WorldClass

20 июля 2024, 03:56
Экономические деловые новости регионов Черноземья
Экономические деловые новости регионов Черноземья
Экономические новости Черноземья

«Мы не собираемся противопоставлять НЛМК сельскому хозяйству», – липецкий губернатор Игорь Артамонов

11.12.2023 08:02
Автор:
«Мы не собираемся противопоставлять НЛМК сельскому хозяйству», – липецкий губернатор Игорь Артамонов

Воронеж. 11.12.2023. ABIREG.RU – Топ-100 – Липецкая область является одним из самых заметных регионов в Черноземье. На территории региона работает крупнейший металлургический завод, лучшая экономзона страны, а также производятся электрокары. Политическая жизнь области тоже отличается от соседей активной оппозицией, открытым противостоянием разных групп влияния и разветвленной сетью телеграм-каналов. «Абирег» поговорил с губернатором Игорем Артамоновым о нечестных играх конкурентов, хейте, отношениях с олигархом Владимиром Лисиным, мэре Евгении Уваркиной, больших планах на сельское хозяйство и металлургическую переработку. Также глава региона объяснил, чем отличается чиновник с бизнесовым складом ума и характера от рядового госслужащего.

– Какой кофе пьете? (Губернатору принесли чашку кофе. – прим. ред.)

– Кофе наш, липецкий. У нас есть завод по обжарке кофе, сырье в основном закупают в Африке.

– Вы как патриот его пьете?

– Да. Раньше был другой, но наше предприятие делает хороший, качественный и доступный продукт.

– Завод находится в липецкой экономической зоне. Продукцией каких производств вы еще лично пользуетесь?

– Картофель фри. Много его есть нельзя, конечно, но, когда попадаешь на завод и предлагают дегустацию жареной картошки, отказаться невозможно.

– Раз уж мы начали обсуждать экономзону и в целом промышленность, давайте поговорим об Evolute. Недавно был скандал с «Русгидро», которые остались недовольны электромобилями.

– Мы спросили об этом руководителя «Моторинвеста», он пожал плечами и сказал, что у них из ста машин всего одна-две стоят на ремонте.

– Преувеличены были заявления?

– Получается, что так.

– Забавное совпадение, что это случилось в тот же день, когда вы анонсировали субсидии в 350 тысяч рублей на покупку электромобилей для такси...

– Это не редкость. Условно, в молоке или детском питании наших производителей неожиданно находят какую-то бактерию, которая неизвестно как туда попала. Это же не первый случай, идет конкурентная борьба. Методы ее не всегда чистые.

– Лоббисты «Москвича»?

– Вопрос не по адресу. Руководитель завода «Моторинвест» очень оптимистичен. Evolute – лидер по продажам электромобилей в России. Сегодня уже произвели 3 тысячи машин. Пока с конвейера сходят две модели, но в планах до конца года наладить выпуск еще трех моделей – двух кроссоверов и минивэна. Они в ожидании и настроены оптимистично.

– Новые модели – это опять китайские разработки?

– Китайские. К сожалению, у нас свои если и есть, то пока не ставятся на конвейер.

– Вообще есть перспектива производить полностью по своим разработкам?

– Перспектива, конечно, есть. Но запуск полностью своей разработки от чертежа до конвейера – это небыстро, сложно и дорого. Я уверен, что инженеры прекрасно понимают, как собрать электромобиль. Вопрос в комплектующих. Сколько из них производится в России, сколько они стоят, в каких объемах выпускаются. Наша задача – содействие в максимальной локализации производства и выстраивании кооперационных цепочек. Чтобы производитель электрокаров использовал российские запчасти. И очень хорошо, если они, как и машины, будут производиться в Липецкой области.

– Липецкая область будет столицей электрокаров России?

– Мы спокойно к этому относимся, неважно – столица или не столица. У нас прагматичный подход, потому что все субъекты примерно одинаковые. Что имеется в виду? У многих есть экономическая зона. Наша по праву считается одной из лучших. «Алабуга» – наш главный конкурент, и еще несколько нам на пятки наступают, но смысл в том, что условия у всех примерно одинаковые. Первое – набор налоговых льгот, второе – трудовые и энергетические ресурсы. Третье – география. Вот три компонента, которые сравниваются. Мы, безусловно, по ряду этих параметров в плюсе, в силу исторических факторов. Команда у нас тоже хорошая.

Конкуренция должна переходить в другую плоскость. Например, какой-то из арктических субъектов может построить инфраструктуру, чтобы открывать производства сжиженного газа. У нас таких месторождений нет, но у нас есть, например, две точки, которые надо соединить – Новолипецкий металлургический комбинат и Evolute. Одни металл производят, другие его потребляют. Более того, недавно мы общались с руководством комбината и пришли к выводу, что в идеале как можно больше металла должно перерабатываться здесь, в регионе. Комбинату это тоже интересно. Увеличение объемов металлообработки может стать очевидным конкурентным преимуществом в связи с логистикой, когда металл никуда возить не надо. Это добавленная стоимость для региона и более эффективная экономика.

– Раз уж вы упомянули про НЛМК, в этом году мы столкнулись со сложностью и не можем для топ-100 узнать выручку за 2022 год. Хотя комбинат традиционно занимает первое место по обороту среди всех черноземных производителей. Для понимания, она больше или меньше результата 2021 года?

– С точки зрения налогов все неплохо. Понятно, что в 2021 году металлурги сильно выросли, в наш бюджет поступила рекордная сумма. Но в прошлом году на фоне санкций и проблем с экспортом отрасль просела – цены упали, пришлось перестраивать логистику и переориентироваться на другие рынки сбыта. Соответственно, налог на прибыль от НЛМК по итогам года снизился. Но по итогам этого года для нас сюрпризов не будет, все соответствует заявленному НЛМК прогнозу.

– То есть не придется «затягивать пояса»?

– Нет, почему? От затягивания поясов никуда не денешься. Знаете, по какой причине? Сейчас все подорожало. Абсолютно. Мы строим громадные объекты, я вот только с выезда вернулся. В одном только микрорайоне сразу и школа на полторы тысячи мест, и детский сад, и дороги, и котельная, и другая инфраструктура. Чтобы обеспечить ввод всех этих объектов, мы должны увеличивать затраты. А деньги должны откуда-то взяться, они же не с неба падают. Пояса, конечно, мы затягиваем, потому что объем освоения инвестиционной программы в 2023 году вырос. Большие масштабы, крупные концессии – это колоссальный рывок и очень большие объемы. Но, к сожалению, сегодня это требует других денег.

– Как сейчас формируется бюджет Липецкой области и какое влияние на него оказывает НЛМК?

– С января этого года прекратилось действие института консолидированных групп налогоплательщиков. Теперь на 2023–2025 годы установлен новый механизм перераспределения налога на прибыль. Мы переживали, что будет хуже, но хуже не стало. Цифра очень неплохая. Наш бюджет продолжает ориентироваться на социальную политику, дороги и образование. В следующем году планируем масштабный ремонт поликлиник. В районах у нас тоже много заявлено проектов. Мы с главами районов и городов постоянно встречаемся, обсуждаем. Конечно, им все время не хватает средств. Но, если сравнивать наш субъект с другими, положение муниципальных образований у нас очень хорошее.

– Много писали о вашем некоем конфликте с Лисиным. Он есть?

– А в чем он выражается? Вы его видите, чувствуете?

– Нет.

– Я тоже. У нас спокойные деловые отношения. Мы оба из бизнеса и прекрасно понимаем одну важную вещь: если то, что делают комбинат и его владелец, идет на благо региона – это приветствуется. И наоборот. Исходя из этого и строятся наши отношения.

– Вернемся с НЛМК в экономзону. Расскажите, сколько на данный момент инвестиций уже вложено? Можете ли анонсировать новых резидентов?

– Объем инвестиций в экономзону уже превышает 100 млрд рублей. С начала года мы зарегистрировали еще четверых с 6,2 млрд рублей. Вообще у нас все неплохо. Если в «доковидные» и «доСВОшные» времена у нас приходило на рассмотрение по пять компаний в год, то сейчас больше. Более того, мы повышаем требования, то есть нам кто попало уже не нужен.

– А кто нужен?

– ESG: экология, социальная ответственность, корпоративное управление. Кстати, мы по ESG единственный субъект с наивысшей оценкой в стране.

– Москву и Питер обогнали даже?

– Да-да. ОЭЗ «Липецк» – лидер первого ESG-рейтинга особых экономических зон России. А Липецкую область в целом агентство RAEX определило в группу А национального рейтинга ESG. И сегодня в регионе нет особых проблем с рабочими местами. Сегодня есть проблема с трудовыми ресурсами. Если мы смотрим, что предприятие платит высокую заработную плату, мы рады. Если предприятие не предлагает высокую зарплату, мы не рады. Соответственно, смотрим на социальную ответственность и экологичность.

– Были ли резиденты, которым вы отказали?

– Часто. Это каждый год происходит.

– Критерий зарплаты – основополагающий?

– Мы зарплатой на экономической зоне, в принципе, довольны, потому что она выше среднесубъектовой на приличную сумму. Новые резиденты заходят с новыми технологическими процессами, соответственно, должен быть обученный персонал. Обученный персонал сегодня стоит дорого. Просто так никто работать не будет.

Мы большое внимание уделяем показателям реальной заработной платы. Наша задача – с реальными доходами разбираться и понудить предприятия, предпринимателей платить заработную плату не в конвертах. Не все пока это делают.

– Это общефедеральная проблема, не только у вас.

– Это общая проблема, мы стараемся этим заниматься и обращать на это внимание.

– Вы упомянули дорожное строительство. В соцсетях, особенно в «Телеграме», постоянно упоминаются скандальные ситуации как раз по дорогам. Самый яркий – это торги на 2024 год. Коммунисты писали по поводу компаний «Дорожник» и «Липецкдоравтоцентр»...

– К «Дорожнику» есть претензия, которая формализуется юридически. Есть пятилетний гарантийный срок ремонта. Мы активно пользуемся этим правом. Недавно специально ввели должность еще одного вице-губернатора, чтобы усилить контроль реализации всех региональных проектов. Одно из основных направлений – это качество производимых работ на дорогах. Брак, некачественная работа, срыв сроков – это все подлежит контролю. Важную часть составляет и юридическая работа. Мы один из немногих субъектов, у которого очень хорошая практика раскрытия банковских гарантий по некачественному исполнению обязательств.

А что касается публикаций, зачастую анонимных, то порой это действительно имеющая смысл информация. Но чаще публикации – инструмент конкурентной борьбы, как мы уже говорили.

– Раз уж упомянули «Телеграм», свои соцсети ведете сами?

– Редактирую, задаю тезисы и темы. В общем в процесс вовлечен, иногда больше, иногда меньше. Но публикации пишу не сам.

– Сами откуда информацию получаете?

– У нас очень хорошо работает Центр управления регионом. Мы анализируем, видим весь поток информации. От публикаций до обращений и жалоб жителей. Их разбираем на каждой оперативке по понедельникам.

– А какие-то каналы в «Телеграме» читаете?

– Федеральные новостные каналы. Кремль, правительство, министерства и коллег-губернаторов. Несколько экспертов в разных сферах. Еще подписан на пару каналов о рыбалке.

– Мэр Липецка Евгения Уваркина часто становится объектом критики в том же «Телеграме». Одна из основных претензий сейчас – диплом. Он есть или нет?

– Такие заявления сейчас моментально проверяются компетентными ведомствами, Следственным комитетом, прокуратурой, ФСБ. Если бы у мэра что-то с дипломом было не так, ее бы как минимум на службу не допустили.

– Я так понимаю, там вопрос заключается в подлинности.

– Это некорректная информация. Можно же что-то придумать и про вас – поставить на сайт, денег заплатить и гонять. Многие поверят. Поэтому нужно всегда доверять только официальной позиции. Что имеется в виду? У нас сегодня очень хорошо – с точки зрения контроля властей всех уровней – работают Следственный комитет и прокуратура. Они каждое такое сообщение без внимания не оставляют.

– В целом вы довольны работой Евгении Уваркиной? Понятно, что это городской уровень, но все же...

– Она выполняет свои функции неплохо. Более того, состоялась как руководитель, как мэр. Старается не просто разобраться во всех проблемах города, но и решить их. У каждого есть поле для дальнейшего роста. Один крупный мировой политик говорил: «Я пришел во власть на вершине популярности и на подножии своих компетенций, уходил на вершине компетенций и на подножии популярности».

– Недавно в интервью в нашем проекте «Территория женщин» вице-мэр Воронежа Людмила Бородина предположила, что работа мэра не женская. Может быть, хейт связан с тем, что она женщина?

– Женщины становятся президентами и успешными политиками. Женщин-мэров в России немало. И хейт в их адрес, как вы говорите, к сожалению, есть. Редко когда любят успешных и состоявшихся. Хейтеры на ненависти пытаются сделать себе баллы, но, на мой взгляд, безуспешно.

– В Липецкой области очень яркая политическая жизнь и активная оппозиция. В других регионах – вычищенное поле, а у вас все кипит. Даже прошедшие в сентябре выборы это показали.

– У нас демократия. Есть плюрализм мнений, и есть о чем писать журналистам. А выборы мы выиграли с хорошим результатом.

– С вашим приходом во власти появилось много людей из бизнеса. Помимо вас, это мэр. Теперь еще и спикер облсовета, потомственный предприниматель. В связи с этим вопрос: вы таким образом под себя набрали команду или вы искренне считаете, что люди из бизнеса наиболее эффективны?

– Люди, построившие успешный бизнес, являются хорошими управленцами по определению. А еще они чаще всего состоятельные и состоявшиеся. И это в том числе ограждает от многих соблазнов.

– По вашему мнению, у бизнесмена нет соблазна поддаться коррупции?

– Еще раз, это люди обеспеченные, им не нужно ничего сочинять. Ими движет желание показать результат, показать новые достижения. Мы сейчас работаем над улучшением системы управления. Например, наше правительство сейчас находится на передовых позициях по линии Министерства труда и соцзащиты в федеральном масштабе. У нас очень высокая оценка качества предоставляемых услуг в соцзащите. Работа фонда «Защитники Отечества» на очень высоком уровне поставлена, работа с семьями мобилизованных. То же самое можно сказать про сельское хозяйство, цифровизация в пятерке лучших, инвестиции и целый ряд других направлений.

– Какие еще компетенции, которых нет у чиновника, вы могли бы отметить у бизнесменов?

– Более глубокое понимание ситуации в своей сфере. Опыт работы «в поле». Бизнесмены тоже разные. У нас в чистом виде людей из бизнеса двое. Это областной совет (Владимир Сериков, совладелец «Энергии». – Прим. ред.) и мой заместитель по сельскому хозяйству (Игорь Кремнев, выходец из «Лебедяньмолоко». – прим. ред.). Мы были на хороших позициях по сельскому хозяйству, а сейчас – на прекрасных. Это выражается и во внимании министерства к нам, и в программах, которые мы реализуем, в их объемах. Это другой уровень отношения.

– Вы же говорили, что сельское хозяйство будет двигателем Липецкой области.

– Да, так и есть. Объем инвестиций в сельское хозяйство уже сравнивается с инвестициями в металлургию. Пока номер два, но объемы впечатляют.

– Липецкая область всегда была промышленным регионом. Сейчас уходите в сельское хозяйство?

– Нет, эти два направления развиваются параллельно. От комбината у нас большая зависимость по цифрам. Если они решат ремонтировать печь или что-то новое строить, то объем инвестиций показывает резкий рост. Когда инвестпроект заканчивается, показатель снижается. А сельское хозяйство – это постоянное улучшение, постоянная работа, постоянное обновление. Там никаких циклов, поступательно вверх.

– Стараетесь избавиться от монозависимости?

– Мы не собираемся сельское хозяйство или любую другую отрасль противопоставлять НЛМК. Мы понимаем абсолютно точно, что у нас сегодня есть несколько точек развития. И это наши базовые отрасли. Как я уже говорил, наша задача – вместе с НЛМК развивать дальнейшую металлообработку в регионе. Это взаимовыгодные условия. В сельском хозяйстве глубокая переработка тоже в приоритете.

– Если говорить про сельское хозяйство, есть еще один слух. Несколько лет назад утверждалось, что ваш сын зарегистрировал в Липецкой области фирму и занимается сельским хозяйством.

– У нашей семьи нет своего бизнеса в Липецкой области. Но мой сын живет здесь и работает как наемный менеджер на предприятии, которое специализируется на выращивании ягод.

– Интересно узнать ваше мнение по поводу новых технологий и искусственного интеллекта. Вы так много говорили вначале о человеческом капитале, о реальных зарплатах. Буквально недавно на «Шанс Энтерпрайз» поставили роботов, но освободившихся людей трудоустроили в другой цех, то есть никого не уволили. Есть надежда, что люди все-таки нужны?

– Сейчас в стране колоссальный дефицит трудовых ресурсов в связи с низкой рождаемостью. Мы это осознали, надеюсь, одними из первых. Мы сегодня перестраиваем программы подготовки в колледжах и техникумах, добрались до вузов, чтобы они не выпускали невостребованных специалистов. Наше конкурентное преимущество – это востребованные на предприятиях выпускники. В ближайшие годы точно и роботизация, и искусственный интеллект не создадут проблемы высвобождения ресурсов.

– Мигранты?

– У нас живут представители десятков народностей, большие национальные диаспоры. Но структурно мы мононациональный регион, поэтому не опираемся на приток мигрантов. Мы бы хотели эффективно управлять трудовыми ресурсами, теми, которые у нас есть.

– Предлагаем перейти к личным вопросам.

– Давайте.

– У вас в кабинете есть коллекции фигурок слонов, петухов. Это хобби?

– Нет, я не ставлю себе задачу коллекционировать. Одного слона мне подарили. Куда его деть? Вот и стоит. Народ, видимо, подумал, что я люблю слонов. А вот петухов я сам купил в центре деревянного искусства. Вот они мне нравятся.

– Также часто в СМИ пишут о ваших образах и одежде. Вы сами ее выбираете?

– Конечно, сам. Тут я никому не доверяю.

– Как вы боретесь со стрессом на работе? Например, как пережили день прохождения колонны Вагнера?

– Плохо. Есть вещи, о которых еще не пришло время говорить. Ваш-то регион прошли, хоть и не без трагических событий (Воронежскую область. – прим. ред.), а в нашем остались. Мы сделали все, чтобы выполнить государственную задачу. Последствия могли быть очень плохими. Достаточно сказать, что мы начали готовить госпиталь и всю систему скорой помощи. К счастью, ситуация разрешилась так, как она разрешилась.

Что касается стресса, нужно найти занятие, во время которого вы не будете думать о работе. Нужен вид спорта, при котором мозг разгружается. Когда вы катаетесь, например, на лыжах, вы не будете думать, какой у вас шеф плохой или что нужно в новости написать. Все, что освобождает мозг, лечит от стресса.

– Идете на второй срок?

– Я отвечу, что пока преждевременно делать какие-то заявления.

Подписывайтесь на Абирег в Дзен и Telegram
Комментарии 0