Up

Вы читаете новости региона:

USD EURO

Вопрос недели
Какой вариант инвестиций в недвижимость премиум-класса вы бы выбрали?
Элитная квартира в центре города
Элитная квартира на окраине
Коттедж в черте города
Коттедж в элитном поселке за городом
Загородный домик у реки
Домик в деревне
 5229 
Защита: Введите код c картинки
Результаты
Комментарии к публикациям
Одни пытались, но ничего не получилось (пока). У других что-то вроде бы получается. Обиженная дамочка, конечно, имеет право на истерику, но почему эта...
Кипящий чайник, 16.09.2019, 13:33:31
Это правда: Обижен, зол и не спит ночами его бывший шеф, что у Филимонова все получается и он двигается вперед, несмотря ни на что! Он добрый, справе...
Гость, 16.09.2019, 11:38:24
Африканскую чуму свиней можно лечить с помощью информационной космической диагностики ИКД (diagtor.com.ua), когда по фото определяется степень заражен...
ермаков, 16.09.2019, 11:23:46
"Координатор кружкового движения по ЦФО, трекер Фонда поддержки социальных проектов и партнер Сообщества В«Практика будущегоВ» ..... поделилась переж...
сосед, 16.09.2019, 10:02:59
" Увидел, подумал, решил, дал команду. Всё! " - опираясь на В«АнтихрупкостьВ» Нассима Талеба ))) Про Талеба легко рассуждать с понтами , но хрен что ...
сосед, 16.09.2019, 09:52:26
Очередной завод канул
гость, 16.09.2019, 09:13:59
А в гараже вам тачку отремонтируют лучше, чем в официальном сервисе. Ага. Фермер это тот, кто всегда будет плевать на севооборот, уходить от налогов, ...
Колхозник, 15.09.2019, 13:28:27

Главная Эксклюзив

30.04.2019, 14:40

Бизнес-путь: Как воронежский промышленник Олег Малышев «нахимичил» группу «Содействие»

Воронеж. 30.04.2019. ABIREG.RU – Расследование – Если бы Ильф и Петров не поторопились родиться и создать образ Остапа Бендера в 1927 году, то жирными мазками его можно было бы «списать» с воронежского владельца промышленной группы «Содействие». С той разницей, наверное, что получился бы в большей степени трагический персонаж. Всю жизнь он гнался за своим «золотым теленком», пока не «обломал рога». Как это было, что стало с его миллионами, откуда взялись долги и мнение, что перед нами «тот еще жук»? Ответ поищем в мотивах человека и методах зарабатывания денег.

«Мальчик, разве плох?»

Большинство опрошенных, которым «посчастливилось» иметь дело с Олегом Михайловичем, сразу или после некоторых колебаний либо вообще отказывались говорить о нем либо выдавали нелицеприятные факты.

Но хочется начать с хорошего. Олег Малышев – большой трудоголик, работающий по 20 часов в сутки. Любовь к труду прививал отец. «Он учил меня физическому, созидательному и творческому труду. Мы возделывали сад, строили дом, ремонтировали автомобиль. Стараюсь, чтобы и в жизни моих детей такой труд присутствовал, чтобы они видели его результаты, радовались им», – приводил слова Олега Малышева журнал De Facto.

Многие в Олеге Малышеве видят хорошего семьянина, который уделяет время своим детям, участвует в их воспитании, ходит на собрания в школу. Притом что Малышев признавался, что не сторонник излишнего родительского внимания. «Для меня важно, чтобы у моих детей выработалось критическое, аналитическое мышление. Чтобы они доходили до всего сами, а не просто получали на блюдечке, – говорил наш герой. – Основная трудность в детстве должна заключаться в способности самостоятельно принимать решения». Детей у него – на минуточку! – аж шестеро.

Из добрых эпитетов в адрес Малышева звучали слова «системный», «начитанный», «убедительный». Действительно, в этом человеке живет красноречивый оратор, умный собеседник, который поддержит любую тему. Но со своей выгодой. Олег Михайлович – не тот, с кем можно «покалякать» о том о сем за кружечкой пива. Держит всех на расстоянии. «Я до сих пор его Олегом Михайловичем называю», – признается его юрист Константин Ильин, с которым они разве что один только Берлин не брали.

Умеет убедить кого угодно в чем угодно. Ведь да – в этом у него особенный талант. «Он очень контактный, вязкий человек в части переговоров», – говорят о нем его бывшие партнеры. Но добавляют, что часто «передавливает», берет мишурой, убедительностью, но не компромиссным решением. Найти последнее, наоборот, у него никогда не получалось.

Все они из его далекого прошлого 10-20-летней давности, примерно столько и не общаются. Сегодняшних друзей героя мы не нашли. А те, что были, дал в основном вуз.

Чего-чего, а образования у Малышева хватает. Образцово-показательного. Серебряная медаль в школе в 1988 году – раз. К ней добавим оконченный с отличием химический факультет ВГУ и высшее экономическое образование. И «вишенкой на торте» стала школа «Сколково», оконченная за какие-то безумные деньги.

Безумные деньги. На каком-то этапе Олег Малышев, предполагаем, был ослеплен ими. «У нас однокашники от рака умирали – ни копейки не передал им», – упрекает Малышева наш собеседник. И не один он указывает на то, что промышленник крайне тяжело расстается с «целковыми». Ведь отдаешь всегда свои, даже если это не совсем так...

Имидж – ничто

Мы уже оговорились, что почти все спикеры не общались с Олегом Михайловичем много лет. Некоторые попросили не «светить» их имена, так как он им «денег должен и процесс возврата не закончен». «Да он всему городу должен!» – говорит один воронежский девелопер.

Можно понять тех, кому не хочется говорить про то, как их «обшутили». Тем не менее без имен вовсе нам не обойтись. Бизнесмен начинал «крутиться» с однокурсником по химфаку Александром Гладышевым. Ныне покойным, поэтому не будем бередить прошлое. Пострадавшим от поведения бизнесмена называют также регионального управляющего директора компании «Ситилинк» в Черноземье Александра Плавинского.

Табу на тему про Малышева (по крайне мере, публично) наложил глава воронежского «Протэка» Лев Полянский, с которым наш герой учился на химфаке. Передумал говорить о промышленнике президент компании «Рудгормаш» Анатолий Чекменев.

Посвященные в их дела говорят, что Олег Михайлович сам вышел на господина Чекменева с идеей создать колтюбинговую установку для гидроразрыва пластов и реанимации отработанных нефтяных скважин. Эту технологию ремонта и бурения нефтяных и газовых скважин использовали у нас только американская Sperry-sun и еще несколько фирм. «Новое изделие еще себя не зарекомендовало. Поэтому проект изначально был трудным. Во-первых, под него нужно было хорошее финансовое обеспечение. Во-вторых, сама по себе установка, не в «комплекте» с ремонтной и обслуживающей бригадой, мало кому интересна», – комментирует собеседник на правах анонимности.

Если в двух словах, то Олег Михайлович, работая на воронежском механическом заводе (в 1997-1998 годах), создал контору под проект, начал перетаскивать в нее людей. Предложил господину Чекменеву стать инвестором. Доля Малышева в дело измерялась интеллектуальными вложениями. То ли детали не были обговорены до конца, то ли стороны только думали, что договорились обо всем, но когда чудо-установка была практически готова, возник резонный вопрос: кто собственник симбиоза? Каждая из сторон считала себя правообладателем ноу-хау. В итоге закончилось всё чисто по-русски: поиграли в нефтяников, выбросили на ветер с десяток «мультов» и на этом всё закончилось.

«Когда мы били с Олегом Михайловичем еще в доверительных отношениях, он признавался, что в его понимании прав не тот, кто прав, а кто сильнее. А из переговоров можно выйти либо обманутым, либо обманщиком», – говорит наш источник. Так в переговорах. А в жизни можно быть и тем, и другим.

И смех, и мехзавод

Олега Михайловича можно считать человеком своего времени, то есть короткого отрезка, начиная с 1998 года и заканчивая началом «нулевых». Это тот период, когда законы и юридические уловки позволяли капитализировать что угодно из чего угодно.

После химфака он работал у Льва Полянского. Потом создал небольшой бизнес на левом берегу. В 26 лет Олег Малышев, имея свой доход, стал заместителем гендиректора госпредприятия – Воронежского механического завода (ВМЗ).

«Мы с ним пытались заниматься финансовым обеспечением, торговлей и  т. д. Потом он понравился мне своим нестандартным мышлением – это как раз то, что нужно было в тот переходный период», – говорит глава завода «Агрегат», бывший генеральный директор мехзавода Анатолий Часовских. Кстати, ходили слухи, что он приходится родственником Малышеву по линии жены. Хотя близкие ему люди называют это бредом.

В кресло зама он попал, показав виртуозное исполнение схем по «превращению» налоговых векселей казначейства в осязаемое – металл, зарплату, электроэнергию. В порядке взаимозачета между организациями, которые платили налоги государству.

«В то время живых денег на мехзаводе не было (1998 год – горячая пора массовых задержек зарплат в Воронежской области – прим. ред.). Помогали «завязки» с «Газпромом», нефтяными компаниями. Можете представить, что мы самолетами из Москвы в Воронеж деньги возили. По 10-12 мешков. Полиция сопровождала доставку груза. Как только наш самолет приземлялся, через пять минут всё предприятие знало, что привезли деньги, и выстраивалось в очередь получить зарплату. Олег на том этапе, можно так сказать, был полезным», – рассказывает Анатолий Часовских.

Потом Олег Михайлович, работая как бы на завод, занялся развитием собственного бизнеса, используя возможности официального работодателя. Будучи здесь замом, Олег Малышев дружил с другим замом. Как в народе говорят, рука руку моет. Предприимчивый молодой человек скооперировался с приятелями-однокурсниками, вместе они организовали параллельное предприятие по типу «купи-продай» и промышляли, «щипая» проценты от общего куска продаж ВМЗ. Брали металл в основном на Урале и реализовывали заводам, в том числе и воронежскому мехзаводу. Какое-то время Анатолий Ильич не замечал этого или делал вид, что не замечает. Но когда ситуация явно стала разворачиваться в сторону господина Малышева (ученик перерос учителя?), терпение шефа лопнуло.

«Почему и организовалось уголовное дело», – неожиданно подытожил экс-директор ВМЗ. Видимо, имея в виду первое, связанное с Олегом Малышевым, уголовное дело по ст. 174 УК РФ – «Легализация (отмывание) денежных средств».

Господин Часовских избавился от чересчур инициативного и предприимчивого зама красиво – порекомендовав его тогдашнему председателю правительства Александру Митрофановичу Сысоеву. Тот поставил его председателем новообразовавшегося Фонда конверсии, реструктуризации и развития предприятий Воронежской области. Но об этом чуть позже.

Держал руку на «Агроимпульсе»

Первое уголовное дело, в котором фигурировал Олег Малышев, было связано с банком «Агроимпульс», оказавшимся в руках руководства ВМЗ.

Участием в этом деле в 1998 году Малышев был окончательно посвящен в «великие комбинаторы». Скупка акций миноритариев через подставных лиц, проведение в обход общего собрания акционеров допэмиссии – классическая схема, по сути, рейдерского захвата. Но в те годы до нее еще додуматься нужно было.

FLB пишет, что в ходе проверки по уголовному делу банкиры подтвердили, что купили акции финансовой организации за гонорары от московских консалтинговых фирм, оказавшихся «призраками». Вроде как доля Часовских в деле (19,98%) стоила ему чуть больше миллиона рублей наличными, Малышеву – 775 тыс. рублей за 13,03% акций банка.

В то время только начинали входить в оборот пластиковые зарплатные карты. Зарплаты сотрудников оборонного предприятия прогонялись через «Агроимпульс». Вот только использовать его карты можно было только в офисе самого банка. Через него проходила и часть кредитов мехзавода.

Уголовное дело замяли, Малышев пострадал по большей части репутационно – его пришлось публично уволить с мехзавода.

По версии Анатолия Часовских, он расстался с Малышевым, «подарив» его Сысоеву. Якобы это случилось из-за «конфликта интересов», связанного с параллельным работе на мехзаводе бизнесом Малышева.

«Где деньги, Зин?»

В фонде «Конверсия» при Сысоеве Малышев занялся тем же, что на ВМЗ – зачетными векселями, конверсия которых позволяла обеспечивать текущую деятельность областных промышленных предприятий. Фонд создавался под выполнение закона от 1998 года «О конверсии оборонной промышленности в Российской Федерации». И нужен был для финансового оздоровления экономики области, привлечения внебюджетных источников для организационно-финансового обеспечения конверсии оборонно-промышленного комплекса. Фонд и свыше десятка промышленных предприятий города учредили АО «Воронежская лизинговая компания», где Малышев был директором.

Несмотря на то, что пресса называла фонд кошельком для финансирования предвыборной губернаторской кампании 2000 года, по нашей информации, реальных денег в «Конверсии» не было. Да и толку со всей этой затеи вышло мало.

Показательна в этом плане операция фонда – поставка пресса-восьмитысячника Николаю Белоконеву на «Лискимонтажконструкцию». История интересная, хотя и трагикомическая. Почерк Олега Малышева становится узнаваемым. Без конфуза снова не вышло.

Воронежское «Тяжмехпресс» («ТМП») изготовило уникальный для нашей страны пресс стоимостью в районе 5-10 млн рублей. Подобный пресс был единственным в своем роде в нашей стране. Главой «ТМП» в «нулевые» был Александр Крук. Олег Малышев от лица области уговорил его отдать пресс под какие-то векселя фонда. Оборудование отгрузили на «Лискимонтажконструкцию», которая заплатила за него. Знакомые с ситуацией утверждают: время реального расчета с «ТМП» так и не наступило.

Суд как инструмент для возврата денег не работал в этом случае. Выиграть дело можно было. Ради принципа. А вот истребовать средства – вряд ли. У фонда не было активов, что было взять с него? Отношения с Белоконевым у Малышева тоже прекратились.

Продолжение уголовного прошлого

В ходе работы в «Конверсии» к бизнесмену примагнитилось второе уголовное дело по фактам из прошлого семилетней давности. В 2001 году Олега Малышева арестовали, силовики прошлись по 70 адресам с обысками. Наиболее пристальное внимание уделили ВМЗ – якорному партнеру структур Малышева.

Если в первом случае Малышев вышел практически сухим из воды, то в нашумевшем «деле Часовских» пришлось отдуваться за всех.

Процесс по делу о махинациях на ВМЗ шел несколько лет. Сегодня Анатолий Ильич называет основным заказчиком дела экс-губернатора Воронежской области Владимира Кулакова. «Шли попытки «покусать» завод», – так это характеризует бывший гендиректор мехзавода. По словам Анатолия Часовских, причин конфликта несколько. Во-первых, Кулакову не нравилась схема обеспечения ВМЗ дочерними организациями и коммерческими структурами. Операции проводились не через расчетный счет предприятия, который был забит всяким мусором. При этом на нем лежали миллиарды. Счета шли через «дочек» и филиальную сеть. Якобы Кулаков дал команду изменить эту схему. Но Часовских расценил это как попытку закрыть завод.

Второй момент. В то время ВМЗ хотели сделать московским филиалом. Руководство завода было категорически против этого, заняв позицию. «Ни дня не буду работать при таком раскладе», – уведомил головной офис Анатолий Ильич. И рассчитывал, несмотря ни на что, на помощь главы региона.

Написал Владимиру Кулакову письмо, попросив поддержки. Тот вроде как согласился. Но как часто в России бывает: стороны думают, что договорились, а на деле – дудки. И уголовное дело.

В 2004 году Анатолий Часовских и пятеро его подчиненных сели на скамью подсудимых. Среди них оказались Олег Малышев, его жена Елена Косарева, главбух завода Владимир Авдюгин и управляющий воронежским филиалом банка «Молодежный» Александр Власов (бывший менеджер ВМЗ). Не будем пересказывать подробности дела Часовских. Напомним только, что обвиняемым инкриминировали присвоение и растрату госсредств на сумму свыше 40 млн рублей в 2004 году. Расследовались 19 эпизодов, среди которых мошенничество, легализация незаконно «заработанных» средств, злоупотребление полномочиями, подделка документов.

Именно на этом этапе Часовских в рамках дела все-таки заменили техническим директором ВМЗ Александра Бондаря, уже покойного. Который, по сути, был его человеком. Он не стал сопротивляться и подписал все необходимые документы о переводе мехзавода в статус воронежского филиала. «С той поры ВМЗ пошел по наклонной плоскости», – отмечает Анатолий Ильич. Сам он активно боролся за контроль над предприятием, которое собирались акционировать. Ему даже удалось ненадолго восстановиться в должности через суд.

Изначально, по версии следователей, многие эпизоды были связаны с оформлением договоров ВМЗ (1998-2001 годы) с фиктивными фирмами на оказание различных услуг, которые по факту не оказывались. Ущерб оборонному предприятию составил свыше 13 млн рублей. А чтобы легализовать часть средств от таких сделок, фигуранты дела внесли 2 млн рублей в уставный капитал одного из воронежских банков. Обналичивание векселей осуществлялось, как считало следствие, через филиал банка «Молодежный». Согласно материалам дела, с 1995 по 1998 год около десятка фирм, подконтрольных Малышеву, занимались реализацией продукции ВМЗ. Но деньги за проданный товар на завод не поступали. Так, при манипуляции с долгами пропали еще 33 млн рублей.

Всех участников дела оправдали. За исключением нашего героя, который отсидел примерно 10 месяцев в СИЗО, пока шло расследование. Осенью 2008 года ему дали три года условно, но вскоре освободили по амнистии.

Интересно, что из 19 эпизодов вина была признана по двум самым невинным, которые яйца выеденного не стоят. Как пояснял в то время адвокат Малышева Сергей Бородин, причастность Малышева была установлена только по эпизодам о хищении 2 тыс. и 6 тыс. рублей.

Первый был связан с приходным ордером. Ситуация: поехали в Москву поздравлять чиновников с Новым годом. Купили коньяк и не смогли как положено отчитаться, предоставив липовый чек. Второй эпизод, по рассказам знающих людей, был связан с оплатой услуги за подготовку бизнес-плана. Из двух вариантов оплаты – официальной (более дорогой) и неофициальной (более дешевой) – руководство мехзавода предпочло второй. Говорят, кинули деньги на счет, как оказалось, обнальной конторы и очутились в уголовном деле.

Как покупалось «Водмашоборудование»?

2004 год. Директором «Водмашоборудования» на тот момент выступал Валерий Георгиевич Емельяненко, при котором возник корпоративный конфликт из-за продажи столовой. За подписью директора был заключен договор о ее продаже по бросовой цене – в районе 2,7 млн рублей.

Разлад приводит к тому, что часть миноритариев решают продать свои акции и выйти из общества. Олег Михайлович выступает на стороне одной группы акционеров, в руках которых сосредоточено свыше 30% долей предприятия. Их представитель для продажи своих акций обратился в воронежскую Инвестиционную палату под руководством Анатолия Шмыгалева (участвовал в управлении различными бизнесами). Но договориться о цене не получилось. После этого ни о чем не подозревавший Валерий Емельяненко узнает о намерении акционеров расстаться со своим пакетом ценных бумаг.

Тогда он занимает деньги у одного из местных застройщиков, владеющего акциями «Водмашоборудования», под залог своего пакета и выкупаемых ценных бумаг. Но Олег Михайлович вступает в переговоры с этим девелопером. В результате выкупает залоговые акции Емельяненко в рассрочку. Так, наш герой стал промышленником, консолидировав в своих руках контрольный пакет солидного завода. Деньги на это дело (около 30 млн рублей) занял у партнера, который до сих пор, говорят, не может вернуть эти средства.

Став хозяином «Водмашоборудования», первым делом Малышев продает часть завода за железнодорожной веткой воронежскому предпринимателю Сергею Разуваеву (владелец разорившейся компании «Дом мрамора Строй»).

Другой громкий эпизод связан с продажей восьмиэтажной офисной «свечки», принадлежавшей «Водмашоборудованию». Покупателем выступил гендиректор «Электроагрегата» Сергей Николаев, который задорого купил здание (таков итог переговорного процесса с господином Малышевым). Правда, после самой сделки по разнарядке его даже не пустили на территорию завода.

Конфликт усилился на почве того, что в договоре купли-продажи стояла подпись господина Емельяненко. Из рассказов осведомленных источников следует, что тот отрицал свою причастность к этой сделке и даже якобы провел экспертизу, которая показала, что подпись в договоре поддельная.

Партнерами Олега Малышева по проекту «Водмашоборудование» считались Иван Илларионов, Григорий Денисов и другие. Позже, когда у них появились к Олегу Михайловичу вопросы, в том числе финансового толка, он начал потихоньку освобождаться от них. Рассорил между собой и вытеснил из проекта. Это относится примерно к 2009-2010 годам.

Господин Илларионов вспоминает историю с подписанными им чистыми листами перед отпуском. Малышев предложил это сделать «на всякий случай» – вдруг во время отсутствия срочно потребуется подпись председателя совета директоров «Водмашоборудования». Иван Васильевич согласился, но вскоре пожалел. Олег Михайлович через суд попытался взыскать с партнера несуществующий долг. В качестве доказательства по делу прилагалась расписка за подписью Ивана Илларионова. Согласно ей, Олег Малышев якобы одолжил ему сумму в районе 15 млн рублей. Нашлись и свидетели сделки по передаче денег Илларионову. Одним из них стала начальник караула «Водмашоборудования» то ли пенсионного, то ли предпенсионного возраста. В рамках дела проводилась экспертиза. Она показала, что подпись на два года старше самого текста расписки. В итоге бывший товарищ Малышева, который, кстати, не бросил его и не сдал, как предлагали, в рамках расследования уголовного дела, не пострадал финансово. Но поплатился своими нервами, здоровьем. Кстати, и на этот раз наш звонок застал Ивана Илларионова во время лечения в санатории.

Банкротство завода

Вначале новый собственник вдохнул вторую жизнь в предприятие, которое находилось в стагнации. Сотрудникам надоело их «болото», разворовывание имущества, которое происходило на их глазах. Приход Олега Малышева с грандиозными планами обнадежил их. И развитие на самом деле имело место. К примеру, были разработаны новые продукты. Предприятие успешно работало где-то до 2013 года.

Но постепенно стало обрастать долгами. Один эпизод. Предприятие взяло кредит в «Россельхозбанке» на 70 млн рублей. Деньги предназначались на модернизацию предприятия – создание цеха новой техники. «Водмашоборудование» задолжало по кредиту в районе 20 млн рублей. Малышев поругался с руководителем воронежского филиала «РСХБ» Александром Кошеваровым, и все договоренности о перекредитации аннулировались.

Дело было так. Воронежский бизнесмен Александр Улезько, который в 2017 году получил срок по статье «Незаконное получение кредита», взялся строить в Петропавловском районе комплекс по переработке биоотходов. Кредит удалось привлечь с субсидированием ставки. Но завершить строительство комплекса не получилось. Господин Кошеваров ввел в дело Малышева, который должен был помочь с кое-какими делами завода. Но тот деньги взял, а обещанное не выполнил.

В феврале 2015 года директора «Водмашоборудования» Сергея Тамилина сменил Федор Иванов. Олегу Малышеву беспрепятственно со стороны кредиторов удалось через договоры с подконтрольными организациями вывести 21 тыс. кв. м помещений «Водмашоборудования».

Любопытно, что позже все финансово-хозяйственные документы предприятия были утеряны. Один рядовой сотрудник «Водмашоборудования» (в интересах следствия не будем называть его имя) на тот момент даже не подозревал, что является номинальным директором предприятия.

Из открытых источников следует, что на конец 2014 года активы «Водмашоборудования» составили 611 млн рублей, включая оборудование, дебиторку, кредиторку. «В результате к концу 2015 года активы стали равны 19 млн рублей. При этом если запросить банковские выписки за этот период, денежные операции совершались, но до кредиторов не доходили», – рассказывает наш собеседник.

Напомним, банкротство «Водмашоборудования» началось в 2016 году. Первоначально кредиторская задолженность составляла около 90 млн рублей (свыше 70 млн рублей – перед «Россельхозбанком» и 20 млн рублей – перед налоговой инспекцией). На сегодняшний день общая сумма долгов «Водмашоборудования» перевалила за отметку в 200 млн рублей.

В частности, на предприятие «повесили» кредит «РСХБ» в размере около 40 млн рублей для «Первомайскхиммаша» (входит в группу «Содействие»), так как «Водмаш» выступил поручителем по нему.

Любопытно, что в марте прошлого года воронежская полиция возбудила уголовное дело за попытку втиснуть в кредиторскую задолженность «Водмашоборудования» «нарисованные» долги предприятия почти в 50 млн рублей. Малышев сказал «Абирегу», что ему ничего не известно об этом.

Стоит отметить, что в рамках банкротства «Водмашоборудования» один из кредиторов должника, бизнесмен и партнер Малышева Константин Ильин подал заявление о включении в реестр требований кредиторов 47,26 млн рублей долга. В 2014-м он приобрел право требования этих денег у ООО «Растех Кабель-ТД». Согласно позиции заявителя, долг возник по договору поставки от 2013 года. Тем не менее суд посчитал недоказанным факт задолженности «Водмашоборудования» перед господином Ильиным.

По неофициальной информации, УБЭП сегодня проводит доследственную проверку предприятия на признаки преднамеренного банкротства, как того требует порядок.

Как возникло «Содействие»

Состав предприятий группы начинал формироваться в 2005-2006 годах с помощью активного участия Оксаны Решетняк – независимого консультанта многих предприятий, включая «Инвестиционную палату» Анатолия Шмыгалева. Имея связи во многих компаниях и устанавливая контакты в реестрах, она обеспечивала ускоренное прохождение документов – день в день или на следующий день после договоренности о сделке. «Хорошие взаимоотношения со всеми реестродержателями – это обязательное условие для успеха независимых консультантов. Оксана Решетняк могла оперативно и без обмана обеспечивать проведение договоров. А реестры в то время вели сами сотрудники предприятий», – прокомментировал Анатолий Шмыгалев. Когда его хорошие отношения с упомянутой Оксаной дали сбой, та принесла Олегу Малышеву все проекты в разработке на блюдечке с голубой каемочкой. Речь идет о «ВМУ-1», «ВМУ-2», «Первомайскхиммаше», ЗАО «Холод», «Элмаше» (нынешний «Гидрогаз» Дмитрия Маркова).

Заводы Малышеву удалось «выкружить» с помощью скупки размытых у миноритариев акций. Иногда удавалось получить контрольный пакет, как с «Первомайскхиммашем», специализирующемся на производстве оборудования для нефтегазодобычи. Если же денег на скупку не хватало или возникали другие сложности, то промышленник просто «наваривался» на перепродаже скупленных ценных бумаг.

«У нас такие законы, что быть миноритарием бессмысленно, если это не организация из разряда «Газпрома», – рассказывает наш визави. – Например, у меня были небольшие пакеты в «ВМУ-2» и «Первомайскхиммаше». Владельцы, включая Малышева, приняли решение увеличить уставный капитал в акционерных обществах. Прогнали по кругу деньги между своими предприятиями, увеличивая как бы тем самым уставный капитал. И всё – мои акции размыты. И повлиять на это я никак не могу. Разве только вложить живые деньги – больше, чем стоит само предприятие».

Рассказывают, что в случае с «Холодом» и «Элмашем» скупка части пакета и перепродажа Анатолию Шмыгалеву и Дмитрию Маркову позволили Малышеву  быстро заработать сверхприбыль.

Фабула истории с «Элмашем» простая. Иван Илларионов проявил активность в скупке акций трудового коллектива «Элмаша», консолидировав в своих руках 11,5%. Он представлял интересы партнеров, владеющих «Водмашоборудованием», ВМУ-1, ВМУ-2, «Первомайскхиммашем». Возник конфликт, получивший общественный резонанс. К поиску выхода из ситуации подключился тогдашний вице-губернатор Вячеслав Клейменов, назвавший до этого действия Илларионова «рейдерской атакой».

Осведомленные люди говорят, что Малышев во всех подобных скупках работал как отличный психолог и организатор. Одно время он дружил с профессиональным коучем Екатериной Максимовой. И всех своих сотрудников «прогонял» через ее НЛП-тренинги.

Ситуация с концерном «Крост» (воронежским заводом железобетонных изделий ООО «КБМ») не была связана со скупкой акций. Но задуманная схема не сработала, хотя начало было перспективным – господину Малышеву удалось договориться с директором и вывезти учредительные документы. Однако собственники оказались с серьезным ресурсом и смогли оставить предприятие за собой.

Что имеет сейчас

Что сегодня представляет собой он сам и его «Содействие», расскажут цифры и факты.

Если присмотреться, то от промышленной группы осталось одно название и одно сохранившее рентабельность предприятие. Официальный сайт «Содействия» поисковики не находят. Да и почерпнуть оттуда что-то вряд ли получится из-за перманентных технических работ. Большинство предприятий группы «высосаны досуха» или находятся в полуобморочном состоянии. «Водмашоборудование» обанкротилось, а технику и оборудование кое-как пытаются спихнуть с торгов.

Сейчас на площадях предприятия-банкрота работает «Нафтаэко инжиниринговая компания», производящая продукцию «Водмашоборудования». Экс-партнеры рассуждают, что, таким образом, Малышев создал центры прибыли и убытка: вывел 21 тыс. кв. м помещений «Водмашоборудования», передав своим организациям – «Нафтаэко» и «СпецСтальТехМонтаж» («ССТМ»). Первую возглавляет Дмитрий Житенев. По данным «СПАРК-Интерфакс», предприятие сработало в 2016 году с выручкой в 181 млн рублей и чистой прибылью около 5 млн рублей.

Кирсановский механический завод изначально был самостоятельным предприятием. Но для того чтобы увеличить залоговую массу, был «влит» в градообразующий «Первомайскхиммаш». В 2015 году его пришлось за просто так отдать тамбовской администрации, у которой, видимо, оказались в арсенале весомые аргументы для этого. Так, предприятие оказалось на грани остановки: наплодило долгов на 400 млн рублей, людям не выплачивалась зарплата.

Единственным рабочим в полном смысле предприятием Олега Малыша называют «ССТМ», расположенное на территории Масловского индустриального парка. Все хвалят материальную базу предприятия, приобретенную на кредитные средства. «ССТМ» строит заводы под ключ. Руководит им один из учредителей Владимир Фирсов.

«Если бы ни хороший управленец Фирсов, то «ССТМ» было бы очередным слитым предприятием. Владимир Евгеньевич просто не дает денег Малышеву», – приводим мнение нашего собеседника. У Фирсова посыл простой: когда заработаем, тогда и поделим – не раньше.

По данным «СПАРК-Интерфакс», «ССТМ» в 2015 году учредило само себя, поделив владение на четыре равные части – по 25%. Выручка от продаж на конец 2017 года равнялась 354,4 млн рублей, чистая прибыль – 54 тыс. рублей. При этом кредиторская задолженность составила 316,8 млн рублей.

«Прибыльные малышевские заводы бизнесмена развиваются, скорее, не благодаря ему, а вопреки. Бизнес для него – просто средство, инструмент для поиска богатых людей и возможностей их «намахать», – утверждает собеседник «Абирега».

Помимо заводов-пароходов, стремящийся к материальным благам Олег Михайлович нажил два дома в Сомово, автомобили, мотоциклы. А еще долги, которые вряд ли вписываются в категорию ценностей. По данным Федеральной службы судебных приставов, на Олеге Михайловиче «висят» налоговые и кредитные задолженности на общую сумму около 95 млн рублей.

Эхом партнерских разборок отозвалось личное банкротство в арбитраже. Иск к Олегу Малышеву «вкатило» «ТНС Энерго» от 13 ноября 2018 года. Сумма долга после уточнения составила около 5 млн рублей. Если разобраться, то дернул этот рычаг, по-видимому, юридический партнер Малышева, уже упомянутый Константин Ильин, с которым они сотрудничали последние 12 лет. Правда, они несколько месяцев уже как разошлись.

«О «бывших» – или хорошо или ничего. Малышев – уникальный человек, очень работоспособный, образованный, эрудированный, постоянно чему-то учится, вникает во многие вопросы, всё контролирует. Я много взял для себя из совместной работы и за многое благодарен. Собственно, из 12 лет сотрудничества, только первые год-два я работал как наемный сотрудник, далее вся работы строилась как проектная, партнерская, но при этом у меня всегда были свой путь и самостоятельная практика», – признается Константин Ильин.

Не будем вдаваться в подробности туманных личных отношений «дуэта» Малышева – Ильина. Поясним только, что Ильин считает себя не просто юристом Малышева, его правой рукой, но равнозначным партнером. Корни конфликта именно в этой плоскости. Сегодня партнеры разбежались бы и забыли друг о друге, но разойтись мешают повязавшие их «ничейные» долги.

Газете «Коммерсант» Малышев объяснил, что долг перед «ТНС энерго Воронеж» возник по договору поручительства, якобы потому что он «подстраховал товарища», а тот его обманул и не рассчитался.

Но вот сам Ильин говорит всё ровным счетом наоборот. «Я помог Малышеву, дал свое поручительство, поверил ему. На тот момент «ТНС энерго» категорически отказывалось заключать с Малышевым договор энергоснабжения без полной оплаты имевшейся задолженности (14 млн рублей), сложившейся из долгов «Водмашоборудования» и уже «Промышленной площадки». Мне пришлось работать в этом направлении, вступать в переговоры. Удалось убедить реструктуризировать задолженность. В то время руководство «ТНС энерго» пошло навстречу, поверило нам, – поясняет Константин Ильин. – Таким образом, я лично взял на себя чужие долги как поручитель, и в результате удалось выбить хорошую рассрочку – один год. Свою часть задолженности «Промышленная площадка» погасила, а вот долги «Водмаша» Малышеву «вытянуть» не удалось».

Как следует из материалов суда, между «ТНС энерго Воронеж» и компанией «Промплощадка» (близка к «Содействию») 17 августа 2017 года заключен договор уступки права требования долга за потребленную электроэнергию с 1 марта 2015 по конец 2016 года.

В начале апреля этого года воронежский арбитраж принял иск «ТНС энерго Воронеж» о признании банкротом и самого Константина Ильина. Заинтересованные наблюдатели уверены, что Малышев сможет отстоять свои интересы в этой истории.

«Он продолжает специализироваться на мутной водичке. Ему никто – ни банковский сектор, ни инвесторы – не верит. Фамилия его в принципе… Он не может свои предприятия «раскрутить», да тем более сейчас в России такая ситуация. Его беда в том, что [он] никогда на производстве не работал», – говорит один из тех, при ком Олег Малышев становился самим собой.

Напоследок в доказательство этих слов приведем такой пример. Наш антигерой как-то попытался «запартнериться» с опытным промышленником – Николаем Красножоном, владеющим Грибановским машиностроительным заводом. Олег Михайлович хотел заключить контракт между «Первомайскхиммашем» и ГМЗ на поставку оборудования, которое позволит выпускать грибановскому предприятию более качественную продукцию. Но господина Красножона вовремя «притормозил» другой авторитетный промышленник, посоветовавший ему не связываться с Малышевым.

Вывод из всего этого повествования какой? Хорошо иметь настоящих друзей, которые и сами не подведут и спасут от явного «факапа».

– Вы довольно пошлый человек, вы любите деньги больше, чем надо.
– А вы не любите денег?
– Не люблю.
– Зачем же вам 60 тысяч?
– Из принципа!

Вопросы без ответа

Во время написания данного текста «Абирег» попробовал обратиться за разъяснением поднятых тем  к самому герою текста. В оставшемся без ответа запросе информации Олегу Малышеву содержались, в частности, такие вопросы:

1. Как и при каких обстоятельствах вы стали владельцем «Водмашоборудования»? Где взяли стартовый капитал (около 30 млн рублей) на выкуп акций предприятия у одной из сторон корпоративного конфликта?

2. По данным официального юридического портала исполнительного производства, за вами числятся задолженности на общую сумму около 95 млн рублей. В результате чего она накопилась, как скоро планируете погасить долг (полностью или частично) и за счет каких средств?

3. Много ли у вас долгов и должников среди физических лиц? Кто эти люди?

4. Действительно ли ваша знакомая Оксана Решетняк, используя свои связи в орловском Росреестре, помогала вам находить выгодные для скупки акций перспективные предприятия. Какова максимальная сумма, которую вам удалось заработать на скупке и перепродаже акций различных предприятий?

5. В 2014 году активы «Водмашоборудования» составляли 611 млн рублей, тогда как к 2015 году они снизились до 19 млн рублей при отсутствии банковских операций. Куда «исчезли» средства?

6. Признаете ли вы справедливым судебное решение «по делу Часовских»?

7. Что помешало успешно реализовать созданную в партнерстве с господином Чекменевым колтюбинговую установку? Чьи были 10 млн рублей, инвестированные в ее создание?

8. Как вы оцениваете состояние и перспективы развития ПГ «Содействие» сегодня?

9. Кто входит в круг ваших доверенных партнеров в настоящий момент?

   
Светлана Горбачева
(473) 212-02-88
 
 


Добавьте «Абирег» в свои избранные источники
СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ

Система Orphus

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Картотека
Группа Абирег использует систему проверки контрагентов Картотека.ru
Создание сайта - "Алекс"

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Яндекс.Метрика