Вы читаете новости региона:
USD EURO

Вопрос недели
Будете ли вы принимать участие в обсуждении концепции комплексного благоустройства проспекта Революции в Воронеже?
Да, у меня есть что предложить властям
Да, но я не верю, что смогу на что-то повлиять
Благоустраивать надо не проспект Революции, а проблемные районы города
Мне всё равно
 8834 
Защита: Введите код c картинки
Результаты

Комментарии к публикациям
Знатные ученые и практики. В середине 2000-х Шевцов вывел формулу зависимости надоев от задолженности по налогам: если ее налоговики взыскивают, то уд...
Иосиф, 16.11.2018, 08:14:56
Олег Петрович, спасибо за Липецкую область.
Владимир, 16.11.2018, 00:16:10
Ну вот и этого омандатили ...
сосед, 15.11.2018, 21:59:57
"Благодаря научным наработкам Кирноса еще в начале В«нулевыхВ» удалось вдвое увеличить продуктивность коров в районе." - ВдвОе, Карл, вдвОе ! Но то...
сосед, 15.11.2018, 21:58:31
"...мандат предложат Александру Михайлову, который сам решит, принять на себя депутатские полномочия или отказаться от них" - да уж конечно ..... "....
сосед, 15.11.2018, 21:52:12
Пионэры ещё не знают, что такое выборы в провинции. Особенно в Курске. Ох, навалякают делов.
Алиса, 15.11.2018, 17:14:01
Вряд ли Кожевникову что-то светит, очевидно же, что он технический претендент
Бобр, 15.11.2018, 17:12:10

Главная Эксклюзив

28.09.2018, 11:12

«Борсалино» – главный долгострой Липецка. Всё дело в шляпе, не надо плакать

Воронеж. 28.09.2018. ABIREG.RU – Расследование – Можете не сомневаться, среди всех плохих людей-застройщиков Андрей Шевелев – условно главный злодей. Судите сами, он строит дом на ул. 50 лет НЛМК в Липецке уже 13 лет. Первый из запланированных сроков сдачи дома истек девять лет назад, в 2009 году, но и до сегодняшнего дня даже приблизительно неизвестно, когда будет сдан «дом Шевелева», он же «Радуга» (по полукруглому фасаду), он же «Наполеон» (торт, коньяк или император – непонятно), он же – «На Манеже» (по названию бывшего на этом месте старого легкоатлетического манежа), он же «Борсалино» (по названию последнего генподрядчика). Шевелева обвиняют, что он продает несуществующие квартиры в несуществующих этажах и подъездах, а уже оплаченные квартиры отнимает и перепродает по второму кругу. За время строительства в банкротстве побывали восемь компаний, связанных с этим домом. Дважды возбуждались уголовные дела: первый раз – в отношении «неустановленных лиц», второй раз (злоупотребление и особо крупное мошенничество) – в отношении Шевелева и гендиректора «Борсалино» Владимира Сидельника, и дважды эти дела завершались ничем. «Да он просто раздал все первые этажи ментам, чтобы они замяли дела», – комментирует бенефициар строительной компании «Глобус» Михаил Коротких, который с подачи областных властей взялся завершить злополучное строительство, но ему не дали... сами обманутые дольщики. Корреспондент «Абирега» пообщался с долгостройщиком Шевелевым и нашел его заслуживающим снисхождения.

Долгая память хуже, чем сифилис, особенно в узком кругу

Как говорят фрейдисты, истоки всех проблем человека надо искать в его детстве. Так что начнем по порядку. Андрей Шевелев родился в 1975 году в Липецке в семье известного строителя Ефима Шевелева, директора одного из двух самых крупных строительных управлений (СУ-10) треста «Липецкстрой». Этот трест – ровесник металлургического комбината, он, собственно, его и строил, а после войны восстанавливал, то есть по сути строил заново. Другое СУ этого треста, №11, до сих пор является самой крупной строительной организацией Липецка, хотя работать предпочитает в Москве и Подмосковье.

В семье Андрея все были строителями: папа Ефим Михайлович, мама Валентина Семеновна, старший брат Виктор. Даже другом детства был живший по соседству Михаил Захаров (СУ-5). Андрей пошел в юристы. На семейном совете решили: «Пусть хоть кто-то проживет жизнь, не надевая каски». Но, видно, от судьбы не уйдешь. Позанимавшись после вуза юридической практикой, Андрей стал помогать на стройке отцу и старшему брату. Семейная строительная компания «Граунд», основанная в 2002 году, по липецким меркам организация была не самая крупная, но очень солидная: четыре своих башенных крана, проектная группа, спецтехника, база.

Пока был жив отец, Шевелевы в начале нулевых успешно построили несколько знаковых объектов, как жилых, так и нежилых: административно-торговое здание на несколько тысяч квадратных метров напротив горсовета по ул. Советской, здание банка «Русский стандарт» на ул. Крайняя возле Росреестра, провели реконструкцию 6-этажного здания самого Росреестра, построили административно-производственный корпус для одного из крупных подрядчиков РАО ЕЭС, провели реконструкцию нескольких цехов на НЛМК и другие. То есть Шевелевы строить умели и косяков в их работе не было.

В 2005 году «Граунд» получил разрешение главы Липецка Михаила Гулевского на строительство на площадке в один гектар по улице 50 лет НЛМК этого самого злополучного дома. То есть и участок получал отец, и проект (изначально было запланировано два 17-этажных дома, потом переделали в один «многоэтажный») тоже делал отец. В 2006 году отец умер, брат через некоторое время отошел от дел. Андрей остался за главного.

Строители и комсомольцы

Но вернемся в «еще раньше» – в советские времена. На излете горбачевской перестройки «Липецкстрой» возглавил комсомольский функционер Валерий Сешенов, с которым у Шевелева-старшего отношения, мягко говоря, не сложились. «Отец говорил Сешенову в лицо, что комсомольцам не место на стройке», – вспоминает сын. Во время приватизации в 1991 году большой «Липецкстрой» стал единым ОАО с разношерстной командой акционеров. Как и предрекал Ефим Михайлович, Сешенов не сумел удержать трест «Липецкстрой» как единое целое. Через некоторое время после приватизации из него выделились в самостоятельные юрлица отдельные управления, забрав часть техники. Среди них было и шевелевское ЗАО «СУ-10 «Липецкстрой». Выделилось и СУ-11.

Липецкие строители – довольно закрытый клан. Собственно, все знаменитые липецкие строительные «династии» – в большинстве выходцы из советского «Липецкстроя»: Сешеновы, Григорьевы, Захаровы, Тучковы и Шевелевы.

Самым известным выходцем СУ-10 является Владимир Тучков, проработавший здесь с 1984 по 1993 год мастером, а затем и старшим прорабом. В дальнейшем, с 2004 по 2015 годы, Тучков возглавлял областное управление строительства, во многом определяя развитие всего строительного рынка региона. Потом Тучков короткое время был вице-мэром, а ныне руководит полугосударственным АО «Свой дом», которое занимается малоэтажным строительством. Сразу отметим, что при подготовке данного текста мы неоднократно пытались связаться с господином Тучковым и передали ему наши вопросы, в том числе касающиеся дома на 50 лет НЛМК, но ответа так и не получили.

Тучков и его «дом» считаются особо приближенной структурой лично к губернатору, в то время как другое аналогичное строительное предприятие с участием регионального госкапитала – «Липецкая ипотечная корпорация» («ЛИК») – «сориентировано» на куратора отрасли, первого вице-губернатора Юрия Божко. Гендиректор «ЛИКа» Валерий Клевцов и его жена уже больше года находятся в СИЗО по обвинению в коммерческом подкупе в особо крупном размере, а господин Тучков, бывший в свое время председателем совета директоров «ЛИКа», проходит по этому делу свидетелем.

В ЗАО «СУ-10 «Липецкстрой» (будем называть его «историческим СУ-10», так как Шевелев-младший в 2009 году зарегистрирует еще одно СУ-10) акции были распределены следующим образом: Шевелев-отец – 35%, его первый зам – Валентин Крапивин – 40%, остальные доли были разбиты примерно по 5% между другими менеджерами. Крапивин и Тучков – ровесники, оба в середине 80-х работали старшими прорабами в СУ-10 и имели тесные взаимоотношения. Если коротко, Шевелева-старшего «съели», или «подсидели», или «хлопнул дверью и сам ушел», решив заняться собственным делом вместе с сыновьями.

Опасное наследство

Сейчас вы поймете, к чему весь этот длиннющий флешбэк. Когда в 2006 году Ефим Шевелев умер, выяснилось, что у него по-прежнему есть 9,1 тыс. из 26 тыс. акций «исторического СУ-10». Семья даже не подозревала, что у ее главы столько лет оставалась доля в предприятии, из которого он ушел почти десять лет назад. Вступив в наследство, вдова при участии сына решила вернуть эту долю. По-мирному доли им не отдали, заявив, что отец их якобы продал. Пришлось обращаться в суд. Реестр акционеров СУ-10 держало само СУ-10, акции, как вспоминает господин Шевелев, распределяло очень простым приспособлением – «канцелярским корректором», в просторечии называемым «штрих»: фамилию покойного в реестре замазали «штрихом», а доли перераспределили. Суд «штрих» в качестве доказательства не принял.

Дальше интереснее. Господин Шевелев вспоминает, как на тот момент начальник областного управления строительства Владимир Тучков вызвал его и потребовал отказаться от иска. Шевелев-младший произнес: «Пусть все будет по закону», – а в ответ якобы получил намек в стиле «смотри сам, понимаешь, чем это может обернуться». «С тех пор у нас проблемы и начались, – делает вывод сын. – Когда проводили реорганизацию «Граунда», я одно из новых юрлиц назвал «СУ-10», в память о тех трудностях, через которые нашей семье пришлось пройти, судясь за отцовское наследство». У нас в России так принято, что чиновники могут вмешиваться в споры коммерческих структур, и никто даже не замечает в этом превышения полномочий. Того, кто орудовал «штрихом», распределяя акции (1 тыс. рублей за штуку) номинальной стоимостью 9 млн рублей, за руку никто не схватил. Шевелевы суд выиграли и не только стали изгоями для части строительного сообщества, но и обзавелись могущественными врагами из числа власть имущих. Наследство не дало ничего. Пока шли суды, имущество успели переоформить на другие юрлица.

С 2008 года Шевелевы ничего нового не строили и даже не пытались, все усилия сводились к тому, чтобы закончить уже начатое. Но силы воюющих сторон были неравны.

Параллельно развивалась еще одна история, имеющая прямое отношение к дому на 50 лет НЛМК. Осенью 2009 года «Граунд» был вынужден по решению районного суда за свой счет снести недостроенный дом на углу улиц 8 Марта и Терешковой. Дом начал строиться в 2004 году, и там уже было построено 4 этажа десятиэтажного на 40 квартир дома. Раскуплено из них было 10 квартир, еще 9 квартир шли на расселение жителей соседнего дома, окна которого выходили на новостройку.

Разрешение на строительство выдавал тогдашний мэр Липецка Михаил Гулевский, то есть «Граунд» строил на абсолютно законных основаниях, понес только прямого ущерба более 25 млн рублей и имел право подать иск к городской администрации на возмещение затрат, но Гулевский попросил этого не делать.

История с этим снесенным домом очень загадочная. Проверить мы ее не можем, поэтому приводим именно как версию, рассказанную Андреем Шевелевым. По его словам, у мэра Липецка Михаила Гулевского вышел конфликт с влиятельной заместительницей председателя Советского райсуда. По словам Шевелева, якобы ее муж-бизнесмен хотел получить на халяву какой-то участок. Гулевский отказал, судья отомстила.

Суд пришел к выводу, что из-за этого объекта будут нарушены права шести жителей прилегающего дома на «благоприятную окружающую среду». Для полного счастья не хватало «целых» 53 кв. метров. «Запроектировали 3053 кв. метров, а суд насчитал 3000 кв. метров. Именно на этом основании суд признал постановление главы города недействительным, а разрешение на строительство незаконным. Судились долго, вплоть до Верховного суда», – рассказывает Шевелев.

«В этой истории Тучков не участвовал, – поясняет Шевелев. – Тогда был еще жив отец, он просил поговорить с первым вице-губернатором Юрием Божко. Но Божко отца даже не принял».

Дольщиков 8 Марта перевели по договоренности на злополучный дом.

Но к моменту начала войны с Тучковым у Шевелевых был и третий объект – дом около ресторана «Корона» на ул. Космонавтов. Застройщиком была еще одна подконтрольная Шевелевым компания – СУ-7. Там был запланирован 17-этажный дом, уже были вбиты сваи под фундамент. Установлено так называемое свайное поле. Кроме того, были полностью смонтированы и выведены на объект все сети. Цена выполненных работ на объекте вместе со стоимостью земли (5,5 тыс. кв. м) – порядка 68 млн рублей. К 2012 году сроки строительства дома были сорваны – у СУ-7 наметились финансовые трудности, и грех было ими не воспользоваться.

Схема применяется отработанная: выдергивается недовольный дольщик, ему обещают «золотые горы», то есть возврат денег со всеми мыслимыми процентами. Дольщик пишет заявление с требованием обанкротить застройщика. А тут уже и внешний управляющий (интересно, с чьей подачи?) готов – Юрий Сердюков, сам бывший строитель. Юрий Васильевич – главный «банкротчик» неудачливых строителей. Вот и сейчас его подопечными являются «Строй-град» и «Эксстроймаш», Сердюков давал подробное интервью «Абирегу», где ответил на все вопросы, кроме вопроса об истории с Шевелевым.

Андрей Шевелев рассчитывал при банкротстве СУ-7 выкупить площадку и достроить дом силами другого застройщика. Якобы Сердюков ему пообещал в этом не мешать, но... Объект заинтересовал крупных игроков, в частности, Евгения Сырова, владельца «Спецфундаментстроя» и человека, приближенного к самому Божко. Торги состоялись, в них победил единственный участник – «Спецфундаментстрой». Объект с готовым свайным полем ушел за 13 млн рублей. Электронная площадка очень своевременно и наглухо зависла накануне торгов, больше никто не сумел подать заявку.

Когда, спустя много лет, в 2017 году большие шишки чуть ли не умоляли Сердюкова взять в банкротство дом на 50 лет НЛМК, он категорически отказался: «Я в шевелевских схемах больше не участвую». Я не буду называть фамилии, жаль времени судиться, если что. Додумывайте сами: Шевелев утверждает, что, помимо 13 млн безнала, за объект доплатили 25 млн налички. Сами понимаете, проверить невозможно.

На объекте было 15 шевелевских дольщиков, они тоже по договоренности перешли на дом 50 лет НЛМК. Плюсуйте к предыдущим десяти. Если уж и дальше оперировать военными терминами: своих дольщиков Шевелев выводил, как раненых из окружения. «Они бы просто у нового застройщика ничего не получили».

Дом, который не достроит никто

«Манеж» (то есть район на месте бывшего легкоатлетического манежа) – не совсем центр, но и не далеко. Престижным место не назовешь. Единственное, что может быть интересно инвесторам, – торговые и коммерческие площади. Они в этом районе дефицит.

Вот он, самый знаменитый долгострой Липецка. На площадке стоит огромный дом с полукруглым фасадом. Уже выведено семнадцать с половиной этажей, Шевелев хочет достроить до 19, но власти не дают. Большая часть квартир уже застеклена, но стройка стоит. «Мне нужно еще 270 млн и два года спокойной работы, и я сдам этот дом, – говорит Андрей Шевелев, но, похоже, сам не верит себе. – Ближайшее время стройка точно не возобновится. Нужно волевое решение властей, а его нет».

Участок, напомню, получали в далеком 2004 году, пока был жив Ефим Михайлович, он же руководил проектными работами. Изначально было два дома, но потом решили объединить в один 16-этажный дом. Застройщик – строительная компания «Граунд». Один нюанс: в пару к первому «Граунду», застройщику, Андрей Шевелев в 2007 году зарегистрировал и второй «Граунд». Первоначально второе юрлицо планировалось использовать на проектах в других регионах, в частности, в Краснодарском крае, но из-за возникших проблем пришлось и второй «Граунд» использовать в Липецкой области. Хотел ли он таким образом минимизировать риски? Не знаю. Но своих недоброжелателей в конечном итоге запутать ему на какое-то время удалось.

Строили своими силами, банки и риелторов не привлекали. Только прямые продажи. К 2009 году построили 9,5 этажей. А дальше, как и всех, накрыл кризис. Шевелев еще полгода после кризиса строил, хотя вокруг уже почти все стройки стояли, но к августу остановился и он. К этому моменту было продано 90 квартир из первоначально запланированных 140. В 2006 году одним из первых покупателей оказался известный липецкий боксер, мастер спорта международного класса Владимир Сидельник. Он внес стопроцентную предоплату за трешку. Фирмы, с ним связанные, купили еще три квартиры в доме. Сидельник в нашем рассказе еще появится.

В августе 2009 года «Граунду» прилетел первый звонок. Налоговая закрыла счет, на котором было 117 тыс. рублей из-за неуплаты 120 тыс. налогов. Внести деньги нельзя. Счет так и завис. А потом пошла игра в «а ну-ка отними!». Застройщика начинали банкротить – он выкручивался, «своевременно» проводя реорганизацию. Так, в самом конце 2009 года, первый «Граунд» распался на СУ-10 треста «Липецкстрой» (не путать с «историческим») и «Липецкстройинвест». Права и обязанности застройщика перешли СУ-10. «Если бы мне тогда не вставляли усиленно палки в колеса, я бы во второй половине 2010 года смог возобновить стройку», – уверен Шевелев.

Весной 2011 года по заявлению одного из дольщиков липецкая полиция возбудила первое уголовное дело по ч. 1 ст. 201 УК РФ («Злоупотребление полномочиями», до 4-х лет) в отношении неустановленных лиц. Для чего нужно уголовное дело? Вариантов много: для устрашения, для разгрома, для пущей сговорчивости пациента... В Липецке правоохранители легко возбуждают дела по указке узкого круга высокопоставленных лиц.

«Обыск начали в пятницу, в 4 вечера, – рассказывает Андрей Шевелев, – когда уже некому пожаловаться на незаконные действия. Крушили мою контору до утра понедельника. При этом не допускали никого из собственников в здание, поставили по периметру усиление из автоматчиков ППС и выносили всю документацию, по всем организациям, которые находились у меня в здании. До сих пор остались следы этого налета – порезанные болгаркой сейфы, взломанные замки в кабинетах и т.д. Вечером в ту же пятницу, в районе 23 часов в офис приехал мой брат, хотел забрать свои личные вещи из кабинета, которые он забыл. Его сначала не допускали, потом впустили, но на выходе задержали и доставили в райотдел, посадили на ночь в обезьянник – якобы выражался нецензурной бранью». Да даже если и выражался!

«В понедельник утром была написана жалоба прокурору района, и здание тут же было разблокировано, все пломбы с дверей были сняты, – продолжает рассказ Шевелев. – Когда мы вошли в здание, ужаснулись: кроме документов, было «изъято» все: деньги из сейфа, золотые часы у меня из кабинета, все спиртное, дорогие коньяки, вина, которые мне дарили, принтеры, факсы, компьютеры раскурочены, из них изъяты не жесткие диски, а видеокарты и т.д. Одним словом, чего кому дома не хватало. При этом в протоколе ничего подобного отражено не было. Мы вызвали опергруппу и криминалистов. Они сняли все отпечатки и приняли наше заявление, но после все замяли с формулировкой, что в отношении своих сотрудников они не могут вести расследование. После этого мы обжаловали в суде действия ОБЭП и следствия, проведенный обыск суд признал в большей части незаконным». В том числе была изъята вся проектно-сметная документация. Какую она несла в себе доказательную базу, понять невозможно. Если только целью не было остановить работу застройщика.

После этого несколько дольщиков ходили на прием к тогдашнему начальнику УВД области Юрию Декасову. Дольщики просили объяснить, зачем все эти явно незаконные действия и почему блокировали работу строительной организации. Генерал лишь рассказывал, как они решали «такие вопросы» в Калининграде, где он раньше служил.

Дольщики ответами генерала не удовлетворились и написали жалобу в Москву, среди подписантов был и Сидельник, его выбрали контактным лицом по жалобе. С Сидельником связались, приезжали и разъясняли «политику партии», просили его и остальных отказаться от жалобы, мол, написали из-за незнания обстоятельств. Сидельник отказался, сказал, он «все знает, давно в бизнесе и настаивает на изложенных обстоятельствах». Дело в итоге замяли и отписались наверх о правомочности действий всех участвующих лиц. Но теперь и на Сидельнике была «черная метка».

В январе 2012 года начали первый раз банкротить СУ-10. В ходе процесса дольщикам обещали, что, если они (а других кредиторов и не было) согласятся на введение процедуры банкротства, то к концу года дом будет сдан и все они получат ключи от квартир. Дольщики не поверили.

Осенью 2012 года, спустя полтора года с момента возбуждения, первое уголовное дело было прекращено за отсутствием события преступления. Разрезанные болгаркой сейфы так и остались стоять в офисе.

Забудь о шляпе, не скажем папе

С началом 2013 года, как казалось, все беды Шевелева остались позади, было заключено мировое соглашение, и застройщик СУ-10 вышел из процедуры банкротства. В марте было получено новое разрешение на строительство, но собственных денег уже фактически не было, а запустить стройку по новой без денег, даже если есть собственная база и спецтехника, нереально.

И тут снова появился Владимир Сидельник. Он вместе со своим партнером взялся достроить дом. Так на стройке появилась фирма «Борсалино», или в переводе на русский «Шляпа». Сидельник вообще-то человек со связями – в девяностые был преподавателем рукопашного боя в местной школе милиции, партнер поднялся на надгробных памятниках. Колоритная стройка, колоритные строители. Заодно подобрали в свои руки краснодарские участки Шевелева.

Начали совместно искать пути выхода из ситуации со злополучным домом. Как улучшить экономические показатели проекта, было видно невооруженным глазом – увеличение этажности и расширение «пятна» застройки, то есть пристройка новых подъездов. Шевелев заказал новый проект и заключение на него. Получив, разослал во все возможные инстанции – от правоохранительных органов до местных властей.

Чтобы утвердить новый проект, надо было сначала изменить ГПЗУ – градостроительный план земельного участка, своего рода паспорт. Он должен соответствовать и генплану города, и действующему законодательству. Законодательство же за этот период менялось несколько раз. В ГПЗУ, выданном еще 2004 году, у Шевелева «пятно» застройки было всего 30%, а закон уже позволял расширить его до 60%. То есть появилась бы возможность пристраивать дополнительные подъезды. Но проблема в том, что вносить изменения в ГПЗУ – это функция муниципальных органов власти, но без соответствующего указания никто в городской администрации даже пальцем по этому вопросу не пошевелил. Никто не знает, чем закончилась бы эта история, дай Тучков свое добро на изменения в 2014 году. Закон давал на это один месяц, а история растянулась до сегодняшнего дня.

Была ли это месть за своенравность Шевелева при получении наследства, или припомнили Сидельнику письма в Москву, или был чисто коммерческий интерес – обанкротить по привычной схеме и прибрать к рукам за копейки – об этом можно только гадать. СУ-10 писал заявление на поправки в ГПЗУ в городской департамент, им отказывали, они шли в суд, суд затягивался, насколько это возможно, затем вносились небольшие изменения в ГПЗУ, которые не сильно устраивали Шевелева, и он шел с новым ГПЗУ в суд, суд затягивался, новые изменения. И так три судебных круга за полтора года. Небольших улучшений горе-застройщики добились, не более того.

Тем не менее, весной 2013 года «Борсалино» сумел перезапустить стройку. Народ, видя такое дело, понес деньги. Стройка выросла с 9,5 до 17,5 этажей, а количество дольщиков-физлиц – до 270 человек.

Параллельно шли суды за право «поднять» дом до 19 этажей и пристраивать подъезды. Рядом через дорогу находятся дома высотой 21 этаж. Но судебная власть в Липецке «дисциплинированно» брала сторону власти. «Пробуйте судиться дальше, может, у вас получится», – пожимали плечами судьи.

Сегодня, – как по новому, так и по не утвержденному проекту, – в доме должно быть 357 квартир плюс 4 тысячи метров коммерческой недвижимости.

Весной 2015 года в отношении Шевелева и Сидельника возбудили уголовное дело – мошенничество и злоупотребление. Дело, как и предыдущее, было высосано из пальца. В 2006 году Нина Букреева, сын которой работал у Шевелева топ-менеджером, оплатила 1,1 млн из 1,5 млн рублей за трехкомнатную квартиру. Оставшиеся 400 тыс. должна была внести за несколько месяцев, но сын уволился, а мать так и не внесла всю сумму в течение 9 лет. Шевелев предлагал разные варианты утрясти спорную ситуацию миром, но та не соглашалась. «За женщиной, в тени, стоял сын, понимавший, что на этом конфликте можно срубить дивидендов перед сильными мира сего», – утверждает Шевелев. В итоге в 2014 году Шевелев предложил вернуть Букреевой обесценившиеся деньги, а когда женщина отказалась их получать, расторг договор.

Одновременно женщина стала и инициатором банкротства – в июне 2015 года (это банкротство снова было недолгим – быстро вышли на мировое), – и истицей в гражданском суде, и написала заявление в правоохранительные органы. Суд ей присудил ровно то, что сразу предлагал Шевелев – деньги без процентов. А когда получил решение суда, то поступил иезуитски: вместо 1,1 млн отдал только 801 тыс. рублей. По закону подать на банкротство можно, начиная с задолженности в 300 тыс. рублей, у Букреевой осталось лишь 299 тыс. рублей долга.

Весь 2015 год стройка активно двигалась и достигла уровня 17 этажа. Но в декабре, как гром среди ясного неба, задержали и Шевелева, и Сидельника. Генерала-беспредельщика в липецком ГУВД уже не было, он слетел после проверки из Москвы за крышевание подпольных казино. И даже Тучков перебазировался в вице-мэры.

Какой практический смысл был арестовывать людей на девятый месяц расследования? Никакого, кроме как взять на испуг. 72 часа – столько провели наши застройщики за решеткой. Любопытный нюанс. По закону без санкции суда задержать могут только на 48 часов. Когда Шевелева и Сидельника привезли в суд первый раз, заседание отложили на трое суток, но из изолятора не выпустили. Совершенно ясно, что в эти дни шел закулисный торг – кого с кем, что просили и чем все закончилось? Снова тайна. Но в итоге обоих выпустили, а спустя три месяца дело закрыли без приговора: статью «перебили» на легкую – «Самоуправство» – и Шевелев согласился на закрытие по нереабилитирующим основаниям.

Скупой платит дважды, лох платит постоянно

В феврале 2016 года дольщики дома на 50 лет НЛМК, в полном соответствии с законом, организовали ЖСК для достройки дома. Дом был передан с баланса СУ-10 на баланс ЖСК. Они успели это сделать до очередного начала банкротства застройщика. В этот раз заявления написали сразу четыре дольщика, а чтобы никто и не надеялся соскочить через мировое, в этот раз добавили в заявители и банкротящееся ООО «Граунд», о котором уже все забыли. «В этот раз из банкротства выйти будет очень сложно», – признается Андрей Ефимович.

Но надо признать, что Шевелев в очередной раз успел сделать кульбит. Очевидно, что, если застройщиком станет ЖСК, то Шевелев останется при делах. «Там всего 4 квартиры моих родственников», – оправдывается Шевелев в ответ на обвинения в аффилированности. Если нет – снова повод судиться. А там или ишак сдохнет, или падишах.

Власть, разумеется, снова начала давить. К осени 2016 года процедура наблюдения, длившаяся в СУ-10 всего полгода (для сравнения – другому скандальному липецкому застройщику, «Строй-граду», дали «наблюдаться» более полутора лет), решением суда перешла в стадию конкурсного производства. То есть все, что осталось, должно пойти с молотка. Недостроенный дом включили в банкротную массу. Суды еще будут продолжаться, но стало очевидно: не будет политической воли – дом уйдет с молотка, а люди после 13 лет ожиданий окажутся ни с чем.

Наконец, летом 2017 года Шевелева пригласил губернатор Олег Королев. «Хотел посоветоваться, как выйти из этой ситуации». Шевелев рассказал историю своих гонений и якобы услышал в ответ: «Вот поэтому он (Тучков – прим. ред.) у нас больше не работает». Тучков и вправду выпал из вертикали, но приземлился недалеко. «Королев рассказывал, как он в 22 года стал председателем колхоза, и сказал мне, что отличается от меня тем, что не останавливается перед трудностями, а я остановился и не пришел к нему. Я рассказал, что можно спасти ситуацию через кооператив. Губернатор пообещал: посоветуюсь со своими и свяжусь», – рассказывает Шевелев.

В 2017 году успело побывать в процедуре банкротства и выйти из него и «Борсалино». Оно и сегодня готово продолжать строительство, для этого надо узаконить изменения в проект. Но это вряд ли.

С дольщиками злополучного дома уже встречался куратор строительного блока Юрий Божко, но мирового соглашения с СУ-10 так и не вышло. Любопытно, что за несколько месяцев до Божко с дольщиками «Борсалино» встречался эксцентричный Михаил Коротких, владелец строительной компании «Глобус 98». «Здравствуйте, лохи!» – поприветствовал собравшихся частных инвесторов строительный магнат и пообещал достроить дом, в случае если дольщики согласятся доплатить. Встреча продлилась 20 минут и окончилась ничем. «Лохи» не повелись.

Лично мне предстоящая продажа здания с молотка кажется уже неизбежностью. Такой большой куш никто не упустит. Шевелев уверен, что снова единственным покупателем на его актив, как и десять лет назад, будет небезызвестный друг Божко Евгений Сыров. А в какое гетто запихнуть «лохов», наверняка придумают.

За все эти годы куратор липецкого строительства Юрий Божко так и не снизошел до личной встречи с неудачливым застройщиком Андрей Шевелевым. Но всякий раз, когда Шевелев проявляет несговорчивость, ему намекают, что два уголовных дела на одном доме – это не предел.

Вы дочитали до конца. Вы еще хотите стать строителем в России?

   
Александр Пирогов
(473) 212-02-88
 
 
Добавьте «Абирег» в свои избранные источники
СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ

Комментарии к блогам
Тривиал и капитан очевидность - Вася, готов разочаровать большевика АМ, что оказавшись "Там" будет таким, как там, ну а, отвечая на вопрос Чернышевско...
Вася, 14.11.2018, 16:31:43
Если вы хотите приобрести специалиста, который бы радел за общее дело, постоянно совершенствовался и расширял для вас горизонты, то 20 000 тут явно ма...
Александр, 13.11.2018, 21:56:19
То, что говорит Вася - тривиал. Вася - капитан очевидность. И что же теперь делать? Все равно, нужно шевелиться и жить, причем хорошо. Невзирая. Тверд...
АМ, 13.11.2018, 15:57:28
ПС. Все это - мышиная возня. Вася дело говорит.
мимо шел, 12.11.2018, 22:16:07
АМ меня закритиковал напрочь. Дружище, бизнес не стоит начинать, если не хочешь заниматься "этой бюрократией". В трудовой инспекции, прокуратуре и т....
мимо шел, 12.11.2018, 22:14:16
Система Orphus

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Картотека
Группа Абирег использует систему проверки контрагентов Картотека.ru
Создание сайта - "Алекс"
Яндекс.Метрика