Вы читаете новости региона:

USD EURO

Вопрос недели
Разгрузит ли новая двухуровневая развязка на Остужева левый берег Воронежа?
Да, она увеличит пропускную способность остужевского кольца
Да, но строительство надолго затруднит движение
Нет, она не решит транспортные проблемы, но усложнит жизнь пешеходам
Нет, проект развязки надо дорабатывать в интересах местных жителей
Проект развязки – закапывание в землю миллиардов рублей
 8838 
Защита: Введите код c картинки
Результаты

Комментарии к публикациям
че за контора?
Валера, 25.06.2018, 12:18:06
Понятное дело. Но официально владелец - Костин
Полина Разумовская, 25.06.2018, 09:44:39
Зачем подавала апеляцию и так дали сравнительно немного. Контора ее подставила. Собственно не только ее, но и других "сотрудничающих".
гость, 25.06.2018, 07:43:50
А должен служить людям этой страны.
гость, 25.06.2018, 07:40:58
Приятная и понятная откровенность !
сергей, 24.06.2018, 09:46:12
Получается, никакой взятки не было. Авдеев чист)
ТМИН , 22.06.2018, 22:28:34
Ожидаем скорую отставку Авдеева-старшего с последующим разбирательством по гостайне. Вопрос вышел на федеральный уровень, т.к. возможность конторы вли...
Зрительный Зал, 22.06.2018, 20:20:12

Главная Эксклюзив

15.03.2017, 11:42

И. о. руководителя воронежского Росимущества Анатолий Андрианов: «Соблазны есть у каждого»

Воронеж. 15.03.2017. ABIREG.RU – Эксклюзив – Территориальное управление Росимущества в Воронежской области почти весь 2016 год провело без руководителя – оба исполняющих обязанности назывались не иначе как «техническими». При этом на долю структуры выпало необычайно много скандалов: и набившие оскомину яблоневые сады оказались приватизированы мошенническим путем, и озеро Круглое кто-то решил «увести» прямо из-под носа. Наконец, на пустующую должность был делегирован начальник контрольного управления регионального правительства Анатолий Андрианов. Действительно, кому, как не главному контролеру, разбираться со всем этим?

– Анатолий Леонидович, о вашем назначении на должность руководителя воронежского управления Росимущества стали говорить еще весной прошлого года. Однако оно затянулось аж до поздней осени. С чем это было связано?

– Во-первых, весной 2016 года произошла смена руководства агентства. 12 апреля я проходил собеседование на должность, и, по стечению обстоятельств, именно в этот день была уволена Ольга Дергунова. Естественно, у нового руководителя были первоочередные задачи, вопрос о нашем управлении в них не входил. Поэтому, конечно, все затянулось.

Во-вторых, назначение на такую должность подразумевает несколько этапов проверки, их проведение сопровождается перепиской многих органов государственной власти, сбором документов. Полагаю, это привело к дополнительному ожиданию.

– Почему должность досталась именно вам? Были вообще другие кандидаты?

– Безусловно, были. Ключевую роль сыграла поддержка губернатора Воронежской области Алексея Гордеева. Так сложилось, что в последнее время работа регионального теруправления оставалась в тени. И губернатор пожелал поднять авторитет структуры, организовать качественное взаимодействие с органами власти различного уровня, местного самоуправления. Это одна из наших главных задач в настоящее время.

– В областном правительстве вы возглавляли контрольное управление. Воспринимаете новую должность как повышение? Какой опыт будете транслировать на Росимущество?

– Конечно, как повышение. В значительной мере это самостоятельная деятельность.

Сейчас вспоминаю базовые юридические дисциплины, заново изучаю изменившееся гражданское и земельное законодательство. Работать на новой должности, с одной стороны, проще, потому что сфера достаточно узкая. С другой, сложнее, потому что нужно глубоко знать проблемы, изучать практику, в том числе судебную. Поэтому пригодится весь накопленный опыт – и контрольный, и следственный, и опыт работы юристконсультом.

– А ответственности не боитесь, уголовных дел? История у должности не самая «чистая». В облправительстве все-таки побезопаснее было.

– Это же зависит от самого человека, от лица, занимающего ту или иную должность. Соблазны есть у каждого и в любой деятельности, безусловно. Думаете, в контрольном управлении не было соблазнов? И там были, и тут есть. И будут. Но я стараюсь использовать в жизни два постулата. Первое: когда не знаешь, как поступить, то поступай по закону. Второе: когда сложно понять, где правда, а где ложь, побеждает позиция.

– Какие первоочередные задачи сейчас стоят перед вами?

– Не буду оригинальным, если скажу, что главная задача – это стабилизация кадров теруправления. Текучесть значительная, особенно в юридическом подразделении. Заработная плата сотрудников невысокая, а ответственность – многомиллионная. Поэтому многие из них, получив хороший опыт, ищут более интересные предложения. Нам нужна какая-то дополнительная мотивация, моральные стимулы для членов коллектива.

– Сколько за прошлый год уволилось?

– 11 человек из 50. При мне сейчас уже люди обновляются.

– Есть какие-нибудь «горящие» вопросы?

– Чтобы срочно решать, сломя голову – такого точно нет. Потому что в целом работа достаточно плановая. И даже когда возникают внеплановые вещи, как, например, озеро Круглое, или яблоневые сады, все равно это не значит, что вот сегодня возникла проблема – и мы тут же побежали с исками в суд. Все равно ведем определенную подготовительную работу: нам нужно собрать доказательную базу, ряд серьезных исков мы согласуем с центральным аппаратом Росимущества. И только после нормальной проработки вопроса начинаем решать проблему в рамках законодательства.

– Почти год управление провело без руководителя. Неужели не накопилось проблем?

– Нет, коллектив-то все равно работал. Более того, наше управление, несмотря на отсутствие назначенного первого лица, по результатам внутреннего рейтинга за 2016 год оказалось где-то в районе третьего-четвертого десятка, в «золотой середине».

В конце года мы завершили процесс переоформления имущества двух упраздненных ведомств – миграционной службы и ФСКН – на баланс МВД. От последнего, в свою очередь, «отпочковалась» Росгвардия, которая также получила определенное имущество. Всю работу по оформлению документов вело наше управление, все делали в установленные сроки, выполнили все поручения Росимущества, отчитались своевременно.

– Вы говорите, что находитесь где-то в середине рейтинга. А где соседи, допустим, по Черноземью?

– Данные носят внутриведомственный закрытый характер. Мы видим только свое место и первую тройку.

– На кого же нужно равняться?

– Как правило, национальные республики опережают краевые и областные теруправления, потому что там традиционно как-то по-другому работа выстроена. И на первых ролях, конечно же, Татарстан. На хороших местах кавказские республики, ввиду того, что некоторые вопросы там решаются быстрее и проще, нежели у нас.

– Росимущество – важный орган, но слышно о нем только тогда, когда возникают какие-то «терки». С кем проще договариваться – с региональными властями или с муниципальными?

– Мой трехмесячный опыт работы показывает, что больших проблем нет ни с теми, ни с другими. Если наша позиция основана на законе, либо позиция муниципальных органов местного самоуправления, региональной власти основана на законе, то мы будем действовать в этих рамках. Тут же не стоит задача, чтобы доказать, что мы «федералы» и должны быть «выше», или больше внимания к нам должно быть. Нет, задачи общие, только на разных уровнях власти.

– Судя по картотеке арбитража, тяжбы между городом и Росимуществом – обычная практика.

– Есть такие иски. Но, опять же, очень много вещей из прошлого: старые ошибки, кадастровые ошибки, неправильное понимание и толкование закона. Ничего сверхсерьезного я здесь не вижу. Бывает человеческий фактор: одну запятую перенесли неправильно и вместо 3 га получилось 30 га. Надо же этот вопрос уточнить, а способ один – судебное решение.

– С 1 января вступил в силу новый ФЗ о государственной регистрации недвижимости, который объединил две базы данных – ГКН и ЕГРП. Однако пока механизм не работает в запланированном виде, отовсюду поступают сообщения об ошибках в кадастровых выписках, онлайн-сервисы вообще недоступны. Вас эта ситуация затрагивает?

– Технические проблемы всегда возникают при введении новых информационных систем. Например, в 2014 году при введении 44-го федерального закона была создана система «Закупки.ру». И первые три месяца ни госзаказчики, ни мы, как контролирующий орган, ни потенциальные потребители этих услуг, подрядчики, поставщики, не могли этой системой в полном объеме пользоваться. По прошествии времени в нее были внесены изменения и необходимые корректировки, она заработала. Возможно, здесь нечто подобное.

Мы заказываем соответствующие выписки из единого реестра. Когда-то они приходят вовремя, когда-то запаздывают. Говорят, что есть какие-то технические сложности, но это не значит, что работа остановилась. Не критично.

– Какие у управления ключевые показатели? Главное – вовремя и в полном объеме получать деньги от аренды госимущества?

– Не только. Есть моменты, связанные с контролем за федеральными государственными унитарными предприятиями, акционерными обществами, обществами с госучастием. Есть такое понятие как вовлечение имущества в оборот. То есть не просто – заключили договоры и сидим, собираем деньги, «почиваем на лаврах», а нужно обязательно ежегодно увеличивать количество договоров, например, аренды.

В целом у нас более 60 ключевых показателей.

– Сколько денег вы принесли в казну, например, за прошлый год?

– По сдаче в аренду земельных участков – в районе 200 млн рублей. Но это только одно направление. По дивидендам – тоже сотни миллионов. По недвижимому имуществу поменьше цифра, потому что имущество зданий и сооружений в основном у нас закреплено на иных правах, за государственными органами.

В любом случае, где-то в районе полумиллиарда, плюс-минус.

– Накануне стало известно, что Росимущество вмешалось в скандальную ситуацию с яблоневым садом на Московском проспекте. Вы планируете его отсудить, вернуть? Но потом, опять-таки, выставить на торги под жилищное строительство?

– Будем решать проблемы по мере поступления. Давайте сначала определимся: либо вернем его в собственность Федерации, либо получим за него ту сумму, которую имущество стоило. А дальше, в любом случае, учитывая большую площадь этих участков, мы обязаны все телодвижения согласовывать с центральным аппаратом Росимущества.

– То есть пока нет конкретных планов?

– Конкретики нет. Сначала давайте вернем, потом посмотрим.

– Людей волнует как раз вопрос о строительстве: будет там квартал или нет.

– Тут вопрос больше к муниципальной власти. Они же утверждают схемы территориального планирования. Если они изменят схему, и на месте этих земельных участков, которые сейчас идут как зона жилой многоэтажной застройки, вдруг появится парковая зоны, я думаю, мы согласуем с Росимуществом и безвозмездно передадим в муниципальную собственность эти земли. Лишь бы на них вырос некий парк. Ведь, по большому счету, в масштабах РФ те деньги, которые будут, возможно, получены от продажи этих земельных участков, все равно несоизмеримо меньше пользы, которую эти земли принесут в ином виде. Поэтому сейчас я не могу ничего сказать о дальнейшей судьбе, очень многое будет зависеть именно от наших муниципальных властей, от архитектурных подразделений мэрии, которые утверждают соответствующие документы.

– Эта ситуация как-нибудь отразилась на управлении? В том плане, что, может быть, после нее стали внимательнее проверять аналогичные сделки по приватизации?

– А других подобных сделок у нас нет и пока не планируется. Это был один из исключительных элементов. Причем масса правовых документов принимались в 2013-2015 годах.

Любое решение территориального управления в виде распоряжения проходит очень тщательное изучение со стороны как инициаторов, так и юридических подразделений. И, конечно же, руководитель теруправления, ставит подпись только в том случае, если он практически в полном объеме уверен в правильности своих действий.

– Поэтому, наверное, и появляются домыслы, что прежний руководитель Николай Бацунов покинул должность из-за этой сомнительной сделки. Ведь, все-таки, не могла же она пройти незамеченной для руководителя?

– Если мы с вами будем затрагивать эту тему, мы будем нарушать чью-то презумпцию невиновности. Давайте дождемся выводов следствия и суда.

– А следствие сейчас как-либо взаимодействует с Росимуществом?

– Конечно. То, что мы являемся потерпевшей стороной и гражданским истцом, вы считаете недостаточным взаимодействием?

– Претензий к управлению у следствия пока не возникло?

– Пока нет.

– Еще одной скандальной темой, в которую «вляпалось» воронежское Росимущество, является попытка уничтожения озера Круглое. Есть ли другие озера, которые точно так же находятся в частной собственности?

– Да, есть такие примеры на территории области, их уже около пяти. И мы также ведем работу по их возвращению.

– Не боитесь повторения?

– Мы активно взаимодействуем с прокуратурой. Кроме того, управление организовало хорошее взаимодействие с местным центром гидрометеорологии. Сейчас они по озеру Круглому проводят экспертизу, и мы договорились, что в подобных случаях они сразу будут предоставлять нам среднегодовой уровень воды.

Вся проблема в том, что у нас ненадлежащим образом ведется реестр водных объектов. И не всегда в полном объеме есть необходимая информация. По озеру Круглому, например, пришлось вот эту экспертизу дополнительно назначать, чтобы определить зеркало воды и, скажем так, границы земельного участка, в котором оно непосредственно расположено.

– Так какой уровень все-таки имеет значение: среднегодовой или текущий?

– Среднегодовой. Но тут есть нюанс. Не надо думать, что озеро «вырезали» по кромке воды и отдали в собственность РФ. Есть ведь еще зоны, на которых по водному кодексу запрещена застройка, они разнятся от вида водоемов.

– В рамках дела уже была проведена одна экспертиза, после назначения которой как раз и случился слив. Зачем потребовалась вторая?

– Первая подтвердила расположение озера на данных земельных участках, а вторая должна дать нам информацию об уровне воды, чтобы определить размеры.

– Был ли вообще смысл сливать озеро? Повлияло ли это как-то на границы?

– Нет. Экспертиза покажет уровень, который был в 2014-2015 годах и ранее. Специалисты постоянно за этим следят. У них есть посты метеонаблюдения, которые показывают глубину этого озера и срез воды.

– То есть даже если бы его сумели спустить до мели...

– Мы бы все равно доказали. А озеру, конечно, определенный ущерб нанесен, но экология – вещь восстановимая.

– Собственник – ООО «ВИТ-строй» – после инцидента с вами как-нибудь контактировал?

– До инцидента не могу сказать, не знаю. После него точно нет. Наши представители встречаются только в арбитражном суде.

   
Андрей Прах
(473) 212-02-88
 
 
Добавьте «Абирег» в свои избранные источники
СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ

Комментарии к блогам
Дмитрий Васильевич, Ваши рассуждения интересны, можно со многими выводами согласиться. Но как Вам кажется, переход фестиваля на федеральные уровень (и...
Мистер Зерго, 20.06.2018, 09:56:57
Леонид Х, а откуда такая статистика? Смею Вас разочаровать, но она очень слабо относится к реальности.
rowevkina__r, 19.06.2018, 14:32:17
Гордится победившими хорошо, но нужно помнить и о последующем поражении из-за которого мы живем под власовским флагом, а план "Ост" осуществлен бывшим...
Вячеслав, 18.06.2018, 17:41:06
А что, господин "экономический консультант", Вам сколько до пенсии осталось-то? Успеете раньше 65 свалить, или придётся так до 65 и "консультировать"?...
Пульсирующий, 17.06.2018, 00:15:12
Последний блог - он трудный самый...Новые блоги будут о приватизации прибыльной горэлектросети...Тоже будут самые правильные, как и квитанции...
LEO, 13.06.2018, 15:58:16
Система Orphus

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Картотека
Группа Абирег использует систему проверки контрагентов Картотека.ru
Создание сайта - "Алекс"