Up

WorldClass

Вы читаете новости региона:
Абирег Воронеж

Аврора Белгород

USD EURO

ЖК Кристальный

Александр Фридман

Вопрос недели
Составит ли созданная орловская экономзона конкуренцию черноземным?
Нет, липецкая высоко задрала планку
Возможно, так как воронежская еще не конкурентоспособна
Да, орловская площадка уже интересует крупных инвесторов
Нет разницы, экономзоны неэффективны
 4620 
Защита: Введите код c картинки
Результаты
Комментарии к публикациям
В статье приведено прямое указание кто владеет и доит Россию на самом деле.
Андрей, 17.10.2019, 21:37:09
Когда завод перешёл благу было от личным состоянии! А теперь посмотрите что с этим заводам стало ! Данным момент руководству Россель хоз банк не выгод...
Толик, 17.10.2019, 21:26:43
Спустя почти 2 года после интервью, на предприятии почти 6 лет не поднимается зп, идёт сокращение, и не понятны перспективы
Алекс, 17.10.2019, 20:13:27
"Тогда источники В«АбирегаВ» сообщали, что прокуратура больше В«нападалаВ» на сотрудников, подписавших письмо. На этот раз собеседники Агентства уточн...
сосед, 17.10.2019, 19:22:47
" Или не надо в Вашем достойном возрасте просто так много говорить! " ____ Вы об чём ? Сенатор до суда идет с бывшим КВНщиком по видОсику в ютубе !...
сосед, 17.10.2019, 19:19:15
"....усадьба находится на территории пансионата для одаренных детей В«РепноеВ» в Рамонском районе. Там регулярно проходят заседания местной элиты из Г...
сосед, 17.10.2019, 19:16:39
Да... Чем дальше, тем страшнее. Куда не ткни в бизнес группы с КБР, везде труха.
Саша из Москвы, 17.10.2019, 15:09:22

HoLiDaY

Главная Эксклюзив Бизнес-путь главы Воронежа Вадима Кстенина: завхоз в большом городе

11.07.2019, 17:25

Бизнес-путь главы Воронежа Вадима Кстенина: завхоз в большом городе

Бизнес-путь главы Воронежа Вадима Кстенина: завхоз в большом городе

Воронеж. 11.07.2019. ABIREG.RU – Расследование – Хотим мы того или нет, власть всегда соответствует своему времени и запросам населения (иногда его еще называют гражданами). Политическая активность народа сменяется безразличием, может расти требовательность к власти, а может – недовольство. Сегодняшнюю Воронежскую область можно представить себе в качестве крупной корпорации, ведущей – и часто, но не всегда – выигрывающей конкурентную борьбу с соседними регионами. Наглядным подтверждением этому тезису служит недавний «окрик» губернатора, потребовавшего на заседании правительства перегнать Тамбовскую область по зарплатам в АПК. Управленческие функции в этой «корпорации» ясны: председателем совета директоров, отвечающим за стратегию, остается уехавший в Москву Алексей Гордеев, генеральным директором – нынешний губернатор Александр Гусев, его замов легко представить в качестве членов совета директоров. Еще в корпорации должен быть главный инженер, в функции которого входит раскладывать всё по полочкам и следить за тем, чтобы вентили не протекали, пар не уходил в воздух, а сваи вбивались ровно и вовремя. Таким «главным инженером» по должности является мэр областного центра Вадим Кстенин, возглавивший Воронеж полтора года назад. Корреспондент «Абирега» покопался в биографии не очень публичного градоначальника и заодно попытался понять: кто же акционеры корпорации «Воронежская область»?
 
Главный инженер на производстве часто является первым заместителем генерального директора, то есть человеком «номер два». Вторые часто становятся первыми. В 1996 и 2017 годах мэры Воронежа становились губернаторами. Но есть и другая статистика, которая вряд ли порадует нашего героя: 39 мэров крупных городов за последние пять лет получили реальные сроки. Причем далеко не всегда состав преступления был очевиден, а при желании можно было усмотреть или политический заказ, или «подставу». Вот такая вот заманчивая и одновременно расстрельная должность. Проведенный Комитетом гражданских инициатив (основатель – Алексей Кудрин) анализ данных по 359 мэрам крупных городов свидетельствует, что средний срок пребывания у власти мэра, избранного всенародно, составляет 5,5 года, а если мэр избран по конкурсу, как в нашем случае, то три года. Если верить этой статистике, то Вадим Кстенин прошел как раз половину этого пути – смотря как считать: от назначения и. о. 25 декабря 2017 года или от момента избрания 4 апреля 2018 года.
 
Еще одна особенность: о мэре, избираемом депутатами, а не всенародно, гораздо меньше информации. Какие-то нелюбопытные у нас народные избранники пошли. И, кстати, развею общепринятое заблуждение: Вадим Кстенин не первый мэр в новейшей истории Воронежа, избранный не населением, а четвертый. В 1992 году мэры Юрий Чернов (скончался, проработав всего полгода) и Анатолий Гольц назначались указом президента, а в 1994 и 1997 годах глава Воронежа избирался из числа депутатов, и оба раза им становился Александр Цапин.
 
Если посмотреть на официальную биографию Вадима Кстенина, то непонятно, где и как он провел свои первые 22 года. Родился в Латвии 12 июня 1975 года, в 1997 году окончил Воронежскую архитектурно-строительную академию по специальности «автомобильные дороги и аэродромы». Попробуем восполнить пробел.
 
В раю бывал, но не запомнил
 
Родился Вадим Кстенин на солнечных берегах – именно так переводится с латышского название поселка Саулкрасты, расположенного на берегу Рижского залива среди дюн и множества маленьких речушек. По местной легенде, здесь останавливалась на отдых и даже купалась императрица Екатерина Вторая. Липы, якобы ею посаженные, являются местной достопримечательностью. А 200 лет спустя поэт Борис Чичибабин посвятил этой военно-дачной местности стихотворение, где назвал Саулкрасты «раем одной недели».
 
Кстенин не смог оценить всех прелестей рая, потому что родителей переместили в суровое Забайкалье, когда юному Вадиму было около двух лет. Отец будущего градоначальника служил в аэродромных войсках, называющихся в простонародье «Молчи! Молчи!», и дослужился до звания подполковника. Он обслуживал спецтехнику и был приписан к КГБ. Родители Кстенина поженились, когда отец (ныне, увы, покойный) был курсантом. В семье значительно позже родился еще один сын.
 
Перемещение из одного дальнего гарнизона в другой стало образом жизни. Относительно надолго, на целых шесть лет, Кстенины задержались только в поселке Степь на самой границе с Китаем, в Читинской области. Но суровый климат Забайкалья снова сменился латвийским «раем». В 1991 году, за год до выпускного, «китайский» аэропорт закрыли, и отца нашего героя снова перевели на запад страны – в Шауляй. Развал Союза вынудил передислоцировать часть, где служил отец, в Миллерово Ростовской области, Вадима оставили последний год доучиваться в Риге под присмотром родственников. Двое рижских дедов, оба участники войны. Один был танкистом, второй после войны сделал карьеру уже на гражданке – возглавлял Рижский институт физической культуры.
 
В 1992 году Вадим Кстенин поступил в Воронежскую архитектурно-строительную академию. Отчасти на выбор вуза повлияло наличие родственников в Воронеже, отчасти – слово «аэродромы» в будущей специальности: в какой-то мере хотел пойти по стопам отца. Плюс относительная близость Миллерово к Воронежу. Жил в общежитии, подрабатывал дворником и даже грузил вагоны. Хотя «главным по вагонам» в студенческой компании был фактурный Виктор Владимиров, поработавший с нашим героем в мэрии на разных строительных должностях, в том числе и вице-мэром. Еще одним однокашником и соседом по общежитию стал Олег Гречишников, нынешний начальник областного строительного департамента. Своим учителем Вадим Кстенин считает профессора Владислава Подольского, заведующего «дорожной» кафедрой и крупнейшего в регионе эксперта по дорожному строительству.
 
Здесь же, в общаге, Вадим Юрьевич познакомился со своей женой Натальей, дочерью «газпромовского» летчика, уроженкой далекой Ухты. У пары в 1999 году родился сын, который теперь учится всё в том же «строяке». Наталья работает в Фонде капитального ремонта. Градоначальник свою жену не «светит» на публике, но те, кто знает Кстениных близко, рассказывают, что они сумели сохранить нежные – или, как еще говорят, «уси-пусечные» – отношения.
 
Сам Вадим Юрьевич, что непривычно для градоначальника, по характеру человек мягкий, наверное, даже застенчивый. Что, впрочем, совершенно не мешает ему быть уверенным в себе. Одной из отличительных черт Кстенина является умение вникать в ситуацию до глубины, выяснять отношения до деталей. Это можно назвать словом «дотошность». Еще, как, наверное, любому серьезному руководителю, ему свойственна феноменальная память: Кстенин может помнить, казалось бы, ничего не значащие детали и фразы из разговоров, которые происходили несколько месяцев назад. Плюс умение анализировать всё, что запомнил. Идеальный винтик для управленческой вертикали.
 
Бензин ваш – идеи наши
 
После окончания вуза будущий градоначальник устроился на работу инспектором пожарной охраны, а по сути, обычным охранником бензоколонки в один из филиалов ОАО «Воронежнефтепродукт» – существующего с 1930 года крупнейшего предприятия на региональном рынке нефтепродуктов и владеющего четырьмя нефтебазами и сетью бензоколонок. Очень быстро перевелся в головной офис на Кирова, 4, в отдел капитального строительства, инженером самой маленькой категории. Руководителем «Воронежнефтепродукта» был легендарный Александр Москвитин, ветеран Афганистана, бывший народный депутат РФ, но поработал с ним Кстенин совсем чуть-чуть в том же 1997 году. Когда Кстенин только начинал свою бензиновую карьеру, Москвитина пригласили на должность первого вице-губернатора.
 
Воронежский журналист Олег Мещеряков – один из тех, кто хорошо знает Кстенина с молодости. Кабинеты пресс-секретаря Мещерякова и инженера Кстенина располагались по соседству, так что приходилось и по работе сталкиваться, и в быту. Еще одним интересным соседом был заместитель по безопасности отставной фээсбэшник Иван Бондарев, последний начальник управления КГБ СССР по Чечено-Ингушетии.
 
Люди постарше помнят, что собой представляли автозаправочные станции советской эпохи: колонка с пистолетом, для включения которого требовались недюжинные усилия, и будка заправщика с узеньким окошком для денег. Кстенин с Мещеряковым были одними из тех, кто занимался перестройкой сети АЗС, а по сути, глобальной «бензоколоночной реформой» в области. Мещеряков по линии «ребрендинга», Кстенин – по инженерной части. В отделе Кстенина в тот момент работали всего шесть человек. Открытие почти сотни современных АЗС с магазинами, терминалами, новыми бензоколонками, внедрение передовых технологий – это то, чему посвятил несколько лет своей молодости будущий мэр.
 
Именно бензиновая тема определила инженерное мировоззрение нашего героя. Одним из важнейших условий прозрачности и честности бензинового бизнеса Кстенин считает комплексный подход: и АЗС, и бензовозы, и нефтебазы должны находиться в одних руках. Тогда при должной системе контроля и работе службы безопасности бензин «ослиной мочой» разбавлять не будут. А вот если звенья этой цепочки находятся в разных руках, начинаются попытки обмана. Бензин имеет «удивительное» свойство расширяться при нагреве. Поэтому, когда бывший инженер-нефтяник Кстенин видит стоящий на обочине в жаркую погоду бензовоз, он только печально усмехается. Ничто не ново под Луной.
 
«Воронежнефтепродукт» принадлежал тогда еще не находящемуся в опале Михаилу Ходорковскому, то есть «Юкосу». И хотя самого знаменитого олигарха нашему герою вживую видеть не довелось, на период работы Кстенина пришлось и уголовное дело Ходорковского, и банкротство «Юкоса», и переход «Воронежнефтепродукта» под знамена сечинской «Роснефти». «Нефтепродукт» был самодостаточной организацией, но связанные с реорганизацией и сменой собственника многочисленные ревизии и проверки из Москвы, вполне возможно, и стали толчком для перехода Вадима Кстенина, дослужившегося к тому времени до должности и. о. генерального директора компании, на муниципальную службу.
 
Младший среди «карликов»
 
К моменту прихода на должность генерального директора «Воронежнефтепродукта» Геннадия Шванова Кстенин работал заместителем главного инженера. Шванов, пожалуй, самый известный бензиновый предприниматель региона, был одним из территориальных управляющих «Воронежнефтепродукта» – что-то вроде бензинового главы района, управляющего сетью из 20-30 заправок. Шванов, занимавшийся поставками нефтепродуктов на село с самого начала 1990-х, уже был владельцем собственной сети заправок, а в «Нефтепродукт» пришел с прицелом его возглавить. Должность территориального управляющего была необходимой стажировкой. За Швановым стояли москвичи. По сведениям источников «Абирега», таким «москвичом» мог быть депутат Госдумы от Тамбовской области экс-фээсбэшник Алексей Плахотников. И, кстати, Мещерякова при Шванове сменила пиарщица Мария Парутина, эффектная блондинка, вышедшая замуж за Дмитрия Патрушева, теперь уже главу Минсельхоза.
 
В 2004 году Шванова назначили генеральным, и почти сразу он повысил Кстенина до главного инженера. Отношения между Швановым и Кстениным быстро стали доверительными и дружескими, чему, вполне вероятно, поспособствовала эпопея с переходом «Нефтепродукта» из-под «Юкоса» в «Роснефть». Шванов явно скромничает, когда говорит, что «не может похвастаться тем, что входит в круг друзей нынешнего мэра». Думаю, шифруется, чтобы не навредить товарищу. «Политических карликов» в Воронежской области до сих пор гоняют с места на место.
 
Шванов вступил в «Родной Воронеж», возглавляемый Сергеем Колиухом и Леонидом Зенищевым, поздно, в конце 2007 – начале 2008 года, под самые мэрские выборы, и стал одним из серьезных спонсоров предвыборной кампании Колиуха. Неожиданно для Шванова приз оказался значительно меньше ожидаемого: Сергей Михайлович предложил Геннадию Владимировичу «всего лишь» порулить муниципальным заказом. Шванов оскорбился. В итоге выторговал себе не только ключевую должность вице-мэра по имущественным и земельным отношениям, но и негласное право подчиняться по всем вопросам исключительно мэру. Ну а на «муниципальный заказ» (не пропадать же добру) предложил своего протеже.
 
Управление муниципального заказа, которое Вадим Кстенин возглавлял чуть больше года, с июля 2008 по август 2009 года, подчинялось первому «финансовому» вице-мэру Сергею Курило. Как сложились отношения между Курило и Кстениным, мы доподлинно не знаем. Но, вернувшись в мэрию в качестве главы города, Кстенин выставил Сергея Григорьевича за дверь через месяц после инаугурации. Курило, между прочим, пять мэров до Кстенина пересидел.
 
В штате у Кстенина трудились около 40 человек, отвечавших за все закупки для муниципальных нужд – от бензина до инсулина. Никаких электронных торгов еще не было в помине – стучали молотком. Одним из нововведений Кстенина стало создание в управлении аналитического отдела, в функции которого входила проверка смет, приносимых заказчиками – подразделениями мэрии и подведомственными структурами. Это должно было помочь экономить значительные средства еще до начала торгов. Сегодня даже удивительным может показаться, но до этого «молча отторговывали» всё, что приносил заказчик.
 
Здесь же Кстенин познакомился с серым кардиналом, вице-спикером гордумы Леонидом Зенищевым. Сегодня взаимоотношения по линии Кстенин-Зенищев являются едва ли не самой интригующей загадкой воронежской конспирологии. И Зенищев, и Кстенин такие контакты отрицают. СМИ, начиная с прошлого лета, пишут, что Зенищев ходит в мэрию чуть ли не как к себе на работу. По нашей информации, говоря об отсутствии общения между собой, оба чуть-чуть лукавят. Леонид Владимирович, по сведению нашего источника, однажды сделал удачную, но единственную попытку попасть в кабинет нового мэра. Причем, сделал это, стараясь не привлекать ничьего внимания. Договорились или нет градоначальник и экс-«кардинал», история умалчивает. Зенищеву приписывают фразу: «Мы-то думали, что он наш. А он оказался не наш». Хотя, может, и «дезу» пускают.
 
Зато известно, что никаких особых отношений, кроме чисто рабочих контактов, в 2008-2009 годах между Зенищевым и Кстениным не было: слишком различен был тогда их политический вес. Как, впрочем, и сейчас. Другое дело – Шванов.
 
Побег из мэрии и новые покровители
 
Когда работа была уже отлажена и стала казаться Кстенину скучной, в сентябре 2009 года его перевели руководить городским департаментом ЖКХ. Но дальше в судьбе нашего героя случилось несколько быстрых, вполне возможно, кем-то запланированных кульбитов. Департаментом он проруководил всего три месяца – очень мало, чтобы почувствовать себя коммунальщиком. В ноябре Вадим Юрьевич покинул мэрию Сергея Колиуха, чтобы спустя несколько лет вернуться сюда «на белом коне». Меня не оставляет ощущение, что эти три месяца в ЖКХ были нужны Кстенину только для того, чтобы была соответствующая «профильная» запись в резюме и чтобы потом стать коммунальщиком уже по-настоящему, с благословения Гордеева. Если это так, то тот, кто сумел провернуть такую кадровую комбинацию, – настоящий и, может быть, гениальный кукловод.
 
Есть расхожее мнение, что Кстенин был первым, кто «предал» Колиуха и переметнулся на пл. Ленина, 1. Но это тоже лишь домысел. Во-первых, Кстенин ни формально, ни фактически в ближний круг, «команду Колиуха», никогда не входил. Три месяца на более-менее значительной должности руководителя департамента ЖКХ – это мало. Во-вторых, вовремя смыться – еще не значит предать. До начала тотальной войны Гордеева с «политическими карликами» еще три года было, между прочим.
 
В ноябре 2009 года Кстенин переходит (с серьезным понижением) в заместители генерального директора областного казенного учреждения «Единая дирекция капитального строительства и газификации». Руководителем «Единой дирекции» практически одновременно с Кстениным стал Сергей Куприн, ближайший друг и соратник Виталия Шабалатова, ныне вице-губернатора. Кстенин и Куприн были знакомы по «строяку»: учились с разницей в один курс.
 
Вся эта троица сразу или чуть позже стала пользоваться покровительством Юрия Ракова, до июня 2019 года руководителя региональной инспекции стройнадзора, однокашника и друга молодости Алексея Гордеева, с которым они вместе учились в Московском институте инженеров ж/д транспорта.
 
Мы не знаем, благодаря кому: Куприну, Шабалатову или Ракову – состоялось следующее назначение Кстенина на должность руководителя департамента ЖКХ и энергетики Воронежской области (февраль 2010 года). С этой поры кабинеты Кстенина и Ракова будут находиться по соседству, через стенку. Сама должность была уже вакантна несколько месяцев. Так что не исключено, что Кстенина просто грамотно, но быстро к ней «подводили». В любом случае собеседование проводил Гордеев лично, длилось оно менее 10 минут. Кстенина взяли, и он попал на орбиту другой, далеко не карликовой планеты. Собственно, на этой орбите Кстенин находится до сих пор. Но мало на орбиту попасть, надо суметь на ней удержаться. Тот же Куприн не смог. Он стал заместителем председателя облправительства, курирующим строительство и ЖКХ, практически одновременно с Кстениным. А спустя четыре года был уволен. Причем, видимо, с волчьим билетом: до отъезда Гордеева в Москву Куприн три года сидел без дела в ожидании назначения. И относительно недавно был утвержден на должность генерального директора АО «ВИнКО» – управляющей компании особой экономической зоны «Центр». Так что команда снова в полном сборе.
 
На рыбных берегах
 
К рыбалке Кстенина вообще-то пристрастил Шванов. Да и не то чтобы пристрастил: в «Нефтепродукте» было заведено вывозить проверяющих для неформального общения на рыбалку. Так что первые рыбацкие навыки Кстенин получил еще с нефтяниками.
 
А вот Куприн и Шабалатов, а также примкнувший к ним Александр Цыбань (владелец крупнейшей строительной компании области «Выбор», компаньон родной сестры Шабалатова) – это рыбаки со стажем. Можно сказать, профи. Так что если мэр едет отдыхать на Волгу, то угадать его спутников несложно. Тем более что Цыбань (не исключено что с участием Шабалатова) владеет под Астраханью элитной турбазой «Прохладная» с обширными плавнями, заточенной как под рыбалку, так и под охоту на водоплавающих. Ну а всем известная страсть Цыбаня к вертолетам может сильно сократить время в пути.
 
Чтобы подытожить тему досуга, до избрания Кстенина мэром они с женой были любителями попутешествовать. Одно из приоритетных направлений – Юго-Восточная Азия. Во всяком случае, очень серьезным увлечением Вадима Юрьевича является кулинария. Точнее, приготовление острых азиатских блюд. О специях воронежский мэр знает без преувеличения всё. Следит за новинками, заказывает в Интернете. Азиатская кухня очень хорошо подходит под русскую водочку – единственный спиртной напиток, который употребляет мэр. Готовит теперь уже изредка, как и путешествует: график не позволяет.

На коммунальной орбите
 
В должности руководителя областного департамента ЖКХ Вадим Кстенин сменил бесцветного москвича Игоря Жалнина (они не успели познакомиться, так как Жалнина убрали за несколько месяцев до назначения Кстенина) и провел на этом посту шесть лет. Его курировали трое разных по характеру вице-премьеров. Москвич Виктор Неженец мало чем запомнился воронежцам за год своей работы замом Гордеева. «Под Неженцом» Кстенин проработал менее трех месяцев.

После небольшой паузы курирующим вице-премьером стал Сергей Куприн, проработавший до 2014 года. Куприна Кстенин характеризует как «справедливого руководителя, который имеет талант подбирать кадры и создавать для них хорошую рабочую атмосферу, чтобы люди могли раскрыться с лучшей стороны». На себя, что ли, намекает?
 
А потом пришел Макин, огромный и «ужасный». Но к этому моменту и сам Кстенин набрал большой опыт работы в коммуналке. К тому же, как мне кажется, положительную роль сыграл и в меру мягкий характер. «Если вы с Макиным незнакомы, то найти общий язык с ним очень сложно. Но он проницательный и умный человек. Да, он может прикрикнуть, но он зрит проблему в корень и начинает немедленно помогать с решением», – вспоминает градоначальник.

Сначала, судя по всему, между Кстениным и Макиным было определенное недопонимание, но в итоге сложились хорошие отношения. Уж если кому из теней прошлого и суждено материализовываться в приемной мэра, то это скорее Макину, чем Зенищеву. А вброс про «жесткий конфликт» между Макиным и Кстениным, якобы ставший причиной перевода Вадима Юрьевича назад в мэрию в декабре 2015 года, мягко говоря, не имеет под собой основы. Правда, дыма без огня не бывает. Самого Кстенина сменил его заместитель Михаил Найчук, еще один персонаж, мелькнувший, но не удержавшийся на орбите Гордеева. Найчука-старшего часто называли «человеком Макина». Насколько обоснованно, судить трудно. Брат Найчука Игорь возглавил по протекции уже Шабалатова ту самую «Единую дирекцию», бывшую когда-то «перевалочной базой» для Кстенина.
 
За время работы Кстенина в коммунальном департаменте каких-либо скандалов, сенсаций или прорывов не было: расселяли аварийное жилье, занимались капремонтом, меняли лифты, устраняли аварии, выбивали долги неплательщиков ресурсоснабжающим организациям. Рутинная, наверное, работа. Но в ней наверняка оттачивался тот самый талант «главного инженера». С той небольшой разницей, что теперь приходилось лазить не по нефтехранилищам, а по ямам с прогнившими трубами. Но главное, что за время работы Кстенина с его именем не было связано ни одного коррупционного скандала. Была, правда, пара уголовных дел, что называется, «рядом»: замруководителя Фонда капремонта Михаил Гольцов попался на взятке (потом переквалифицировали на злоупотребления и дали «условку»), а руководители Поворинского района Михаил Комиссаров (глава районной администрации) и Николай Подболотов (глава райцентра) были признаны виновными в 11-миллионном мошенничестве с домом, возводимым по программе расселения аварийного жилья, и амнистированы в зале суда. Именно «поворинское дело» связывали с похищением Кстенина – дескать, кто-то чего-то там не поделил. Известно, что поворинские застройщики были из Воронежа и не имели никаких собственных строительных мощностей, да и, видимо, собственных средств, но конкурсы всегда проводили районные власти. По времени начало уголовного преследования Комиссарова-Подболотова совпало с назначением Кстенина (декабрь 2015 года). Успеть «что-то не поделить» за неделю или две – в причастность к этому Кстенина верится с трудом.
 
Как и почти все приближенные чиновники, Кстенин иногда подвергался публичной порке со стороны губернатора Гордеева. Например, в 2014 году Кстенин получил выговор за то, что одна из строительных организаций не смогла своевременно выполнить профинансированные из центра работы по расселению людей из ветхого жилья. У Гордеева неосвоение федеральных средств было главным преступлением. Пару раз на таком «преступлении» Кстенин попадался, но в старом законодательстве еще можно было финансирование переносить на следующий год, и Кстенину ни разу не приходилось отправлять бюджетные деньги назад безвозвратно. Еще Гордееву не нравилась манера Кстенина говорить на совещаниях недостаточно громко: «Вы не завтракали?» Кстенин послушно переходил на максимальную громкость.
 
Так или иначе, «расстрела» не последовало. Даже наоборот, в декабре 2015 года в результате многоступенчатой ротации кадров Вадим Кстенин был переведен на должность первого вице-мэра Воронежа по городскому (раньше бы назвали «по жилищно-коммунальному») хозяйству. Своих старых знакомых: Колиуха и Шванова – в мэрии Кстенин уже не застал. Мэром к тому времени стал Александр Гусев. Правда, пока еще работал Курило, но теперь они друг другу не подчинялись. Был ли переход с позиции главы областного департамента в первые вице-мэры повышением, однозначно сказать трудно. Вряд ли тогда Гордеев задумывался, как он будет тасовать кадровую колоду в случае своего ухода, но Кстенин в этой колоде постепенно превращался из валета пока еще не в туза, но в короля.
 
Дай миллион!
 
Кстенин еще долго будет оставаться мэром, «которого похитили», и объектом связанных с этим домыслов. Хотя, разумеется, «похитили» не мэра, а руководителя департамента – 29 мая 2015 года. Да и «похищение» длилось всего около часа. Правда, до кладбища за это время доехали. Но вот в багажник, вопреки утверждениям СМИ, будущего мэра никто не прятал. История с поиском преступников растянулась на три года: главарь Руслан Котиев (он же – Алмазов, успел сбежать из «тюремной» больницы), двое подручных – его двоюродные братья. Суд, проходивший в начале 2018 года, зачем-то засекретили по ходатайству адвоката главного обвиняемого Максима Баева.
 
Похитители вину признали лишь частично и были отправлены в колонию: главарь – на восемь лет, остальные – на пять с половиной.
 
Кстенин говорит, что со своими похитителями не был знаком и их поступок представляется ему крайне нелогичным. Что касается «компромата»: «Да не особо боюсь я компромата. Смотря что называть компроматом. Если вас интересует конкретно тот случай, то никакого компромата не было, иначе бы он появился в любом случае. Вылез бы где угодно. Деньги собирались под контролем правоохранительных органов, потому что ситуацию надо было довести до логического конца», – рассказал мэр, выдавший, к слову, 2,3 млн рублей собственных денег для оперативного эксперимента. В приговоре и вправду нет никаких намеков на компромат. В общем, как в том анекдоте: ложки нашлись, а осадочек остался.
 
Чтобы его «смыть», Кстенину надо сделать что-то грандиозное. Например, метро построить. Или хотя бы привести в порядок городской транспорт с парковками.
 
На городском хозяйстве
 
Возвращение Кстенина в мэрию ознаменовалось взрывом. Меньше чем через месяц его пребывания в должности взрывом бытового газа был разрушен подъезд хрущевки в Советском районе, пострадали 13 человек, одна женщина скончалась. Было уничтожено 20 квартир, но дом в итоге был признан пригодным к проживанию и в дальнейшем отремонтирован. Виновным оказался работяга, который занимался установкой натяжных потолков и хранил баллон с газом дома. Дурной знак.
 
Сложно сказать, кто – Гордеев или Гусев – был инициатором возвращения Кстенина из областного правительства в мэрию. С одной стороны, все ключевые кадровые вопросы всегда оставались за Гордеевым, с другой – назначить заместителя без согласования с начальником тоже нельзя.

Перемещение затронуло сразу несколько чиновников коммунального блока и на городском, и на областном уровнях. К тому же Кстенин на должности руководителя департамента уже «засиделся», а Гордеев всегда был сторонником своевременной ротации кадров. Один любопытный нюанс: первый вице-мэр Кстенин имел возможность напрямую общаться с Гордеевым. В частности, по теме «умных» светофоров и «японского» метро.
 
Должность первого вице-мэра по коммунальному хозяйству – это должность рабочей лошадки. Уборка снега зимой, подготовка «саней» к отопительному сезону. Удивительно, но иногда кажется, что с перемещением Гусева и Кстенина на ступеньку вверх по служебной лестнице ничего в управлении городом особенно не изменилось. Новый губернатор по-прежнему погружен в городские проблемы, а новый мэр, кажется, по-прежнему только и делает, что разгребает снег.
 
Вице-мэр Кстенин практически сразу обозначил себя в качестве правой руки мэра Гусева. Достаточно сказать, что в начале 2017 года, после задержания главного архитектора города Антона Шевелева и начала борьбы с «архитектурным бандитизмом», на Кстенина возложили обязанности кураторства обезглавленным строительным блоком мэрии.
 
Кстати, именно при участии Кстенина в июне 2017 года было выработано и принято компромиссное решение о выкупе недостроенного «дома Тофика Магеррамова» на Ленинском проспекте, 201. Конфликт азербайджанского строителя и экс-милиционера, за которым стояли серьезные силовики, и местных жителей пришелся на период кураторства Кстениным строительного блока мэрии. Магеррамов хотел впихнуть 20-этажку во двор, состоящий из хрущевок, – жители перекрывали дорогу строительной технике. По словам Кстенина, «стороны конфликта достигли критической отметки в своем противодействии». Никогда раньше мэрия не выкупала проблемные объекты, но запрещать, сносить и судиться было бы дороже. Продолжать строить и ждать, пока бульдозер переедет протестующую бабушку, – тоже не выход. Конфликт погасили деньгами, теперь на месте скандального недостроя будет детский досуговый центр.
 
В мэрии именно Кстенин отвечал за самый грандиозный проект – строительство «метро». Именно из уст первого вице-мэра в августе 2017 года мы услышали параметры проекта: 35 млрд рублей, протяженность первой ветки («Олимпик» – гипермаркет Metro на левом берегу) – 20 км, 18 станций, одно депо, 50% городского пассажиропотока и окупаемость за 15 лет. Первоначально ожидалось, что заниматься финансированием проекта будет Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ), как правило, специализирующийся на привлечении иностранных соинвесторов. Потом стали называть Внешэкономбанк. С той поры прошло полтора года – число верящих в перспективы воронежского метро примерно равно числу скептиков. Мэр, разумеется, в числе оптимистов, но надо понимать, что такие дела быстро не делаются. Только на разработку проектно-сметной документации уйдет не менее двух лет. Так что раньше 2021 года мы никаких конкретных новостей не услышим. Реалистичности этим планам придает разве что «низвержение» метро до легкорельсового трамвая.

Один из опрошенных источников, подобно многим воронежцам, не верит в перспективы воронежского метро: «Его смысл в быстром покрытии. Наверное, мы сможем сделать 2-3 остановки, связывающие два берега, но не будет ли потом метро пустовать, как это происходит, например, в Нижнем Новгороде, где единственная ветка связывает два берега – центр и рабочие районы?» – размышляет собеседника Агентства.

В октябре 2016 года начали обсуждать, а в декабре отменили всенародные выборы мэра, заменив их избранием через конкурсную комиссию и голосованием депутатами за одного из двух кандидатов, отобранных комиссией. По этому поводу было сломано много копий, но только одно из них заслуживает упоминания. Тогдашний мэр Александр Гусев был явно не в восторге от этой инициативы, навязанной то ли Гордеевым, то ли федеральным центром, и публично объявил, что не будет баллотироваться на второй срок в мэры. Тогда нашего героя впервые стали рассматривать в качестве возможного сменщика Гусева. Но фаворитами называли «более солидных» товарищей: Шабалатова и депутата Госдумы Андрея Маркова.
 
Свой следующий и на сегодняшний день главный шаг наверх Вадим Кстенин, как и в случае с назначением в областной департамент ЖКХ, сделал не самостоятельно, а в результате многоходовой ротации: Гордеева – в правительство, Гусева – в губернаторы. Вот и освободилось местечко для нашего незаменимого винтика. «Солидные» остались за бортом.
 
Город будущего
 
На вопрос, с чьей, все-таки, подачи он стал главой миллионного Воронежа, Кстенин отвечает после ну очень большой паузы: «Наверное, Алексея Васильевича Гордеева». Гордеева он называет «самым серьезным своим учителем»: «Для меня главным мотивом всегда было оправдать его доверие».
 
А вот в отношениях с Гусевым первое, что выделяет мэр, – это демократичность со стороны Александра Викторовича. Кстенин может при необходимости позвонить нынешнему губернатору в любое время дня и ночи, но в неформальной обстановке с ним никогда не пересекался и не считает, что входит в «ближний круг губернатора». Гусев, как уже отмечалось, очень глубоко погружен в городские проблемы, но в то же время дает преемнику простор для самостоятельности, в том числе и в кадровых вопросах. «Конечно, при ключевых назначениях я советуюсь с губернатором, но предложение, безусловно, формирую я, а не наоборот», – уточняет Кстенин.
 
Вообще-то и по человеческому, и по управленческому опыту главой города должен быть Владимир Ходырев. 62-летний строитель с именем, заработанным еще во времена СССР, дважды спикер городской Думы, имеющий преимущество просто уже по должности. Все предновогодние дни после ухода Гордеева только и шушукались: в мэры выдвинется Ходырев. Впрочем, слухи жили дня три-четыре. После чего их развенчал сам Владимир Федорович: мол, не пойду. Тут же «снялся» и коммунист, бизнесмен и завсегдатай выборов Константин Ашифин. У Гордеева – рука вообще твердая, не стоит ждать, когда она превратится в кулак.
 
Кстенин стал и. о. главы Воронежа накануне нового, 2018 года. А в марте в два этапа прошли выборы мэра: комиссия рассмотрела шестерых кандидатов, затем сессия выбрала победителя из двух. Никаких неожиданностей выборы не принесли, и в финале Кстенин без борьбы победил «статусного номинала» депутата-коммунальщика Руслана Кочетова. Кочетов спустя полгода возглавил последний лакомый кусок городского имущества МУП «Горэлектросеть», а еще через полгода загремел в СИЗО. Ему вменяют мошеннические действия в составе группы лиц по накачке «Горсети» искусственными долгами накануне ее ожидаемой продажи.
 
Кстенин от темы Кочетова уходит: «Есть презумпция невиновности, комментировать что-то неэтично». При этом мэр отрицает, что назначение Кочетова было предметом предвыборного торга.
 
Сразу после своей апрельской инаугурации Кстенин пригласил Ходырева на «мужской разговор». Удивительно, но до избрания Кстенина мэром они между собой были едва знакомы. Что происходило за закрытыми дверьми, вряд ли кто-то узнает, но система взаимоотношений была выстроена. Так что, по крайней мере, за свою должность после переизбрания депутатов в 2020 году Ходырев может быть спокоен. А Кстенина вряд ли ждет противостояние с городскими депутатами. Винтики и шестеренки надо смазывать до начала движения.
 
Каких-то провалов или прорывов за то время, что провел наш герой в кресле мэра, не произошло. Как сказал эксперт «Абирега», работавший в горадминистрации, всё осталось, как при Гусеве, но всё потихоньку катится вниз. Если брать внутренние интриги, то главной за это время стало колоссальное усиление аппаратного влияния Марины Плиевой, вице-мэра по правовым вопросам. Жена высокопоставленного судьи облсуда, Плиева – женщина энергичная, но эмоциональная, местами вспыльчивая. Своим характером она как бы уравновешивает флегматичного, всегда спокойного мэра, подтверждая истину, что противоположности сходятся.

Госпожа Плиева сумела поставить на должность начальника управления имущественных отношений своего зама Сергея Завьялова. Раньше юридическое и имущественное управления, главные участники судебных споров со стороны мэрии, негласно конкурировали между собой и часто имели различные подходы в конкретных делах. Теперь единоначалие под руководством Плиевой установлено. Кроме того, в сферу ее влияния входят также руководитель аппарата мэрии и вице-мэр Сергей Глазьев, начальники управлений «делами учета и отчетности» Наталья Шестакова и контрольно-аналитического Александр Чернышов. Интересы и влияние Плиевой, впрочем, отнюдь не распространяются на отраслевые направления – здесь Кстенин дает полную волю и самые широкие полномочия (включая кадровые решения) своим профильным замам.

Аппаратным противовесом Плиевой является первый вице-мэр, курирующий экономику и финансы, Юрий Тимофеев. Бывший мэр Твери, никак не связанный с Воронежем, Тимофеев был назначен на ключевую должность в июле 2018 года, без каких-либо объяснений, как будто по воле неких высших сил, вставляющих те или иные шестеренки в механизм власти. Как рассказывают сотрудники мэрии, Плиева и Тимофеев «на разных волнах».

Взаимоотношения Кстенина с губернатором Гусевым вроде бы безоблачные, но этого нельзя сказать о воронежском правительстве в целом. Человеком номер два (или три) в иерархии региональной власти, как это было при предыдущих руководителях города, Кстенин стать не сумел. В Рейтинге влиятельности Воронежской области 2019-2020 гг. он занимает 8-е место, что, впрочем, вполне типично для современных мэров. Один из источников «Абирега» считает, что Кстенин за время работы так и не сумел себя проявить как авторитетный управленец, а старается угодить большинству значимых теневых групп влияния, что в конечном счете его и погубит.

Стоит отметить, что исполнительность и видимая бесконфликтность градоначальника не всегда плюс. В силу специфики своего избрания – кулуарных договоренностей, произошедших, помимо его воли, – он, по сути, не является субъектом принятия решений по значимым, принципиальным вопросам. Невозможно понять, например, откуда и по чьей инициативе в Воронеже появились ненавидимые многими белгородские «Горпарковки» и почему под парковки не было сделано муниципальное предприятие. С тем, что разгружать центр города необходимо, никто не спорит. Но чтобы деньги из воздуха получала никому не понятная частная контора... А ведь именно наш герой возглавлял комиссию по отбору концессионера. Трое из четверых претендентов были отвергнуты как раз этой комиссией.

Тема парковок тесно увязывается с предстоящей реформой городского транспорта, на которой, скорее всего, и будет испытываться профпригодность мэра. Приноровиться сдавать в срок объекты, на которые выделены средства, это одно. А воевать с монополизированной отраслью, от которой зависит качество жизни горожан, – другое. Но исход этой транспортной войны будет зависеть не от профессиональных, волевых или каких-либо еще качеств мэра, а от того, на чьей стороне будет лоббистский интерес.

Но кулуарная жизнь интересна далеко не всем. С точки зрения простого горожанина ничего интересного не происходит: Воронеж не бомбили. Хотя у каждой медали есть обратная сторона:

  • Была пара крупных коммунальных аварий – справились в нормативные сроки и без последствий. А разве так и не должно быть?
  • Строится рекордное число школ – так ведь на федеральные деньги.
  • Было много выступлений мэра на самые разные темы – от генплана до мусорной реформы. Оттачивает красноречие. Молодец.
  • Идут разговоры про крупные инфраструктурные проекты: дублер Московского проспекта, развязку на Остужева, транспортную реформу. Пока – разговоры.

 
И чего-то в этом всем не хватает. Мы поняли, чего. В беседе с Кстениным мы затронули тему мощного строительного лобби и получили ответ, что нужно максимально регламентировать и формализовать отношения в строительной – да и не только – отрасли. Ведь если есть четко прописанный регламент, то нарушить его по чьей-либо воле и даже указке сверху невозможно. Мэр не хочет быть властью (даже матом у себя в кабинете не ругается), он честно признается: «Я не ощущаю себя каким-то хозяином города, я прошел достаточный путь и умею сдерживать свои амбиции».
 
При всей колоссальной ответственности, которая ложится на плечи мэра, эта ответственность – исполнителя. Есть одна особенность: год от года должность мэра становится всё более зависимой от областных властей при дележке денег, а значит, всё более и более номинальной. Ведь кто девушку «ужинает», тот ее и «танцует».
 
Прошли времена, когда с мэрами крупнейших городов регулярно встречался президент страны. Никто больше не бьется за бюджет, за налоговые отчисления. Теперь нужна не налогооблагаемая база, а умение общаться с министерствами. История местного самоуправления сделала большой круг и вернулась почти в советское состояние. По всей стране между чиновниками идет борьба за ресурсы. Только в советские времена деньги не имели покупательной способности, поэтому ресурсы были в натуральном выражении и назывались «фондами». «Фондами» было всё: от молока и колготок до цемента и металла. «Фонды» выбивались, как и сейчас, в Москве, в министерствах. Сегодня бюджетные деньги – это эквивалент тех советских «фондов», их надо выбивать, и к функции мэрии это не относится. Это уровень губернатора, а он, когда «выбьет», поделит. Это не плохо и не хорошо – это примета, стиль времени. «Без ресурсов можно заниматься только самопиаром», – справедливо делает вывод Кстенин, но продолжает: «Главный ресурс – это люди. Если создается команда людей, которая умеет эффективно с ресурсами работать, соответственно, и ресурсы начинают поступать».

Мы опросили в качестве экспертов двух в недавнем прошлом видных чиновников мэрии. Их мнения оказались в чем-то схожи, но в чем-то противоположны.

Экс-вице-мэр по строительству Виктор Владимиров ушел со своей должности из-за «бешеного ритма работы»: «С 7 утра до 11 вечера, включая выходные. Это обычная усталость. Видимо, у Кстенина больше здоровья работать в таком ритме, чем у меня, – никаких разногласий у нас не возникало. Начиная с 2014 года объем инвестпрограмм по строительству в городе по заказу бюджетов всех уровней увеличился с 700 млн до 3,5 млрд рублей в год. Причем в силу специфики финансирования и необходимости проведения торгов основной объем работ приходится на осень, и работа идет в очень жестком графике». Виктор Борисович считает, что два направления, в которых мэр разбирается лучше всего, – это строительство и ЖКХ, он знает все нюансы и все тонкости, поэтому работать с ним было очень комфортно: «Он умеет грамотно ставить задачи и контролировать их выполнение. Кстенин на своем уровне договаривается в администрации области о привлечении федеральных денег, пробить деньги – это большая работа. Вы помните, что до этого у нас город не был в приоритете, больше строилось социальных объектов именно по районам. Эти же деньги могли прийти в Воронеж, а могли – в какой-нибудь район области. Гусев вектор немножко поменял. Я не согласен с теми, кто сегодня мэра презрительно называет «дворником».

Бывший руководитель управления имущественных отношений горадминистрации Наталья Махортова считает, что у мэрии очень мало возможностей самостоятельно распорядиться бюджетом, на Плехановской, 10, никаких самостоятельных решений не принимается, поэтому довольно сложно оценить работу мэрии как самостоятельного органа власти. А вот от работы с Кстениным у госпожи Махортовой по-человечески остались только самые хорошие воспоминания.
 
Эта статья начиналась с того, что власть всегда соответствует времени. Прошли времена, когда во главе Воронежа стояли политически значимые фигуры. И прошли не случайно – это реакция времени на нашу с вами апатию. Когда-то нас называли гражданами.
 
Вадим Кстенин, безусловно, – лучший вариант для исполнения роли мэра в том виде, в котором эта роль видится в вертикали власти – он исполнителен, умен, хорошо знает сферу, которой руководит. Завхоз с правом предлагать директору базы кандидатуры кладовщиков. Но если однажды винтик заменят, как это сделали в Тамбове, Курске или Липецке, то мы даже и не заметим.

Главная проблема Кстенина, его «родовое пятно», – именно в процедуре избрания депутатами. Воронежцам так до сих пор и не объяснили внятно, зачем была нужна отмена всенародных выборов. Рассуждения, что ради экономии бюджетных средств, – от лукавого. Конечно, выборы – удовольствие дорогое, в том смысле, что ты становишься заложником тех, кто дает на эти выборы деньги. Но кулуарное назначение не добавляет ни авторитета самому мэру, ни веса тому креслу, на котором он восседает. Сакральная должность «мэр миллионного города» превратилась в профанную. Кулуарно назначили – кулуарно и снимут, если что. Вас не спросят. Соответственно, все мало-мальски значимые решения тоже будут приниматься кулуарно. Горожан лишь поставят перед фактом – будет метро, не будет метро. Оказывается, мы имели в виду трамвай. Повышать проезд, не повышать, кому возить, как возить – без вас разберутся и договорятся.

Простоит ли город без хозяина? Да и нужен ли городу хозяин?

   
Александр Пирогов
(473) 212-02-88
 
 


Добавьте «Абирег» в свои избранные источники
СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ

ZHD

Русфонд Воронеж

Система Orphus

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Картотека
Группа Абирег использует систему проверки контрагентов Картотека.ru
Создание сайта - "Алекс"

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Яндекс.Метрика