Up

Вы читаете новости региона:
USD EURO
Вопрос недели
Какой вариант инвестиций в недвижимость премиум-класса вы бы выбрали?
Элитная квартира в центре города
Элитная квартира на окраине
Коттедж в черте города
Коттедж в элитном поселке за городом
Загородный домик у реки
Домик в деревне
 7777 
Защита: Введите код c картинки
Результаты
Комментарии к публикациям
Фирма с Каймановых остров - законнорожденная дщерь кипрской компании, будет создавать "растительное молоко" для россиян! Действительно, на кой черт ну...
Коровьев, 23.09.2019, 09:12:20
А когда проект? Везде чет про него слышно.
Пол, 20.09.2019, 19:32:23
Этот день города будет особенным в истории Воронежа благодаря Никите Михайловичу Чеботареву. Как похорошел Воронеж при Никите Михайловиче Чеботареве.
С.С. Собянин, 20.09.2019, 19:17:23
Так вот же - https://abireg.ru/ newsitem/ 58926
невестка Наливкина, 20.09.2019, 14:13:16
Алексей Юрьевич знает свое дело. Я его еще по работе в ДСК помню, если делает - то делает грамотно. В общем, не сомневаюсь, что его проект выстрелит
Дмитрий , 20.09.2019, 13:06:34
Мощные информационные волны, что омывает наши мозги в последние годы, размывают традиционные понятия и скрепы, формируя правила нового мышления. В...
Леонид Х, 20.09.2019, 11:56:35
Ага, ток если на повышение они уйдут, пусть уж лучше так пока.
Гость, 20.09.2019, 10:53:24

Главная Аналитика

26.11.2018, 11:04

Эффект Mossebo: как на сотрудничестве с питерской франшизой «погорели» воронежское и другие региональные дизайн-бюро

Воронеж. 26.11.2018. ABIREG.RU – Аналитика – Начало собственного дела – это всегда риск не потянуть финансово, не справиться физически, не вытянуть морально. Во спасение осторожных был создан франчайзинг: работать по накатанной да еще и во всеоружии (с готовым набором инструкций и наставлений) не так страшно. Казалось бы, сиди себе спокойно и стриги «капусту». Однако не стоит забывать, что основная цель франчайзера не поднять ваш бизнес, а заработать. Одним из примеров натянутых отношений с бывшими партнерами является студия дизайна Mossebo, созданная в Санкт-Петербурге. О том, как на самом деле работает компания и чем обычно заканчивается сотрудничество для франчайзи, в интервью «Абирегу» рассказала руководитель воронежского дизайн-бюро Znova Home Design Оксана Знова.

– Как началось ваше сотрудничество с Mossebo, на каких условиях вы начинали с ними работать?

– Увидела объявление в Instagram и заинтересовалась. Обратилась к ним за консультацией, в головной компании мне всё красиво рассказали, как всё будет замечательно и прекрасно. Приехала в Санкт-Петербург на обучение, обещания были действительно впечатляющими: и заказы, и передовые технологии. По факту ничего сверхъестественного не было: у Mossebo есть определенные стандарты, которые называются методикой, CRM и т. д. В договоре значилось, что головная компания будет предоставлять не менее 10 заявок качеством не ниже квартиры-студии. Свои условия формально они выполняли, но там были такие квартиры, где людям вообще не нужен проект, и ремонт они собирались делать сами.

Уровень менеджеров по продажам Mossebo высок: сначала мне продали франшизу, потом оператор кол-центра навязывает проект. Часто сталкивались с тем, что человека уговорили оставить заявку, а когда мы с ним связывались, ему наши услуги не требовались. В итоге получилось, что вообще ничего не окупалось, даже те проекты, которые мы умудрялись продать, это были сущие копейки. При этом тебе тяжело отказаться от франшизы, так как вложено много времени, денег и сил, и ты увязаешь всё дальше и дальше.

– Как было принято решение расстаться с франшизой?

– Руководство компании решило провести нам обучение в Москве, где собрали всех региональных партнеров Mossebo, около 30 человек. В ходе общения выяснилось, что никто не смог достичь успеха на этом поприще, кроме одного-двух человек, которые начали сотрудничество еще на старте франшизы и заплатили по три копейки. А все остальные ушли в минус. На обучении нам пояснили, что мы не умеем работать и продавать, мол, нам добывают заявки, а мы отказываемся и ставим под удар имидж, когда не выезжаем на замеры. Но какой смысл тратить и свое, и чужое время, когда по телефону понятно, что человеку это неинтересно? Когда мы собрались все, выяснилось, что на протяжении нескольких месяцев большинство просто вышли из проекта и продолжают на своих ресурсах работать без названия компании Mossebo.

Я терпела достаточно долго. Потом подутомилась и решила, что просто откажусь от наименования и их помощи. Было легко подобрать название, так как у меня есть запатентованное Znova Home, я решила сделать Znova Home Design. Просто в какой-то момент пришло осознание, что, по сути, я содержала Mossebo по России, потому что, скорее всего, судя по объему рекламы, которую они выдавали в Интернете, они там десятую часть тратили из того, что я им платила в рамках маркетингового бюджета. И, хочу отметить, некоторые этот платеж вообще на карточку переводили, а я на расчетный счет. Отчетов о том, как ведется рекламная деятельность, естественно, никто не видел.

– В вашем отношении применялись какие-то санкции в связи с расторжением договора?

– Всё обошлось без разбирательств. Выход был достаточно мирный, я не проявляла агрессии, просто сказала, что у меня закончились деньги, не могу заплатить. Они сказали, что хорошо, разрываем договор обоюдно, друг другу письма отправили, и всё.

На самом деле, потом я заметила, что наш случай еще не самый тяжелый. Кажется, порог вхождения в бизнес растет в геометрической прогрессии, и те, кто пытается поднять в регионе франшизу после нас, платят гораздо больше. «Цена билета» поднялась в два раза, вместо одного дизайнера на процент от работы теперь требуют четырех на оклад. Помимо этого, даже мебель в офисы и техника сейчас приобретаются через Mossebo, не говоря уже о фирменных мелочах типа спецовки для строителей.

– А какие этот проект предполагает сроки окупаемости, что обещают?

– У меня были сроки окупаемости 8-9 месяцев. Причем они даже бюджет присылают, то есть предполагаемый бюджет, как это всё будет происходить.

– Вы общались с другими партнерами, хоть кто-нибудь отбил свои деньги?

– По большей части все ушли в минус. Более-менее на плаву удержались те, кто сам находил себе проекты, в том числе через знакомства и сарафанное радио. Это уже другой уровень заявок и цен. К сожалению, Mossebo обеспечить действительно интересными и стоящими проектами не в состоянии.

– Сотрудничество с Mossebo вообще ничего не дало?

– Нет, так сказать нельзя, но это не стоило своих денег. Компания не заботится о своих франчайзи, думает лишь о собственном обогащении, и неважно, каким путем. С тебя «снимают» сначала большую сумму, потом тянут потихоньку поменьше. Кончились деньги? Ок, давайте следующего. И придраться не к чему, единственное, что в Mossebo действительно на высоком уровне, – это юридически грамотные документы.

При этом никакой узнаваемости бренда, ничего. Единственный козырь, что головная структура в Санкт-Петербурге, и несколько клиентов пришли ко мне по этой причине, мол, к воронежским дизайнерам нет доверия. И я их, в принципе, понимаю. Только вот конкретно компанию Mossebo никто не знал.

– Как после выстраивали работу в собственном бюро?

– По сути, ничего не изменилось. Я стала более свободно вести себя с клиентами и продавать дизайн-проекты только тем, кому они были нужны, не стараясь вытягивать деньги или уговаривать. Если человеку это не нужно, зачем мы его будем вводить в какие-то ненужные расходы? Ну и, естественно, финансово мне стало легче, потому что я перестала платить эту непонятную подать, которая была просто немыслимой. Она равна была стоимости аренды розничного магазина в стрит-ретейле на хорошем проходном месте.

– А для клиентов насколько выгоднее работать с вами, а не через Mossebo?

– Для них ничего не изменилось абсолютно. Себе в заслугу Mossebo ставит, что это федеральная сеть, которая работает по стандартам, для клиентов на этом всё. Znova Home Design также работает по собственным стандартам, только у них была задача продать договор и идти дальше. Наша задача – отработать так, чтобы клиент получил то, на что рассчитывал.

Где один, там и много

Стоит отметить, что с проблемами в сотрудничестве с Mossebo столкнулись многие предприниматели, которые планировали построить партнерские отношения с этой компанией, причем не только в России, но и за ее пределами. В настоящее время в арбитражном суде рассматриваются восемь исков с участием ООО «Моссэбо Капитал Менеджмент» (КМ), семь из них так или иначе связаны с претензиями к качеству предоставляемых услуг. По большому счету ситуации мало чем отличаются от уже изложенной Оксаной Зновой. Так, в число «пострадавших» вошли предприниматели Марина Шурыгина, Одиссей Янаков, Дмитрий Прокаев, Елена Матюнина (ООО «Алеант») и ТОО «Mossebo-KZ».

В мае 2017 года с иском к Mossebo в арбитражный суд обратилась предприниматель из Вологды Марина Шурыгина: бизнесвумен планировала взыскать 844,6 тыс. рублей. В настоящее время рассмотрение иска перенесено по подсудности в Куйбышевский райсуд Санкт-Петербурга в связи с утратой госпожой Шурыгиной статуса ИП. Рассмотрение дела еще не завершено, материалы не доступны.

В декабре 2017 года взыскать 757,3 тыс. рублей с Mossebo попытался бизнесмен из Ставрополя Одиссей Янаков. Истец настаивает, что основную сумму долга составило неосновательного обогащение в виде неотработанного аванса, перечисленного по договору на разработку бизнес-плана и методики ведения деятельности, а также по договору на рекламно-информационное обслуживание. Представитель Mossebo в суде заверил, что оснований для возврата не существует, так как услуги фактически оказывались и ответчик принимал их и исправно оплачивал. Суд встал на сторону Mossebo и в иске отказал – по факту условия договора выполнены. Господин Янаков планирует оспорить принятое решение. «Они подкупают тем, что обещают гарантированные заявки. Правда, из предоставляемых ими лидов пятеро не берут трубку, четыре передумали на разных стадиях, одному просто лампочку в подъезде надо вкрутить. Серьезных заявок нет, соответственно, дохода тоже нет», – пояснил «Абирегу» причину расторжения договора с Mossebo Одиссей Янаков.

Стоит отметить, что среди попыток вернуть вложенные средства есть и обратный пример, когда Mossebo пытается забрать «причитающееся» любой ценой. Собственники калининградского ООО «Алеант» заподозрили неладное практически сразу и после возвращения с обучения передумали сотрудничать с Mossebo, но, к сожалению, это не спасло от иска. «С нами занимался достаточно известный бизнес-тренер Юрий Кикнадзе, который раньше работал психиатром. Обучение было напряженным: на занятиях мы находились без воды и кофе и через пять дней интенсива подписали все документы. По возвращении в Калининград мы пришли в ужас и решили расторгнуть договор. Как оказалось, он выстроен так, что если его подписать, то будешь должен не только стоимость франшизы, но и неустойки, проценты и пеню», – рассказала генеральный директор «Алеанта» Елена Матюнина. Судебная тяжба идет уже год, а конца и края не видно: очередное заседание отложено до середины декабря.

Mossebo-KZ в октябре этого года попросило признать лицензионный договор с «Mossebo КМ» притворной, а также недействительной сделкой и взыскать с компании 1,5 млн рублей неосновательного обогащения. Заявление принято к производству, предварительное заседание назначено на 26 ноября.

Предприниматель из Самары Дмитрий Прокаев рассказал «Абирегу», что первый месяц под брендом Mossebo сработал достаточно удачно, но успех закреплен не был. «Часть клиентов из предоставленных головной структурой заявок стала «сливаться», причем еще на этапе выезда на замеры. Потом я понял, что мало иметь просто инструкцию или описанную технологию, она должна быть обкатана, проверена и давать результат. Короче говоря, с апреля по июль я еще пытался как-то реанимировать процесс или получить возврат хотя бы части инвестиций. Меняли продавцов и дизайнеров, пытались обучение по Skype проходить, но ничего не получилось», – констатировал бизнесмен. Судиться господин Прокаев не стал: не было ни свободного времени, ни желания.

Руководитель бизнес-консультации «Верное решение» Никита Калмыков рассказал «Абирегу», что объективно шансов вернуть потраченные средства мало. «Mossebo обязалось по одному из договоров обеспечить передачу не менее 10 заявок в месяц без указания их конкретных параметров и того, на какую сумму должны быть эти заявки, т. е. практически любые. Заявка – это условный лид, это еще не договор с гарантированной оплатой. Сколько можно из 10 заявок получить денег? Для того чтобы лиды стали клиентами и обеспечили прибыль франчайзи, их должно быть в разы больше. На этом франчайзи попадаются, так как думают, что покупают готовый гарантированно работающий в их регионе бизнес с гарантией получения быстрой прибыли, – отмечает господин Калмыков. – Юридически сложность возврата средств заключается в том, что при заключении договоров сразу передавалась методика, стоимость которой составляет большую часть суммы, а качество ее неискушенный франчайзи определить был не в состоянии. Сразу же после ее получения подписывался акт выполненных работ, согласно которому франчайзи претензий не имеет, и тут же у него брали видеоотзыв, где он говорил, что его всё устраивает».

P.S.

Редакция «Абирега» запросила у ООО «Моссэбо КМ» комментарий о сложившейся ситуации и попросила предоставить ответы на следующие вопросы:

1) Сколько в настоящее время с «Моссэбо» работает партнеров?

2) Сколько с момента создания у компании было партнеров? По какой причине чаще всего расторгали договоры?

3) Когда были заключены договоры с действующими партнерами (ориентировочно месяц/год)? Есть ли среди них те, кто получает прибыль?

4) Эксперты какого уровня готовят материалы для франчайзи: сколько в вашей компании экспертов, каков уровень их профессиональной подготовки?

Ни на один из предложенных вопросов в компании по существу не ответили. Зато основательно подготовились к тому, чтобы при помощи своих ресурсов надавить на издание: от компании в адрес «Абирега» поступило письмо на пяти страницах, по большей части содержащее угрозы. В частности, в «Моссэбо КМ» пообещали запустить целый ряд статей в федеральных СМИ и даже заранее накидали несколько возможных заголовков. «Вслед за публикацией, которая выйдет на вашем ресурсе, по инициативе Mossebo (для предотвращения возможного сговора группы лиц) начнут выходить публикации в федеральных новостных СМИ по бизнес-тематике – в «Ведомостях», «Коммерсанте», «РБК» и других. Они не прекратятся, пока не будет достигнут достаточный эффект для компенсации возможного нанесенного ущерба. Также в аккаунтах основателей Mossebo в соцсетях (более 600 тыс. человек в Instagram и более 100 тыс. человек на бизнес-канале YouTube) эти материалы будут дублироваться и оглашаться широкой общественности», – угрожает один из основателей Mossebo Марк Еремин.

Сколько в настоящее время работает партнеров Mossebo, в компании уточнить не смогли. Согласно контактной информации с официального сайта, сейчас работают пять офисов в Москве, два – в Санкт-Петербурге, девять офисов в регионах, а также по одному офису в Минске и Астане. Интересно, что далеко не у всех компаний указан номер телефона в регионе: в большинстве случаев позвонить можно только на общий для всей сети. В «Моссэбо КМ» отмечают, что с 2016 года в компании действует режим коммерческой тайны, который предусматривает невозможность разглашения любых коммерческих сведений. Вероятно, в связи с этим в письме отсутствует ответ на вопрос, получают ли франчайзи прибыль.

К сожалению, финансовые показатели партнеров компании не доступны, так как чаще всего франчайзи работают как ИП. При этом «Моссэбо КМ» определенно не бедствует: по данным «СПАРК-Интерфакс», в 2017 году выручка компании составила 38,3 млн рублей, чистая прибыль – более 25 млн рублей.

Кто готовит материалы для франчайзи и адаптирует их к реалиям регионов, «Абирегу» выяснить не удалось: в компании похвастались высшим образованием рядовых дизайнеров и генерального директора Юрия Еремина, а не бизнес-экспертов. «Отвечая на вопрос о профессиональном уровне специалистов, Mossebo с гордостью заявляем, что не только среди основателей компании – профессионалы с высшим образованием в профильных отраслях, а еще и среди сотрудников. Например, в Mossebo работают дизайнеры только с профильным высшим образованием (например, архитектурным). Именно тщательный отбор специалистов позволил компании за короткое время получить ряд наград и дипломов, а также создать один из самых крупных коммерческих (не новостных) ресурсов о дизайне интерьера (точнее, несколько ресурсов)», – значится в ответе «Моссэбо КМ». Лишь уточняется, что один из основателей (кто именно – неизвестно) «имеет высшее бизнес-образование по специальности «менеджмент организаций» факультета «Экономика и управление предприятиями» и защиту с отличием».

В «Моссэбо КМ» добавляют, что причиной расторжения некоторых договоров была утрата доверия партнерами. «Есть лишь несколько примеров людей, которые были лишены права работать от имени Mossebo за халатное отношение к стандартам ведения бизнеса (это абсолютно недопустимо) и за установку «местечковых стандартов» (вразрез норм методики и закона), что совершенно недопустимо для развития партнерской сети. С такими мы не работаем. Клиент должен быть всегда доволен и быть обслуженным по единому высокому стандарту», – констатирует Марк Еремин.

Конкретные примеры таких случаев в компании не привели, и неясно, равняются ли друг другу, по мнению «Мэссэбо КМ», понятия «утрата доверия» и «закончились деньги на содержание прожорливой франшизы». В настоящее время бывшие партнеры франшизы рассматривают возможность подачи коллективного обращения в правоохранительные органы, однако юристы невысоко оценивают шансы привлечь к ответственности руководство головной структуры. Формально все условия соблюдены, а то, что продукт, вероятно, еще «сырой» и далеко не всегда рабочий, – это другой вопрос. Изложенные выше истории компрометируют институт франшизы и говорят о том, что пока надежнее «Макдоналдса» в России вряд ли что-то есть.

   
Анна Нараева
(473) 212-02-88
 
 


Добавьте «Абирег» в свои избранные источники
СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ

Система Orphus

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Картотека
Группа Абирег использует систему проверки контрагентов Картотека.ru
Создание сайта - "Алекс"

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Яндекс.Метрика