WorldClass

03 марта 2024, 22:43
Экономические деловые новости регионов Черноземья
Экономические деловые новости регионов Черноземья
Экономические новости Черноземья

Куда уплыл бассейн на Ленинском проспекте, или Сойдет ли c рук воронежским чиновникам продажа за бесценок недостроенного спорткомплекса?

11.05.2017 18:55
Автор:

Воронеж. 11.05.2017. ABIREG.RU – Расследование – Утром 2 мая в кабинетах вице-мэра Воронежа по социальным вопросам Надежды Савицкой и начальника управления имущественных и земельных отношений (УИЗО) администрации города Натальи Махортовой были проведены обыски и выемка документов в связи с продажей за 12,4 млн рублей участка площадью 6,2 тыс. кв. м с недостроенным спорткомплексом по адресу: Ленинский проспект, д. 201 (текущая кадастровая стоимость участка – 53,7 млн рублей, рыночная еще выше). Чиновницы после обысков побывали на допросах во втором отделе по особо важным делам Следственного управления Следственного комитета РФ по Воронежской области. В двухлетней войне местных жителей со строительством 20-этажного дома внутри обжитого квартала наступил коренной перелом.

Одновременно с Савицкой и Махортовой на допросе побывал и бывший вице-мэр по градостроительству Владимир Астанин. Вечером того же дня Следственный комитет возбудил уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере»). В пресс-релизе, выпущенном на эту тему, говорится, что уголовное дело возбуждено «по факту противоправных действий неустановленных сотрудников администрации городского округа город Воронеж и неустановленных лиц, действовавших в интересах одной из строительных организаций Воронежа, выразившихся в хищении путем обмана и злоупотребления доверием незавершенного строительного объекта и земельного участка, расположенного по адресу: Ленинский проспект, 201, находившихся в муниципальной собственности с последующим обращением указанных объектов в собственность строительной фирмы, повлекшим причинение имущественного ущерба муниципальному образованию – городскому округу город Воронеж на общую сумму свыше 20 млн рублей».

Обыски и выемка также были проведены в строительной фирме «Новый квартал», владеющей участком. Единственный собственник «Нового квартала» – бывший участковый Коминтерновского района, уроженец Нагорного Карабаха 48-летний Тофик Магеррамов. 20-этажная высотка, если будет достроена, станет вторым крупным объектом «Нового квартала». До покупки скандального участка господин Магеррамов построил всего один многоквартирный дом, а до этого под видом индивидуальных жилых домов строил мотели с автомойкой и баней. Уж лучше бы он продолжал строить автомойки.

По информации источников «Абирега», для расследования дела создана следственная группа, которую возглавила следователь по особо важным делам Юлия Павлова. Госпожа Павлова – самый опытный следователь «коррупционного» отдела, работает в областном управлении более десяти лет, неоднократная победительница профессиональных конкурсов. Если факт возбуждения дела в областном управлении (а не в районном) можно объяснить статусом потенциальных обвиняемых, а создание следственной группы сложностью дела, то все вместе это говорит о том, что вряд ли в следственном комитете будут стараться спустить дело вице-мэров на тормозах. Свои погоны ближе к телу.

В настоящий момент никому из основных свидетелей, а их в деле, кроме трех указанных чиновников, еще шесть человек, обвинение не предъявлено. Савицкая и Махортова продолжают трудиться в своих должностях, а возможность их отставки в администрации Воронежа опровергают. В мэрии официальных комментариев не дают, а неофициально поясняют, что дело «не стоит выеденного яйца». Единственным человеком, который согласился прокомментировать ситуацию, стал Владимир Астанин, подписавший разрешение на строительство на злополучном участке, когда тот уже перешел в собственность компании Магеррамова. Господин Астанин считает, что выданное им в июле 2016 года разрешение на строительство 20-этажного дома абсолютно законно. «Процедура соблюдена полностью, зона Ж9, к которой относится участок, предназначена в том числе для строительства многоквартирных домов. Мэрия не вправе указывать собственнику земли, что на ней строить. Нормы инсоляции при проектировании были соблюдены», – пояснил бывший чиновник, а ныне глава областного «Союза строителей». Астанин также сообщил корреспонденту «Абирега», что лично не знаком с Тофиком Магеррамовым, и напомнил, что на согласование проектной документации по закону отводится всего семь дней.

Однако не все так просто, как хотелось бы городским чиновникам.

В распоряжении «Абирега» имеются результаты доследственной проверки воронежского ГУ МВД, поступившей в следственный комитет в конце марта и легшей в основу уголовного дела. Она проводилась по заявлению жителей близлежащих домов в сентябре 2016 года. Согласно документу, в ходе проверки оперативниками была установлена преступная группа, осуществлявшая «реализацию муниципальных объектов недвижимости по заниженным ценам».

Куда уплыл бассейн?

На навигаторе дома № 201 по Ленинскому проспекту нет. Сначала надо доехать до ТРЦ «Максимир» и повернуть к водохранилищу. Если не знать расположение стройки, найти ее будет непросто – с трех сторон участок плотно окружен жилыми домами. С четвертой стороны – средняя школа № 19, основанная еще в 1899 году. По этой школе можно изучать историю России: школа была сначала земской, потом сельской, потом фабрично-заводской. Современное четырехэтажное здание построили в 1976 году. Злополучный участок – это бывший школьный двор и стадион. Сегодня у самой крупной школы Левого берега очень маленькая пришкольная территория, явно несоответствующая числу учащихся.

Когда именно было принято решение о строительстве трехэтажного спорткомплекса, сейчас уже никто не помнит. Скорее всего, при СССР. Спорткомплекс должен был состоять из баскетбольного стадиона, бассейна и соединяющего их административного корпуса. Курировал подшефную стройку завод полупроводниковых приборов. К 1994 году было построено 2,6 тыс. кв. м, или 48% от проекта. Но в 90-е годы промышленность сбрасывала социалку на баланс муниципалитетов. Почему и как передали в город недостроенный объект (что само по себе незаконно) – это тоже забылось. В 1994 году на соседнюю панельную пятиэтажку рухнул строительный кран. Было разрушено несколько балконов, повреждена водопроводная система, дом кое-как «склеили по шву» кирпичной кладкой и признали аварийным. Говорят, что на одном из разрушенных балконов стояла коляска с младенцем. Ребенок погиб.

Стройка была заморожена на два десятилетия. Весной 2009 года недостроенный физкультурно-оздоровительный комплекс (ФОК) СДЮСШОР № 14 (таково его официальное название) посетил вновь назначенный губернатор Алексей Гордеев и пообещал возобновить строительство – ФОК был единственным в области недостроенным спортивным объектом, а государственная мода на спорт была как раз в самом разгаре. К 2011 году за счет городского бюджета успели провести три строительные экспертизы – здание признали пригодным к достройке. В 2012 году городские власти провели конкурс на разработку проекта достройки спорткомплекса, заплатили еще 3,5 млн рублей. В тот короткий период полномочия мэра исполнял Геннадий Чернушкин, запомнившийся воронежцам по любви к упражнениям на перекладине. Но спортивный и. о. мэра с выборов снялся, и достраивать ФОК оказалось некому.

При нынешнем градоначальнике Александре Гусеве и завертелась многоходовая комбинация, в результате которой муниципальный спорткомплекс превратился в азербайджанскую многоэтажку, а квартал с населением в три тысячи человек в место перманентной битвы жителей со строителями.

8 мая 2013 года земельный участок под ФОКом был передан в постоянное (бессрочное) пользование СДЮСШОР № 14. В марте 2015 года последовательно произошло сразу два события: ФОК перевели с районного баланса на городской и тут же внесли в план приватизации, который 18 марта своим решением за № 1741-III утвердила городская Дума. В решении указана ориентировочная стоимость объекта: 2,8 млн рублей – балансовая стоимость здания и 44,5 млн рублей – кадастровая стоимость участка, какой она была на тот момент. Документы на приватизацию должно было готовить УИЗО, возглавляемое Махортовой, а вот визировать «отказ» от спорткомплекса – это уже полномочия Савицкой. В мэрии говорят, что такой документ вроде бы был – это так называемое «протокольное поручение заместителя главы администрации» от 30 июля 2014 года, согласно которому и было принято решение о сносе недостроенного ФОКа. Но живьем это «поручение» в мэрии не видели, а теперь если и увидят, то не скоро: все документы на эту тему изъяты следствием. В гордуме не смогли найти обычную в таких случаях сопроводительную записку к скандальному решению. По данным «Абирега», существуют сразу две пояснительные записки с одинаковым исходящим номером № 3345849 от 17 марта 2015 года. Только одна из них появилась именно 17 марта и в ней указано, что «несущие конструкции подземной и наземной части здания находятся в полностью работоспособном состоянии», то есть оснований для сноса здания нет. А вот в пояснительной записке с тем же номером, но розданной депутатам на следующий день – 18 марта, то есть в день сессии, указано, что «объект непригоден для дальнейшего использования в строительстве». Кто готовил эти два документа? Почему они оказались под одним номером? По идее, их готовило УИЗО. Но так ли это, предстоит выяснить следствию.

До того, как выйти на сессию с предложением приватизации участка под ФОК, вопрос должны были рассматривать профильные депутатские комиссии. И они рассматривали его, и тоже за день до сессии – 17 марта. Удивительная скорость, что у гордумы, что у УИЗО. Комиссия по муниципальной собственности не проголосовала за данное решение, а лишь «рекомендовала рассмотреть вопрос на сессии» – то есть и ответственность с УИЗО разделять не захотели, и процедуру соблюли. Вообще, по данным источника «Абирега», существует сразу два разных документа под названием решение городской Думы от 18 марта 2015 года за № 1741-III. В одном, подписанном председателем гордумы Владимиром Ходыревым, скандальный объект есть, а в другом варианте его нет. За какой вариант на самом деле голосовали депутаты, теперь понять сложно.

В 2016 году прошли выборы, и более половины депутатов не смогли переизбраться. Еще в апреле следствие допросило ряд экс-депутатов – Михаила Хуторецкого (директор школы № 28, возглавлял комиссию по образованию), Андрея Дубовского (зампред комиссии по бюджету) и Николая Бунеева. Бывшие избранники практически поголовно сослались на плохую память.

С 30 апреля по 4 мая 2015 года произошло еще одно странное событие: неизвестные начали демонтировать металлические конструкции спорткомплекса. Когда местный житель вызвал полицию, приехал участковый, поговорил с теми, кто производил демонтаж муниципальной еще на тот момент собственности, и уехал, даже не пообщавшись с заявителем. Тех, кто демонтировал несколько десятков тонн металла, так и не нашли. По сведениям источников «Абирега», эти ликвидаторы никак не были связаны с «Новым кварталом» Магеррамова (по крайней мере, напрямую), а были профессиональными сборщиками металлолома. Кто их нанял? И можно ли считать совпадением их появление на объекте всего через месяц после фактического отказа мэрии и депутатов от ФОКа?

Лучше торговать, чем воровать

24 апреля 2015 года УИЗО в лице Махортовой заключило муниципальный контракт № 1-3 с ООО «АРТ-Групп» по оценке рыночной стоимости объектов по Ленинскому проспекту, д. 201. «АРТ-Групп» входила, как того требует законодательство, в саморегулируемую организацию «Российское общество оценщиков». Директор «АРТ-Групп» и одновременно главбух муниципального казенного предприятия «Воронежтеплосеть» Ирина Тишанинова провела экспертизу земельного участка и недостроенного объекта. Точнее, экспертизу проводила специально нанятая для этого оценщик Ольга Долгова, ее подпись стоит вместе с подписью Тишаниновой. Долгова, как и Тишанинова, совместитель. Она – директор ООО «Бюро оценки и экспертизы активов». Отчет оценщиков датирован 26 мая 2015 года. Из документа следует, что «цель оценки – определение рыночной стоимости объекта оценки». Сказать, что этот документ – филькина грамота, это ничего не сказать. Это издевательство над здравым смыслом и арифметикой. Во-первых, кадастровая оценка земли нигде даже не упомянута. Во-вторых, никаких сравнений с другими аналогичными объектами нет вовсе. В-третьих, суммы в примитивной таблице из девяти цифр (недострой/земельный участок – с НДС и без него, сумма НДС и общая сумма) просто «не бьются»: стоимость участка с НДС указана 10 млн рублей, этого же участка, но без НДС – почему-то 5,3 млн рублей, а сам НДС – прочерк. В строчку сложить не получилось, зато в столбик кое-где сошлось. Итого оценочная стоимость земли и здания 12,664 млн рублей – это с НДС. А вот без НДС: здание – 2,224 млн рублей, земля – 5,346 млн рублей, сумма – 12,263 млн рублей. Последняя цифра и стала стартовой ценой. Вот на основании этой галиматьи, за которую ставят двойку в начальных классах, мэрия в сентябре 2015 года и провела конкурс по продаже земельного участка. Сегодня и Тишанинова, и Долгова активно сотрудничают со следствием.

По их версии, в марте-апреле 2015 года к Долговой и Тишаниновой, не знакомым между собой, одновременно обратился некто Артур Проскурин, с которым Долгова была знакома по работе в течение трех лет, а Тишанинова – около 17 лет через общих знакомых. При этом, кто познакомил Проскурина и Тишанинову, женщина якобы не помнит. Очень странное объяснение забывчивости, если учесть, что Артур Проскурин не один десяток лет являлся мужем ее родной сестры Елены.

Сестры Проскурина и Тишанинова работали главными финансистами в МУП «Воронежская горэлектросеть» в 2013-2015 годах, за тот период городская КСП, проверявшая «ВГЭС» в мае-июле 2015 года, насчитала ряд «нарушений, которые содержат объективные признаки правонарушений, предусмотренных статьями 159, 165, 201,293 УК РФ, в сумме более 72 млн рублей». Бывший руководитель «Горэлектросети» Олег Афанасьев тогда внезапно уволился накануне проверки – в апреле. Материалы проверки в сентябре 2015 года были переданы в правоохранительные органы. Даже было возбуждено уголовное дело, которое так до сих пор ничем и не закончилось. Сестры после проверки КСП перекочевали в другое муниципальное предприятие «Воронежтеплосеть», где Ирина стала главбухом, а Елена замдиректора по финансам, а затем перешла в аппарат мэрии.

Именно Артур Проскурин, а не Тишанинова, занимался всеми организационными делами «АРТ-Групп», у него же хранилась печать организации. Никаких контактов по вопросам муниципального контракта с сотрудниками администрации города или ее структурных подразделений Тишанинова, по ее словам, не поддерживала. Проскурин предоставил Долговой задание на оценку недостроя и земли, подписанное заместительницей Махортовой Ириной Мирошниченко, и пояснил, что оценка должна быть произведена от имени «АРТ-Групп», указал номер, под которым должен быть составлен отчет и заключил с Долговой от имени «АРТ-Групп» трудовой договор.

И вот самое интересное: Долгова пояснила, что она производила расчеты «с учетом последующего возведения данного спортивного сооружения, если бы применение объекта недвижимости было бы многоквартирный дом, стоимость объекта увеличилась бы примерно в два раза».

24 июля 2015 года госпожа Махортова подписала приказ № 583 о проведении аукциона по продаже муниципального имущества по адресу Ленинский проспект, д. 201. В материалах доследственной проверки указано, что аукцион якобы проводился в форме подачи бумажных заявок в виде запечатанных конвертов, а не в электронном виде, как того требует законодательство. Кроме того, в аукционе якобы не было обозначено разрешенное использование участка.

Аукцион состоялся 21 сентября 2015 года, в нем было два участника – 35-летний Кирилл Корчагин, гендиректор «Нового квартала», то есть наемный работник Магеррамова, предложивший 12,3 млн рублей, и 79-летняя Эльвира Сушина, мать некоего Рауля Амирова, являющаяся, по ее собственному признанию, хорошей знакомой родителей Маггеррамова, с которыми поддерживает дружеские отношения более 30 лет. Их дружба началась еще в Азербайджане и продолжается до сих пор. Кроме того, Сушина призналась, что от ее имени в аукционе действовал Корчагин, знакомый ее сына. А когда Сушина «победила» в аукционе, предложив за участок и недостроенный объект 12,4 млн рублей, Корчагин также осуществлял юридическое сопровождение договора купли-продажи земельного участка, подписанного 29 сентября 2015 года между Сушиной и администрацией города. Для чего Сушина покупала участок, она пояснить не смогла, навыков в строительстве не имеет и примерно через полгода она решила продать участок с недостроем все тому же Корчагину, то есть «Новому кварталу», то есть Магеррамову. За период «владения» участком престарелой азербайджанкой спорткомплекс был окончательно демонтирован. Причем никто ни в районной управе, ни в мэрии разрешения на демонтаж не давал.

Еще одна деталь привлекает внимание: офис сына Сушиной Рауля Амирова, являющегося гендиректором и единственным владельцем ООО «Генеральный подряд», находится в здании по ул. Краснознаменная, д. 92. Это то самое здание, которое построил Магеррамов. Офис «Нового квартала» находится тут же. Ну и сам «Генеральный подряд» теперь принимает активное участие в строительстве дома по Ленинскому проспекту. Причем делает это с нарушением требований санэпидемнадзора, за что штрафовался Советским райсудом.

Здесь стоит сделать небольшое отступление. Все одиннадцатиэтажное здание на Краснознаменной, построенное Магеррамовым в 2014 году, раскуплено до последней квартиры. Это гиганты строительства могут себе позволить строить полупустующие кварталы. Небольшой строительной компании, во многом ведущей деятельность за счет банковских кредитов, строить впрок, без уверенности в быстрых продажах, смерти подобно. И выбор участка здесь играет ключевую роль. Обжитые участки с существующей по соседству инфраструктурой – это самый лакомый кусок. Это сегодня жители близлежащих домов воюют с Магеррамовым, а как только он достроит свой дом – они же скупят все квартиры в привычном районе для себя или для своих детей. Примерно так же популярны сегодня новостройки в Советском районе. Это называется потребительская лояльность. Покупая такой участок, застройщик приобретает не только землю, но и клиентскую базу.

Кто был инициатором приватизации участка, бежал ли зверь на ловца или наоборот – это тоже вопрос, который предстоит выяснять следствию. Выяснить у застройщика это не удалось: телефоны «Нового квартала» и мобильный Магеррамова уже больше двух недель молчат.

Известный воронежский общественник Константин Квасов имеет несчастье жить по соседству с одним из объектов, построенных Магеррамовым, – мойкой-баней на Острогожской. Конфликт с кланом Магеррамовых у Квасова и его соседей длится несколько лет. Константин рассказал «Абирегу» об угрозах и физическом насилии со стороны одного из племянников азербайжанского строителя. Но самое интересное – Квасов пояснил, что со слов самого Магеррамова, знает о его связях в мэрии, благодаря которым он и сумел получить участок на Ленинском проспекте.

Мы вынуждены оставить за скобками этой статьи большинство событий, касающиеся борьбы жителей со стройкой. Почти двести писем во все инстанции, десятки заявлений в прокуратуру и правоохранительные органы. Многочисленные походы на личные приемы к чиновникам всех уровней. Некоторые коллективные обращения собирали до тысячи подписей. (Всего в квартале живет три тысячи человек). Пикеты, бетонные заграждения, согласованные с районной управой (!) на пути проезда строительной техники, и, наконец, живая цепь, выставленная в конце марта 2017 года в собственном приватизированном дворе, которую разгоняли при помощи 45 (!!!) вооруженных ЧОПовцев. Все это больше напоминает оборону Сталинграда или Севастополя.

Городские власти долго водили жителей за нос. В частности, когда уже участок был продан, строительный вице-мэр Астанин, приезжавший на стройку вместе с Корчагиным, заверял местных жителей, что никакого многоквартирного дома там не будет. (Помните, Астанин говорил, что с Магеррамовым не знаком, а про знакомство с подчиненными Магеррамова его никто и не спрашивал).

28 июля 2016 года, когда в Генплане города еще числился уже демонтированный ФОК, Астанин подписал разрешение на строительство 20-этажного дома в зоне Ж9. Разрешенное использование для этой зоны – среднеэтажная застройка, то есть 5-8 этажей, а никак не 20. Расстояние между аварийной пятиэтажкой и новостройкой Магеррамова менее 30 метров. Кстати, внести изменения в Генплан и исключить из него ФОК не удалось. Изменения подписывал в октябре 2016 губернатор Гордеев, но по исключению ФОКа из Генплана было дано отрицательное заключение, и Гордеев решил его в Генплане оставить. Увы, к тому времени на месте ФОКа уже был новый котлован.

Областной госархнадзор в ноябре 2016 года выезжал на место и никаких нарушений не выявил – «все документы в порядке, есть положительное заключение экспертизы, движение на период строительства согласовано в ГИБДД, городских управлениях транспорта и дорожного хозяйства». Все хорошо. 40-тонным машинам разрешили ездить по дворам, где ходят дети, и где жители только что положили асфальт за собственный счет.

В самом начале 2017 года контролирующие органы в лице Ростехнадзора признавали нарушения при работе башенного крана (самовольный пуск) и дизель-генератора (превышение предельно допустимого шума) на объекте. 16 февраля 2017 года мэр Александр Гусев распорядился приостановить стройку (повод – шумный дизель-генератор), но его уже не слушали. А когда «Новый квартал» попытался при участии роты ЧОПовцев провезти на стройку колонну из десятка бетономешалок, завязалась рукопашная битва, которую с удовольствием освещали федеральные каналы. Скандал перерос границы области.

Несмотря на это, прокуратура в лице заместителя городского прокурора Владимира Смирнова решила, что меры прокурорского реагирования не требуются. Вот, что сказал господин Смирнов в эфире федерального канала НТВ 31 марта 2017 года: «Прокуратурой города проводилась проверка. Мы нарушений не выявили, поскольку здание было реализовано на основании решения гордумы в аукционном порядке». К слову, прокурор «чуть» ошибся – в марте проверку по заявлению жителей проводила областная, а не городская прокуратура. Она (в очередной раз!) «не увидела нарушений порядка приватизации муниципального имущества и изменения вида разрешенного использования участка». Хотя к тому времени областное управление архитектуры признало выдачу разрешения на строительство незаконной. (И, к слову, проверка проводилась по согласованию с областной прокуратурой). Руководитель ведомства Марина Ракова констатировала очевидное: изменения в Генплан на момент выдачи разрешения на строительство не вносились, при этом она отметила, что проведение публичных слушаний по вопросу изменения разрешенного вида использования земельного участка не предусмотрено действующим законодательством.

11 апреля 2017 года в дело вмешался губернатор Алексей Гордеев: он потребовал приостановить стройку (раз уж Гусева никто не слушает!), провести согласительные процедуры с жителями и «обеспечить соответствие выданных разрешений действующему законодательству». Гордеев поручил разработать концепцию благоустройства прилегающей территории. Эту идею жители воспринимают в штыки, полагая, что это является по сути потенциальным разрешением на продолжение строительства, если не сразу, то через некоторое время. Например, после президентских выборов 2018 года.

После вмешательства Гордеева стройка была приостановлена, но страсти так и не улеглись. Может быть, придумают другой, менее скандальный проект с меньшей этажностью. Может быть, отменят результаты псевдоконкурса и вернут землю в муниципальную собственность. Собственно, именно этого и добиваются местные жители.

Если удастся спустить уголовное дело с «уплывшим» спорткомплексом на тормозах, без предъявления обвинения, то такой исход будет гораздо красноречивее любых посадок. Воронежскую область можно будет смело признать регионом победившего «архитектурного бандитизма».

Комментарии 40