Вы читаете новости региона:

Вопрос недели
Кого вы считаете самым подходящим кандидатом на должность главного архитектора Воронежа?
Бывшего руководителя «Воронежпроекта» Людмилу Подшивалову
Экс-сотрудника «Воронежпроекта» Константина Кузнецова
Автора проекта Зеленого театра Романа Пупавцева
Кого-то другого

 7572 
   
Защита: Введите код c картинки
Результаты

Комментарии к публикациям
дома позорнейшие и не современные. Управляющим этими компаниями надо ездить по миру и сравнивать что строят в других городах. Опять бездарнейшие проек...
Иван, 29.04.2017, 22:04:27
Верните Шевелёва! При нем хоть город развивался!
Дрон, 29.04.2017, 20:55:07
После прочитанного понимаешь, почему китайцы отказались от строительство автозавода Lifan, который предполагался крупнейшим инвестиционным проектом ...
Леонид Х, 29.04.2017, 06:47:26
А как его в аэрjпорту"Шереметьево" брали он вам не рассказал?
Ольха Ваткин, 28.04.2017, 23:39:41
Может это и неплохо: спуститься из своей однокомнатной квартиры, сесть в яхту и уплыть (уйти) в даль.
serg, 28.04.2017, 22:03:55
Может это и неплохо: спуститься из своей однокомнатной квартиры, сесть в яхту и уплыть (уйти) в даль.
serg, 28.04.2017, 22:03:41
Фраза "... расхлебывают теперь последствия помпезного проекта" скоро станет реальностью. Только вместо соков - стоки. Кстати, местные могли бы хорошо ...
Коровьев, 28.04.2017, 17:27:25

Главная Эксклюзив

15.03.2017, 11:42

И. о. руководителя воронежского Росимущества Анатолий Андрианов: «Соблазны есть у каждого»

Воронеж. 15.03.2017. ABIREG.RU – Эксклюзив – Территориальное управление Росимущества в Воронежской области почти весь 2016 год провело без руководителя – оба исполняющих обязанности назывались не иначе как «техническими». При этом на долю структуры выпало необычайно много скандалов: и набившие оскомину яблоневые сады оказались приватизированы мошенническим путем, и озеро Круглое кто-то решил «увести» прямо из-под носа. Наконец, на пустующую должность был делегирован начальник контрольного управления регионального правительства Анатолий Андрианов. Действительно, кому, как не главному контролеру, разбираться со всем этим?

– Анатолий Леонидович, о вашем назначении на должность руководителя воронежского управления Росимущества стали говорить еще весной прошлого года. Однако оно затянулось аж до поздней осени. С чем это было связано?

– Во-первых, весной 2016 года произошла смена руководства агентства. 12 апреля я проходил собеседование на должность, и, по стечению обстоятельств, именно в этот день была уволена Ольга Дергунова. Естественно, у нового руководителя были первоочередные задачи, вопрос о нашем управлении в них не входил. Поэтому, конечно, все затянулось.

Во-вторых, назначение на такую должность подразумевает несколько этапов проверки, их проведение сопровождается перепиской многих органов государственной власти, сбором документов. Полагаю, это привело к дополнительному ожиданию.

– Почему должность досталась именно вам? Были вообще другие кандидаты?

– Безусловно, были. Ключевую роль сыграла поддержка губернатора Воронежской области Алексея Гордеева. Так сложилось, что в последнее время работа регионального теруправления оставалась в тени. И губернатор пожелал поднять авторитет структуры, организовать качественное взаимодействие с органами власти различного уровня, местного самоуправления. Это одна из наших главных задач в настоящее время.

– В областном правительстве вы возглавляли контрольное управление. Воспринимаете новую должность как повышение? Какой опыт будете транслировать на Росимущество?

– Конечно, как повышение. В значительной мере это самостоятельная деятельность.

Сейчас вспоминаю базовые юридические дисциплины, заново изучаю изменившееся гражданское и земельное законодательство. Работать на новой должности, с одной стороны, проще, потому что сфера достаточно узкая. С другой, сложнее, потому что нужно глубоко знать проблемы, изучать практику, в том числе судебную. Поэтому пригодится весь накопленный опыт – и контрольный, и следственный, и опыт работы юристконсультом.

– А ответственности не боитесь, уголовных дел? История у должности не самая «чистая». В облправительстве все-таки побезопаснее было.

– Это же зависит от самого человека, от лица, занимающего ту или иную должность. Соблазны есть у каждого и в любой деятельности, безусловно. Думаете, в контрольном управлении не было соблазнов? И там были, и тут есть. И будут. Но я стараюсь использовать в жизни два постулата. Первое: когда не знаешь, как поступить, то поступай по закону. Второе: когда сложно понять, где правда, а где ложь, побеждает позиция.

– Какие первоочередные задачи сейчас стоят перед вами?

– Не буду оригинальным, если скажу, что главная задача – это стабилизация кадров теруправления. Текучесть значительная, особенно в юридическом подразделении. Заработная плата сотрудников невысокая, а ответственность – многомиллионная. Поэтому многие из них, получив хороший опыт, ищут более интересные предложения. Нам нужна какая-то дополнительная мотивация, моральные стимулы для членов коллектива.

– Сколько за прошлый год уволилось?

– 11 человек из 50. При мне сейчас уже люди обновляются.

– Есть какие-нибудь «горящие» вопросы?

– Чтобы срочно решать, сломя голову – такого точно нет. Потому что в целом работа достаточно плановая. И даже когда возникают внеплановые вещи, как, например, озеро Круглое, или яблоневые сады, все равно это не значит, что вот сегодня возникла проблема – и мы тут же побежали с исками в суд. Все равно ведем определенную подготовительную работу: нам нужно собрать доказательную базу, ряд серьезных исков мы согласуем с центральным аппаратом Росимущества. И только после нормальной проработки вопроса начинаем решать проблему в рамках законодательства.

– Почти год управление провело без руководителя. Неужели не накопилось проблем?

– Нет, коллектив-то все равно работал. Более того, наше управление, несмотря на отсутствие назначенного первого лица, по результатам внутреннего рейтинга за 2016 год оказалось где-то в районе третьего-четвертого десятка, в «золотой середине».

В конце года мы завершили процесс переоформления имущества двух упраздненных ведомств – миграционной службы и ФСКН – на баланс МВД. От последнего, в свою очередь, «отпочковалась» Росгвардия, которая также получила определенное имущество. Всю работу по оформлению документов вело наше управление, все делали в установленные сроки, выполнили все поручения Росимущества, отчитались своевременно.

– Вы говорите, что находитесь где-то в середине рейтинга. А где соседи, допустим, по Черноземью?

– Данные носят внутриведомственный закрытый характер. Мы видим только свое место и первую тройку.

– На кого же нужно равняться?

– Как правило, национальные республики опережают краевые и областные теруправления, потому что там традиционно как-то по-другому работа выстроена. И на первых ролях, конечно же, Татарстан. На хороших местах кавказские республики, ввиду того, что некоторые вопросы там решаются быстрее и проще, нежели у нас.

– Росимущество – важный орган, но слышно о нем только тогда, когда возникают какие-то «терки». С кем проще договариваться – с региональными властями или с муниципальными?

– Мой трехмесячный опыт работы показывает, что больших проблем нет ни с теми, ни с другими. Если наша позиция основана на законе, либо позиция муниципальных органов местного самоуправления, региональной власти основана на законе, то мы будем действовать в этих рамках. Тут же не стоит задача, чтобы доказать, что мы «федералы» и должны быть «выше», или больше внимания к нам должно быть. Нет, задачи общие, только на разных уровнях власти.

– Судя по картотеке арбитража, тяжбы между городом и Росимуществом – обычная практика.

– Есть такие иски. Но, опять же, очень много вещей из прошлого: старые ошибки, кадастровые ошибки, неправильное понимание и толкование закона. Ничего сверхсерьезного я здесь не вижу. Бывает человеческий фактор: одну запятую перенесли неправильно и вместо 3 га получилось 30 га. Надо же этот вопрос уточнить, а способ один – судебное решение.

– С 1 января вступил в силу новый ФЗ о государственной регистрации недвижимости, который объединил две базы данных – ГКН и ЕГРП. Однако пока механизм не работает в запланированном виде, отовсюду поступают сообщения об ошибках в кадастровых выписках, онлайн-сервисы вообще недоступны. Вас эта ситуация затрагивает?

– Технические проблемы всегда возникают при введении новых информационных систем. Например, в 2014 году при введении 44-го федерального закона была создана система «Закупки.ру». И первые три месяца ни госзаказчики, ни мы, как контролирующий орган, ни потенциальные потребители этих услуг, подрядчики, поставщики, не могли этой системой в полном объеме пользоваться. По прошествии времени в нее были внесены изменения и необходимые корректировки, она заработала. Возможно, здесь нечто подобное.

Мы заказываем соответствующие выписки из единого реестра. Когда-то они приходят вовремя, когда-то запаздывают. Говорят, что есть какие-то технические сложности, но это не значит, что работа остановилась. Не критично.

– Какие у управления ключевые показатели? Главное – вовремя и в полном объеме получать деньги от аренды госимущества?

– Не только. Есть моменты, связанные с контролем за федеральными государственными унитарными предприятиями, акционерными обществами, обществами с госучастием. Есть такое понятие как вовлечение имущества в оборот. То есть не просто – заключили договоры и сидим, собираем деньги, «почиваем на лаврах», а нужно обязательно ежегодно увеличивать количество договоров, например, аренды.

В целом у нас более 60 ключевых показателей.

– Сколько денег вы принесли в казну, например, за прошлый год?

– По сдаче в аренду земельных участков – в районе 200 млн рублей. Но это только одно направление. По дивидендам – тоже сотни миллионов. По недвижимому имуществу поменьше цифра, потому что имущество зданий и сооружений в основном у нас закреплено на иных правах, за государственными органами.

В любом случае, где-то в районе полумиллиарда, плюс-минус.

– Накануне стало известно, что Росимущество вмешалось в скандальную ситуацию с яблоневым садом на Московском проспекте. Вы планируете его отсудить, вернуть? Но потом, опять-таки, выставить на торги под жилищное строительство?

– Будем решать проблемы по мере поступления. Давайте сначала определимся: либо вернем его в собственность Федерации, либо получим за него ту сумму, которую имущество стоило. А дальше, в любом случае, учитывая большую площадь этих участков, мы обязаны все телодвижения согласовывать с центральным аппаратом Росимущества.

– То есть пока нет конкретных планов?

– Конкретики нет. Сначала давайте вернем, потом посмотрим.

– Людей волнует как раз вопрос о строительстве: будет там квартал или нет.

– Тут вопрос больше к муниципальной власти. Они же утверждают схемы территориального планирования. Если они изменят схему, и на месте этих земельных участков, которые сейчас идут как зона жилой многоэтажной застройки, вдруг появится парковая зоны, я думаю, мы согласуем с Росимуществом и безвозмездно передадим в муниципальную собственность эти земли. Лишь бы на них вырос некий парк. Ведь, по большому счету, в масштабах РФ те деньги, которые будут, возможно, получены от продажи этих земельных участков, все равно несоизмеримо меньше пользы, которую эти земли принесут в ином виде. Поэтому сейчас я не могу ничего сказать о дальнейшей судьбе, очень многое будет зависеть именно от наших муниципальных властей, от архитектурных подразделений мэрии, которые утверждают соответствующие документы.

– Эта ситуация как-нибудь отразилась на управлении? В том плане, что, может быть, после нее стали внимательнее проверять аналогичные сделки по приватизации?

– А других подобных сделок у нас нет и пока не планируется. Это был один из исключительных элементов. Причем масса правовых документов принимались в 2013-2015 годах.

Любое решение территориального управления в виде распоряжения проходит очень тщательное изучение со стороны как инициаторов, так и юридических подразделений. И, конечно же, руководитель теруправления, ставит подпись только в том случае, если он практически в полном объеме уверен в правильности своих действий.

– Поэтому, наверное, и появляются домыслы, что прежний руководитель Николай Бацунов покинул должность из-за этой сомнительной сделки. Ведь, все-таки, не могла же она пройти незамеченной для руководителя?

– Если мы с вами будем затрагивать эту тему, мы будем нарушать чью-то презумпцию невиновности. Давайте дождемся выводов следствия и суда.

– А следствие сейчас как-либо взаимодействует с Росимуществом?

– Конечно. То, что мы являемся потерпевшей стороной и гражданским истцом, вы считаете недостаточным взаимодействием?

– Претензий к управлению у следствия пока не возникло?

– Пока нет.

– Еще одной скандальной темой, в которую «вляпалось» воронежское Росимущество, является попытка уничтожения озера Круглое. Есть ли другие озера, которые точно так же находятся в частной собственности?

– Да, есть такие примеры на территории области, их уже около пяти. И мы также ведем работу по их возвращению.

– Не боитесь повторения?

– Мы активно взаимодействуем с прокуратурой. Кроме того, управление организовало хорошее взаимодействие с местным центром гидрометеорологии. Сейчас они по озеру Круглому проводят экспертизу, и мы договорились, что в подобных случаях они сразу будут предоставлять нам среднегодовой уровень воды.

Вся проблема в том, что у нас ненадлежащим образом ведется реестр водных объектов. И не всегда в полном объеме есть необходимая информация. По озеру Круглому, например, пришлось вот эту экспертизу дополнительно назначать, чтобы определить зеркало воды и, скажем так, границы земельного участка, в котором оно непосредственно расположено.

– Так какой уровень все-таки имеет значение: среднегодовой или текущий?

– Среднегодовой. Но тут есть нюанс. Не надо думать, что озеро «вырезали» по кромке воды и отдали в собственность РФ. Есть ведь еще зоны, на которых по водному кодексу запрещена застройка, они разнятся от вида водоемов.

– В рамках дела уже была проведена одна экспертиза, после назначения которой как раз и случился слив. Зачем потребовалась вторая?

– Первая подтвердила расположение озера на данных земельных участках, а вторая должна дать нам информацию об уровне воды, чтобы определить размеры.

– Был ли вообще смысл сливать озеро? Повлияло ли это как-то на границы?

– Нет. Экспертиза покажет уровень, который был в 2014-2015 годах и ранее. Специалисты постоянно за этим следят. У них есть посты метеонаблюдения, которые показывают глубину этого озера и срез воды.

– То есть даже если бы его сумели спустить до мели...

– Мы бы все равно доказали. А озеру, конечно, определенный ущерб нанесен, но экология – вещь восстановимая.

– Собственник – ООО «ВИТ-строй» – после инцидента с вами как-нибудь контактировал?

– До инцидента не могу сказать, не знаю. После него точно нет. Наши представители встречаются только в арбитражном суде.

   
Андрей Прах
(473)269-73-00
 
 

СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ
Комментарии к блогам
Кому такая жизнь нужна? Ведь завтра может быть война. (Вилли Токарев).
Сергей, 25.04.2017, 09:49:43
На самом деле, вопрос таких заключенных в спешке договоров не нов. Да, можно ругать и даже смеяться над женщиной, которая, не вчитываясь, подписала зл...
Канцлер, 24.04.2017, 10:26:19
«Зри в корень». Думается, Руслану Львовичу следует начать с самого себя. Когда читаешь городские законы, которые принимались городскими депутатами, в ...
Леонид Х, 24.04.2017, 05:55:26
Прежде чем писать о дальнобойщиках, вы разберитесь в сути проблемы и поверхностно ознакомьтесь с механизмом финансирования в форме гчп или концессии. ...
Егор Гайдар , 22.04.2017, 12:28:51
Всё давно придумано, бери готовую модель в любой нормальной стране(Германии, Швейцарии, Австрии, франции) и пользуйся. И не надо ничего изобретать.
www, 21.04.2017, 13:58:17
Система Orphus