Up

WorldClass

Вы читаете новости региона:
Абирег Воронеж
USD EURO

HoLiDaY

Главная Эксклюзив Директор компании РЕЛЭКС Игорь Бойченко: «Воронеж может стать центром СУБДстроения»

28.09.2012, 19:23

Директор компании РЕЛЭКС Игорь Бойченко: «Воронеж может стать центром СУБДстроения»

Директор компании РЕЛЭКС Игорь Бойченко: «Воронеж может стать центром СУБДстроения»

Воронеж. 28.09.2012. Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU) – Эксклюзив – Воронежская группа компаний «РЕЛЭКС» входит в число лучших российских фирм - разработчиков программного обеспечения, но до последнего времени оставалась малоизвестной для широкого круга. В эксклюзивном интервью «Абирегу» генеральный директор ГК «РЕЛЭКС» Игорь Бойченко рассказал о деятельности предприятия, преимуществах создания IT-кластера для региона, и насколько выгодно быть сегодня российскими айтишниками.

- Игорь Алексеевич, у вас группа компаний, они работают по разным направлениям?

- Группа компаний – это достаточно формальная структура, созданная скорее для удобства. Есть компании, которые требуют для своей деятельности государственные лицензии и сертификаты, другие компании, имея определенные регалии, работают с заграницей, еще одну компанию собираемся создать для научно-исследовательских работ, так как получили право стать участником инновационного центра «Сколково» в этом году. Наш проект по СУБД прошел первичную техническую экспертизу и «экспертизу по существу» (термин от Экспертной коллегии «Сколково»), и остались только формальности.

- А зачем вам «Сколково», я так понимаю, что вы хотите заниматься собственными разработками?

- Проект СУБД для «Сколково» полностью отвечает нашим интересам. Мы же сами его и предложили. В составе проектных работ – объединение технологий СУБД для мобильных устройств с поддержкой режимов реального времени и обеспечения высокой надежности, безопасности, а также возможность работы в облачной архитектуре. Приятно осознавать, что направление экспертами признано государственно значимым. Кстати, и гранты можно неплохие получить – от 5 до 30 млн рублей.

- Я так понимаю, основная ваша специализация – это системы управления базами данных?

- Да, это наша якорная специализация (СУБД Линтер), она всей нитью идет от момента создания компании, а начиналась еще раньше, когда моя профессиональная юность только определялась. Опыт в этом направлении бесценен и для всех других проектов. Сейчас мы продолжаем активно развивать собственные технологии баз данных, хотя в показателях по экономической значимости проект СУБД Линтер не является ведущим, но если суммарно оценивать его эффективность для других направлений деятельности компании, то позитивный эффект безусловно трудно переоценивать.

- Вы на самой заре программирования создали компанию. С чего все началось?

- Не «на заре», конечно. Программирование как таковое в 1990 году, когда мы создали предприятие Реляционные Экспертные Системы (РЕЛЭКС), уже стало формироваться в качестве новой важной технологической составляющей всего мирового научно-технического прогресса.

А изначально я с группой специалистов был в составе специализированного конструкторско-технологического бюро системного программного обеспечения (ВСКТБ «Системпрограмм»). На этом предприятии я проработал практически всю свою 16-летнюю послевузовскую жизнь. Была возможность заниматься с каждым новейшим поколением вычислительной техники, участвовать в подготовке и внедрении современного, для того времени, системного и прикладного программного обеспечения.

Кстати, Воронеж является городом, где в 1982 году была создана первая советская СУБД под названием «Барс». Она была разработана в нашем воронежском СКТБ «Системпрограмм» по заказу Госкомитета по науке и технике СССР. Я был тогда руководителем работ от Воронежа по системному программному обеспечению СМ ЭВМ, и направление СУБД становилось очень популярным и привлекательным для многих программистов. Все разработки в области СУБД наукоемкие и, как сейчас модно говорить, инновационные, было много хороших проектов вообще по стране, мы были не одни. Следует также отметить, что наши работы по СУБД были в составе межгосударственной программы стран - членов СЭВ по созданию базового программного обеспечения семейства малых ЭВМ – СМ ЭВМ.

Но затем наступили известные 90-е, и надо было спасать не только себя, но и свой проект по СУБД, уже ставший для нас главным и любимым. Конечно, большая часть программистов той поры переквалифицировались и «ушли» - кто в челноки, кто в кооператоры, в спекуляцию, сетевой маркетинг и т.д. Мы остались программистами и уже с начала девяностых разработали и начали предлагать свою новую кроссплатформенную СУБД Линтер для малых и персональных ЭВМ.

- Сколько за вами тогда людей пошли?

- Практически все из моего отдела, кто мог и хотел заниматься разработкой СУБД. Надо отметить, что это были среди лучших специалистов СКТБ «Системпрограмм». Вообще около 20 человек. С ними не страшно было начинать с нуля.

- Для кого вы разрабатывали программы?

- У меня имелись хорошие рабочие контакты со многими ведущими структурами и специалистами в компьютерной сфере: институтом электронных управляющих машин (ИНЭУМ), Институтом проблем информатики российской академии наук, Министерством науки и технической политики, Министерством обороны и Министерством внутренних дел, проектными отраслевыми институтами АСУ для металлургии и энергетики, заводами – изготовителями ЭВМ и др. Также имелась некоторая партнерская сеть и круг пользователей нашей СУБД и, конечно, уже была заслуженная хорошая репутация наших специалистов. Соответственно, проекты мы разрабатывали в рамках государственных программ Миннауки и Академии наук, по заказам от МВД и МО России, параллельно занимались поставкой, внедрением и развитием прикладных систем с использованием СУБД в различных городах России и Украины.
Это все в начале 90-х годов.

- То есть вам государство помогало?

- Да, везде понемногу получалось, та как были почти везде на субподряде. Но плюс к этому у нас был большой круг собственной клиентской базы, С 1994 года появился такой крупнейший заказчик, как МВД. Тогда в России создали Главное управление по борьбе с организованной преступностью, мы разрабатывали в его интересах территориально-распределенную систему сбора и анализа данных по организованной преступности. Это очень интересный проект, фактически требовалась информационно-аналитическая система класса Data smart. Требовалось по различным возможным данным определять связь и характер связей между событиями, субъектами, признаками и т.д., в том числе различного представления (текст, графика, мультимедиа) разнесенными по времени и пространстве. Очень приличную разработку выполнили. Кстати на базе этих решений мы создали самостоятельный продукт под брендом ИАС НЕВОД. Занятно, что работы в интересах ГУБОП МВД нам помогали страховаться от всякого рода рэкета, имевшего место в 90-х. Я позднее слышал, что многие рядом с нами малые предприятия и кооперативы обкладывали «обязательствами», а нас не трогали, и, наверное, правильно делали.

А вот попросту обокрасть - обокрали. Тут никакие суперструктуры не помогли. Где-то в 1996 году профессионалы в своем деле каким-то образом, с использованием подручных средств и ноу-хау залезли в наш офис на 11-й этаж (веревка после осталась висеть), при этом вырезали толстое стекло в окне, открыли задвижки… и вынесли вычислительную технику на приличную для нас сумму. Тогда, как и многие компьютерные фирмы, мы занимались продажей вычислительной и оргтехники. Никого так и не поймали. Смешно, что «вынесли» дорогую, но совсем неликвидную технику со специфичной архитектурой.

- Я думал, вы удержались от соблазна продавать компьютеры…

- Нет, с середины 90-х программирование уже практически не приносило прибыли. Все накупили персональных СУБД и готовые красивые графические офисные программы. И вообще, тогда у нас в стране одинаковые работы по программированию оплачивались на порядок меньше, чем за рубежом. С военными заказами начались сбои, они еще сертификатами стали расплачиваться, причем, чтобы эти сертификаты обналичить, надо было их набрать на несколько миллионов рублей, а у нас было только на сотню тысяч. Предлагалось искать кого-то, с кем объединяться на достаточную сумму или искать варианты с натуральными обменами. Не сумели и не успели. Вот так, Минобороны теоретически до сих пор нам должно 100 тыс. рублей. По тем временам это было около 25 тыс. долларов. Поэтому нас и выручала продажа компьютеров, где использовались классические чисто товарно-денежные отношения. И эта деятельность была удобна и выгодна тем, что заказчику часто вместе с компьютерами требовались установка сетей и какое-то программное обеспечение.

- А как вы вышли на иностранные рынки?

- На иностранные рынки мы вышли через своего партнера, ИНЭУМ. В 90-е годы началось массовое бегство программистов за рубеж, и многие из них обзавелись там связями, каким-то бизнесом, и у них появился интерес к кооперации с российскими коллегами. Одним из таких стал первый наш контакт с американской компанией в Денвере (США), где обосновались наши знакомые российские программисты. Их американская компания заказала СУБД с поддержкой технологии «клиент-сервер» на базе нашей СУБД Линтер. К тому времени у нас уже был достаточно симпатичная версия СУБД Линтер для персональных ЭВМ с графикой и хорошие заделы для развития системы, которые можно было показывать. И, конечно, наши амбиции, уверенность и энтузиазм, который не был показным. Заказчик, кстати очень профессиональный в технологиях СУБД, это отметил для себя, оценил… Ну, и мы сразу получили первый контракт сроком почти на год. Это были тогда совершенно немыслимые для нас отношения и доходы. Сейчас смешно и вспоминать, так как, по существу, это были мизерные ставки по западным меркам. Вскоре мы перешли на более самостоятельное «плавание» за границей. В 2000 году создали компанию в США RelexUS, продолжили разработки, подготовили английскую документацию, начали внедрения и поставки за рубежом DBMS Linter. Примерно до 1999 года занимались практически только СУБД, все ресурсы, вся прибыль шла только на проект СУБД, на технику, на развитие компании.

- Каких контрактов больше было, западных или местных?

- По-разному по годам, я думаю, был паритет с 94-го по 98-й год, потом был период с 99-го года, когда Запад нас буквально спасал своими заказами, и с того времени мы уже стали активно развивать заказные работы.

- Вы разработали уникальную базу данных. Как она признавалась на Западе?

- Если учитывать, что ее покупали и использовали компании из Fortune 500, то признали. Есть несколько выполненных проектов с СУБД Линтер в составе типовых и/или тиражируемых решений. Выбору СУБД, как правило, предшествует иногда весьма пристрастные сравнение и анализ с конкурирующими решениями. Требовалось доказывать, что вариант с нашей системой лучший. При этом соперники были самые серьезные и многие известные на рынке брендовые СУБД. Мы и на крупных международных выставках представляли свои разработки:UNIX-expo, CeBIT, SofTool, COMDEX, SIMO и других. СУБД Линтер получила признание и для нас это, конечно, был успех, но для реального бизнеса–это еще ничего не значит. Понятно, что для того, чтобы рассчитывать на возможность, скажем высокодоходного предприятия на Западе, о котором любят рассказывать или мечтать, нужны очень большие деньги для той же раскрутки продукта. Я сам к этому относился достаточно критически и считаю: уже хорошо, что наш продукт там продается и достаточно неплохо. Даже на поддержку и развитие инфраструктуры нашей американской компанией хватает. Но для серьезного инвестора нужны веские основания рассчитывать на значительную прибыль, гарантии продаж, возможный скорый выход на IPO, а не наши все же локальные успехи. Стоял вопрос о том, что нужно. Или какие-то миллионы искать, или, может, своими силами тянуть (ставить на Линтер) и всю свою прибыль направлять на развитие СУБД, чтобы пытаться выйти за два-три года на достаточный уровень продаж и устойчиво растущую прибыльность. Тогда это, наверное, был какой-то шанс, в принципе мы так и поступали, шли этим путем, но возникли другие свои новые проблемы, и существующий рынок СУБД активно развивался с перераспределением долей, в том числе с поглощением реальных и возможных конкурентов. В таких условиях, чтобы оставаться на плаву, среди прочего приходится искать свое место – нишу на рынке СУБД.

В этих целях мы наиболее активно пропагандировали лучшие достоинства своей СУБД: поддержка процессов реального времени, эффективные показатели встраиваемости, компактности, мобильности, обеспечение информационной безопасности… И нас в этих аспектах на «большом» ИТ- рынке признают и сейчас. В 2006 году японская компания Brycen приобрела ограниченную лицензию DBMS Linter на 30 лет. Перед своим решением о покупке лицензии специалисты и эксперты японской компании рассматривали различные варианты и возможности для встроенных технологий СУБД практически всех известных мировых производителей СУБД. Выбрали Linter.

По официальным источникам своего сайта, по прошлому году компания Брайсен опубликовала новость о преодолении отметки в 30 млн проданных лицензий встраиваемой версии СУБД Линтер. И это за неполные пять лет. Они декларируют у себя DBMS Linter в качестве эталона встраиваемой СУБД.

- Скажите, вы единоличный владелец компании?

- Я основной акционер. При этом всегда придерживаюсь коллективных принципов формирования и ведения ИТ- бизнеса. Сейчас у нас группа собственников-акционеров, в свое время всем программистам мною предлагалось принять участие в компании в качестве акционера. Стараемся выстраивать политику, чтобы в перспективе компания смогла быть готовой стать public-компанией. Считаю, что в IT-компании каждый сотрудник должен себя чувствовать и быть ее частью.

- То есть вы считаете, что это помогает мотивировать сотрудников?

- Нельзя однозначно утверждать, лучшая такая система или нет, но она мне нравится. Все главное в лояльности и преданности сотрудников своей компании. Кто-то играет, кто-то сомневается, кто-то нет, и кто-то говорит, что из фирмы никогда не уйдет, кто-то просто и тихо работает, никак себя не выражая, бывают и кантуются, и халтурят потихоньку. Но всегда были и есть сотрудники, которые могут быть и не акционеры, а более свято дорожат компанией, может даже больше, чем я сам, приносят огромную пользу, собственно, делают саму компанию, все очевидно, от человека зависит, какой он, как он себя почувствовал, нашел себя в компании. Таких много, в этом сила компании. Фирма уже живет своей самостоятельной жизнью, возможно, даже и независимо, не «оглядываясь» по каждому поводу, какой у нее директор, какой бюджет, заказчики. У компании есть своя позитивная, параллельная жизнь, которая реально компенсирует производственные напряги и стрессы. Здесь много решает сложившаяся годами атмосфера в коллективе. Сложились свои правила и ценности самой компании, которые не вступают в противоречие с личными интересами и намерениями сотрудника. В идеале, может, и совпадают. Я не сторонник принудительно, «сверху», навязывать корпоративные ценности. Их надо, говоря старым термином, культивировать вместе. Эти ценности должны складываться со временем и стать частью нашего корпоративного мировоззрения и политики. И это, наверное, имеет место для нас, потому, когда от нас уходили по каким-либо причинам люди, многие из них, мне кажется, вполне искренне говорили, что наша фирма будет занимать одно из лучших мест в их творческой жизни. Поэтому модель публичной компании подразумевается, и она не подводит, мы успешно растем с этим уже 23-й год.

- А вы сами программируете еще?

- Нет, я программировал много лет назад, и мне это нравилось, даже серьезные проекты по тем временам выполнял, но судьба достаточно рано меня «выводила» в руководители различного ранга. Правда, в свое «оправдание» скажу, что сам не пропустил практически ни одной должности в своей карьерной лестнице. Но я все время любил в мыслях программировать, мне даже казалось временами, что я буду заниматься этим опять, только неким творческим программированием, без рутины, и несколько раз я в это дело «нырял», но все совершенно невозможно совмещать.

- Вы себя бизнесменом считаете?

- Не в полной мере, если взять внешнюю сторону этого понятия. Наверное, для бизнеса я в чем-то мягковат, при этом не люблю понты крутого начальника, как иногда можно видеть в кино и/или в действительности. Я так ответил, почему-то предполагая, что бизнесмен у нас – это благополучный, уверенный в себе и исполненный различаемыми со стороны проявлениями собственного превосходства перед менее удавшимися в нашей жизни современниками.

Таких я частенько наблюдаю вокруг себя. Правда, это чисто внешнее восприятие, но почему-то меня оно задевает.

По сути, мне всегда импонировала самостоятельность, особенно когда ты не зависишь от навязываемых тебе извне ненужных или неуместных правил, указаний, условий и т.п. В бизнесе, если рассматривать в нем творческую деятельность, больше возможностей определиться, и даже можно в какой-то степени его ставить в один ряд с наукой, искусством, педагогикой…

В таком варианте его представления я бизнесмен. Мне нравятся в нашей профессии исследования, поиск, творчество, достижения и чувство победителя при успехе и одобрения результатами нашей работы. Самое лучшее, когда сделал нужную работу и тебе благодарны. Образ бизнесмена-труженика мне наиболее импонирует.

Но еще есть понятия конкуренции, коррупции, увольнения, наказания, прибыли, иногда любой ценой, и многое другое для рыночных отношений, для чего требуются жесткие управленцы. Это с чего начинали.

- Вы не думали взять управленца, а самому стратегическими вопросами заниматься?

- У нас есть очень хорошая команда управленцев. Нескольких поколений. Есть, которые видели остатки ламповых ЭВМ (я сам), а есть талантливые ребята, которым всего около 20 лет. Но они будущие управленцы. Сейчас компанию здорово «двигает» поколение 30-40 летних, но надо рассчитывать, что следующие, молодые могут и должны быть не хуже, а, может, еще круче. Так же, как нынешние в сравнении с нами из 90-х. Правда, кадров все равно не хватает. Лучше больше и разных. Но это другая история.

- А как вы молодежь поддерживаете? С точки зрения престижности, наверное, им мечтается о Силиконовой долине?

- Сейчас немного легче, раньше этот вопрос, как дамоклов меч висел для нас все время. Была «верная» для желающих дорога – РЕЛЭКС - Москва, и дальше, на Запад или короче – РЕЛЭКС - Запад. По этой дороге ушло несколько очень хороших и важных для компании специалистов. Но от этого никуда не деться. Уверен, что в наших условиях, при современных коммуникациях, сейчас полная свобода и возможности для реализации личных амбиций в творческой деятельности. Все для ИТ, в том числе Силиконовая долина рядом. В РЕЛЭКСе - уж точно.

- У вас жесткая политика в плане коммерческой тайны и дисциплины?

- В меру есть. Здесь жесткость необходима. Со временем в большей степени.

- Конкуренция большая за кадры, как вы сотрудников мотивируете?

- Тут надо понимать современного программиста, что им движет, они все разные. Мотивация меняется и со временем, и в новых условиях, много причин. Если когда-то среди самых приоритетных мотиваций для молодого специалиста было то, чем заниматься, то сейчас более важным является то, сколько это будет стоить. Все сейчас грамотные в выборе места и средств, которые наилучшим образом соответствуют этим критериям. Сейчас мотивация неоднозначная для моих, возможно, устаревших стереотипов. Мне представляется, что раньше было больше интереса к творческим изысканиям у настоящего программиста. О чем бы ему ни говорили, старался заодно и собственный текстовый редактор написать, свою лучшую библиотеку, стремились создавать новые свои трансляторы, редакторы, генераторы отчетов… А новые ОС, СУБД – это вообще для самых-самых. В общем, творческая мотивация на переднем плане была.

Сейчас все, наверное, не так. Выраженный материальный прагматизм, никакой романтики. Зачем что-то делать, ведь все есть, мне лучше какую-нибудь технологию изучить, с которой я буду хорошо зарабатывать и делать карьеру. Многие настроены организовать какой-то свой бизнес или стать руководителями.

Надо считать, что это вполне нормальные и правильные желания. Так вот, я нисколько не сомневаюсь, что в нашей компании наиболее лучшие и широкие возможности себя проявить и реализовать для любых подходов и мотиваций. У нас весомое конкурентное преимущество среди большинства ИТ-компаний. Мы – независимая и свободная для развития компания во всех направлениях бизнеса и в собственных разработках и в использовании передовых решений мировых ИТ-брендов. У других это далеко не так, если разобраться.

- Сколько сейчас у вас работает человек?

- У нас порядка 150, не считая тех, кто в статусе практикантов-студентов или на испытательном сроке, и мы и они выбирают, останутся ли вообще, на следующие год, три года или решают стать надолго частью планеты РЕЛЭКС.

- Текучка у вас большая?

- Нет, думаю, не больше чем у других, сейчас она стабилизировалась. Ну, процентов десять, и то в основном по инициативе нашей администрации. Всплески текучки была, когда появились на воронежском рынке хищные представители крупных западных и столичных ИТ-компании, они внесли сильные изменения во всю систему мотивации, особенно в ее зарплатной составляющей. Она стала теперь другая. Но сейчас установилось относительное равновесие, которое определяет среднюю допустимую текучку в ИТ-компаниях на уровне 10-15% . Но это мои личные представления.

- Какой вы видите вашу компанию через 5-10 лет?

- Наверно, мало кто возьмется в точности ответить на такой вопрос, чтобы не выглядеть глупо. Но я все-таки вижу, что компания будет расти. И еще раз повторюсь: я хотел бы, чтобы мы стали публичной компанией. Но мы планируем большее ускорение и прирост, чем в предыдущие 5-10 лет.

- Что вы подразумеваете под публичностью?

- Ну, формально - это официальные котировка компании, участие в биржевых процессах. Фактически я имею в виду модели с возможностью участия каждого из программистов в жизни компании и в качестве владельца своей доли активов.

- А что это вам даст?

- В принципе, это хороший вопрос. Наверное, это даст, что компания не будет зависеть от возможного произвола собственника, например потери идейного интереса с его стороны или отсутствия такого интереса.

- Вы хотите сказать и от вас как собственника?

- Я хотел бы, чтобы компания развивалась и после меня. Мне кажется, что это будет более приемлемая форма для сообщества программистов. Компания – это не только просто бизнес, это еще и наука, творчество, отношения, общие идеи и другое, что может не иметь прямого отношения к способам получению прибыли побольше и побыстрее. У нее должно быть больше возможностей развиваться и быть более конкурентоспособной. Вообще, лучшие стороны социализма никто не отменит, в моем представлении. И материальная мотивация, конечно, среди главных. Хочется сделать так, чтобы человек, если он может себя показать компании, что хочет вкладываться, верить в нее, то один из действенных способов его поощрить – это опционные бонусы, акции компании и др. У меня есть простая мечта, чтобы каждый был творческой личностью, чувствовал себя частицей компании. Как-то подобные модели обычно успешно работают на примере передовых западных ИТ-компаний.

– Есть какие-то для себя показатели, на которые вы ориентируетесь?

- Как раз это самый сложный вопрос, и на который ответить конкретно будет достаточно рискованно. Деятельность нашей компании за 22 года часто сопровождалась тяжелыми периодами – больше, чем хотелось. Допустим, нам было сложнее пережить, когда в городе стали последовательно базироваться компании-конкуренты – представители различных западных компаний. Стали уходить сотрудники - в основном на высокие зарплаты, в поисках другой карьеры, потому что люди также и устают работать в одной компании. Молодым часто хочется что-то сменить для себя: даже если им хорошо здесь, это вполне естественно. При такой нестабильности и предсказывать что-то было трудно.

Вы задайте вопрос: в 2003 году я знал, что будет в 2008-м? Нет, не знал, но я всегда уверен, что мы будем лучше, больше, сильнее, у нас будет еще больше солидных и лояльных пользователей наших продуктов и услуг.

Такое имеет место, если мерять каждые пять лет, в нашей истории. Примерно так я верю и сейчас, если говорить о том, что будет через пять лет. Спрос сейчас на IT существенно лучше, чем раньше, несмотря на обилие конкурентов, он достаточен, поэтому уже что-то можно планировать и даже прогнозировать. Один из прогнозов – то, что мы, конечно, будем возвращаться (расширяться) на зарубежный IT-рынок, к этому готовы и уже делаем некоторые шаги. Смотрим, что сейчас наиболее востребовано, не только в качестве просто модного направления, но и с учетом фундаментальной составляющей, выбираем проекты из этой категории, постоянно пополняем свою интеллектуальную базу. Свои продукты и решения последовательно улучшаем под те требования, которые являются современными, инновационными и могут быть наиболее востребованными в перспективе. Думаю, что через пять лет будет еще большая интернационализация ИТ-бизнеса, и это, возможно, нас коснется.

- Сейчас технологии все время обновляются, нужно всегда быть в ногу со временем…

- Конечно, и нам здесь помогает наиболее передовой западный рынок, важно, что многие заказы нам попадают от молодых, начинающих компаний. Крупные компании, с которыми мы также работаем, предпочитают использовать свои решения или решения от известных брендов, и у них - стандартные формализованные карточки заказов, это часто не очень творческая, даже рутинная работа. А вот стартапные компании всегда со свежими идеями, у них все самое передовое - те же новые архитектуры, технологии для социальных сетей, е-коммерция… Практически охвачены все виды человеческой деятельности - это чрезвычайно интересно. Я считаю - сам не придумаешь, додумаешь - тебе прямо или косвенно подскажут, наведут на мысль, подтвердят твои представления и т.д., чем живут потребители, что интересует весь расширяющийся ИТ-социум. Рынок и от себя управляет.

- Из чего сейчас состоит линейка ваших продуктов? Какие разработки вы выполняете с их использованием?

- У нас поддерживаются два вида бизнеса - продуктовый и аутсорсинговый. В продуктовом мы поддерживаем ряд своих разработок, это СУБД технологии. (Версии СУБД Линтер, самая защищенная СУБД Бастион, ИАС НЕВОД, управление проектами, автоматизация для медицинских систем и др.)

Аутсорсинговый бизнес состоит, условно говоря, из внутреннего, российского, будем так его называть, и зарубежного. Российский аутсорсинг – это в основном государственные и военные заказчики, также сейчас интерес проявляют нефтяные и газовые отрасли, другие отрасли промышленности и управления, отдельно медицина и здравоохранение, е-коммерция и др. Большое количество проектов, связанных с информационной безопасностью. Много проектов, которые делегируют нам наши московские и другие партнеры, думаю, мы у них в числе постоянных и надежных партнеров, кому всегда можно передать самые ответственные работы. Программистов в столице уже катастрофически не будет хватать, и такой альянс выгоден обеим сторонам. В составе проектов мы всегда стараемся использовать свои лучшие готовые решения и продукты.

И есть зарубежные заказчики, с которыми большая доля работ по миграции баз данных и решений с одной платформы на другую, медицинские технологии, системы борьбы со спамом, е-коммерция, уникальные системные проекты. Нам есть на чем расти и видеть место своим продуктам.

- Российские банки используют ваши продукты?

- Если говорить про нашу СУБД, то нет, сейчас никто не использует. В 90-е годы такие попытки были для обеспечения информационной безопасности. У нас банки предпочитают свои ИТ-структуры формировать. Сбербанк, допустим, по-моему, в принципе отказывается от аутсорсинговой модели и использует свой штат программистов и свои продукты и технологии. С банками мы работаем в области задач миграции. Это были работы для Сбербанка и Центрального банка, также для многих известных самых крупных американских банков делали проекты по миграции на решения от ИБМ.

- В каком году вы решили, что достаточно заработали денег на дачи, машины, и какие дальнейшие мотивы нашли для того чтобы дальше продолжать работать?

- Здесь совсем не тот и не мой вариант. Все, что могло бы пойти на дачи, машины, у нас уходит на фирму, иначе бы все развалилось. У нас нет сверхприбылей, для того чтобы голову ломать, что с деньгами делать. В IT-компаниях, я думаю, чтобы конкурировать, надо поднимать все условия для программистов, технику, обеспечить условия работы. Так что могу сказать, что такого момента у меня не возникало и не ожидается.

- То есть уйти на месяц в отпуск вы не можете себе позволить?

- Нет, почему, спокойно, сейчас Интернет везде работает. Фирма нормально продолжит работу, так как у нас в этом плане отличная команда. Работают в основном в рамках своего производственного процесса, владельцем которого работник (менеджер) является. Процессный поход. Имеются проекты, планы, критерии и т.д. определены взаимосвязи и разделение ответственности, все поддерживают друг друга, когда потребуется, чтобы все работало без перебоев. Система качества и здесь.

В общем, это признаки здорового коллектива, в котором каждый должен и может пойти спокойно в отпуск и благополучно из него «выйти» Это бывает нелегко в нашем напряженном ритме.

- А зачем вы решили участвовать в IT-кластере воронежском, для чего вам это нужно?

- Мне кажется, что Воронеж заслуживает высокий статус ИТ-региона. У нас неплохая история компьютерных достижений. Многие еще помнят наши ПО «Электроника», завод «Процессор», другие заводы, собственно мой ВСКТБ «Системпрограмм», кафедры вузов, коллективы отраслевых институтов и др. Высокий уровень квалификации подтверждают многие наши программисты из 90-х и нулевых, которые успешно работают в крупнейших западных компаниях. К примеру, из одной нашей компании таких наберется десяток-другой.

Что касается кластера, я считаю, что предложил вполне работающую модель цельного специализированного ИТ-кластера, все остальное сильно напоминают плохо связанный набор тем и проектов. СУБД - это стратегически важный системообразующий продукт, любая страна, которая стремится к независимости и хочет иметь лучшие возможности быть информационно независимой, защищенной, инновационно обеспеченной и т.д. должна иметь собственный продукт и проект такого класса. Воронеж мог бы реализовать кластерную структуру по внедрению прогрессивных технологий СУБД. Спектр окружения СУБД охватывает практически все передовые направления IT-деятельности для современных и перспективных технологий. Именно современная парадигма технологий баз данных является новой определяющей для информационных систем любого класса. Информация определяет понятие и возможности любой системы, а технологии СУБД определяют возможности использования информации, то есть и системы как таковой. СУБД в любом современном компьютерном устройстве. Мне казалось, что в Минэкономразвития с этим можно «достучаться», ведь есть уже готовая разработка, которая себя положительно зарекомендовала в России и за рубежом на протяжении более 20 лет, создана, сохранилась и развивается своя отечественная школа СУБД. В регионе имеются замечательные вузы, предприятия федерального значения, свои крупные потребители, сохранились некоторые отраслевые НИИ или их последователи - ну чем не основа для кластерной структуры? Ключевое звено этого кластера фактически давно работает в уменьшенном варианте – это ВГУ-НПП РЕЛЭКС - прикладные и сервисные компании из ГК РЕЛЭКС, наша ассоциация ИТК, потребители продукции, с работающей обратной связью. Ведь технологии СУБД это вся цепочка от идеи, исследований, макетирования, разработки и производства. Здесь и наука, и стартапы, инновации - соответственно, объекты для инвестиций. Кстати, в этом нет ничего особенно революционного. Практически все известные СУБД рождались в недрах исследовательских лабораторий при крупных вузах США и Западной Европы. Возможно, например, создать кафедру при ВГУ, финансировать ее, оснастить, и которая будет заниматься исследованиями и генерацией новых проектов. У нас самих в компании не хватает потенциала и возможностей, так как мы все же производственная компания в большей степени, чем научная. Кстати, мы в инноград «Сколково» подали свой проект по СУБД, и его одобрили единогласно независимые эксперты. А с ВГУ еще лучше бы получилось. Есть полноценная основа для кластера – и Воронеж заслуженно станет известным в качестве «столицы» СУБД-технологий, и государству обязательно должно быть стратегически интересно, и молодежи есть куда определяться, это и международный уровень с известным и авторитетным СУБД-сообществом, в которое важно войти и быть признанным. Это совершенно цельный проект, если бы регион охватила эта идея - объединить ученых, программистов, бизнес-сообщество, это сыграет в любом случае. В этом кластере ни один рубль не пропадет. Ведь все вложения пойдут как минимум в важнейшее направление ИТ-отрасли, как минимум будет создана основа, база, генератор для востребованных везде ИТ-специалистов. При этом есть возможности достойной поддержки специалистов и преподавателей вузов. А ключевая тематика – технологии баз данных, лучше не придумать.

- Вы планируете повышать публичность – это краткосрочная или долгосрочная задача?

- Это долгосрочная задача. Мы сейчас, чтобы стать публичной компанией, должны перейти из статуса стабильной компании в статус высоко прибыльной.

- Есть какие-то критерии?

- Четких нет, вопрос довольно-таки скользкий, но уже сейчас его надо решать. Критерии есть, как они заложены? Это плановые параметры, ориентиры на следующие годы, и действительно: через пять лет мы планируем и должны быть в таком статусе, когда нам будет возможно и логично перейти к публичности.

- А в регионах есть ваши представительства?

- Это как раз сейчас входит в планы, мы как раз предполагаем, выйти на уровень поставок некоторых своих продуктов через представительства известных раскрученных брендов.

- У вас есть продукты, которые можно на полку положить?

- Нет, для индивидуального потребления нет. Эти вопросы задаются, но мы уже не можем вырваться из рамок, мы сейчас находимся под большим прессом поступления заказов, они становятся все более выгодными и надо этот бизнес суметь все более эффективно осваивать. Может быть, мы это и сделаем, в рамках участия в инновационном проекте «Сколково», где попытаемся еще раз свой новый продукт создать, который может быть потом также найдет свое место.

- Скажите, а вам не обидно? Воронеж известен самолетами, «Молвест» у нас - раскрученная марка, я думаю, что вы тоже на их уровне, но РЕЛЭКС, может быть, в IT-кругах и знают, но совсем мало знаком массовой аудитории?

- Нет, рынок справедлив, на кого здесь обижаться? В бизнес-сообществе очень часто сейчас IT-рынок вообще на остаточном принципе, и его больше в тени. Может, в будущем создание ИТ-брендов будет как-то интересно крупным государственным инвесторам и большим потребителям… В таком же положении и другие IT-фирмы находятся, а потом, кому это сейчас наиболее интересно? И потом, мы как бы на другом поле работаем, вне региона. Известность бы помогла, если бы у нас была законченная технология компании интегратора для работы в регионе, но в ИТ на другом уровне работаем, поставляем решения в области системного и технологического программного обеспечения, тот же Линтер. Коммерческий рынок в Воронеже повсеместно не заинтересован в нашей СУБД в силу своей самодостаточности при использовании западных и нелицензионных продуктов. В госструктурах свои правила, несмотря на наличие всяких законодательных ограничений по использованию зарубежных решений.

А что касается наших компетенций по разработке и/или использованию систем компьютерных систем, то здесь мы сможет предлагать себя смело. 22 года практики с передовыми технологиями и свыше 300 реализованных проектов различной сложности в России и за рубежом. Я думаю, если кому-то понадобится даже самый сложный IT-проект, могут обратиться к нам.

Сейчас свою известность мы хотим видеть с точки ИТ-популяризации региона, Линтер - это продукт, который зарекомендовал себя за рубежом и используется в России. И, пожалуй, Воронеж можно называть столицей отечественного СУБДстроения, больше уже никого сейчас стабильного в России не осталось. И то, что в РЕЛЭКС могут поддерживать такой наукоемкий сложнейший продукт в условиях огромной конкуренции, говорит о компетенции специалистов. Сам проект Линтер является постоянно генерирующий новые направления в ИТ, инновационные исследования и разработки (подпроекты), необходимость поддержки самого передового уровня решений в области обработки и использования данных. Наконец проект Линтер - лучший «поставщик» специалистов самого высокого профессионального уровня для любого IT-аутсорсингового проекта. Многие компании не имеют своего продукта, и они, очевидно, потенциально проигрывают нашему «альянсу» продуктовой и аутсорсинговой модели. Я говорю студентам-выпускникам, вот вы пойдете в западные самые продвинутые компании, где вам сразу предложат хорошие деньги, но имейте в виду, что вы себя продаете полностью, образно говоря, ни один продукт, который вы написали, вам не будет принадлежать, любая западная компания позаботится «обеспечить» вас ограничениями и запретами на авторство. И не сомневайтесь, будет свои запреты отслеживать и чем дальше, тем все более строго и эффективно. В нашей компании есть полный выбор: хочешь - зарабатывай на аутсорсинге, хочешь свои творческие идеи и амбиции реализовать - можешь активизировать и заняться новым проектом: кроме Линтера у нас масса сопрягаемых и побочных продуктов и технологий. Сейчас на полке у нас около 20 собственных продуктов, которые мы приостановили на разной степени развития по разным причинам. Мы приобрели и утилизуем практический опыт при выполнении большого количества (около 300) разнообразных проектов для разных предметных областей. Что мы только не делали – и системы анализа, дистанционное обучение, умные дома, системы фильтрации сообщений, медицинскую удаленную диагностику и т.д., и это на самом передовом ИТ-уровне (другой нельзя). Лучше сделать качественно и в сроки, чем много и плохо, это наш принцип. Лучшие показатели качества, которые мы постоянно совершенствуем и развиваем, - это принципы нашей работы, первостепенный закон в нашем коллективе. Наша компания постоянно должна представлять практический интерес и лучшим образом обеспечивать широкий спектр ИТ-услуг для любого заказчика.

Дмитрий Орищенко
(473) 212-02-88
, Елена Ландырь
Добавьте «Абирег» в свои избранные источники

ЖК Кристальный

Go68.ru

Вопрос недели
Чем закончится уголовное дело из-за вони от Левобережных очистных сооружений?
Руководство ЛОС будет привлечено к ответственности
Найдут крайних, а руководству ничего не будет
Дело «замнут»
Очистные «отожмут» в пользу «РВК-Воронеж»
Чем бы ни закончилось, лишь бы вонять перестало
 7659 
Защита: Введите код c картинки
Результаты
Комментарии к публикациям
Почему почти все подозреваемые, "выросшие в тепличных условиях", при попадании в СИЗО сразу становятся "больными"?
Егор, 13.11.2019, 18:41:05
В прошлом году в Курске с помпой открывали пешеходный переход. Надеюсь не забудут туда Варламова сводить. https://youtu.be/ l7myrxqy5ao
Ирэн, 13.11.2019, 14:28:57
Игорь... Вам не смешно писать неправду ? Был бы Данила один из лучших, в наш регион инвесторы выстроились бы в очередь. А если же мы все, НЕ знаем раб...
Не сахарная соль, 13.11.2019, 14:07:10
Да уж , блин - похоже, самая длинная ветка комментов за последнее время . Неужто такая важная новость/ тема - или именно сама должность ? ))) Либо не ...
сосед, 13.11.2019, 12:15:12
"...мэрия рассчитывает на процентную ставку в 7,23% годовых " --- Т.е. хотят ЦБ РФ 0,73 % годовых ? Губа не дура - про голову умолчим .... Упорные...
сосед, 13.11.2019, 11:49:13
Интересно, а не на его ли заводили дело о не выплате заработной платы?
Гость, 13.11.2019, 09:25:11
Ну и чем эти общественники лучше преступников? также грабят и обманывают
Женек, 13.11.2019, 09:18:25
СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ

ZHD

Русфонд Воронеж

Тренинг Рызова

Orphus

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

IOS Android
Картотека
Группа Абирег использует систему проверки контрагентов Картотека.ru
Создание сайта - "Алекс"

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru