Up

Благотворительный фонд Чижова

20 апреля 2021, 07:54
Экономические деловые новости регионов Черноземья

HeadHunter

тренинг Колотилов

Главная / Светская хроника / «Компания 1927» : Черной-черной ночью в черном-черном городе дети читают Карла Маркса и выходят на фешенебельные улицы

18.06.2013, 19:23

«Компания 1927» : Черной-черной ночью в черном-черном городе дети читают Карла Маркса и выходят на фешенебельные улицы

Воронеж. 18.06.2013. ABIREG.RU – Светская хроника –Динамичный спектакль, где органично сочетаются анимационные кадры и реальные актеры,  живая фортепианная музыка из немого кино и черный юмор, открыл для зрителей Платоновского фестиваля «уникальный мир 1927, где может произойти все, что угодно….».

1927 год для создателей спектакля – это год, когда Гессе написал своего «Степного волка», а на экраны вышел сюрреалистический фильм Фрица Ланга «Метрополис». 

Анимационные «тараканы», созданные Полом Бэрритом, декорации в духе русского футуризма и плакатов Александра Родченко, набеленные лица исполнителей, напоминающих актеров кабаре 20-х годов, песенки, отсылающие к зонгам из пьес Брехта, общая атмосфера, одновременно напоминающая  фантасмагории-авантюры в духе Льюиса Кэрролла, мрачный, но забавный мир фильмов Тима Бертона, а также сюжеты и нравственные метания героев Чарльза Диккенса, с первых минут затягивают зрителя в мрачный, но отчасти знакомый, потусторонний мир.

Мир, наполненный не только культурными метафорами, аллюзиями, символами, следуя эстетике постмодернизма, но и актуальным политическим подтекстом. Поход «пиратов» на фешенебельный город - чем не бунт антиглобалистов или бесконечные «цветные революции»?

А «бабушкин мармелад» - как лекарство от анархии и революции – не аналог ли сомы из «Дивного, нового мира» Олдоса Хаксли?

Даже бюрократия в этом мире предстает как страшная сказка из детских снов: Агнесс  Ивз (в этой роли - Эсме Эпплтон, сценический образ которой одновременно напоминает Мэри Поппинс и Красную Шапочку) даже сталкивается с одним из таких анимационных фантомов в виде Волка.

А в завершении все мы, зрители, становимся объектом постмодернистского  трюка - иллюзии выбора между «счастливым» и «реальным» финалом.

За каждый из них зал голосует децибелами рукоплесканий, но в любом случае оказывается одураченным.

Насмешливо, как паяц, перегнувшись в зал, Смотритель (эту роль исполняет режиссер спектакля Сьюзан Андрейд) приторно-сладким голосом заявляет: «Котики, которые ждали счастливого финала, пусть нас простят: нельзя же иметь все сразу!»

Сюжет спектакля незатейлив. Существует замечательный город с парками, банками, фешенебельными домами, прекрасными парками и даже «искусством с большой буквы «И».

На задворках этого чудесного города влачит свое жалкое существование тупик Красная Селедка. Здесь находится многоэтажный дом Bayou. В титрах это название переводится, как «Болото», но между тем в английском языке это слово означает «старица», «рукав реки», а также «ручей, протекающий через заболоченную местность». В квартале  живут люди, которые привыкли обсуждать соседей, даже не подозревая, что последние слышат каждое слово. Когда бесконечный нудный дождь все-таки заканчивается, как один и тот же наигрыш пианистки в кинотеатре (Лилиан Хенли), зловеще пурпурное освещение напоминает закат и адский свет одновременно.

Здесь логика абсурда граничит с «высшим разумом».  Например, даже в кино получить бесплатный билет можно только, если ты пришел с кем-то вдвоем, потому что есть два бесплатных места.

Как только темнеет, жители спешат домой, а на улицы выходят не крысы и тараканы, которых Смотритель постоянно травит из баллончика, а тотальное, неуправляемое зло - … дети, «пираты»,  вскормленные «борщом, водкой и слезами».

Один «культурный центр» этого квартала  - «Комиссионка» миссис Вилликар, скупщицы краденого. В этой обшарпанной конуре можно найти все - от  дешевого секса до «трусов на меху». Здесь все продается и покупается, а «кто в болоте родился, тот в болоте и умрет». Но дочь хозяйки Зельда придерживается иного принципа. Она цитирует Карла Маркса и призывает своих друзей идти в город, чтобы совершить революцию: «Мы хотим иметь то же, что имеете вы!»

Выгодно отличается от остальных меланхоличный романтик – Смотритель, постоянно, но тщетно, пытающийся навести чистоту у подъезда. (Поражает эффект, когда от каждого взмаха реальной метлы, разлетается анимационная пыль!) Он уже семь лет копит деньги на билет в один конец из этого города. И его мечта близится к осуществлению, но…

В неблагополучный квартал пытается привнести луч добра, заботы и современного искусства художница Агнесс Ивз со своей маленькой дочерью Иви. Но ее инсталляции из макарон вряд ли могут противостоять революционной дерзости Зельды, увлекающей своих «пиратов» в парки и на улицы города и возглавляющей – верхом на любимом коте Мэра Мистере Мяу, похищенном бунтующей молодежью, -  этот анархистский шабаш.

Глава города, подобно легендарному Крысолову, быстро находит лекарство от революции - «бабушкин мармелад». Только если гаммельнский дудочник избавлял город от крыс, то мистер Мэр избавляет город от… детей.

Жители Красной Селедки однажды обнаруживают, что все их чада пропали. В отчаянии ищет Агнесс и свою маленькую Иви. Смотритель выясняет, что всех их увезли грузовики в приют и в кондитерские. Там, поглощая «термоядерное лекарство» в виде мармелада, «пираты» за пять дней превращаются из юных неуправляемых бунтарей в зомби.

Хронология превращения тут же продемонстрирована на анимационном плакате, напоминающем настенную «агитацию» в больницах и поликлиниках.

Жители тупика, увидев своих вернувшихся и внезапно притихших детей, находят это зловещее превращение детей, по сути, уже окончательно в «животных» целесообразным.  Зельда, утопив томик Маркса в унитазе, отправляется продолжать темное ремесло своей матери.

Болото, даже взбунтовавшись, остается болотом, а пришельцы из более комфортного мира, словно «ручеек», возвращаются назад  благополучную жизнь: Смотритель чудесным образом спасает девочку и отдает Агнесс и Иви свой волшебный билет в один конец.

«Синтетический» театр «Компании 1927», творчески объединяя средства кино, театра и музыки, рассказывает нам про мир и  человека накануне не только Великой депрессии и трагической реализации антиутопий 20-30-х годов. Это, скорее, ревю, но ревю, пытающееся своими «легковесными» средствами выстроить живой  и актуальный диалог с действительностью, отталкиваясь от культурно-исторических корней и предысторий.

За 70 минут актеры и «анимационные тараканы» безо всякого снисхождения, довольно жестко и насмешливо  вовлекают нас в сложную дискуссию о политике и толерантности, высокой созидательной миссии искусства и разрушительной правде максималистов из бедных кварталов, о том, что есть современный мир и для кого предназначены его роскошные парки.

Для справки: «Компания 1927» основана в 2005 году писательницей, актрисой и режиссером Сюзан Андрейд и аниматором и иллюстратором Полом Бэррит. В 2006 году  к творческому тандему присоединись  актриса и дизайнер одежды Эсме Эпплтон, композитор и музыкант Лилиан Хенли, в 2007 – продюсер Джоанна Кроули. Первой постановкой «Компании 1927» стал спектакль «Между Дьяволом и Глубоким Синим Морем», представленный на Эдинбургском фестивале в 2007 году. Спектакль «Животные и дети занимают улицы» (The Animal And Children Took To The Streets)» создан  в 2010 году, это второе детище «Компании 1927».

Руслана Переславцева
Комментарии 0
СМИ2
TOP100

ПрессИндекс

Самое читаемое

конференция Эффективная пресс-служба