Up

HeadHunter

Венчурный предприниматель Игорь Чураков (Воронеж): «Хороший проект всегда начинается в безденежье»

Воронеж. 12.08.2014. ABIREG.RU – Аналитика – Малоэтажное строительство становится трендом: в 2013 году его доля составила 54% от общего объема жилищного строительства и достигла 37 млн кв. м. При этом подавляющее большинство коттеджей возводят индивидуальные застройщики (более 90%), которые сами занимаются разработкой архитектурного решения для будущего жилья. И качество этого решения зачастую не выдерживает никакой критики. Команда воронежских специалистов работает над инновационным проектом, который должен решить проблему поиска оптимальных проектных решений для малоэтажного жилья и стать незаменимым инструментом для индивидуальных застройщиков и архитектурных студий. «ЭВРИКАД» – это web-ориентированная система автоматизированного проектирования объемно-планировочного решения малоэтажных жилых домов. Проект уже продемонстрировал свою перспективность, став финалистом восьмого всероссийского конкурса бизнес-проектов «HSE{14K}», организованного НИУ «Высшая школа экономики». О том, на что способен «ЭВРИКАД» и каково сейчас быть инновационным предпринимателем в России, «Абирегу» рассказал исполнительный директор ООО «Бюро средового проектирования», доцент Воронежского ГАСУ Игорь Чураков.

- В чем цель вашего проекта? Неужели в сфере малоэтажной застройки сейчас дефицит грамотных архитекторов? Разве рынок недвижимости не в состоянии предложить покупателю великое множество уже готовых домов с самыми разными вариантами планировки?

- Наша цель – сделать процесс проектирования дома максимально понятным и удобным для потребителя. На данный момент в этой сфере существует достаточно серьезная проблема: человек, который задумал купить или построить собственный малоэтажный дом, непременно сталкивается с весьма низким качеством большинства доступных архитектурных решений. И причина этого кроется не в отсутствии квалифицированных специалистов. Взгляните на ленту типовых проектов любого московского или екатеринбургского коттеджного поселка (про Воронеж так вообще молчу) – они построены исключительно в расчете на инвестиционный спрос. Застройщик считает, что вложения в недвижимость в любом случае окупятся, поэтому о качестве архитектурного решения предпочитает не думать. Стоит себе бетонная коробка на берегу реки – авось купят. Согласитесь, это абсурд, когда при строительстве коттеджей за десятки миллионов предприниматели экономят на самом важном для покупателя аспекте.  Это все равно, что шить костюм из дорогой ткани и платить портному 100 рублей.

- А если покупатель обратится к профессиональному архитектору за индивидуальным планом и заплатит ему хорошие деньги?

- Это другой распространенный вариант. Покупатель долго работает с архитектурным бюро, платит большие деньги, но на выходе получает дом, который больше соответствуют амбициям архитектора, чем потребностям конкретной семьи. У архитектора ведь тоже есть профессиональные фантазии, а кроме того он хочет попасть в модный журнал со своим гениальным творением. В итоге дом за 10 миллионов приходится переделывать: ломать стены, переносит перегородки, пробивать проемы. Понятно, что есть архитектурные эксперименты, но ведь на первом месте должны стоять живые потребители, которые хотят за свои приличные деньги получить максимально эффективное решение.

- Вы хотите сказать, что компьютерная программа может справиться с этой задачей лучше, чем квалифицированный специалист?

- Не совсем. Мы хотим избавить покупателя от беготни по архитектурным студиям, на которую порой уходит до трех месяцев, от взаимного «поедания» сторон (заказчик и архитектор крайне редко сразу находят компромисс), от последующих психологических проблем с адаптацией жилья. Благодаря «ЭВРИКАДУ» покупатель сможет просто зайти в специальную онлайн-программу, выбрать для своего дома девять базовых параметров – общую площадь, класс комфортности, тип конструкции, стилистическое решение, количество комнат (спален, ванных комнат), ориентацию дома по сторонам света, характеристики окружающего ландшафта, виды из окон – и на выходе получить несколько проектных решений с учетом всех пожеланий. Кроме того, система поможет человеку не просто выбрать лучший план, но произвести его настройку. Покупатель будет иметь возможность менять определенные параметры для достижения лучшего результата – словно двигать ползунки эквалайзера в музыкальном центре.

- Но как программа сможет определить, какое расположение комнат является оптимальным для конкретного покупателя? Разве это поддается простому математическому просчету? А как же эстетика?

- Есть определенные принципы взаимоотношения между помещениями. Например, сначала должна идти прихожая, потом холл, затем гостиная и т.д. Все эти нюансы как раз и учтены в алгоритме нашей программы – как помещения должны группироваться, какая иерархия у них между собой, чем можно пожертвовать. Алгоритм исключает возможность такой несуразицы, которая присутствует во многих элитных проектах, когда, например, дверь в кухню есть только из каминного зала. Представьте: человек пришел с сумарями с картошкой и должен пройти через каминный зал. Или выносит мусор из кухни – опять через каминный зал. Или из того же каминного зала виден туалет. Такие вещи недопустимы даже в самых рядовых домах, не говоря уже об элитных коттеджах.

Более того, система выдает не только варианты компоновки помещений, но также индикаторы сравнения этих вариантов. Вот сейчас у нас сравнение чисто эстетическое: нравится или не нравится. Если спросить архитектора: «Иван Иванович, вот ты построил дом. Вот квадратный метр площади дома. Сколько на этот метр приходится погонных метров наружной стены и сколько внутренних перегородок?» Он, скорее всего, удивленно спросит: «Ты дурак? Я тут творчеством занимаюсь, а ты мне…» А между тем квадратный метр – это 30 тыс. рублей из кармана заказчика. И когда этот метр используется неправильно – это выкинутые деньги. Наша система минимизирует бесполезное пространство.

- Вы разработали программу с нуля?

- Алгоритм, естественно, уникальный. А в качестве основы для программного обеспечения мы выбрали графическое ядро «С3D», которое разработано компанией «Аскон» - резидентом Фонда Сколково. Они сами заинтересованы в том, чтобы отечественный хайтек использовал их разработки, поэтому отдают его нам сейчас на очень выгодных условиях. Дальше будем платить определенный процент с продаж. Иными словами, графическое ядро мы арендуем и на нем пишем свои программы.

- Судя по всему, основным потребителем вашей программы станет индивидуальный застройщик?

- Несомненно. Мы избавляем его от трехмесячной волокиты с разработкой проекта. Однако при этом убирать архитектора из цепочки мы не собираемся. Более того, одним из ключевых адресатов нашего продукта будут именно архитектурные студии. Если у них будет такой инструмент, который возьмет на себя всю рутинную работу, то это сразу сократит издержки. Архитектору останется самое приятное – отшлифовывать проект вместе с клиентом на основе четких индикаторов, которые задала наша система. Мы хотим интенсифицировать труд архитектора, сделать его более эффективным. Проекты будут более кастомизированными, гибкими, ориентированными на конкретных клиентов. Кроме того, мы хотим решить колоссальную проблему девелоперов. Есть, скажем, человек с деньгами, есть у него земля, но перед ним проблема: он спроектировал 200 домов с единой технологией, единым архитектурным стилем, а потом пришел покупатель и сказал: плачу деньги, но хочу, чтобы мой дом чем-нибудь отличался. Вот тут наша система как раз позволит внести разнообразие в рамках единой технологии и стиля при минимальных затратах времени.

- Какие перспективы у проекта на рынке? На какую выручку рассчитываете?

- Рынок растет, существуют правительственные  программы и механизмы господдержки малоэтажной застройки. В среднесрочной перспективе рынок будет развиваться, несмотря на множество тупиков, о которых сейчас говорить не будем. Если взять конкретного потребителя, то для него слова «быстро, качественно, недорого» – это основа. Наша система способна выдавать результат за секунды. Однако мы берем в расчет также время на раздумья, консультации с архитектурной студией и т.д. В итоге в течение недели за цену, не превышающую 50-70 тысяч рублей, потребитель будет получать на руки комплект качественной проектной документации. В прошлом году было построено 37 млн кв. м малоэтажного жилья – порядка 250 тыс. домов. Мы реально рассчитываем на 3-5% этого рынка, не больше. Но даже в таком случае это примерно 8-10 тыс. домов в год. Умножив на наши приблизительные 50-70 тыс. рублей, получаем валовый доход порядка 15 млн долларов в год.

- В какие сроки планируете довести производство до потокового состояния? Когда проект начнет приносить прибыль?

- Предлагать планировки можем уже сейчас. Правда, система пока не до конца автоматизирована, однако это ничуть не мешает нам работать. Сейчас мы сделали патентную разработку на принцип организации пространства жилого дома по нашей системе, и она принята Роспатентом. Вскоре планируем создать целое семейство патентов. Также будем регистрировать товарный знак, программное обеспечение и базу данных. Патентование интеллектуальной собственности – очень непростой вопрос, тем более мы будем делать это как на российском уровне, так и на международном. Проект нацелен на глобальный зарубежный рынок. Это уже абсолютно другая работа, которая начнется в следующем году. Сайт будет как минимум на нескольких языках. К октябрю планируем выйти на первые реальные продажи.

- На данный момент есть какие-нибудь наработки с клиентами? С кем уже договорились?

- Говорили с владельцами коттеджных поселков, которых интересует апгрейд их существующей проектной линейки. Ведем переговоры с изготовителями домокомплектов, с частными потребителями. Первый заказ мы, кстати, получили на конкурсе «Смарт-уикенд» от одного из участников жюри.

- А есть ли у вашего проекта конкуренты? Неужели вы первые, кому пришла в голову такая идея?

- Считается, что конкуренты есть всегда. Существует множество традиционных планировщиков, но их функционал весьма ограничен. В большинстве случаев они просто собирают объемную модель на основе уже существующего проекта. Наша же система практически способна к творчеству: она создает не только интересный и эффективный план, но и объемно-пространственное решение.

- Сколько в будущем потребуется специалистов для ведения подобного бизнеса? Кто сейчас работает над проектом? Как обстоят дела в юридической плоскости?

- Над проектом работают студенты двух университетов – архитектурного и политехнического. Первые создают портфель архитектурных проектов, вторые – просчитывают математическую модель. Есть небольшая команда, ответственная за маркетинг. Кроме того, мы создали юрлицо – малое инновационное предприятие ООО «Бюро средового проектирования» при бизнес-инкубаторе Воронежского ГАСУ. Помимо «ЭВРИКАДА» занимаемся другими интересными делами, на них зарабатываем деньги. В штате сейчас работают шесть сотрудников. В следующем году планируем довести команду до 20 человек, усилив  продажный блок, пиар, маркетинг.

- Кто-нибудь оказывает поддержку вашему проекту?

Как говорили предприниматели в 90-ые годы, что само стоит, поддерживать не надо. Есть люди с деньгами и связями, но их проекты долго не живут – как будто в теплой воде растворяются.  Хороший проект всегда начинается в безденежье, в скудном интерьере. Наш офис – университетская библиотека.

- Вы упоминали «Сколково». Вы в партнерских отношениях?

- Да. Руководитель IT-кластера «Сколково» Василий Рыжонков охарактеризовал наш проект как «однозначно сколковский». Их, в первую очередь, заинтересовала наша компьютерная модель. Мы договорились, что когда она будет способна при введении параметров выдавать некие конкретные решения, то проект будет «упакован» под «Сколково». Кроме того, сейчас подаем грант в Агентство по инновациям и рассчитываем получить до полумиллиона рублей. Для нас это как минимум несколько месяцев плотной работы.

- Как долго идет работа над проектом? Как развивалась идея, в каких конкурсах успели принять участие?

- Проект стартовал в январе прошлого года, но сама идея зрела многие годы. Я долго общался с архитекторами, девелоперами, потребителями. Весной этого года мы начали принимать участие в инновационных конкурсах. В «Профи-хаусе» заняли призовые места в экономклассе и элитклассе. Хорошо засветились на конкурсах «Смарт-уикенд», «Стартап-поиск», «Стартап-сабонтуй». Абсолютно неожиданно наш проект вышел в финал HSE{14K}. Это стало знаком для нас, что проект неплохо упакован и нужно бросать все силы в прототип и в развитие сайта, а затем начинать реальные продажи.

- Насколько сложно сейчас развивать инновационный бизнес? Какое значение для венчурного предпринимателя имеют все эти «стартап-конкурсы»?

- Мне кажется, что Россия сейчас поддерживает инновации так интенсивно, как никакая другая страна в мире, в том числе США. У нас ходит много легенд про Штаты, про сладкую жизнь для инноваторов. Я сам там дважды стажировался, во второй раз просили остаться, предлагали грант на третье высшее в Кентском университете – не согласился. Почему? Это отдельная тема. Для них мы скорее не нужны здесь, чем нужны там. А Россия сейчас вкладывает огромные средства в творческую молодежь, раскачивает ее. Талантливые специалисты могут на одних только конкурсах получать сотни и сотни тысяч. Это огромный стимул для инновационного развития страны. Ну и нам надо в свою страну силы вкладывать, а не в чужую, закладывать фундаменты, строить дома и не кидать камни в свои же окна.

, 13:26
(473) 212-02-88
Комментарии 0
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое