:

Глава белгородского УФАС Сергей Петров: «Жалобщики на госзакупки иногда пытаются зарабатывать деньги на нарушениях в процедуре»

21.09.2016, 19:39:53 

Белгород. 21.09.2016. ABIREG.RU – Эксклюзив – Система госзакупок и контроля антимонопольного законодательства сейчас устроена так, что, с одной стороны, чиновники могут проводить их с выгодой для «своих» поставщиков, а с другой – позволяет «контролирующим» этот процесс гражданам зарабатывать деньги под угрозой срыва торгов. О корыстных жалобщиках и недочетах системы контроля за госзакупками в интервью агентству «Абирег» рассказал руководитель управления ФАС России по Белгородской области Сергей Петров.

– Насколько актуальна для Белгородской области проблема нарушения в проведении торгов и госзакупок?

– Жалобы поступают постоянно, а перед Новым годом их становится все больше. В России есть три вида размещения заказа по уровню бюджетов – федеральный, региональный и муниципальный; соответственно, на каждом из уровней есть свой контролер. Мы путем проведения плановых проверок контролируем федеральный уровень. На региональном у нас этим занимается комиссия по ценам и тарифам. Также свои надзирающие органы есть и в муниципалитетах. Внеплановые проверки проводятся по жалобам. При этом антимонопольные органы могут рассматривать жалобы при расходовании всех уровней бюджетов. Территориальные органы ФАС России не зависят от региональных и местных властей, поэтому именно к нам чаще всего поступают жалобы, которые могут затрагивать любые торги. Так как жалоб много, а решения по ним должны выноситься в течение пяти дней, то львиная доля работы наших отделов по контролю в сфере госзакупок приходится именно на рассмотрение этих жалоб.

– Насколько обоснованны эти жалобы?

– В среднем обоснованными мы признаем около 20-30% жалоб. В этом году мы выдали 43 предписания по устранению нарушений при проведении закупок, в 2014 году их было 181. Например, за прошлый год в проведении 104 заказов мы нашли нарушения, девять из наших предписаний обжаловали, и ни одно из них суд не отменил, все законны. На чиновников за прошлый год мы наложили штрафов на 452 тыс. рублей, в этом году эта сумма уже вдвое больше – 878,5 тыс. рублей.

– На какие закупки и ведомства в Белгородской области поступает больше всего жалоб?

– По моим оценкам, больше всего сейчас жалуются на торги в строительной отрасли и закупки медоборудования и лекарственных препаратов. В основном жалобы поступают на выбор подрядчиков строительных объектов, которые ведут муниципалитеты. На сам региональный департамент строительства жалоб нет. А вот департамент здравоохранения в центре внимания жалобщиков, потому что именно он несет основную долю нагрузки по крупным закупкам дорогостоящего медицинского оборудования.

В то же время на департамент образования после смены руководителя (экс-мэр Сергей Боженов сменил на этом посту Игоря Шавповалова. – прим. ред.) я жалоб вообще не припоминаю. Тут нужно отдать должное Боженову за наведение порядка в этой сфере. С прежним руководителем было иначе. Нарушения было много. Доходило то того, что департамент закупил на 80 млн рублей ноутбуки для всех учителей школ с нарушением в проведении закупки и предписание наше проигнорировал. В итоге мы оштрафовали главу департамента на 50 тыс. рублей.

– Общественность, блогеры помогают в выявлении нарушений?

– Законодательство о закупках довольно объемное и непростое. Чтобы помогать в выявлении нарушений, нужно обладать серьезными знаниями в этой области. Знающих это законодательство немного, а среди местных блогеров и «прогрессивной общественности», по моей оценке, нет как таковых. Поэтому здесь о помощи говорить нельзя.

Сейчас особенность законодательства в том, что обжаловать любые торги для государственных и муниципальных нужд может кто угодно, независимо от того является он их участником или нет. При этом никакой пошлины платить при подаче жалобы в антимонопольный орган не надо, в отличие от обращения в суд. Заявитель может не утруждать себя конкретной мотивировкой доводов, а написать, скажем, что «мне это не нравится» или «считаю эти действия подозрительными» без ссылок на нарушенные нормы закона. Для некоторых это уже своего рода работа, есть постоянные жалобщики. Поэтому мы с нетерпением ждем 1 января 2017 года, когда закон ужесточит требования для заявителей. С Нового года по общему правилу жалобу сможет подавать гражданин непосредственно на приеме граждан с предъявлением паспорта либо направлять почтой с приложением копии нотариально заверенного паспорта с контактными данными. Это позволит отсечь обращения псевдоправозащитников, нередко прячущихся под чужими именами при подаче заведомо абсурдных жалоб.

Например, к нам поступила жалоба от некоего гражданина Брошкина, проживающего в Москве. Он просит привлечь многочисленные хозяйствующие субъекты за якобы нарушения антимонопольного законодательства – недобросовестную конкуренцию. В обращении пишет, что у него есть подозрение о том, что в магазинах розничной торговли в разных населенных пунктах Белгородской области продают подозрительную молочную продукцию. И он просит проверить около ста магазинов, оштрафовать, о результатах сообщить не только ему, но и губернатору, членам правительства области. У нас возникают вопросы: кто этот гражданин Брошкин, как он узнал, что продается в сотне магазинов, расположенных в 800 км от его места проживания? В данном случае мы не стали проводить проверки по обращению, так как он не указал, является ли он конкурентом указанным в письме розничным магазинам. А вот если бы он написал подобную ничем не мотивированную жалобу на проведение закупки, мы должны были ее рассмотреть.

– По вашему мнению, такие обращения – просто желание граждан навести порядок или что-то еще?

– Есть жалобщики, которые по всей стране рассылают жалобы на торги. Они зарегистрированы, например, в Башкортостане и Оренбургской области. Они не скрывают, что этим способом зарабатывают деньги. После поступления жалобы на них выходит заказчик либо потенциальный победитель, и за определенную сумму они договариваются снять заявление. Причем они пишут именно в тех случаях, когда есть нарушение и действительно могут сорвать торги. А это, в свою очередь, может грозить, например, срывом капитального ремонта какого-то объекта. Года три назад у нас в Старом Осколе правоохранители взяли с поличным граждан, которые таким образом вымогали и получили деньги. Проблема эта – по всей стране, подобная деятельность развернулась довольно широко. А пресечь ее просто: нужно ввести пошлину за подачу жалоб аналогично пошлине за обращение в суд.

Есть другая проблема. При закупке жизненно важных лекарств многие поставщики готовы ради продвижения своей продукции поставить под угрозу жизнь и здоровье людей, находящихся, скажем, в больницах, либо периодически принимающих препараты против того же сахарного диабета. Конкуренция на торгах между конкурентами-фармацевтами нередко носит выходящий за рамки приличий характер. Они могут блокировать закупки препаратов, если им не выгодны условия.

– У нас в области были такие случаи?

– Да, были, мы отказывали им в жалобах, хотя порой понимали, что есть признаки нарушения в процедуре. Но, с другой стороны, при остановке этих торгов люди могли не получить необходимые медикаменты и просто умереть. Мы видим сумасшедшую активность фармацевтических компаний, которые проталкивают свои препараты.

– Как, по-вашему, можно бороться с «заказными» торгами?

– Многие эксперты обосновано критикуют нынешнюю систему госзакупок. Получается, что наша служба контролирует только саму процедуру закупок. Несчастный случай в Карелии, где утонули дети, – наглядное тому подтверждение. Формально все было сделано правильно: две аффилированные фирмы подали заявки, одна снизила цену на 0,5%, вторая промолчала и уступила контракт. В итоге процедура не нарушена, а по факту все обернулось гибелью детей.

То есть мы контролируем только процедуру, а как исполняется, что поставляют – мы не вправе проверить, это не наша функция. Все свелось к экономии средств при закупках, нередко ведущей к получению некачественных либо вовсе непригодных к использованию товаров, работ и услуг.

Штрафами в данном случае, никого не напугаешь, оборотных штрафов за нарушение законодательства о контрактной системе нет, так как мы наказываем должностные лица. Максимальная сумма при этом – 50 тыс. рублей.

Незначительность сумм штрафов приводит к тому, что есть ведомства, где присутствуют многочисленные нарушения.

– Что это за ведомства?

– Как ни странно, это органы внутренних дел городского и районного уровня и различные службы при УМВД. Я об этом уже говорил много раз, писал письмо начальнику УМВД по Белгородской области, но мало что изменилось. Мы регулярно планово проверяем РОВД и выявляем нарушения одно за другим. В закупках злоупотребления происходят постоянно. Выдаем предписания, штрафуем полицейское начальство – все без толку. После моего обращения в УМВД там провели свою проверку законодательства о закупках, кое-кого нам «отдали на растерзание», мы их оштрафовали, но в целом ситуация не изменилась. Районные отделы продолжают нарушать законодательство, и суммы контрактов у них немалые.

А на слуху в области главный нарушитель почему-то департамент здравоохранения области, хотя он на самом деле если и допускает нарушения, то единично. Пару лет назад очень долго в Сети поднимали тему закупки томографов, были жалобы многочисленных блогеров и разных псевдоправозащитников. В итоге мы проверили закупку, нарушения законодательства не нашли. Наше решение обжаловали в ФАС России, она провела проверку, подтвердила наши выводы: нарушений законодательства о закупках при приобретении томографа нет. Прокуратура обратилась к нам с заявлением, о том, что при приобретении томографа нарушено антимонопольное законодательство. Мы возбудили дело, рассмотрели его при участии прокурора, решили: нарушений антимонопольного законодательства нет. Прокуратура обжаловала это решение в Арбитражный суд Белгородской области, но суд стал на нашу сторону и признал, что никаких нарушений антимонопольного законодательств в той закупке нет.

– Какие здесь меры воздействия могут быть, если штрафы нарушителей не пугают?

– Мы пытаемся через прессу пристыдить нарушителей, но в сфере госзакупок это мало работает. Например, о вышеупомянутом деле в отношении бывшего начальника департамента образования области, потратившего 80 млн рублей на ноутбуки безо всякой конкурентной борьбы поставщиков и экономии средств бюджета, написали многие СМИ и даже опубликовали его фото. Но он штраф в 50 тыс. рублей заплатил и продолжал работать.

– В прошлом году в отношении губернатора Белгородской области Евгения Савченко ФАС России завела дело о нарушении антимонопольного законодательства о «добровольных пожертвованиях» во внебюджетные фонды. По нему есть решение?

– Это дело вело ФАС России, но, насколько мне известно, решение уже принято. Самого документа у меня нет. По имеющейся информации, губернатора из этого дела вывели, так как в отношении должностных лиц подобные дела по общему правилу не возбуждаются. Признано нарушение со стороны правительства региона, департамента АПК и ряда хозяйствующих субъектов. Решение пока не вступило в силу и может быть обжаловано в суде.

Анастасия Саенко

© 2019 Агентство Бизнес Информации ABIREG.RU
Все права защищены