Up

Благотворительный фонд Чижова

28 сентября 2021, 13:52
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

Отель Марриотт

HeadHunter

Главная / Без купюр / Газета «Известия» // Капиталы в дом: личные фонды помогут остановить утечку денег из России

19.05.2021, 15:07

Газета «Известия» // Капиталы в дом: личные фонды помогут остановить утечку денег из России

Инвестиционные товарищества позволят упорядочить наследование крупных состояний, пишут «Известия».

В Госдуму внесен проект поправок в Гражданский кодекс, предусматривающих возможность создания личных фондов управления имуществом, бизнесом и активами. Минэкономразвития России в целом поддерживает идею, заявил «Известиям» первый заместитель министра экономического развития Андрей Иванов. Между тем экономисты и юристы полагают, что ожидать массового создания личных фондов и возвращения капиталов в Россию после принятия этого закона всё же пока не стоит. Детали – в материале «Известий».

По следам Нобеля

В нижнюю палату парламента группа депутатов и сенаторов внесла проект федерального закона «О внесении изменений в ч. 1 и ч. 3 Гражданского кодекса Российской Федерации». Законопроектом предлагается предусмотреть право граждан создавать личные фонды для управления имуществом при жизни. Такой фонд, продолжающий свою деятельность после смерти учредителя, становится наследственным.

В Нидерландах, Лихтенштейне, Панаме создание подобных частных фондов возможно уже давно. Однако, например, во Франции их считают коррупционной угрозой.

Возможность учреждать наследственные фонды появилась у граждан России в сентябре 2018 года. Любой россиянин вправе создать наследственный фонд для управления нажитым имуществом, бизнесом, активами после своей смерти, указав это в завещании и поручив руководство фондом и активами доверенным лицам. Один из авторов инициативы, депутат Госдумы Павел Крашенинников предлагает ориентироваться на пример фонда Альфреда Нобеля. В своем завещании знаменитый химик и промышленник тщательно расписал, как он хочет, чтобы исполнители управляли его капиталом. В частности, инвестировали средства только в безопасные ценные бумаги, выплачивая Нобелевские премии только с дохода, сохраняя тело капитала неприкосновенным.

Первоначально фонд Нобеля составлял 31 млн шведских крон. В настоящее время эта сумма уже превысила 3 млрд шведских крон, а размер премий вырос до 10 млн. При этом тело капитала по-прежнему не используется, на премии направляется исключительно дивидендный и процентный доход, разъяснила руководитель Регионального центра финансовой грамотности (при Минфине) по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Нина Култышева.

Итак, новая инициатива депутатов и сенаторов предлагает внести в Гражданский кодекс понятие «личный фонд». Таковым будет признаваться унитарная некоммерческая организация, созданная либо при жизни гражданина-учредителя им самим, либо после его смерти нотариусом – для целей управления имуществом фонда (переданным или унаследованным от гражданина-учредителя). В проекте закона указывается, что личный фонд может быть учрежден бессрочно или на определенный срок. Стоимость имущества, которое учредитель передает личному фонду при создании, не может быть менее 100 млн рублей. При этом ее оценка должна быть проведена независимым оценщиком. Законопроект запрещает «соучредительство» и замену учредителя личного фонда.

– Минэкономразвития в целом поддерживает этот проект закона. Предложенные инициативы к законопроекту нашли отражение в дорожной карте по инвестициям, подписанной правительством и ЦБ. Совершенствование института наследственных фондов предлагается для стимулирования сохранения капитала в России и обеспечения преемственности инвестиций. В том числе предлагается использование института инвестиционного товарищества для структурирования наследственных фондов, – заявил «Известиям» первый замминистра экономического развития РФ Андрей Иванов.

Данная законодательная новелла дает возможность создать личный фонд при жизни, что снимет риски возможных отказов в госрегистрации наследственных фондов после смерти завещателя, когда уже невозможно внести какие-либо исправления в утвержденный им устав, разъясняет член правления Федеральной нотариальной палаты, нотариус Александра Игнатенко. Также он сделает возможным формирование коллегиальных органов фонда и назначение исполнительного органа при жизни. Дело в том, что после смерти завещателя назначенные им лица тоже могут либо уже прекратить существование, если мы говорим о юридических лицах, либо умереть, если это физическое лицо, либо не дать согласие на вхождение в такие органы фонда, отметила эксперт.

Доцент РЭУ им. Г.В. Плеханова Иван Денисов напомнил, что схожий законопроект уже рассматривался около трех лет назад, однако получил отрицательный отзыв правительства в связи с тем, что что возможно «использование личных фондов для сокрытия активов, в том числе от кредиторов, наследников, правоохранительных и налоговых органов, создание непрозрачных холдинговых структур для сокрытия действительных выгодоприобретателей, использование личных фондов в целях отмывания доходов и финансирования терроризма».

Повторит ли нынешний законопроект судьбу предыдущего – покажет дальнейшее рассмотрение законопроекта в парламенте.

– От проработанности всех аспектов управления фондом будет зависеть эффективность его деятельности, – отмечает член Ассоциации юристов России Ольга Эттлер. – Необходимо не только предусмотреть порядок надзора за деятельностью руководства частного фонда, но и подготовить судебную систему к решению подобных споров.

Кровный интерес

Поправки дадут возможность возврата активов в юрисдикцию РФ из офшорных зон, а гражданам и бизнесу предложат инструменты, которые раньше в нашем законодательстве не были предусмотрены. Кроме того, государству это поможет передать бизнесу некоторую часть бремени формирования «социальных лифтов», поясняют в Институте экономики и финансов Государственного университета управления (ГУУ).

Речь идет о накоплениях только состоятельных людей, рассуждает директор Института бизнес-права Университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА) Сергей Фомин. Учитывая, что цели, на которые могут быть расходоваться средства личного фонда, определены в законе достаточно общим образом, возможно их получение при соответствии определенным критериям. Вместе с тем, по словам Фомина, учредитель не связан обязательствами направлять средства на какие-либо социально полезные цели. Поэтому создание таких фондов может стимулировать появление материально обеспеченных, но экономически неактивных социальных групп, допускает эксперт.

Для крупных организаций, созданных на личном авторитете конкретных физических лиц, новация позволит обеспечить отсутствие влияния на деятельность этих лиц со стороны жен, иных родственников в случае развода, раздела имущества, признания гражданина недееспособным и в иных случаях, замечает вице-президент Ассоциации юристов по регистрации, ликвидации, банкротству и судебному представительству Владимир Кузнецов. Большая компания может продолжить работать, если ее собственником является личный фонд. При этом бенефициарам будет выплачиваться определенное учредителем личного фонда вознаграждение.

– Очень важным является то, что закон изначально предусмотрел сложности, которые могут возникнуть в связи с оспариванием передачи имущества в личные фонды, – говорит Кузнецов. – Предусмотрен срок 3 года субсидиарной ответственности учредителя фонда по обязательствам этого фонда. В отдельных же случаях срок может быть продлен до 5 лет. Таким образом, в преддверии банкротства не будет соблазна выводить имущество в личные фонды.

Вместе с тем нельзя сказать, что это принципиально новый инструмент в российском праве, все-таки нормы о личном фонде развивают и дополняют появившийся несколько лет назад институт наследственного фонда, который предусматривал создание такого фонда после смерти гражданина, указывает старший юрист ФБК Legal Анастасия Суворова.

– Наследственные фонды за прошедшие три года не получили массового распространения. По статистике, было создано всего лишь 90 таких фондов, – говорит Суворова. – Их непопулярность отчасти объяснима самим механизмом: фонд создается нотариусом и начинает деятельность уже после смерти гражданина.

По ее суждению, ожидать массового создания личных фондов и возврата капиталов в Россию после принятия закона пока не стоит. До тех пор, пока не будет выработана практика применения и не станут понятными позиции всех вовлеченных в процесс субъектов (нотариусов, Минюста, налоговой, судов), найдется не так много смельчаков, готовых воспользоваться данным инструментом именно в российской юрисдикции, подчеркивает она.

– Интерес к трастовым структурам со стороны хайнетов (High-net-worth individuals – частные лица, владеющие финансовыми активами стоимость более $1 млн. – «Известия») на российском рынке мы видим с 2010 года, – говорят в компании Peramo Invest. – При этом, несмотря на многочисленные попытки правительства ввести в российское законодательство конструкцию траста, он так и не приживается у нас.

Сдерживающими факторами специалисты считают слабое законодательство, вопросы фидуциарной ответственности, проблемы с определением источника происхождения капитала. Правда, в противовес этому работают санкции в отношении россиян и выдавливание российских денег и российского бизнеса из Европы и США, а также острая необходимость передачи благосостояния наследникам для тех, кто заработал свой капитал в 1990-х.

– В целом складывается впечатление, что если институт фондов и появится в российском законодательстве, то он будет на первых порах обкатываться на общественно полезных фондах и фондах с малой капитализацией, так как полноценную защиту активов от произвольного изъятия, нормальную правоприменительную практику в ближайшее время мы вряд ли получим. При самом благоприятном прогнозе получить примерный аналог иностранных фондов мы сможем не ранее чем через один-два десятка лет, – прогнозируют в Peramo Invest.

Букет вопросов

Эксперты обращают внимание: законопроект предусматривает, что в качестве единоличного исполнительного органа личного фонда может выступать любое физическое или юридическое лицо, назначенное в соответствии с уставом фонда, за исключением учредителя личного фонда. По мнению специалистов, это не сможет обеспечить должной защиты имущественных прав учредителя фонда и соблюдения принципов фидуциарной ответственности.

– Необходимо на законодательном уровне закрепить требования к ЕИО (единоличному исполнительному органу), действующему в качестве управляющего активами фонда, а именно: наличие лицензии Банка России, наличие в штате специалистов, соответствующих установленным требованиям к опыту работы, деловой репутации и т. д., – предлагают в Peramo Invest.

Как считает директор по развитию УК «Доходъ» Илья Тесюль, обсуждаемый законопроект пока оставляет много вопросов: налогообложение деятельности фонда, управление его активами, участие наследников в деятельности фонда после смерти учредителя, их права на имущество, переданное в фонд. Также есть вопросы к пункту относительно ответственности фонда по обязательствам его учредителя в течение трех лет со дня его создания.

Не вполне ясно и то, как в фонд, учреждаемый супругом-бизнесменом, будет передаваться совместная собственность супругов. Если запрещено соучредительство, то как быть с половиной имущества жены, задаются вопросом специалисты. И что, например, делать, если обязательный наследник (например, сын-инвалид) становится одновременно управляющим фондом? Также непонятно, что делать кредиторам основателя фонда, если он, вместо того чтобы отдавать долги, перечислит всё имущество в фонд, из которого, например, будет поддерживаться какой-то социальный проект. При таком варианте кредиторы останутся ни с чем. Неясно и то, каким образом фонд будет вести коммерческую деятельность.

Дмитрий Алексеев
Газета «Известия», 10:00, 19.05.2021

Комментарии 0
СМИ2
TOP100

ПрессИндекс

Самое читаемое

Промышленный форум