WorldClass

22 июня 2024, 02:12
Экономические деловые новости регионов Черноземья

erid: 2vtzqwo6nff

Экономические деловые новости регионов Черноземья
Экономические новости Черноземья

Подорожавшие импланты, воронежское оборудование и конкуренция за врачей – директор сети клиник «Доктор Ч»

01.12.2023 16:59
Автор:
Подорожавшие импланты, воронежское оборудование и конкуренция за врачей – директор сети клиник «Доктор Ч»

Воронеж. 01.12.2023. ABIREG.RU – Спецпроект «Воронежская медицина – 2023» – «Абирег» пообщался с директором сети клиник «Доктор Ч» Ольгой Русан и узнал, как сеть переживает дефицит техники, чем пришлось заменить импортное оборудование, почему тяжело найти кадры и насколько рентабельно открытие медклиники.

– Чем «Доктор Ч» отличается от других частных клиник? Почему пациент должен идти именно к вам, а не в какую-то другую клинику?

– Начнем с легкого: у нас есть филиалы на двух берегах Воронежа. Мы на рынке с 2011 года, уже более 10 лет, хорошо зарекомендовали себя в городе. И совсем скоро открываем третий филиал в Москве. У нас есть врачи, которые работают в обоих филиалах Воронежа, что очень удобно для наших пациентов, потому что рекламу даем по всему городу. Во-вторых, наш уровень цен. Мы регулярно проводим мониторинг среди клиник со смежными направлениями и стараемся держать доступные цены. В-третьих, качество сервиса. Я, как директор, скажу – пациент должен уходить из клиники хотя бы чуть-чуть довольнее, чем когда он к нам пришел. Работа с людьми – сложное направление, и люди все разные, очень тяжело каждому угодить. Но мы к этому стремимся.

– Одно из ведущих направлений вашей клиники – услуги красоты...

– Да, врачебная косметология и пластическая хирургия. Но хирургия – это всё равно хирургия, как ни крути. Косметологические услуги оказывают и врачи, и персонал со средним медицинским образованием (эстетисты). У них четко поделены сферы деятельности. В нашей клинике возможно получить услуги как в целях поддержания своего здоровья, так и в сфере красоты. Отмечу, что многие пациенты остаются нашими постоянными пациентами надолго. Они идут, например, к косметологу, потом к гинекологу, далее – на массаж, пластику. Весь наш персонал является частыми посетителями отделения косметологии клиники «Доктор Ч», в том числе и я, директор, и один из двух основателей клиники – также девушка. У нас не стоял вопрос, открывать косметологию или нет. У нас у первых появлялись аппараты, которые потом начинали закупать другие клиники Воронежа.

– Услуги красоты нужны для того, чтобы в том числе удержать пациентов в клинике?

– Я не скажу, что такая прямая связь есть. Нет, не для этого. Просто хотелось помогать людям следить и за здоровьем, и за внешностью. Одно от другого для нас неотделимо. Ты должен быть в порядке как внутренне, так и внешне.

– Как вы ищете сотрудников?

– По-разному. Начиная с личных контактов через знакомых. Врачи могут и сами на нас выходить с предложением своей кандидатуры. У нашей клиники уже есть определенная сложившаяся репутация в городе как добросовестного работодателя.

– Через рекрутинговые ресурсы тоже ищете врачей?

– При необходимости размещаем вакансии, но, как правило, врачей тяжело искать на HH.ru. Востребованные врачи не ищут работу таким способом. Больше собственными силами, я бы так это назвала. Мы же не скрываем свои контакты, они могут нам позвонить и спросить. Мы рассматриваем каждую кандидатуру. И после принимаем решение.

– Как клиника борется за кадры?

– Это уже вопрос внутренней работы клиники. Скажу, что конкуренция в Воронеже очень высокая. Мы горды тем, что к нам приходят или даже целенаправленно хотят работать именно у нас одни из ведущих врачей других клиник. Значит, что-то сильно заинтересовало, чего не было в другом месте. На что идут люди? На условия работы: и место, и заработная плата, и коллектив, и график, и прозрачность информации – вот совокупность всех этих пунктов помогает врачам принимать решение в нашу пользу.

– Большая часть предпринимателей (не только в медицине) столкнулась с проблемами с логистикой и закупкой оборудования. Какие сложности испытывает сеть после введения санкций?

– Особых сложностей я и не вспомню, потому что то оборудование, которое нам необходимо в работе, покупается надолго. Фундаментальное оборудование – наркозные, косметологические аппараты – закупаются на несколько лет. Мы берем только сертифицированное, и на момент покупки оно было новейшее, поэтому служит долго. У нас всегда вовремя проводится техническое обслуживание, превентивные мероприятия, чтобы это всё правильно и бесперебойно функционировало. В последний год то, что мы докупаем, – какие-то мелочи. Всё в доступе. Да, что-то приходится подождать. Были поставки лабораторного оборудования, ждали несколько месяцев. Поставка всё равно случается. Не помню такого, чтобы нам отказали.

– Из каких стран поставки идут?

– Например, оборудование было произведено в Китае, оно с регистрационным удостоверением пришло в Россию к нашим поставщикам. В последний раз мы купили наркозный аппарат из Германии. У нас, кстати, много немецкого оборудования.

– А что насчет расходников для оборудования?

– Есть, например, немецкое оборудование, к которому нужна «расходка»: наконечники, рабочие инструменты, электроды. Они исчезли из-за санкций, их просто не поставляют в Россию. Мы сейчас встали в ступор. Прямо на днях ситуация случилась. Где искать? Будем шерстить рынок, запасы складов перетряхивать. Есть небольшая проблема, но я не считаю ее глобальной. Всегда можно найти выход. Пока мы не столкнулись с проблемами по жизненно необходимому оборудованию, без которого мы не можем существовать.

– В клинике сейчас есть отечественное оборудование?

– Есть. Например, воронежский завод «Крыло» производит эндоскопическое оборудование. Какую-то часть для гинекологии мы в свое время закупали там.

– В эксплуатации наше лучше или хуже?

– Я лично своими руками с ним не работаю, другие функции выполняю. Но от врачей обратная связь: говорят, что работать можно. Понимаете, зачастую не только от фирмы, наименования бренда, оборудования вообще зависит исход работы. Чаще это всё же профессионализм врача.

– Клиника берет оборудование в лизинг?

– Мы регулярно пользуемся лизингом. Когда хочется купить новое оборудование, тот же наркозный аппарат например, оборудование для гинекологии, это на миллионы рублей договор. Выгоднее купить в лизинг, чем копить годами. Можно уже им пользоваться и выплачивать ежемесячные платежи. По опыту, потом всё еще дороже станет, и ты и это оборудование не купишь, или вообще что-то новое появится, еще лучше.

– Какие сложности возникли с лекарственными препаратами? От каких пришлось отказаться, что заменить?

– Были моменты нашей перестройки, где пришлось искать аналоги, но всему нашли. Не было какое-то время нужных антибиотиков, которые часто назначали наши лоры, например. Когда врачи наработали опыт с определенным лекарством, тяжело потом искать новое. Нужно какое-то время, чтобы понаблюдать, как оно помогает пациентам при том или ином заболевании. И не факт, что оно такое же действенное, как предыдущее. Были проблемы с перевязочными средствами, т. к. мы пользуемся исключительно гипоаллергенными, проверенными годами, особенно при пластической хирургии. Пациентам должно быть комфортно после операции, ведь это швы, большие объемы вмешательств. И чтобы пациенты остались довольными, мы всегда пользуемся лучшими перевязочными средствами, нам важен комфорт наших пациентов. Пропали те средства, которые мы любили, но нашлись в итоге аналоги, они сейчас в доступе.

– Какие еще были проблемы с препаратами?

– На днях мы столкнулись с тем, что завод-изготовитель одного российского препарата (обезболивающего) сказал, что поставят его только через 2 недели. Средство пропало по всей России. А у нас оно используется во время операций... Аналогов нет. Хорошо, что мы им запаслись впрок. Поставщики обещали, что скоро возобновят поставки, но заставили понервничать.

– А по каким причинам поставки затянулись?

– Непонятно. Просто завод сказал, что приостановим на некоторое время, а потом, мол, возобновим. До нас не донесли иную информацию. Мы звонили в вышестоящие органы, выясняли, что делать. Сказали, что нужно ждать. Слава богу, у нас были запасы на какой-то период. А так могли бы и попасть в неловкую ситуацию с запланированными операциями. Я представляю пациента, который запланировал операцию, а ему говорят: «Через 2 недели прооперируем как минимум». Негатив всё равно будет в сторону клиники, как бы мы ни объясняли, что это не наши проблемы. Не только с зарубежными лекарствами какие-то сложности.

– Как санкции повлияли на ценовую политику сети?

– Мы максимально стараемся удерживать существующие цены. Не стали, как автомобильный бизнес, одним днем взвинчивать их. В первую очередь мы думаем о конечном потребителе. Когда нам поставщики косметологических препаратов сразу начали предлагать закупки по новым высоким ценам, мы понимали, что склады не пустые и какие-то запасы у них были на тот момент по старому прайсу. Но все быстро перестроились, поэтому они продавали уже по новым ценам. Мы были вынуждены по чуть-чуть повышать стоимость на ту же самую косметологию, филлеры. Например, есть одна фирма филлеров, которую мы очень любили, но они стали сильно дороже в закупке. И так как мы не хотели пациентов стращать изменением в прайсе, сделали упор на другого, такого же востребованного производителя. Так нам удалось сохранить баланс цен. По пластической хирургии также из-за скачка цен на перевязочные средства мы вынуждены были несущественно повысить ценник.

– Есть услуги, стоимость которых не удалось удержать?

– Импланты. По пластической хирургии с декабря повышаем цены именно на услуги по увеличению груди. Долго тянули, но поняли, что они сильно возросли в части себестоимости. Повышаем ровно настолько, насколько возросла стоимость имплантов, просто чтобы окупить затраты.

– Насколько вырос общий прайс в итоге?

– Примерно на 10%. Мы стараемся делать этот процесс безболезненным для пациентов, маленькими шагами.

– В настоящее время сеть сотрудничает по полису ДМС?

– ДМС у нас есть, довольно-таки успешно сотрудничаем с различными компаниями. С ООО «Альфа-страхование», ООО «Зетта Страхование Жизни» (бывшее ООО СК «Альянс Жизнь») и другими. В основном идут на медосмотр и на некоторые виды операций. По-нашему ДМС, к сожалению, можно оказывать не все представленные в нашем прейскуранте услуги.

– Что насчет ОМС?

– Мы как-то никогда в их сторону не смотрели. Мы для себя приняли решение, что в ОМС <...> мы не идем. Мы просчитали, что на данном этапе нашей работы трудозатраты не соответствуют тем выгодам, которые мы получим. У нас такой спектр услуг, что нам это не сильно нужно.

– Насколько рентабельно иметь бизнес в сфере медицины?

– Медицинский бизнес может основать и учредить любой желающий. На руководящих должностях может быть не обязательно сотрудник с медицинским образованием. Главное, чтобы врачи работали с соответствующими занимаемой должности дипломами и сертификатами. По-другому быть не может, потому что, когда ты лицензируешься, то прикладываешь документы об образовании всех специалистов за всё время их обучения: начиная с «первички» и до действующего сертификата. Медицинский бизнес не такой рентабельный, как может показаться непосвященному человеку. Он очень трудо- и финансово затратный. Большая часть расходников, то же медицинское оборудование приобретается регулярно для бесперебойной работы. Почему оно часто покупается в лизинг? Потому что такую существенную сумму мало кто может себе позволить потратить единовременно. Рентабельность медицинского бизнеса, по статистике, примерно 15-20% – и это считается неплохо.

Подписывайтесь на Абирег в Дзен и Telegram
Комментарии 0