WorldClass

19 мая 2024, 14:27
Экономические деловые новости регионов Черноземья
Экономические деловые новости регионов Черноземья
Экономические новости Черноземья
erid: 2Vtzqv8XR15 Реклама 18+

«Новый статус – это больше про повышенную ответственность и нагрузку», – воронежский министр ЖКХ и энергетики Евгений Бажанов

17.11.2023 12:07
Автор:
«Новый статус – это больше про повышенную ответственность и нагрузку», – воронежский министр ЖКХ и энергетики Евгений Бажанов

Воронеж. 17.11.2023. ABIREG.RU – Интервью – Эта осень вместе с негативным информационным шумом, который традиционно сопровождает сферу ЖКХ, особенно в начале отопительного сезона, принесла неожиданные и для многих обнадеживающие новости. В регионе появилось Министерство жилищно-коммунального хозяйства и энергетики, которое возглавил бывший руководитель регионального департамента госрегулирования тарифов. Об этом еще в конце сентября сообщали коллеги из РИА «Воронеж». «Человек в теме», «компетентный», «скрупулезный и вдумчивый» – так отзываются о Евгении Бажанове в кулуарах. Это назначение вдохновило многих участников рынка, которые возлагают на нового министра большие надежды. «Абирег» поинтересовался у Евгения Бажанова первым впечатлением в качестве главы регионального ведомства, расспросил о планах по развитию инфраструктуры в области обращения с отходами, о капремонте и о том, как можно избавиться от УК-мошенников.

100% поставщиков ресурсов пытаются включить в тариф необоснованные расходы

– Вы работали в сфере государственного регулирования тарифов с 2019 года. Какие достижения департамента за этот срок считаете самыми важными?

– Я могу долго рассказывать о тех результатах, которых удалось добиться за время работы в региональном департаменте госрегулирования тарифов, сделано было многое. За последние три года Воронежская область стала одним из лидеров цифровизации сферы тарифного регулирования. Успехи департамента были замечены курирующими федеральными ведомствами. По сути, мы с нуля создали систему, в которую загружается огромный массив данных о ресурсоснабжающих организациях. Это позволяет проводить аналитику, оптимизировать труд специалистов с точки зрения выводов об обоснованности тех или иных расходов, которые поставщики хотели бы заложить в тариф.

Также нам удалось «вдохнуть» очень большие деньги в отрасль за счет тарифных источников, не прибегая при этом к существенному росту тарифов и бюджетным инвестициям там, где можно было оптимизировать экономику предприятий сферы ЖКХ и энергетики. К примеру, поступает предложение от организации о подтверждении тарифа с неким ростом. При анализе документов выясняется, что часть расходов заявлена в необоснованном размере. Например, таких статей, как покупка автотранспорта непроизводственного назначения или ремонт офисных зданий, быть не должно. В итоге мы предлагаем заместить это расходами на модернизацию объектов сферы ЖКХ и энергетики. И это на самом деле колоссальная цифра, сотни миллионов рублей, которые начинают работать на отрасль ежегодно.

У нас была единственная история, когда мы были вынуждены пойти на бюджетное субсидирование. И то буквально на третий год нам удалось найти в компании внутренние резервы, для того чтобы, с одной стороны, не снижать темпы исполнения инвестиционных обязательств поставщиком, а с другой – уйти от бюджетной поддержки.

– Речь про ПАО «Квадра» – «Воронежская генерация»?

– Да. Там концессионное соглашение предусматривало более высокий рост тарифов для населения, и губернатором было принято социальное решение о введении льготного тарифа. Бюджетная компенсация составила примерно 340 млн рублей за 2 года, и, соответственно, практически половину этой суммы нам удалось сэкономить, изыскав внутри компании. И это не снижая темпов и объемов выполнения поставщиком своих инвестиционных обязательств, которые составляли на тот момент порядка полумиллиарда рублей в год, что очень важно.

Кстати, для сравнения: наши ближайшие соседи при сопоставимом росте тарифов, для того чтобы обеспечить такой же уровень экономики ресурсоснабжающим предприятиям, финансируют их из бюджета на сотни миллионов и даже на миллиарды рублей.

– А как часто РСО пытаются включать в свои тарифные «хотелки» необоснованные расходы?

– Я бы сказал, практически в 100% случаев. У кого-то срабатывает принцип «проси больше». Кто-то действительно искренне считает, что его требования обоснованны. В итоге разъяснениями своих тарифных решений, обучающими семинарами, вебинарами по изменениям в законодательстве нам удалось выстроить абсолютно прозрачную систему, при которой поставщики стали более грамотно и обоснованно формировать свои заявки, в том числе и с точки зрения комплектности документов. В целом это привело к более конструктивному взаимодействию. Если, опять же, посмотреть по стране, то наш регион в этом смысле стал выгодно отличаться отсутствием многочисленных судебных споров, взаимных жалоб и претензий.

ЖКХ – это работа по 13-14 часов в сутки

– Незадолго до переименования департаментов в министерства появилась информация о возможном объединении тарифного и коммунального ведомств. Насколько это может быть полезно в случае реализации?

– У нас в стране есть примеры регионов, где эти две функции совмещены, и, судя по опыту коллег, это идет на пользу. В Воронежской области такой вариант также рассматривался. Не в моей компетенции комментировать реформирование системы государственного управления, скажу лишь, когда мы с Александром Викторовичем (Гусевым, губернатором области – прим. ред.) обсуждали мой переход в Министерство ЖКХ, определили, что в дальнейшем я буду продолжать в некоторой степени курировать тарифную сферу, которая очень тесно связана с коммунальной. И даже сегодня, по прошествии недолгого времени работы, я вижу и перезапускаю некоторые моменты взаимодействия уже двух министерств в новом формате. Чтобы оптимизировать некоторые процессы, а взаимодействие сделать более конструктивным.

– Какие у вас первые впечатления после прихода в Министерство ЖКХ?

– Сложный участок работы. Много взаимодействия с другими органами власти. ЖКХ – это и отопление больниц, и водоснабжение детских садов, и электроснабжение инвестиционных объектов, это и обращение с ТКО. Всем сегодня очевидно, что сфера ЖКХ долго недофинансировалась. Президент называл цифру в 4,5 трлн рублей, которые должны быть направлены в отрасль для выправления ситуации: снижения износа сетей, аварийности, повышения качества коммунальных услуг.

Могу про себя сказать, что работаю сейчас в графике по 13-14 часов в день плюс выходные. Вижу, что многие сотрудники министерства максимально включены в трудовую деятельность, выполняют свои задачи на 150%.

– Вы возглавили уже не департамент, а министерство и стали не руководителем, а министром. Новые формулировки что-то меняют?

– Знаете, я к этому отношусь очень спокойно. Это изменение, которое не предполагает упрощения работы, а накладывает, на мой взгляд, дополнительные обязательства. В первую очередь перед людьми, которые ожидают от меня и коллег каких-то видимых для себя улучшений. Для меня это в первую очередь вызов и нагрузка, ведь в ЖКХ должно точно стать лучше, чем было.

Решение о переносе сроков в программе капремонта было нелегким

– Что вы думаете по поводу изменений в программе капитального ремонта МКД, которые спровоцировали шквал возмущения жителей области? Насколько было обоснованным, на ваш взгляд, перенесение сроков ремонта по 50-летним домам на 20 лет вперед? Изменится ли как-то позиция министерства в связи с уже вынесенными судебными решениями о незаконности переноса сроков как минимум по конкретным домам?

– Ситуация с капитальным ремонтом многоквартирных домов сложилась болезненная. Не могу прокомментировать то, как составлялась программа, да и пересмотр ее происходил не при мне, но понимаю возмущения собственников. Однако давайте подумаем, что могло произойти в случае, если бы изменения вносить не стали? Фонд капитального ремонта привлек бы подрядчиков для выполнения работ, но не смог бы с ними расплатиться. И тогда это, по сути, банкротство фонда, полное приостановление дальнейшей деятельности. Вот это основной фактор, который послужил поводом для пересмотра программы.

Если вы помните, тариф на капремонт не повышался несколько лет и был гораздо ниже, чем, например, у наших соседей. Можно долго на эту тему дискутировать, но факт остается фактом. При ежегодной собираемости взносов порядка 3 млрд рублей обязательства по программе были на порядок выше. Соответственно, в том виде выполнить их было невозможно. Сказать, что это решение принималось легко? Нет, конечно, это я точно знаю.

Кстати, сейчас и другие регионы смотрят на наш опыт, потому что программа капремонта в принципе начиналась с «колес». У субъектов не было подготовительного этапа, чтобы учесть все риски, не было времени на раскачку. Ситуация требовала немедленных действий, что и было предпринято. Сейчас программа выстроена исходя из собираемых средств. При этом у нас происходят и бюджетные инвестиции в сферу – ежегодно в фонд вливается порядка 500 млн рублей, чтобы поддержать темпы восстановления домов. Кроме того, на федеральном уровне было принято решение о выводе из эксплуатации лифтов с истекшим сроком службы и выделении на это финансирования. Потому что если течь трубопровода – это неприятно, но не смертельно, то некорректная работа подъемника уже сопряжена с угрозой здоровью и жизни.

– Стоит ли пересмотреть величину тарифа за взносы на капремонт в сторону увеличения? Понятно, что это не добавит популярности власти, но если нет других вариантов?

– Несмотря на то, что рост тарифов на капремонт не ограничен на федеральном уровне, было принято, на мой взгляд, взвешенное решение не повышать его какое-то время. Напомню, в последние 2 года увеличение тарифов за ЖКУ не дотягивает даже до уровня инфляции (а это 12-13%) и составляет 9%. Мы сейчас смотрим финансовую потребность фонда исходя из планов на 2024 год, потом будем определять необходимость изменения тарифа.

– Насколько критично на общую финансовую картину фонда влияют судебные решения в пользу жителей?

– Я бы не говорил, что они хоть как-то влияют, потому что все эти решения находятся в стадии обжалования, ни одно из них не вступило в законную силу. Считаю, что позиция фонда с юридической точки зрения достаточно сильная. Есть основания считать, что в судах она выстоит.

Мусорная реформа

– Какие приоритетные задачи в области обращения с отходами вы для себя ставите в новой должности?

– Все. И текущие задачи – обустройство контейнерных площадок, ликвидация несанкционированных свалок, – и стратегические – строительство мусоросортировочных комплексов, цивилизованных полигонов, формирование экологической культуры.

К сожалению, эти проблемы невозможно решить моментально. Мы столкнулись с парадоксальной ситуацией, когда, например, привели в порядок места для сбора ТКО в Воронеже и Семилуках: отличные, новые площадки, с нормальными контейнерами, ограждения и баки, которые буквально в течение нескольких месяцев разрисовали и сломали... И это точно сделали не региональный оператор и не органы власти. Это вопрос культуры, и его решение, к сожалению, не такое быстрое, как всем нам хотелось бы видеть. Где-то контейнерные площадки требуют благоустройства, асфальтированных подъездов, где-то не хватает баков для вторсырья, есть сложности с выбором места для размещения накопительных емкостей. Какие-то из этих вопросов решаем точечно, какие-то – системно. Вплоть до того, что разбираем ситуации на каждой конкретной контейнерной площадке. Эффективные алгоритмы масштабируем. Сейчас плотно работаем в направлении усиления штрафных санкций и для юридических, и для физических лиц за складирование ТКО не в свои баки, мимо контейнеров, за выброс вторсырья и так далее.

– Часто жители воронежских сел в соцсетях выражают недовольство большой платой за вывоз мусора. Как вы считаете, можно ли решить эту проблему сверкой численности проживающих?

– Это общефедеральная проблема, когда региональные операторы не имеют доступа к персональным данным жителей. На старте мусорной реформы у РО появилась обязанность начислять плату жителям за вывоз ТКО. Но как это сделать, если данных нет? Отсюда истории с квитанциями, выпущенными на давно умерших людей или с указанием некорректной численности проживающих. Действительно, вот эта выверка численности, безусловно, приведет к прозрачности и справедливости в расчетах с населением за оказанную услугу по сбору и транспортировке мусора, к снижению платы. Именно поэтому, зная о проблеме, на федеральном уровне, в Министерстве природных ресурсов и экологии, сегодня инициировали внесение изменений в законодательство о персональных данных. С тем, чтобы регоператоры на местах могли делать запросы в органы внутренних дел, в органы ЗАГС и получать актуальные данные для корректных начислений в квитанциях. Несмотря на все попытки на местах как-то выправить ситуацию, системно она может решиться только на федеральном уровне.

– А что, на ваш взгляд, всё-таки сможет мотивировать людей на раздельный сбор?

– Здесь должно сработать сразу несколько факторов. Первое – планомерная, длительная работа и органов государственной власти, и общественных организаций, и социальных институтов по экологическому воспитанию. Второе – инфраструктура, начиная от емкостей под каждый вид отходов в квартире и заканчивая спецтехникой регоператора для раздельного вывоза ТКО. Сегодня необходимо перезапустить программу раздельного сбора и транспортировки мусора, чтобы жители видели, что отсортированные отходы везут отдельно. А если в бак с картоном или пластиком попали неотсортированные ТКО, к сожалению, такое сырье уже не годится для вторичной переработки.

Третья составляющая – материальная мотивация. Работающая система сбора полезных фракций, организованная в советское время, сейчас утрачена и пока не функционирует полноценно. Вот нам сегодня крайне важно действовать по этим трем направлениям, чтобы не оставить нашим детям острова из мусора.

Кстати, твердо уверен в том, что всю инфраструктуру необходимо строить от заводов по переработке вторсырья. Как показывает практика, в этом случае мусорная реформа работает. Ведь вот построили мы, например, МСК, отсортировали отходы. Дальше их нужно везти на предприятие переработки, и длинное транспортное плечо в этом случае может просто убить всю экономику.

– В последние полтора года областные власти не раз заявляли про федеральные инвестиции (в виде льготных долгосрочных займов) в мусорную инфраструктуру региона на уровне 8 млрд рублей. Деньги уже начали приходить? Есть конкретные результаты?

– В этом году мы заканчиваем строительство большого современного полигона в Калачеевском районе. Сумма вложений в проект составила 500 млн рублей. До конца года также проведем аукцион по отбору подрядчика на строительство следующих двух объектов, уже с участием ППК «РЭО». Это полигоны и мусоросортировочные комплексы в Поворинском и Бобровском районах. Ставим перед собой цель запустить их до конца 2024 года. Плюс планируем начать работу еще по ряду объектов уже в 2024-2025 годах. Ближайшие проекты будут воплощены в рамках трехстороннего соглашения между РЭО, правительством Воронежской области и ООО «Экомир».

От УК-мошенников спасет цифровизация

– Рынок управления многоквартирным жилфондом Воронежа лихорадит от поддельных протоколов и крайне низкого качества оказания жилищно-коммунальных услуг. Что с этим можно сделать?

– Когда появились недобросовестные управляющие компании, которые занимаются подделкой протоколов, на законодательном уровне к этому оказались не готовы. По сути, сегодня, для того чтобы открыть УК, нужны только ручка, лист бумаги и печать. Необязательно иметь персонал в штате, какой-то минимальный набор спецтехники, материалов, инструментов. Опять-таки глобально проблему можно решить внесением поправок в федеральное законодательство. Например, ужесточением лицензионных требований к УК. И по моим данным, сейчас есть несколько законодательных инициатив, направленных на то, чтобы усложнить или сделать невозможным перевод многоквартирного дома из УК в УК по поддельным протоколам. Кстати, самый простой, на мой взгляд, способ решить проблему уже сегодня – голосовать в электронном формате, через систему ГИС ЖКХ. Понятно, что не всё население пока к этому готово, но именно такой подход позволит добиться прозрачности и честности процессов в ЖКХ.

– Недавно вокруг УК «ПИК-Комфорт» в Воронеже разгорелся очередной скандал с попыткой управленцев отказаться от ветхого жилфонда. В этот раз городу удалось договориться с коммунальщиками. Но что будет, если подобные попытки повторятся?

– У нас есть план Б. По законодательству, если УК отказывается от обслуживания МКД в заявительном порядке, она всё равно обязана обеспечивать содержание дома до того момента, когда либо жители выберут новую УК, либо администрация проведет конкурсную процедуру по выбору новой управляющей компании для конкретного дома. То есть однозначно не будет ситуации, когда одна УК уже ушла, а вторая еще не пришла.

У нас есть определенные опасения, что «ПИК-Комфорт» может перестать обслуживать дома, но в таком случае к проблеме оперативно подключатся ГЖИ и прокуратура. Органы местного самоуправления и надзорные ведомства в нашем регионе уже не раз показали способность решать проблемы. Так что, разделяя и понимая тревоги воронежцев, хочу в то же время их успокоить, что ситуации, когда власть отвернется от собственников МКД, не будет.

– Назовите Топ-3 проблем в коммунальном хозяйстве региона.

– Все эти вопросы типичны для каждого региона нашей страны. Воронежская область не выделяется чем-то особенным. Первая – изношенная инфраструктура, которая требует колоссальных вложений. Вторая – это недоверие жителей и крайне негативное отношение к работникам отрасли. Когда у нас в квартире пропадает отопление или вода, мы не задумываемся о том, что кто-то при близкой к нулевой температуре наружного воздуха находится в траншее и торопится заварить трубу, чтобы вернуть ресурсы в дома. Третья проблема ЖКХ – коммерциализация отрасли. В 2000-е было решено сделать ЖКХ бизнесом. Однако с точки зрения важности и последствий в этой сфере должна оставаться доля присутствия государства и муниципалитетов. Отдавать ее полностью на откуп коммерческим структурам, на мой взгляд, неверно.

Подписывайтесь на Абирег в Дзен и Telegram
Комментарии 1