлями. Начать можно и с диверсификации в рамках ГОЗа. К примеру, раньше мы не производили катера, корабельные огнетушители и другие средства борьбы за живучесть корабля, а сейчас, освоив эти новые направления, приобрели существенные дополнительные объемы в рамках Гособоронзаказа.

– Как пришли к судостроению? Нестандартный ход для приборостроительного завода.

– Пришли к этой идее в 2009 году. Стояла задача поиска современного плавучего носителя для контейнерных комплексов различного назначения – в первую очередь, мобильных водолазных комплексов. Мы провели собственными силами объемное маркетинговое исследование российского рынка малотоннажного флота, общались с судостроительными предприятиями, с военными и гражданскими эксплуатирующими организациями, Просчитали потребность в катерах-носителях комплексов, оценили возможность организации производства на базе судостроительных предприятий «волжского» судостроительного кластера. Не буду описывать весь долгий путь развития идеи проекта, но пришли мы к модульной концепции строительства и комплектования катеров-носителей контейнеризированных комплексов. Такая концепция позволила нам организовать строительство достаточно крупных морских катеров на своих производственных площадях в Орехово-Зуево. Конструктивно наши катера состоят из отдельных блок-модулей, которые производятся на судостроительном производстве предприятия и отгружаются в высокой степени заводской готовности, с полным техническим насыщением и отделкой. На многофункциональные модульные катера устанавливается штатное и съемное специализированное оборудование в составе 10- и 20-футовых контейнерных модулей различного назначения. Окончательная досборка судов производится на месте назначения, на минимально оборудованной площадке, оснащенной краном достаточной грузоподъемности.

Первое модульное судно мы спускали на воду под Москвой, в речном порту «Тураево». Построили его буквально за год. На сегодняшний день нами спроектировано и передано государственным заказчикам 16 морских многофункциональных модульных катеров-катамаранов, в числе которых суда поисково-спасательного обеспечения и большие гидрографические катера для ВМФ. Можно сказать, что мы построили для ВМФ небольшой малотоннажный вспомогательный флот. Позже было построено пять модульных плавучих комплексов базирования в составе плавучих причалов и рабочих площадок, более полусотни буксирно-моторных катеров для инженерных и железнодорожных войск, плавучий модульный строительно-монтажный плашкоут для ремонта и обслуживания мостов с воды.

–  Судостроительное направление в «КАМПО» развивается в основном в области исполнения Гособоронзаказа. А что с гражданскими проектами?

– У нас есть опыт поставок катеров-бонопостановщиков для одного из предприятий в структуре «Транснефти». Эти катера универсальны: обеспечивают не только транспортировку бонов к месту установки, но и буксировку малотоннажных плавсредств, перевозку людей и грузов.

К сожалению, на гражданском рынке ситуация с финансированием строительства рабочего флота сегодня не слишком благоприятная, но, тем не менее, интерес к рабочим судам и катерам есть, и мы работаем в данном направлении.

Мы приняли участие в федеральной целевой программе Минпромторга по развитию гражданской морской техники, где предложили концепцию судна-платформы – носителя  сменных контейнерных комплексов: это может быть медицинский контейнер, контейнер-мастерская, водолазный контейнер. Надеемся, что будут новые заказы и на гражданском рынке.

– Знаем, что судостроение – не единственное направление диверсификации для Вас. Что еще интересного сделано в направлении номенклатуры, что имеет хорошие перспективы на гражданском рынке?

– Пожалуй, наиболее показательным направлением диверсификации как в сфере ГОЗ, так и на гражданский рынок я бы назвал производство специальных ножей.

Мы начали заниматься ножами порядка 10 лет назад, начав с разработки и производства водолазного ножа НВ для комплектования нового снаряжения водолазного универсального, разрабатываемого по техническому заданию ВМФ. С тех пор в нашей номенклатуре появи-лись ножи для подводных пловцов и, позже, ножи и штык-ножи, входящие в комплект снаряжения военнослужащего «Ратник». Сегодня успешно завершены государственные испытания новых мультитулов для сухопутных войск и ножей морских универсальных для ВМФ, с их последующей поставкой по ГОЗ.

И именно специальные ножи, как ни странно, имеют наибольший потенциал в гражданской сфере, а, точнее их гражданские версии.

– У вас уже был спрос на гражданские ножи, когда вы начали их производить?

– Рынок мы, безусловно, изучили, и пришли к выводу, что гражданские версии настоящих боевых ножей будут востребованы на гражданском рынке среди любителей необычных ножей, охотников и экстремалов. Но, когда начали работу по продвижению их на рынок, то встретили спрос, которого, честно говоря, не ожидали. В первую очередь, речь идет о ноже модели «КАМПО» - гражданской версии боевого ножа 6Х9.

Гражданскую версию боевого ножа 6Х9 – нож «КАМПО» – мы начали продвигать на рынок около трех лет назад, и поначалу рынок отреагировал вяло: мол, дорого, зачем нам такой нужен. «Диванные эксперты» писали, что нормальный нож можно и в хозяйственном магазине купить, за куда меньшие деньги. А потом потребитель распробовал, пошли продажи, интонация на форумах изменилась - мы там присутствуем, отслеживаем отзывы по всей нашей продукции.

В отличие от ГОЗа, когда ты выпускаешь продукцию под гарантированного покупателя, на гражданском рынке существует альтернатива выбора – от дешевых китайских ножей до дорогих дамасских клинков – это главное отличие от военного рынка, где принятая на вооружение (снабжение) модель идет в большую серию, без альтернативы для конечного пользователя. Мы понимаем, что объемы продаж на гражданском рынке никогда не будут соизмеримыми с объемами поставок по ГОЗ. Но, несмотря на наличие вкусовых предпочтений пользователей и конкуренцию, свою нишу на этом рынке мы занимаем весьма уверенно.

Решение о продвижении продукции на новый рынок - в нашем случае мы говорим о гражданском рынке - всегда принимается исходя из маркетинговой, коммерческой, экономической целесообразности. Вот, например, с производством «гражданских» огнетушителей морского исполнения ситуация оказалась иная. Мы выпускаем их с учетом жестких военных требований - по материалам, по документации, по комплексу различных испытаний и т.д. Это влияет на себестоимость. Пока на «гражданке» разрешены более простые, в том числе «китайские», огнетушители – они будут выигрывать у нас по цене. Поэтому нами было принято решение – за гражданский рынок судовых огнетушителей пока не бороться.

– Ваш завод приступил к выпуску пневматических пистолетов. Почему решили перейти на оружие? Что это за пистолеты, в чем их уникальность? Есть ли уже результаты?

– Это исключительно рыночное решение. Для успешной работы на рынке необходимо искать рыночные ниши и предлагать уникальные товары. Нет смысла пытаться изобретать велосипед. Серьезный успех и престиж разработчика добывается там, куда не ступала нога конкурента. Идея создать пневматический пистолет нового типа возникла не случайно. Наши компетенции в области работы со сжатым воздухом достаточно высоки – предприятие уже более 60 лет создает дыхательную аппаратуру. Создать принципиально новое устройство для рынка, на котором, казалось бы, все давно придумано, есть хорошая представленность весьма достойных образцов – было вызовом для нас. И наши конструктора этот вызов приняли.

У наших пистолетов нет прямых аналогов - в одном изделии мы смогли совместить одновременно три важных признака, которые, хоть и присутствуют в конкурентных образцах, но не все одновременно. Мы предложили покупателю газобаллонные пистолеты с баллоном высокого давления с возможностью полуавтоматической стрельбы, выполненные в дизайне и габаритах боевого оружия. В нем реализован револьверный принцип подачи пули, а после каждого выстрела происходит отдача затвора, как в самозарядном пистолете, например, ПМ. Стреляют свинцовыми пулями калибра 5,5 мм. Конструктивно они даже сложнее, чем боевой пистолет. Предназначены для учебно-тренировочной стрельбы.

В России есть компании, выпускающие подобную продукцию, но с одним «но» - у них PCP пневматика не самовзводная, а с предварительным взводом каждого выстрела.

Следует понимать, что такая пневматика априори стоит денег. Выходить на рынок в сегмент китайских пистолетов, которые продаются в подземных переходах за пару тысяч рублей, мы и не планировали. В ближайших планах – экспорт.

– Как Вы считаете, гражданский рынок поможет компенсировать сокращение гособоронзаказа для предприятий ОПК? Где предприятиям ОПК взять деньги на диверсификацию?

– Поможет, но не в полном объеме, конечно. По крайней мере, в ближайшие годы. У нас Гособоронзаказ занимает львиную долю оборота, поэтому меня не может не беспокоить сокращение его объемов по традиционным видам продукции. Именно поэтому мы говорим о диверсификации как в традиционной для нас военной, так и в гражданской сфере. Думаю, что и другие предприятия должны идти этим путем.

– Работать в рамках госзаказа становится все сложнее – сроки производства сокращаются, авансы выделяются маленькие. Нужно стараться зарабатывать самим, привлекать кредитные ресурсы, запускать опережающую подготовку производства. По-другому нельзя.

– С какими проблемами сталкиваются предприятия ОПК при выходе на гражданский рынок?

– Проблемы самые разные – от бюрократических до юридических.

К примеру, мы производим медицинскую технику для гражданских нужд. Это техника экстренной медицины – портативные или, иначе говоря, «полевые» кислородные ингаляторы, реанимационные станции, аппараты искусственной вентиляции легких, так необходимые сегодня медицинским учреждениям в связи развитием пандемии коронавируса. Мы готовы организовать производство и поставки этой техники в медицинские учреждения, но производственный процесс довольно долгий, ни мы, ни какое-либо другое «серийное» предприятие не может мгновенно отреагировать на пиковый спрос. А механизм формирования резерва указанных изделий пробуксовывает. Как говорится, «пока гром не грянет, мужик не перекрестится» - пандемия на дворе, а необходимая медицинская техника в острейшем дефиците – по всей номенклатуре – от пресловутых масок, до аппаратов ИВЛ и мобильных боксов с пониженным давлением для транспортировки инфицированных больных.

Что касается производства новых медицинских изделий, соответствующих изменяющимся нормативным требованиям по оснащению, например, автомобилей скорой медицинской помощи – тут проблема не в их разработке и постановке на производство, и даже не в рыночном спросе, который был, есть и будет, а в сложной и долгой процедуре их регистрации. Получается, что предприятия готовы быстро реагировать на требования заказчика, но сам заказчик не готов к этому в силу сложных бюрократических процедур. Замкнутый круг получается.

Еще одна проблема, с которой обязательно столкнется предприятие ОПК при выходе на гражданский рынок – это вопросы интеллектуальной собственности. Кому принадлежат права на разработки? Имеет ли право предприятие самостоятельно выводить товар, разработанный для государственного заказчика, на свободный рынок? Как правильно закрепить за собой это право? Возможно ли использовать наименование изделия в качестве товарного знака, вводимого в гражданский оборот? Возможно ли зарегистрировать его в Роспатенте? Масса вопросов, каждый из которых – это предмет отдельного расследования. И этим приходится заниматься, глубоко вникать в правовые и юридические вопросы.

– А внешний рынок пробовали осваивать?

– Если говорить о продукции военного или двойного назначения – сразу скажу – это не вопрос настоящего интервью о диверсификации. Есть установленные процедуры, которые проводятся посредством взаимодействия с Федеральной службой по военно-техническому сотрудничеству, все предприятия ВПК это прекрасно знают.

Если говорить о технике гражданского назначения – да, пробуем и осваиваем. У нас на предприятии создана служба по внешнеэкономической деятельности, которая сегодня занимается сертификацией экспортного варианта аппарата пожарного и налаживанием его системы сбыта за рубежом, проводит подготовку к продажам на зарубежные рынки PCP-пневматики. Организовано сборочное производство пожарных аппаратов на территории Евросоюза на производственных мощностях нашего прибалтийского партнера.

На данный момент видим перспективы по этим направлениям.

– Какие еще направления диверсификации производства видите для себя в перспективе?

– Закон рынка прост: производить нужно то, что будут покупать. Например, нашу новую каркасную мебель, разработанную для кораблей и судов, в перспективе можно поставлять в офисы, школы и больницы - уже разработаны варианты отделки и комплектаций. Аварийный лесоматериал для заделки повреждений корпусов кораблей может применяться на любых судах – от военных до круизных.

Водораздел между «военным» и «гражданским» продуктом размыт и условен. Это всегда техника, предназначенная для использования человеком для удовлетворения каких-то потребностей, для выполнения каких-то практических действий. В отрыве от рынка любой, самый инновационный и качественный продукт не будет интересен, если не присвоить ему признаки «Товара» с большой буквы, интересного конкретному рынку – неважно, военному, гражданскому, зарубежному или космическому.

– А что такое «Товар» с большой буквы? Немного неожиданное определение от военного завода. Можете пояснить?

– На «КАМПО» внедрена и действует система менеджмента качества, представляющая собой свод документов, регламентирующих все действующие на предприятии процессы. Так вот, в своде этих документов есть внутренний документ, которого, возможно, нет ни у кого больше, называется он «Атрибуты товара». Этот перечень атрибутов умещается на листе А4, и размещен на видном месте в каждом подразделении, имеющем отношение к разработке, производству и продвижению. Любой маркетолог, коммерсант, конструктор, технолог, специалист отдела технического контроля, стандартизации и сертификации, юрист и экономист предприятия обязан эти атрибуты знать. Документ говорит о том, что конкретно мы должны обеспечить для готовности товара к продаже - от цены и документации, до упаковки. И не только. И все это следует рассматривать применительно к конкретным рынкам.

Диверсификация – это непросто, но ведь никто и не обещал, что будет просто. Мир вокруг нас развивается, и нам нужно развиваться вместе с ним.  

   
Игорь Зятев
(495) 720-11-10
 
 

Комментарии на Facebook.com
Orphus

Инвестиции в АПК и продовольствие

:    30 ,

Абирег Москва msk.abireg.ru
Агентство Бизнес Информации 

  т. 8 (495) 720-11-10, 8 (495) 560-48-82  msk@abireg.ru