22 августа 2019
24.04.2019, 18:48:27 

Газета «Известия» // «Большинство пирамид выявлено в центральной России»

Глава департамента ЦБ по противодействию недобросовестным практикам Валерий Лях специально для «Известий» – о хайпе в мошенничестве, нелегальных комиссионках и перспективах нового проекта «Кэшбери».

В I квартале нынешнего года ЦБ РФ выявил деятельность 61 финансовой пирамиды. Наибольшая их концентрация зафиксирована в центральной части страны и на Урале. Особенность этого года – имитация лизинговой деятельности и инвестирование в акции компаний, которые не выпускали ценные бумаги. Также Центробанку удалось выявить сеть комиссионных магазинов, которые под единым брендом действовали в большинстве регионов и выдавали займы под залог движимого имущества. Об этом, а также о том, почему новый проект основателя «Кэшбери» – фикция, в интервью «Известиям» рассказал директор департамента ЦБ по противодействию недобросовестным практикам Валерий Лях.

Имитация добросовестности

– Валерий Владимирович, сколько финансовых пирамид удалось выявить ЦБ в этом году?

– За I квартал 2019 года Центробанк установил в деятельности 61 организации признаки финансовой пирамиды, причем большая их часть (31 организация) зарегистрирована в форме общества с ограниченной ответственностью (ООО). Десять компаний – интернет-проекты, из которых три иностранных, девять прикрывались статусом микрофинансовых институтов.

– Большое количество пирамид в форме ООО говорит о том, что организации претендуют на имидж легальных и солидных?

– Да, большинство компаний стремятся изо всех сил изобразить из себя добропорядочного и солидного участника рынка, зачастую с иностранными корнями. Финансовые пирамиды, пытающиеся достичь более-менее заметного масштаба, регистрируются в форме ООО, но в тех местах, где это проще сделать, и с присущими, конечно, для таких организаций схемами. По-прежнему деятельность таких структур сопровождается рекламой в печатных СМИ, в интернете и соцсетях.

Некоторые интернет-проекты позиционируют себя перед гражданами как крупные иностранные компании, зарегистрированные, например, в Новой Зеландии в Белизе. Но это, безусловно, всего лишь прикрытие. Как правило, они так или иначе связаны с нелегальными российскими финансовыми компаниями, которые мы уже выявили или выявляем, – сообщил представитель ЦБ.

– Какие еще особенности в деятельности финансовых пирамид проявились в этом году?

– Еще одна особенность последнего квартала – возвращение практики офисной работы с клиентом. Если совсем недавно интернет был основным средством коммуникации и рекламы финансовых пирамид, то сейчас организаторы понимают, что самое главное в жизни – человеческое общение, в том числе и мошенников со своими клиентами. Поэтому они открывают офисы, точки физического присутствия, где они могут непосредственно взаимодействовать с гражданами.

Люди перестали доверять рекламе так сильно, как это было раньше, поэтому мошенники, видя, что клиент уходит, пытаются вернуть его за счет личного контакта, активно используя при «обработке» методы социальной инженерии.

Молодые и мигрирующие

– Были ли выявлены в этом году крупные пирамиды, например, таке как «Кэшбери»?

– Крупных пирамид наподобие «Кэшбери» в I квартале этого года выявлено не было. В основном это были небольшие организации, семь из которых действовали менее года. То есть это молодые структуры, ущерб для граждан от их деятельности был минимальным. В прошлом году были крупные структуры, разобравшись с которыми, мы начинаем работать с небольшими организациями, чтобы не дать им вырасти.

– Есть ли региональная специфика в деятельности финансовых пирамид?

– Особенностью этого года является и тот факт, что большинство пирамид было выявлено в центральной России (19 структур) и на Урале (11). ЦФО практически всегда является лидером, но это и понятно, поскольку тут самая высокая концентрация населения и больше всего денег. В прошлом году многие пирамиды традиционного зарождались на Юге.

Что касается Урала, то тут мы фиксируем тенденцию миграции мошенников в этот регион и дальше в Сибирь. Сначала схемы апробируют и проверяют на жизнеспособность. Впоследствии опыт распространяют на другие регионы, где люди, условно говоря, не «избалованы» вниманием мошенников.

Лизинг, майнинг и зарубежная недвижимость

– На каких видах деятельности специализируются мошенники в этом году?

– Среди новых видов деятельности, которые сейчас активно развивают мошенники, – имитация деятельности лизинговой компании, инвестирование в высокодоходные проекты без ведения деятельности. Интернет-проекты привлекают средства россиян в криптовалюту для осуществления услуг доверительного управления средствами (криптоактивами) клиентов и размещения их в наиболее выгодные сектора крипторынка – трейдинг, майнинг, ICO-проекты.

В отличие от компаний, которые пытаются имитировать крупные и солидные организации, в этом случае чаще всего действуют частные лица – они не строят сети, характерные для пирамид, а пытаются продавать псевдофинансовый продукт через социальные сети. Эти граждане вовлекают в сетевой маркетинг друзей, знакомых, родственников. Кроме того, широко распространены схемы по осуществлению псевдоброкерских услуг, помощи в открытии бизнеса, а также приобретения недвижимости за рубежом.

– Можно ли сказать, что такие мошенники ориентируются на средний класс, а не малограмотных в финансовом смысле людей?

– Отчасти. Мы видим расчет на, как это сейчас принято говорить, хайповость. Когда тема раскручена и достаточно разрекламирована, мошенникам остается только привлечь людей в свой проект. Они фактически просто упаковывают псевдоуслуги в привлекательную обертку и продают. Скажем, в случае с недвижимостью вам присылают красивую картинку, за которую люди фактически и отдают деньги.

Приняли на комиссию

– А какая статистика по другим недобросовестным практикам?

– За I квартал 2019 года выявлено 379 организаций, которые предположительно осуществляли деятельность нелегальных кредиторов. Особенность этого года – выявлена целая сеть комиссионных магазинов, которая под единым брендом более года осуществляла незаконную профессиональную деятельность по предоставлению потребительских займов под залог движимого имущества. По сути, они работали как ломбарды, не имея право на этот вид деятельности. «Дело комиссионок» охватило большинство российских регионов, а вовлечены в него более 50 индивидуальных предпринимателей.

– Можно ли сказать, что этими предпринимателями управляли централизованно?

– Возможно, за всей этой структурой стояло несколько ключевых участников, которые контролировали ее. Но это еще предстоит выяснить правоохранительным органам.

– А под каким брендом действовала сеть?

– Мы пока не раскрываем ее название по причине продолжающихся следственных действий.

Гражданская позиция

– Как удалось выйти на сеть комиссионных магазинов?

– Сеть нелегальных кредиторов под видом комиссионок удалось выявить благодаря сигналу от профессиональной ассоциации ломбардов, где заметили деятельность незаконных конкурентов и обратились в Центробанк. Но чаще всего внимание ЦБ привлекают граждане, сигналы которых являются поводом для проверок деятельности той или иной организации.

Люди сейчас больше обращают внимание на подозрительные компании, схемы, о которых сообщают нам. Конечно, в ходе проверки может выясниться, что это добросовестная компания, но чаще мы находим подтверждение нелегальной деятельности. Такая проактивная позиция очень важна, поскольку позволяет выявить мошенников или нелегалов на ранней стадии, пока ущерб от их деятельности невелик.

– То есть можно констатировать, что количество обращений в Центробанк от граждан существенно увеличилось?

– Центробанк не только фиксирует значительное увеличение обращения граждан, в том числе через Центр компетенции противодействия нелегальной деятельность или территориальные управления ЦБ, но и изменилась качественная составляющая этих сигналов. Люди уже знакомы с признаками пирамид и нелегальных организаций, поэтому им проще распознать такие структуры.

Помогает в работе и то, что теперь в регионах действуют совместные рабочие группы, куда входят представители ЦБ, правоохранителей, ФАС и местных органов власти. Совместными усилиями пресечь действия мошенников на отдельно взятой территории легче.

Дальше – больше?

– Можно ли прогнозировать, что в этом году будет выявлено рекордное количество пирамид?

– Будет ли в этом году поставлен рекорд по выявлению пирамид, пока прогнозировать сложно. Для справки: в 2015 году Банком России выявлено 200 финансовых пирамид, в 2016-м – 180, в 2017 году – 137, в 2018-м – 168. Тот факт, что только за I квартал обнаружена 61 такая структура, не свидетельствует о росте мошеннической деятельности. В прошлом году тоже не было равномерности по кварталам, но это нормальная история. Статистика формируется по мере выявления.

– Основатель крупнейшей за последнее время финансовой пирамиды «Кэшбери» Артур Варданян после разоблачения обещал запустить новый проект. Ничего не слышно об этом?

– Абсолютно уверен в том, что якобы новый проект основателя крупнейшей пирамиды последнего времени «Кэшбери» – очередная фальшивка, за которой, как и прежде, ничего не стоит. Все заявления о том, что он в процессе организации новой компании, – это расчет на сохранение веры в некое финансовое чудо у людей, которые вложились в «Кэшбери», чтобы они не заявляли в правоохранительные органы.

Справка

В конце сентября 2018 года Центробанк выявил одну из самых масштабных за последнее время финансовых пирамид «Кэшбери». Холдинг под таким брендом занимался торговлей криптовалютами, взаимным кредитованием, торгами по банкротству, торговлей на рынке Forex и Wellness-индустрией. Обещанная доходность по вложениям в пирамиду доходила до 600%. Руководителем «Кэшбери» являлся Артур Варданян. Пирамиде удалось привлечь средства нескольких десятков тысяч человек из большинства регионов страны. По разным оценкам, ущерб от деятельности «Кэшбери» может составлять от 1 млрд до 3 млрд рублей.

В начале 2019 года с деньгами инвесторов исчезли основатели компании «Интел Финанс», которая привлекала средств, в основном пенсионеров, под 59% для инвестиций в фармацевтику. Компания «Интел» не имела права заниматься финансовой деятельностью, поэтому свою деятельность осуществляла через микрокредитную компанию, которая, кстати, тоже не обладала правом собирать деньги у населения. Это препятствие обходились за счет надписи, что денежные средства принимаются только от юридических лиц, что не мешало мошенникам привлекать деньги граждан.

Анна Каледина
Газета «Известия», 00:01, 24.04.2019