16 июня 2019
12.03.2019, 13:44:30 

Владелец воронежского кинотеатра «Пролетарий» Игорь Бармин: «А что? Убрать все кинозалы, и вместо них – бассейн»

Воронеж. 12.03.2019. ABIREG.RU – Эксклюзив – Громкий «развод» совладельцев одного из популярных видовых мест Воронежа кинотеатра «Пролетарий» в марте 2018 года завершился победой бизнесмена Игоря Бармина. Однако уличавший партнера в отсутствии развития кинотеатра господин Бармин за прошедшие полгода так ничего и не сделал. Похоже, повторяется ситуация с аэропортом: когда и сам не можешь, и другим не даешь. Новый директор «Пролетария» Николай Шалыгин выжимает из площадки по максимуму и репутация, действительно, меняется. Но вложений в проект нет, и, похоже, рабочих идей у нового владельца тоже нет. «Абирег» выслушал оправдания Игоря Бармина, которые не вселяют надежду на быстрые изменения.

Справка

Свой самый серьезный бизнес-проект Игорь Бармин реализовал с печально известным в Воронеже Анатолием Шерманом. Это бизнес по созданию экспертного предприятия, которое в том числе участвует в работах по продлению срока службы атомных электростанций, – ООО «Ресурс». В 2017-м оборот компании составил 206,4 млн рублей. Компания в том же году имела контрактов на 117 млн рублей, в 2018-м – на 268 млн рублей, в 2019-м пока только на 99 млн рублей. Когда на Анатолия Шермана посыпались претензии и требования по долгам, он продал свою долю другим участникам ООО «Ресурс» и вышел из бизнеса. У Игоря Бармина несколько юрлиц, которые занимаются поставками кофейного оборудования, кофе и чая в кафе Воронежа и Москвы. В Воронеже оборот в 2017 году был 27,2 млн рублей, в Москве – 47,4 млн рублей. В крупнейшем поставщике чая ООО «Бариста» Игоря Бармина заменил его брат Юрий. В этом юрлице оборот в 2017 году составил 131,4 млн рублей. У господина Бармина, похоже, богатая история взаимоотношений с кинопрокатным бизнесом: в СПАРКе зафиксировано его отношение к закрытым в разные годы юрлицам по адресу «Пролетария» – ООО «Пролетарий» (2013), ООО «Премьера» (2016), ООО «Киноклуб» (2018), ООО «Кинозритель» (2017), ООО «Кинематограф» (2018). Общий оборот компаний, к которым имеет отношение Игорь Бармин, в 2017 году составил порядка 500 млн рублей. 
 
– Игорь Вениаминович, скоро год, как кинотеатр перешел под ваш полный контроль. Однако со стороны ничего не изменилось: та же вывеска на фасаде, та же пицца внутри, то же внутреннее содержание в кинозалах. Ну разве что «Карнавальная ночь», монетизировавшая ностальгию воронежцев по добрым советским временам, прогремела в новогодние праздники во всех соцсетях. Мероприятие действительно удалось и запомнилось. Но, казалось, от Николая Шалыгина мы все ожидали большего.

– Дело здесь совсем не в Шалыгине. Когда я принял решение взять кинотеатр полностью в свои руки, я, конечно, догадывался, что дела там, мягко говоря, не очень. Я понимал, что просто изжить все ошибки, допущенные при моем партнере, и победить разруху недостаточно, нужно полностью менять концепцию. Непосредственно кинопоказ ни одному кинотеатру в Воронеже сегодня не приносит существенной прибыли. Они выживают исключительно за счет сопутствующих видов бизнеса: общепит, развлечения, какой-то эксклюзив. «Спартак» в этом смысле переформатировался очень вовремя и в очень верном направлении. А что «Пролетарий»? Он застыл в «нулевых», когда можно было жить исключительно за счет аренды да крутить фильмы: народ тогда валом валил на иностранное кино. Но ладно бы аренда приносила адекватный доход, который можно было бы инвестировать в модернизацию тех же кинозалов. Но нет. Мой бывший партнер не придумал ничего лучше, как отдать на жестких условиях и по мизерной для центра города арендной ставке самую козырную площадь пиццерии средней руки. Я ничего не имею против «Жар-пиццы» – отформатированный, успешный бизнес, но на этом месте хотелось бы видеть известные федеральные или мировые бренды. А теперь сюда никто не хочет идти: договор аренды заключен, по-моему, года до 2035-го, да еще таким образом, что разорвать его досрочно очень сложно, если арендатор вовремя платит. А он платит. Вот и получается, что отказать в аренде «Жар-пицце» у нас юридических оснований нет, поэтому ищем «компаньона» по общепиту, который бы гармонично соседствовал с пиццерией и в большей степени соответствовал местоположению.

– Желающие есть?

– Реальных претендентов, которые нас бы устроили, пока нет, только активно присматриваются. Кто-то хочет занять фойе полностью, кто-то готов на его половину, но не согласен на соседство с пиццерией, как Burger King, например. Еще одни готовы сотрудничать с «Жар-пиццей», но при условии, что те обновятся. Были желающие и на подвал, где сейчас «Хуторок». Но «Хуторок» тоже из холдинга «Жар-пиццы». Кроме того, тут возникает много чисто технических проблем при планировании разместить на арендуемых площадях различных операторов ресторанно-кофейного бизнеса. Здание строилось в 60-е годы прошлого века, и тогда, разумеется, никто и не думал, что такие проблемы могут возникнуть. Существующая канализация, например, проходит под залами, переделывать ее – это сумасшедшие затраты с учетом локации кинотеатра. Что абсолютно нерентабельно в нынешней ситуации. Поэтому я предпочел на этом этапе ограничиться договоренностью с владельцами пиццерии, что им придется делить коммуникации с другими арендаторами.

– Неординарная ситуация. Ведь, казалось, вы, как владелец здания, не то что должны договариваться, вы можете, как это говорят, диктовать условия строптивым арендаторам.

– Могу, но сейчас не 1990-е. Поэтому в декабре я встретился со всеми участниками «Жар-пиццы» в Москве и предложил им два варианта взаимодействия. Первый – это война. В которой я нападаю и ставлю условия, а они обороняются. Как? Ну, например, попытаются приписать мне вынужденные потери от моих условий, привлечь прессу, кричать о несправедливости. И ведь знаете что? Они уже раз обращались к адвокатам, к нашим, воронежским. А те мало того что меня прекрасно знают, так еще и ситуацию изучили вдоль и поперек и вынесли вердикт: правда на моей стороне. Поэтому мы в результате переговоров выбрали всё же второй вариант: искать пути взаимовыгодного сотрудничества.

– Договоренности уже есть на бумаге или пока только устные?

– Пока заканчиваем обсуждать детали дополнительного соглашения к договору аренды. Раз «Жар-пицца» не просто хочет остаться в «Пролетарии», а остаться надолго, значит, должна быть готова подкорректировать свой бизнес, обновить визуальную концепцию заведения, поучаствовать в реконструкции здания (она неизбежна), согласиться на более гибкие условия аренды. Рассчитываю, что в ближайшее время мы придем к соглашению.

– Так все-таки здание будет реконструировано? Уже есть проект перепланировки?

– Проект появится тогда, когда определимся с ключевыми арендаторами. Потому что вариантов может быть много и разных. Одна из идей была, например, объединить фуд-корт с залом кинопросмотра, такой вот формат киноресторана. Но это должен быть крупный оператор. И они есть, но пока их представители приходят, видят, в каком плачевном состоянии всё находится, и уходят. Поэтому пока мы топчемся между своими, воронежскими. На поверку они не такие великие, какими хотят казаться. Действительно амбициозных предложений пока не поступало.

– Значит ли это, что «Пролетарий» рискует превратиться в шаурмичную в центре города? Упорно ходят слухи, что вы ведете переговоры с «Русским аппетитом».

– Ну чего только не говорят. Если кто-то и сделал предложение, это не значит, что я его принял в работу. Нет, вариант шаурмичной или булочной мы не рассматриваем. У «Русского аппетита», отмечу, есть различные форматы, и не исключено, что они смогут предложить и новый, интересный для горожан и «Пролетария».

– А крупные сети вроде «Макдоналдса» или KFC могли бы своим присутствием на площадке кинотеатра подтянуть новых зрителей? Чтобы кинозалы, наконец, начали приносить прибыль?

– Были встречи и с Burger King, и с KFC. Крупные сети могли бы, конечно, в значительной степени оживить «Пролетарий», но я уже объяснил ситуацию с существующими арендаторами и сложностью освоения свободных площадей. Также повторюсь, что кинопрокат сейчас в отдельно стоящих кинотеатрах с малым количеством залов, таких как «Пролетарий», сам по себе практически везде убыточный. Ведь, как мне напоследок сказал мой бывший партнер Кабанов, жаль, что он не отказался от кинопроката и не повесил амбарный замок на кинозалы, а то жил бы припеваючи за счет арендаторов. Я, конечно, так не хочу. Поэтому ищу идеи, анализирую, пытаюсь определиться, в каком направлении двигаться: сохранить существующую концепцию, в том числе с возможным изменением количества кинозалов с двух до пяти (что вполне реально сделать), или наоборот понять, будет ли лучше городу, если взять и вместо кинотеатра – ведь их сейчас достаточно в Воронеже – запустить какую-то другую концепцию, современный семейный центр, например. Или медицинский. Или фитнес-центр. А что? Убрать все кинозалы, вместо них – бассейн, огромный спортивно-оздоровительный центр с современными тренажерами и панорамой на город. Для этого нужен оператор, который воплотил бы замысел в реальность и управлял бы этим проектом, а я всего лишь бизнесмен, мое дело – инвестировать в ту идею, которая будет работать и приносить деньги. В этом вопросе торопиться нельзя, чтобы не сделать фатальную ошибку, поэтому я очень аккуратно и скрупулезно оцениваю все варианты правильного использования объекта.

– На внешнем облике кинотеатра заход новых арендаторов как-то отразится? Помнится, год назад СМИ вовсю анонсировали смену привычных рекламных конструкций на фасаде «Пролетки».

– Да, у нас готова концепция, как осовременить внешний вид «визитной карточки» Воронежа. Речь о медиаэкране, который должен быть установлен на всё остекление вместо этих морально устаревших конструкций. У нас уже и договор заключен с одной из ведущих московских компаний. Москвичи обещали быстро пройти путь всех согласований, но пока он не пройден, завис на согласовании в городе. Не готов назвать конкретную причину. Как объясняют, власти сейчас щепетильно подходят ко всей наружной рекламе, постоянно вносят какие-то уточнения в регламент. А время идет. Хотя наши партнеры были готовы выйти на монтаж уже в ноябре.

– Скажите, а есть ли какие-то ограничения на перестройку объекта, не является ли здание архитектурным памятником?

– Нет. Памятником является старое здание кинотеатра, не новое. Поэтому мы сейчас прорабатываем реконструкцию второго этажа. Планируем, например, сделать отдельный вход с проспекта Революции сразу к лестнице, ведущей на второй этаж, предполагаем сделать красивое наружное освещение.

– То есть почти год спустя планов всё же больше, чем реальных изменений? Такая драматичная история у старейшего кинотеатра города?

– Изменения есть, но они совсем не драматичные, просто пока неочевидные. К тому же реально во владение объектом я вошел всего семь месяцев назад. Лед, надеюсь, тронулся. Договорные отношения выстроены, планируемые изменения внешнего облика здания сейчас проходят разрешительные процедуры, не так быстро, как хотелось бы. А вот то, что действительно изменилось к лучшему, заметно как минимум для людей, работающих в «Пролетарии». Мне недавно позвонил кто-то из сотрудников, ошибся номером, у нас же номера с моим бывшим партнером на одну цифру отличаются. И чего я только не услышал в свой, а точнее, в его адрес. Но я не злорадствую, мне важно другое: трудовой коллектив положительно оценил наши перемены и готов вместе с нами идти дальше.

Дмитрий Орищенко Эдуард Стрельцов