Up

Вы читаете новости региона:

USD EURO

Вопрос недели
Приведет ли повышение цен на проезд к улучшению системы общественного транспорта в Воронеже?
Повышение цен на проезд неминуемо повысит качество транспорта
Перевозчики ограничатся косметическим обновлением автопарка
К улучшениям приведет только значительное повышение тарифов на проезд
Одного повышения тарифов недостаточно для улучшения городского транспорта
Подорожание проезда поможет лишь набить карманы перевозчиков
 8739 
Защита: Введите код c картинки
Результаты

Комментарии к публикациям
Гражданин успокойтесь...... никакой конкуренции наши производители не боятся. А Икея это как в молочке пальмовое масло, суррогат и фальсификат дешевый...
Инна, 21.07.2019, 00:02:46
3 миллиона евро, это что за объемы такие для международного сотрудничества, а прибыль вообще курам насмех, Гусеву надо быть осторожней с такими бизнес...
Сиволгин , 20.07.2019, 19:41:58
Судя по цене проектов, это какие-то детские варианты ракет и двигателей?)))
Дмитрий, 20.07.2019, 13:55:53
Да они сидят круглыми сутками в интернете - стравливают под разными никами людей...В этом - писать гадости, они начинали тренироваться на большом воро...
Виталий, 20.07.2019, 10:39:25
В этой зоне Гамбург -Элмсхорн самый популярный бизнес -переклейка этикеток на европейские. Имейте совесть господа, нам своей вони с лосов хватает, пус...
Геращенко, 19.07.2019, 12:47:49
Может своих не сокращать, а на стройку перевести.
Чукалов , 19.07.2019, 12:26:25
Сергей всё правильно написал. Молодец.
ПМ-ТТ, 19.07.2019, 10:23:31

Главная Эксклюзив

15.01.2019, 13:37

Курам на смерть. Причины гибели 1,2 млн птиц в Воронежской области до сих пор не установлены

Воронеж. 15.01.2019. ABIREG.RU – Расследование – Самой крупной птицефабрики региона (1,27 млрд рублей годовой выручки, 365 работников) больше нет. До 16 октября поголовье ООО «Птицепром «Бобровский» составляло 1,2 млн несушек, которые производили 330 млн яиц в год (45% всего производства в области). Начавшийся через шесть дней после планового отключения электроэнергии массовый падеж птицы (880 тыс. голов) завершился выявлением птичьего гриппа и бескровным убоем еще 400 тыс. кур. Из акта эпизоотического обследования: «Сожжено 340 тонн трупов птицы. Источник заболевания гриппа птиц не установлен». Если вы по каким-то причинам предпочитали покупать яйца под брендом «Ясенка», то вы не сможете сделать этого еще очень долго. На технологическое восстановление работы фабрики потребуется не менее года, но это случится, только если будут решены все финансовые вопросы (долгов, кредитов и потребностей в новых кредитах в сумме почти 1,5 млрд рублей) или произойдет смена собственника. Корреспондент «Абирега» разбирался в причинах куриного апокалипсиса и в очередной раз убедился, что жизнь в России похожа на курятник: залезть повыше, клюнуть ближнего, дальше вы знаете...

В повести Виктора Пелевина «Затворник и Шестипалый», описывающей побег двух бройлеров из курятника, писатель пользуется интересным литературным приемом – остранением. Автор намеренно маскирует и затрудняет понимание мира, о котором идет повествование. Читатель долго воспринимает героев повести как людей, а описываемое как человеческую фантасмагорию. Когда же происходит запоздалое узнавание, мир курицы и человека смешивается. Бройлеры оказываются единственными борцами за свободу. В описываемой ниже истории – что-то подобное: с той разницей, что пишешь про кур, а получается, что про людей.

Смотрите, кто пришел

Полное уничтожение поголовья на Бобровской птицефабрике уже было. Тогда вырезали около 350 тыс. кур. Случилось это в 2005 году и было связано не с эпизоотиями, а с экономикой. Существовавший с советских времен ФГУП «Племенной птицеводческий завод «Большевик», принадлежавший Минсельхозу, в 2004 году был приватизирован и буквально через год оказался банкротом. Птиц перебили, потому что их нечем было кормить.

Возрождать бобровское птицеводство начало питерское ООО «Концерн «Газрезерв». Концерн существует с 2002 года и на тот момент являлся крупным импортером бразильской свинины и говядины с годовым оборотом 2,6 млрд рублей. Виды на Воронежскую область «Газрезерв» заимел еще при губернаторе Владимире Кулакове в 2007 году. Тогда они купили площадку и арендовали у пайщиков сельхозземли (4 тыс. га) в соседнем с Бобровским Таловском районе, чтобы построить там свиноводческий комплекс на 230 тыс. голов за 1,5 млрд рублей. С приходом в регион в 2009 году Алексея Гордеева «газрезервовцы» от свиных планов отказались и решили сконцентрироваться на птицеводстве. Конфликты с таловскими пайщиками длились довольно долго, лет пять. Паи сдавали в аренду «решением» общего собрания, а выкупали их «газрезервовцы» по смешной даже по тем временам цене – 17 тыс. рублей за пай (не за гектар, а минимум за 10 га). Пайщики-«отказники» долго и безуспешно пытались судиться, чтобы вернуть свою землю, и даже попадали со своими бедами на страницы федеральной прессы. Где-то к 2012 году все конфликты сошли на нет. Цену за пай увеличили до 34 тыс. рублей. Это 15-20% от рыночной цены. Потом «газрезервовцы» еще разжились 3,5 тыс. га земли в Бобровском районе – там смена собственника земли прошла уже безболезненно. Предположим, что таловский опыт научил «газрезервовцев» не жадничать.

Новые собственники купили имущество обанкроченной птицефабрики с торгов в 2006 году и построили, по сути, новое предприятие. За 10 лет (птицепром «Бобровский» считает началом своей истории 2008 год, когда была выпущена первая продукция, хотя зарегистрирован он был на два года раньше) вошли в Топ-30 крупнейших птицефабрик России. Было построено семь новых корпусов на 220 тыс. голов каждый, реконструированы четыре старых птичника. «Гроссмейстерского» рубежа в миллион голов достигли всего за четыре года работы. В 2014 году даже объявили о планах по расширению стада до немыслимых 2 млн голов. Бобровская фабрика выпускала каждое сотое яйцо в стране, занимала 23-е место в РФ по объему производства, была представлена в 2,5 тыс. сетевых магазинов в шести регионах (восьми федеральных сетях). За счет чего же мог быть осуществлен такой колоссальный скачок? Положа руку на сердце, производство яиц в России не та тема, где можно осуществить какой-то технологический прорыв или победить конкурентов за счет качества. Такая экспансия возможна при наличии трех факторов: хорошего финансового и административного ресурса, а также умения сокращать издержки производства. Объем вложений в проект не раскрывается, но есть ощущение безграничного доступа к финансовым ресурсам.

Мы попытались разобраться с системой собственников ООО «Птицепром «Бобровский» и вот что поняли. Согласно СПАРКу, 15% долей в ООО с 2015 года принадлежит Леониду Ройзенгурту, а 85% владеет ООО «Паритет» (ранее было 97%), в котором, в свою очередь, 7% принадлежит директору фабрики Андрею Голубеву, а 37% – предпринимателю Ивану Эммануэлю (все трое уроженцы и жители Питера). Еще 56% долей ООО «отсутствуют», то есть принадлежат самому обществу, а конечный бенефициар не виден. Есть такая хитрая система сокрытия бенефициаров путем «закольцовывания», якобы позаимствованная из американского опыта времен сухого закона и Великой депрессии. Акции сливаются как бы на одного владельца, но у него юридически меньше половины, и он вроде как ни за что не отвечает. Активно использовать такую схему наши «умельцы» взялись в ответ на борьбу Владимира Путина с офшорами. Ведь сегодня юрлица, среди бенефициаров которых есть офшоры, не могут ни участвовать в тендерах госзакупок, ни получать субсидии и льготные кредиты. Бобровская птицефабрика, точнее ее 100%-е дочернее растениеводческое подразделение ООО «Таловская МТС» (гендиректор – тот же Голубев), зарегистрированное как сельхозтоваропроизводитель, является получателем и госсубсидий, и льготных кредитов.

Любопытно, что и концерн «Газрезерв» на 70% по аналогичной схеме принадлежит сам себе. Кстати, понять, почему газ, а не мясо, и вовсе невозможно: однажды в СМИ мелькнула инфа о некой связи «резервистов» с акционерами «Газпрома». Формальной связи между «Газрезервом» и птицепромом «Бобровский» нет никакой, хотя в 2014 году от имени собственников фабрики с губернатором Гордеевым встречались (и обещали золотые горы, зачеркнуто – яйца) именно как «члены правления» концерна «Газрезерв» Иван Эммануэль («еще и президент концерна») и Леонид Ройзенгурт. Собственно, это было их единственное появление в СМИ. Ни про Эммануэля, ни про Ройзенгурта почти ничего неизвестно – люди явно сторонятся публичности. Понять, чем занимаются, какие активы, кроме Бобровского, им принадлежат, оказалось проблематично. Есть какие-то мало засвеченные юрлица с неприметными и очень распространенными названиями. Чтобы легче затеряться в базах данных? В «нулевых» Эммануэль числился председателем правления Финансово-кредитного банка, теперь банк закрыт. Можно ли назвать его банкиром? А можно ли птицеводом?

К сказанному стоит добавить, что, согласно СПАРКу, с 2007 по 2017 год 70% «Газрезерва» принадлежали некоей Надежде Ковальчук. А Андрей Голубев учился на физфаке ЛГУ и, судя по возрасту, мог быть однокурсником знаменитого «путинского банкира» и медиамагната, соучредителя кооператива «Озеро» Юрия Ковальчука. Есть ли здесь некая связь или это банальное совпадение? Проверить это не представляется возможным, ни один из телефонов, указанных на сайте концерна, не отвечал. Оно и неудивительно: импорт бразильского мяса долгое время был запрещен по санитарным соображениям, а с 2020 года с введением 25%-й пошлины, скорее всего, будет свернут. Концерн пытался развивать сетевую торговлю в Питере, но, судя по всему, не преуспел. А также замахивался на возведение теплиц прямо в городской черте Нижнего Новгорода, но тоже не построил. В администрации Воронежской области уверены в наличии значительных активов у акционеров фабрики. Вот только на кого они записаны эти активы? СПАРК не знает. И где искать самого Ивана Эммануэля, потомка, кстати, героя войны 1812 года? Разве что в соответствующей картинной галерее, где он любит позировать под портретом предка. Теперь его курам такой пиар – что припарки.

Что произошло?

Согласно данным районной ветеринарной лаборатории, с 1 по 15 октября ежедневный падеж был небольшим – от 350 до 1 тыс. голов, хотя и постоянно нарастал. Напомним, всё стадо – 1,2 млн голов. Первый «существенный» рост падежа – с 555 до 825 голов – пришелся на день «Х» – 10 октября. Именно в этот день произошло плановое отключение электричества на фабрике. О нем было оповещено заранее, и ничего сверхординарного или опасного оно не предвещало. На случай отсутствия электричества на фабрике были дизельные электростанции (ДЭС).

Ситуацию долго держали в секрете. Достаточно сказать, что районную ветстанцию оповестили лишь на четвертый день, когда сдохли уже 200 тыс. кур. Собственная фабричная ветлаборатория установила, что все куры сдохли от асфиксии, то есть задохнулись. А чего они все задохнулись, они рассказать не успели. Одним из симптомов птичьего гриппа, кстати, является поражение органов дыхания.

Еще три недели потребовалось, чтобы информация всплыла в СМИ. А всплыла она скорее случайно. 6 ноября о выявленном птичьем гриппе сообщила региональная служба Россельхознадзора соседней Тамбовской области. А потом уже воронежские журналисты, сопоставив одно с другим, нашли указ губернатора о введении карантина в районе пятикилометровой зоны вокруг фабрики (+ 10 км «наблюдаемой» зоны). Карантин объявлялся как минимум на три недели, но официального сообщения о снятии карантина не было. То есть де-юре он еще действует. Де-факто таблички с сообщением о карантине висят где-то в километре от фабрики при съезде с центральной улицы села Ясенки, пригорода Боброва, а сам пост расположен уже непосредственно перед въездом в промзону. Войти в зону очага могут только те, кто занимается устранением его последствий, это около 30 рабочих фабрики, которые все эти дни вывозили и жгли трупы птиц, уничтожали яйца (600 тыс. штук) и корма, а затем занимались многоэтапной системой очистки и санобработки. Им еще «повезло», у них хотя бы до Нового года сохранялась работа. Остальную массу рабочих попросили по собственному. На момент моего общения с директором (конец ноября) просрочек по выплате зарплаты, по его словам, не было, а уволена была «только» половина – 160-180 человек. Всех их вовремя и полностью рассчитали. Некоторые побежали сами. Первым, что характерно, был юрист, уволившийся еще 26 октября, за неделю до официального подтверждения птичьего гриппа (1 ноября). Еще Голубев рассказал, что юрист умудрился утащить с собой ключи от сейфов с документами, и их долго потом возвращали. Впрочем, так ли это, надо бы все-таки уточнить у юриста.

Вернемся чуть назад по хронологии. Первые исследования, проведенные Воронежской облветлабораторией, датируются 24 октября: в отобранных пробах вирус выявлен не был. Заодно не нашли ни сальмонеллеза, ни пастереллеза, ни колибактериоза – ничего, короче, не нашли. Но здоровые как кони куры продолжали дохнуть с угрожающей скоростью. Пик куриных смертей пришелся как раз на 24 и 25 октября – 106 тыс. и 118 тыс. кур соответственно. Мощности фабричных крематориев было уже недостаточно. Потом смертность постепенно пошла на спад. По дням – 88 тыс., 75 тыс., 67 тыс., 58 тыс. кур... 29 октября было проведено «повторное комиссионное вскрытие птицы», грипп снова не обнаружен. Неожиданно в желудках куриц было выявлено небольшое превышение хлорида натрия (поваренной соли, кто забыл). Кто и зачем «пересолил» живых кур, мне совершенно непонятно. Но куры продолжали дохнуть: 35 тыс., 28 тыс. трупов.

И только 30 октября, когда падеж достиг 881 тыс. голов, с третьей попытки областная ветлаборатория наконец выявила геном вируса гриппа птиц А, субтип Н5. Утром 1 ноября было проведено выездное заседание областной Чрезвычайной эпизоотической комиссии, Голубеву было вручено требование о прекращении хозяйственной деятельности фабрики. 2 ноября губернатор объявил введение карантина, а в администрации Бобровского района провели заседание комиссии по чрезвычайным ситуациям: район стал жить в «режиме функционирования чрезвычайной ситуации». Был проведен тотальный мониторинг всех птиц района – от домашней в личных подсобных хозяйствах до дикой птицы. Кстати, чаще всего именно перелетные птицы, например дикие утки, становятся разносчиками вируса гриппа, при этом у самих переносчиков часто вырабатывается иммунитет к заразе и грипп не несет для них смертельной угрозы. Птичий грипп за пределами птицефабрики обнаружен не был. Насколько опасен птичий грипп для человека? Это вопрос отдельного и явно не бизнес-расследования. Но, скорее всего, нынешний штамм не опасен. По крайней мере, смертей человека от птичьего гриппа не было с 2014 года. И, слава богу, в нашей ситуации не обнаружено случаев заражения человека.

Связь между отключением электроэнергии и падежом птицы озвучили журналистам представители областных властей. Такой комментарий 7 ноября дало управление ветеринарии госхолдингу РИА «Воронеж». Причем ветеринары, видимо, даже не знали толком, когда отключалось электричество, и пояснили РИА, что отключение произошло «в ночь на 11 октября», что не соответствовало действительности (см. ниже). Почему они решили списать всё на отсутствие электричества, понять сложно. Ведь появившийся спустя сутки акт эпизоотического обследования делает категорический вывод: «Источник возникновения заболевания гриппа птиц не установлен».

День «Х» – две версии

Еще раз отмотаем пленку назад. 10 октября. Есть две версии хронологии этого дня: одна – от Голубева, вторая – от энергетиков, то есть от гарантирующего поставщика «Воронежэнерго» (филиала «МРСК Центра»).

Слово Андрею Голубеву. «Давайте так, я не электрик, и не энергетик, и не айтишник, и не киповец, поэтому я не могу между какими-то событиями причинную связь точно установить. Отсюда это, а отсюда это. Я знаю только хронологию, что было сначала, что потом. Первое событие – это МРСК предупредила, что будет отключение. Предупредила, как положено, – претензий к ней нет. Они сказали, что в какой-то день отключение будет на четыре часа. Реально в тот день, когда они предупредили (то есть 10 октября – прим. ред.), отключение было, может, 40 минут или еще меньше. Это было первое событие. Оно произошло, всё нормально, мои айтишники сказали, что всё хорошо, у нас всё работает, никаких влияний на нашу систему нет. Потом наступает день, или, когда там... на следующий день, не помню, так как по памяти говорю (может, есть связь, может, связи нет, не знаю), – второе событие: днем 10-го или какого-то (последующего) числа у нас произошел сбой компьютеров и отключилась вентиляция в корпусах. Это было днем. Все люди на месте. Всё нормально. Отключение компьютеров у нас и раньше бывало, потому там условия плохие в корпусах. Там влажно, там пыльно, ну всегда так во всех корпусах. И сбой компьютеров бывал, отключались либо отдельные системы, либо... бывало постоянно в течение всех этих лет. Отключилось, все люди на месте, все побежали, зоотехники киповцам сообщили, запустили ДЭСы – дизельные электростанции, мощностей которых не хватает и т. д. Что-то мы можем потянуть, а что-то не можем. А весь новый завод на ДЭСах запустить, да, этой мощности у нас нет. Хотя мы последовательно увеличивали. Сначала я пришел, не было ни одного. Потом два купили, потом третий. Мы двигались, но мощностей, чтобы завод содержать на дизельном топливе, это... уже, знаете, подводная лодка должна работать на этом. ДЭСы включили, они поработали час или два, по крайней мере, до 17 часов, до ухода всех людей. Всё перезагрузили, всё заработало (когда электричество включили – прим. ред.) – вентиляция, компьютеры показали, что всё нормально, в корпусах всё заработало. ДЭСы выключаем. Это второе событие. В 17 часов уходят, вентиляция работает, опять же, я не знаю, была ли связь с третьим событием или ее не было. Третье событие – на утро следующего дня мы приходим все на работу к 8 часам, ну, может там, 8:20. Сразу мне звонят зоотехники и говорят: у нас в корпусах отключена вентиляция. Естественно, электрики, киповцы побежали опять смотреть, что произошло. Я спросил: «Как куры?» – «Вроде сидят, нормально, пьют». Внутри корпуса душно, потому что октябрь жаркий был, снаружи температуры высокие, а у корпусов – у них избыточное тепло, поэтому тут проблема не в согреве, а наоборот. Наибольшая духота на верхних ярусах, но вроде сидят, пьют, павших нет (курицы содержатся в клетках, расположенных в несколько ярусов в высоту 8 м – прим. ред.). В течение часа мы всё пустили, мы даже ДЭС не запускали, кажется, но никто не мог определить, сколько они сидели без воздуха. 40 минут, три часа или, как только работники в 17 часов домой ушли, в 18 часов всё отключилось. Потом началось... я не знаю, есть ли связь с тем, что в предыдущие дни отключалось. Мне стали говорить, что стали «падать» курицы на верхних ярусах. Мы, естественно, делаем вскрытие, наш главный ветврач вскрывал – асфиксия. У нас такое было год или два назад. В одном корпусе было задымление, вентилирование отключалось. И еще один такой же случай был четыре или пять лет назад. То есть до этого и речи не было вообще о птичьем гриппе».

К рассказу Голубева добавим, что само предприятие вместе с районной ветстанцией постоянно мониторило ситуацию с гриппом: ежемесячный отбор 50 проб крови плюс дополнительный отбор 100 проб по федеральной программе (исследовались в Белгороде). Последние перед падежом анализы были датированы 4 и 12 октября – грипп не выявлен.

Теперь ответы на запрос от «Воронежэнерго»: «ООО «Птицепром Бобровский» получает электроэнергию от подстанции (ПС) 110 кВ «Азовка» по двум линиям (ВЛ) 10 кВ – ВЛ № 1 и ВЛ № 3. От ВЛ 10 кВ № 1 запитаны трансформаторные подстанции (ТП), принадлежащие потребителю и обеспечивающие электроснабжение птичников предприятия. От ВЛ 10 кВ № 3 запитаны ТП потребителя, обеспечивающие энергоснабжение комбикормового цеха и складов.

ООО «Птицепром Бобровский» имеет третью категорию надежности электроснабжения. В соответствии с правилами технологического присоединения к электрическим сетям, утвержденными постановлением правительства РФ, потребитель самостоятельно определяет, какая категория надежности энергоснабжения ему необходима. На 10 октября 2018 года специалистами «Воронежэнерго» были запланированы регламентные работы по чистке изоляции 1-й секции шин 10 кВ на ПС 110 кВ «Азовка». Проведение данных работ подразумевает временное прекращение электроснабжения потребителей. Регламентные работы на ПС 110 кВ «Азовка» были включены в график плановых отключений электроэнергии на октябрь 2018 года, который был заблаговременно передан в ПАО «ТНС энерго Воронеж» в сентябре 2018 года. Кроме того, специалисты «Воронежэнерго» 8 октября 2018 года дополнительно уведомили птицепром «Бобровский» телефонограммой о запланированных кратковременных отключениях электроэнергии, связанных с проведением переключений на энергооборудовании, которые будут проходить 10 октября 2018 года в период с 12:00 по 17:00, и получили согласование энергетика данного предприятия Александра Кириллова.

Несмотря на то, что птицепром «Бобровский» имеет третью категорию надежности энергоснабжения, имеющиеся кольцевые связи линий электропередачи позволили специалистам воронежского филиала «МРСК Центра» проработать возможность электроснабжения ВЛ 10 кВ № 1, питающей птичники предприятия, от другой подстанции. В итоге это позволило сократить время отсутствия напряжения на данной линии до сроков, необходимых для проведения переключений на энергооборудовании – в общей сложности до 14 минут.

Хронология проведения переключений: 1) с 12:03 до 12:10 с целью перевода питания ООО «Птицепром Бобровский» от другого источника (ПС 220 кВ «Бобров»). В период с 12:10 по 16:17 линия 10 кВ № 1, питающая птицепром «Бобровский», находилась под напряжением. После проведения регламентных работ на энергооборудовании персонал «Воронежэнерго» провел повторное кратковременное отключение электроэнергии в период с 16:17 по 16:24 с целью восстановления нормальной схемы энергоснабжения потребителя от ПС 110 кВ «Азовка».

В процессе проведения работ персонал «Воронежэнерго» поддерживал оперативное взаимодействие с энергетиком птицепрома «Бобровский». Претензий и жалоб на отключение электроэнергии с момента проведения работ и до настоящего момента от данного потребителя не поступало».

Поскольку никаких технологических сбоев, а тем более аварий не произошло, энергетики не увидели причин, чтобы проводить собственное внутреннее расследование.

14 минут и миллион сдохших кур – такое на недостаточную мощность дизельных генераторов списать сложно. Тем не менее СМИ запестрели заголовками «Птичий грипп пришел в темноте». Красиво, но искажает суть. В правительстве области ситуацию с падежом кур оставили без официальных комментариев, ограничившись лишь надеждой, что производство яиц удастся восстановить. Неофициально представители властей солидаризировались с птичниками во мнении, что именно отключение электричества могло стать первопричиной для сбоя компьютеров, а гипоксия (недостаток кислорода в организме) ослабила иммунитет птиц. «Птичий грипп летает везде, занести его могли как через корма, так и люди или колеса машины, – рассуждает наш собеседник. – Конечно, главным событием было то, что в момент сбоя компьютеров, обеспечивающих работу вентиляции, никого из сотрудников на работе не было». В общем, потому что в кузнице не было гвоздя.

Кто виноват?

Несмотря на то, что официально причина возникновения гриппа так и не установлена, мы все-таки вправе сделать свои предположения. Заранее просим прощения за дилетантский подход – всего лишь журналистские предположения. Так люди, корма или колеса? Есть еще вариант – синантропная птица.

Попробуем методом исключения. Люди. Фабрика при заключении трудовых договоров не требует от своих работников отказаться от выращивания птицы в личном хозяйстве. Курица не свинья, без нее в селе прожить сложно, а скромная зарплата работника не предполагает, что ради нее можно пожертвовать собственными курами. Введи такой запрет (без увеличения зарплаты), и можно просто не найти работников. Да и проконтролировать объективно сложно: нужен штат контролеров по дворам ходить, но и тут ничего не разберешь. «Чья курица по огороду бегает?» – «Да соседская». Есть у ветеринаров претензии к птицефабрике в части сангигиены: обязательной помывки персонала (обязателен гигиенический душ с мытьем головы – неизвестно, соблюдалось это требование или нет) и централизованной стирки одежды. Но районная чрезвычайная комиссия обследовала всех домашних птиц и вируса не нашла. Наш вывод – люди ни при чем.

Колеса автомобиля. Предприятие полностью оборудовано крытыми дезбарьерами, колеса въезжающих машин обрабатывались 5%-м раствором формалина, у ветеринаров претензий нет. Не хватает асфальтового покрытия внутри предприятия, пересекаются дороги, по которым транспортируются корма, яйца и мясо птицы, с дорогами, по которым вывозят помет и павшую птицу. С точки зрения ветеринаров, это нарушение, но мы вероятность попадания заразы с колес считаем крайне маловероятной.

Синантропные птицы. Само слово «синантропные» означает «следующие за человеком». Это птицы, которые извлекают из соседства с человеком пользу, но домашними не являются – воробьи, голуби, вороны, галки и т. д. Все они могут быть переносчиками инфекции. Ветеринары признают присутствие синантропной птицы на территории предприятия и, соответственно, неэффективность биоакустической системы отпугивания, применяемой на фабрике. Теоретически синантропная птица может проникать в помещения, где хранятся корма. Голубев парирует: невозможно территорию в 20 га сплошь покрыть сеткой, и, если бы были эффективные системы отпугивания, не было бы проблем с птицами в аэропортах, а они есть. Но павших синантропных птиц с вирусом гриппа на территории района не обнаружено. Оставляем знак вопроса.

И, наконец, корма. Во-первых, как уже сказано, хранятся корма в неприспособленных помещениях – старых птичниках, куда есть доступ синантропной птице, правда, только в момент, когда ворота открываются. Причем часть корма хранилась не в мешках, а насыпью. Теоретически через открытые ворота птица может залетать и в кормоцех, в бункерах которого в относительно открытом доступе всегда есть до 35 тонн кормов. Но главное, что «термической обработке приготовленный комбикорм не подвергается». Была бы термообработка, ничего бы не произошло в принципе, но термообработка – это серьезные дополнительные расходы. Шпарить кипятком по три ж/д вагона в день не шутка. А конкурентоспособность на яичном рынке – это в первую очередь сокращение издержек. Вот и досокращались. Господин Голубев рассказывает про сложности с подключением к газу: необходимо дополнительно прокладывать трубопроводы, увеличивать лимиты, всё через Москву: «Целая бадяга». Наверное, все-таки акционеров «Газпрома» среди них нет. Термообработка кормов – обязательное ветеринарное требование, за которое птицефабрику несколько раз штрафовали. Но, видимо, проще было платить штрафы. В общем, прожили без нее 10 лет. А теперь что сказать? «Не повезло, – говорит Голубев. – Любому могло не повезти, но не повезло нам».

За 2018 год в России было зафиксировано около 80 вспышек птичьего гриппа с последствиями разной степени тяжести. Самая крупная была в июле у ростовского производителя индейки «Евродон». «Хитом» в Интернете стали кадры зверского уничтожения живой еще птицы автопогрузчиками. «Евродона» больше нет, есть долг перед банками в 10 млрд рублей и банкротные процедуры. В случае с «Евродоном» обсуждалась возможность занесения птичьего гриппа конкурентами. К слову, в возможность намеренного заражения птицы в Боброве директор птицефабрики не верит, но не исключает.

Нам же важно запомнить, что в Ростове есть птичий грипп. Неблагополучными по гриппу признаны три района Ростовской области: Каменский, Белокалитвинский, Октябрьский. Это север и центр области, как раз по дороге в Воронеж. В октябре Бобровская птицефабрика купила в самом южном Азовском районе Ростовской области 50 тонн подсолнечного жмыха – две машины. Причем, как сухо указывает ветеринарный акт обследования, одна из машин была без ветеринарных сопроводительных документов. Если вы еще сомневаетесь в необходимости и неизбежности введения электронного ветсертифицирования, лучшей рекламы, чем 400 тонн куротрупов, вам просто не придумать. Они сражались с «Меркурием».

Голубев резонно возражает, что Ростовская область не была «закрыта» по кормам и закупка там вполне законна. Про отсутствие сопроводительных документов он с ветеринарами тоже не согласен: дескать, позднее документы все-таки «нашлись». Вот только не дает мне покоя сбежавший за неделю до обнаружения гриппа юрист. Он что-то знал?

Как бы то ни было, установление причин – дело специалистов. Но есть сильные сомнения, что кто-то будет этим дальше заниматься. Время упущено, улики сожжены, заинтересованных в установлении истины нет.

Но есть еще одно соображение, догадка, предположение – называйте, как хотите. Между первым массовым падежом птицы 16 октября и установлением птичьего гриппа 31 октября – две недели. Все эти две недели фабрика усиленно выпускала и продавала яйцо. Выше я написал, что было утилизировано 600 тыс. яиц (всего!). Почти миллион яиц в день должны были выпускать, по трояку за штуку. Мы, жители шести черноземных областей, куда поставляется продукция Бобровской птицефабрики, съели почти 14 млн яиц, возможно, небезопасных по гриппу. Естественно, владельцам фабрики было жизненно важно, чтобы грипп был обнаружен как можно позднее, желательно, не раньше, чем все куры погибнут.

Здравый смысл отказывается понимать ситуацию: вот дохли две недели куры не пойми от чего, а потом, когда почти миллион сдох, нате – появился птичий грипп. Он, может, в воздухе и витает, но чего же он ждал? Пока кто-то последние 50 млн рублей заработает?

Почему с опозданием в четыре дня оповестили районную ветстанцию? Кто и как отбирал биоматериал для первых двух исследований, не подтвердивших наличие гриппа? Эти вопросы адресуем тем, кто должен проводить другие, не журналистские расследования.

Что делать?

Что было – важно, но важнее – что будет. ООО «Птицепром «Бобровский» было закредитовано на 850 млн рублей со сроком погашения кредита в 2021 году. Удивительно, но, несмотря на столь внушительный размер кредита, риски предприятия не были застрахованы. Государство субсидирует агрострахование, возмещая до 50% страховых платежей, но страхование всё равно дело добровольное – риски лежат на производителе, ну и на кредиторах.

Теперь акционеры фабрики обратились с просьбой о реструктуризации – рассрочке и отсрочке до 2024 года. Кроме того, по словам Голубева, нужен новый кредит от 250 млн до 350 млн рублей на восстановление стада и полтора года, чтобы это стадо довести до миллиона голов. По данным «Абирега», ООО «Птицепром «Бобровский» имеет еще свыше 400 млн долгов перед кредиторами вне банковского сектора. Что это за кредиторы, как они связаны с учредителями фабрики, нам неизвестно.

Основные финансовые показатели фабрики (без МТС, которым можно пренебречь в силу статистической незначительности) на конец 2017 года выглядели так. Выручка – 1,27 млрд рублей, себестоимость продаж – 909 млн рублей, валовая прибыль – 360 млн рублей (все-таки на газ и на пропарку кормов было из чего «выдергивать»), основные средства (включая кур) – 484 млн рублей, финансовые вложения – 132 млн рублей, уплаченные проценты – 108 млн рублей, прибыль до налогообложения – 57 млн рублей. В 200 млн рублей обошлось обслуживание кредитов. Любопытно, что годом ранее выручка была существенно выше – 1,5 млрд рублей, а валовая прибыль – 496 млн рублей. Как объяснить почти 20%-е снижение объемов производства в 2017 году? Возросшей конкуренцией или словами: «А к тому всё шло?» – не знаю.

По словам Андрея Голубева, банки не отказались с ходу от переговоров о дальнейшем кредитовании и отсрочках, значит, надежда на возрождение есть. Областные власти в возобновлении производства заинтересованы, но, разумеется, не будут помогать какими-либо гарантиями. «Это дело самих акционеров». Крайний срок, когда должна решиться судьба предприятия, по словам Голубева, – конец января. Он утверждает, что всё имущество фабрики заложено, но акционеры будут искать возможности, чтобы предложить новые залоги. Другой наш источник знает, что как раз имущество фабрики оказалось вне залога. Это удалось сделать при переводе кредитов из одного банка в другой. Если это верно, то последнее обстоятельство может стать препятствием для быстрой смены собственника по желанию банка. Снова неопределенность.

Кур чего уж теперь жалеть. Не жалко и тех, кто потерял на этом деньги, – самих предпринимателей и банкиров. Жалко выброшенных на улицу людей, отдавших птицепрому десяток лет своей жизни. Людей, набравших кредитов и теперь ищущих работу в пусть и благополучном, но маленьком Боброве. Глава района договорился о временной приостановке платежей по кредитам для тех бывших работников птицефабрики, кто не смог пока найти работу. Но найти всем работу в глубинке, тем более зимой – задача почти невыполнимая. Администрация района пока трудоустроила только 100 человек – большинство ушло работать в «Экониву». Наверняка оставшаяся часть народа будет уезжать на заработки. Но это мужчины, а большинство экс-работников – женщины. Куда они поедут? Как ни крути, восстанавливать производство в Ясенках придется, и делать это надо очень быстро. Иначе всё придется снова начинать с нуля. А с Эммануэлем или без, птицеводство или животноводство – это уже другой вопрос. Надеюсь, вы теперь поняли, почему в упаковке было десять яиц, а осталось девять?

«Пусть и вправду, Постум, курица не птица, но с куриными мозгами хватишь горя».

   
Александр Пирогов
(473) 212-02-88
 
 


Добавьте «Абирег» в свои избранные источники
СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ

Система Orphus

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Картотека
Группа Абирег использует систему проверки контрагентов Картотека.ru
Создание сайта - "Алекс"

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Яндекс.Метрика