Up

Благотворительный фонд Чижова

25 января 2022, 13:21
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

HeadHunter

, 12:59

ИТОГИ ГОДА – Руководитель УФНС по Воронежской области Сергей Дуканов: «Не вижу повода для пессимизма»

Воронеж. 21.12.2015. ABIREG.RU – Эксклюзив – Год назад в это время цена валюты, казалось, достигла своего пика. Народ в ожидании худших времен кинулся скупать недвижимость и бытовую технику. Эксперты в один голос предрекали рецессию в экономике. Между тем глава УФНС по Воронежской области Сергей Дуканов, вопреки всем прогнозам, был уверен, что регион будет неплохо себя чувствовать по результатам 2015 года. Оправдались ли его ожидания, что налоговики сделали, чтобы эту ситуацию улучшить, как показали себя в этом году крупнейшие налогоплательщики, какие опасности нас подстерегают в 2016 году – об этом и многом другом Сергей Дуканов рассказал в эксклюзивном интервью «Абирегу» в конце 2015 года, когда цена валюты, кажется, опять достигла своего пика.

- В конце 2014 года вы были чуть ли не единственным, кто сохранял сдержанный оптимизм в прогнозах на этот год. Сейчас чиновники облправительства и статистики рапортуют об отсутствии падения, но показатели по налогам, наверное, самые объективные. Подтвердились ли ваши прогнозы?

- Я по-прежнему сохраняю оптимизм. Воронежская область готова зарабатывать и платить налоги даже не в самых благоприятных условиях. Регион имеет запас прочности за счет многих факторов, в том числе высокой диверсификации. Отрасли, которые очень хорошо себя проявили в уходящем 2015 году, - это химическая, сахарная, а также операции с недвижимым имуществом – аренда, предоставление услуг.

В Воронежской области наблюдается рост налоговых поступлений практически по всем видам налогов, особенно по налогу на прибыль. Темпы роста составили 14,7%. Рост налога на доходы физических лиц хоть небольшой, но есть – 2,3%. Налоги на имущество возросли на 10,5%. Налоги по спецрежиму – на 11%. Поступления от индивидуальных предпринимателей – более чем на 15%. При этом количество самих ИП, несмотря на некое ухудшение экономической ситуации в стране, ухудшение покупательской способности населения, выросло.

По налогам на доходы физических лиц у нас получились самые низкие темпы роста – 2,3%, хотя по стране – 5%. Но хочу пояснить, почему. Дело в том, что у нас самые высокие темпы роста имущественных налоговых вычетов. Связано это с тем, что люди активно покупали жилье в прошлом году – начале этого года. Поэтому и произошел рост имущественных вычетов на 40%. Если считать без вычетов, получится, что темпы роста превысят 5% и будут вполне соответствовать общероссийским показателям.

- Сергей Сергеевич, но все-таки рост налоговых поступлений за счет чего произошел? За счет того, что ввели новую электронную прозрачную систему контроля НДС или по другой причине?

- По НДС тоже есть рост налоговых поступлений на территории Воронежской области. В том числе он связан с новой автоматической системой контроля счет-фактур. Она позволяет на территории всей России увидеть и движения средств, и соответствующее отражение деклараций, и даже найти, где, на какой цепочке была не произведена оплата этого налога.

Но основные причины роста поступлений – это резкое падение рубля и последующее за ним сокращение в Воронежской области импорта в два раза. Это повлекло за собой сокращение расходов и увеличение прибыли компаний. Экспорт остался на прежнем уровне. Произошел резкий рост прибыли экспортоориентированных компаний. При этом сокращение импорта привело к росту спроса на отечественную продукцию. А это, как следствие, повлекло за собой рост занятости людей: у нас действительно нет вспышки безработицы. Сейчас в компаниях Воронежской области сложилась достаточно устойчивая экономическая, финансовая, налоговая ситуация.

Еще одним фактором роста стала проведенная по инициативе УФНС оптимизация налоговых льгот. Мы еще не достигли 100% результата, но движемся в сторону того, что эффективность инвестиционных проектов растет.

Также отмечу существенный вклад от работы по деофшоризации воронежской экономики. За 2,5 года соответствующей работы удалось получить прибавку в 3,2 млрд рублей. Это очень хороший показатель.

- А можно назвать ключевые отрасли роста?

- В 2015 году рекордный рост налоговых поступлений – более чем в пять раз – произошел в сахарной промышленности.

Повлияли на это многие факторы: хорошо организованные контрольные мероприятия, взаимодействие региона и собственника бизнеса (были заключены соглашения на региональном уровне с сахаропроизводителями) и т.д. Это все дало существенный положительный результат.

- Какие отрасли тянули вниз?

- Отрицательные результаты показал банковский сектор. Я бы даже сказал, провальные результаты. Рост поступлений в консолидированный бюджет Воронежской области в 2015 году составляет 4,6%, в том числе в бюджет области – 4,2% и местный бюджет – 6%. Если бы не банковский сектор, мы могли выйти более чем на 10%-й рост по отношению к прошлому году.

Строительная отрасль тоже в этом году значительно замедлила темпы роста. Практически все строительные компании в разных секторах экономики – от жилья до промышленного строительства – ухудшили свои результаты. Я уверен, что этому есть объективные причины. Но все же мы хотим досконально разобраться в этой ситуации. Если с банковским сектором это сложно сделать, поскольку он находится не в поле нашего наблюдения, то строительный сектор мы наблюдаем. Поэтому мы должны знать наверняка, есть ли их падению объективные причины либо присутствуют искажающие факторы, носящие единичный характер, и мы можем их скорректировать выездными проверками.

Безусловно, для строительного сектора наступили не самые лучшие времена с точки зрения реализации квартир, но вы же прекрасно понимаете, что цены значительно завышены. 

- Крупнейшие налогоплательщики по итогам 2015 года в плюсе или в минусе?

- Все в плюсе, в том числе и «Павловск Неруд». Работа, которая проводилась региональными властями с владельцами бизнеса, дала свой результат. Алексей Гордеев поставил более жесткие условия – и мы получили более 20% роста налоговых поступлений.

Были гигантские надежды на атомную станцию, что они запустят новый блок. Не запустили. Если в следующем году он будет запущен, это будет рост налога только на имущество на сотни миллионов – 600-800 при стоимости в 70 млрд рублей.

- Про сельское хозяйство. В прошлые годы говорили, что сельское хозяйство с точки зрения налогов – слабенькая отрасль и практически не дает налогов. Ситуация в сельском хозяйстве поменялась?

- В этом году сильно поменялась. Сельское хозяйство стало еще одним драйвером роста налоговых поступлений. Если брать сельское хозяйство, охоту, лесное хозяйство, которые мы берем за основу, то рост произошел в три раза – с 350 млн рублей до 1 млрд рублей. Если к этому добавить производство напитков (сюда, конечно, попадают не только молоко, но и пиво, и другой алкоголь), то объем налоговых поступлений к концу этого года достигнет 7 млрд рублей.

- Крупные проекты, которые сейчас реализуются, – «Заречное», «Агроэко», «Черкизово» – приносят уже существенную отдачу по налогам?

- Значимой налоговой отдачи пока от них нет. Это не в упрек им. Есть меры государственной поддержки, которые установлены на уровне налогового законодательства, и ни в коем разе не надо их отменять. Но если смоделировать ситуацию и учесть все федеральные льготы (нулевая ставка по налогу на прибыль; уменьшенная ставка, 10% по налогу на добавленную стоимость), то, по нашим подсчетам, выпадающие доходы за девять месяцев 2015 года в общей сумме составляют более 2 млрд рублей по прибыли и 4,3 млрд по НДС только за счет федеральных льгот. За год эту сумму можно оценить более чем в 7 млрд рублей только по федеральным льготам. Региональные льготы в отношении сельскохозяйственных производителей не так востребованы в регионе, потому что имеющихся федеральных льгот вполне достаточно.

Я считаю, что такая политика государства однозначно является стимулом для дальнейшего развития этого сектора экономики, для инвестирования капиталовложений именно в этот сегмент. И мы это видим на примере Воронежской области. В конечном итоге бюджет получит от них налоговую отдачу, но позже.

- «Бунге» платит теперь налоги по полной программе, после того как их вычеркнули из программы социально-экономического развития?

- Да, они теперь платят налог на имущество, хотя раньше они пользовались региональной льготой. Позицию правительства области, облдумы в налоговом плане я считаю обоснованной. Дополнительных инвестиций от этого проекта не было смысла ожидать, а терять бюджетные поступления совершенно бессмысленно.

- В прошлом году вы выступили с инициативой «почистить» инвестиционные льготы в Воронежской области. Как вы оцениваете результаты?

- Положительно оцениваем. Самое главное – нас услышали. В первую очередь услышал губернатор области и поддержал инициативу налоговиков. Была дана оценка эффективности каждому инвестиционному проекту, каждому рублю государственной поддержки, которую область оказывает бизнесу. Эта работа из формальной превратилась в фактический контроль. Что в конечном итоге привело к решению о прекращении мер государственной поддержки тем или иным проектам.

Какие-то проекты были признаны не нуждающимися в мерах государственной поддержки, какие-то – не вполне эффективными. Доходило до казусов, когда область поддерживала инвестиционный проект воронежской компании, которая на территории региона не имела ни одного рабочего места, ни одного рубля уплаченного налога и ни одной производственной площадки. Область предоставляла реальную финансовую государственную поддержку, но взамен ничего не получала. Раньше сам инвестиционный проект не оценивался с точки зрения его эффективности. Какой был критерий? Не развалился – значит, надо продлевать меры государственной поддержки. Чем они там занимаются, выполняют л условия инвестиционного соглашения?  Раньше не имело значения. Сегодня поставлена другая задача – осуществлять надзор за каждым государственным рублем, который предоставляется компании.

Это тяжело: необходимо изучать отчеты компании; смотреть, какая налоговая отдача от них будет; выяснять, не обманывает ли этот инвестор правительство области, налоговую инспекцию; необходимо сопоставлять информацию из разных источников; проверять, есть ли рабочие места, производится ли соответствующая уплата налоговых платежей, страховых взносов. Основной контроль, безусловно, осуществляется на основании данных налоговых органов. Но решения все равно принимает комиссия, созданная при правительстве.

Побегут ли из-за этого инвесторы из Воронежской области в другой регион? Если ситуация с налоговыми льготами будет доведена до абсурда, если решат лишать льгот всех подряд, тогда может такое случиться. В этом вопросе важно найти оптимальную модель налоговой составляющей государственной поддержки.

- Два года назад вы начали бороться с офшорным бизнесом. От кого дополнительные налоги пошли?

- Офшорные компании дали прирост налоговых поступлений за 2,5 года в 3 млрд 200 млн рублей. Только по налогу на прибыль с таких компаний бюджет дополнительно получил 400 млн рублей. Доначисления налогов, в том числе и «РВК-Воронеж», составили более 500 млн рублей. Плюс было отказано в возмещении налога на добавленную стоимость более чем на 600 млн рублей. При этом общее количество оффшорных компаний, работающих в Воронежской области, сократилось со 138 до 108. Свыше 500 млн рублей региональных денег сэкономлено в виде мер государственной поддержки, в которой было отказано офшорным компаниям. Основной рост приходится на предприятия перерабатывающей отрасли и в том числе – сельского хозяйства.

Мы ждем с нетерпением марта 2016 года, когда налогоплательщики должны будут подать декларации в отношении компаний, зарегистрированных в иностранных юрисдикциях. Поэтому у тех воронежских организаций, которые имеют офшорную подконтрольность, мы сможем, наверное, увидеть их истинных владельцев. Скорее всего, они находятся на территории России и являются резидентами РФ.

Тогда мы сможем получить налог на прибыль либо налог на доходы физических лиц в отношении иностранных компаний, которые контролируются этими российскими резидентами. А иностранные компании, в свою очередь, контролируют офшорный бизнес на территории Воронежской области. Это повлечет за собой, безусловно, еще большую прозрачность и снижение офшорного бизнеса в регионе. Процесс не одномоментный, но в любом случае в ближайшие годы он будет иметь для России позитивную динамику.

- Вы все равно, наверное, представляете, кто стоит за этими 108 компаниями…

- Вы не поверите, не совсем. Мы предполагаем, что, скорее всего, за ними не стоят граждане британской и виргинской стороны. Потому что мы изучили информацию о населении и уровне доходов граждан, их инвестиционной активности и пришли к выводу, что 90% этих граждан заняты чуть ли не натуральным хозяйством. Уровень их капиталовложений в экономиках других стран близок к нулю. Население 25 тыс. человек. Основной вид деятельности – туризм. При этом свыше 650 тыс. компаний зарегистрировано в БВО (Британские Виргинские острова). Преимущественно жители и компании США регистрируются в БВО.

- А сейчас же очень просто раскрывается, кто бенефициар. Просто запрос отправляется…

- Действительно, практически все страны подписали соглашение, по которому должны раскрываться сведения о владельцах. Но цепочки владельцев выстраиваются достаточно длинные. На примере нашей работы в отношении двух компаний в Воронежской области мы пришли к выводу, что конечным бенефициаром оказались подставные российские граждане. Кипрские граждане выполняли функцию легального представителя британско-виргинских компаний. Мы потратили полтора года работы, делали запросы по разным странам.

Кстати, сегодня все чаще возникают конфликты между подставными лицами и истинными владельцами. Так, был случай, когда у номинальных владельцев на руках задержалась сумма 78 млн рублей, и они, узнав об этом, отказались от перечислений дальше, заявив, что эта сумма является их бонусом. И эту сумму подставное лицо взяло по займу себе лично.

Оформляют на какого-то человека яхту, плавает на ней, свидетельство о регистрации на него. И с чего это он вдруг отдавать должен?

А сейчас разбираем ситуацию вокруг строительной компании, когда спорят подставные лица с обеих сторон о том, кто является директором фирмы-однодневки, имеющей спорные активы.

- Если по налогам идет плюс и рост, почему сокращаются бюджеты? Бюджет Воронежа, например? Все урезаем, сокращаем…

- Я не могу согласиться с урезанием бюджета. Темпы налоговых поступлений по Воронежу оказались выше и лучше даже, чем в целом по области. Если в области – менее 5% рост, то по Воронежу – 5,6%. Отрицательная динамика в Воронеже – по доходам физических лиц. Минус 19 млн рублей за 11 месяцев, на 0,6% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. При этом на Воронеж приходится основная масса вычетов по покупке жилья на территории области. Если прибавку, которая в этом году по имущественным вычетам, учесть, то темпы роста налогов по доходам физических лиц по Воронежу – 15% плюса. Такого нет даже по стране. Город растет, покупается жилье, создаются рабочие места, город живет. Пессимистично оценивать ситуацию нельзя.

- Все финансирование сократили на 40%...

- Это другой вопрос. Повода для сокращения финансирования на 40% я однозначно не вижу. Что касается эффективного использования бюджетных средств и управления на муниципальном уровне – да, это проблема. Как только эта основная задача будет решена в Воронеже, будут решены и все остальные задачи. Пока я не слышал, что она решена. Может, я не теми источниками пользуюсь.

Проведя исследование эффективности бюджетного процесса Воронежской области за 11 последних лет существования, я пришел к выводу, что финансирование за счет налогов в процентном отношении муниципальных бюджетов сократилось за счет перераспределения налоговых потоков в пользу регионов, не Федерации. И это повлекло повышение эффективности расходов оставшихся бюджетных средств в муниципалитете за счет того, что выпадающие доходы были компенсированы безвозмездными трансфертами из регионов. Ведь трансферты требуют отчета и контроля. Это повлекло повышение управляемости ситуацией в регионе. Особенно на протяжении последних пяти лет. У нас прекратилось банкротство муниципальных предприятий, они стали прибыльными, резко сократилась задолженность, приходящаяся на муниципальный сектор, выстроилась вертикаль финансовой власти и дисциплины в регионе. И любая попытка расшатать вертикаль ни к чему хорошему не приведет.

- Прогноз на следующий – 2016-й – год тоже позитивный?

- Хороший прогноз. Мы оптимистично оцениваем поступления в следующем году, и, на мой взгляд, тенденция к росту налоговых поступлений сохранится. Возможно, другие факторы повлияют на рост налоговых поступлений. Прогноз на этот год практически по всем позициям оправдался. Те вещи, которые мы прогнозировали, мы обеспечили.

Сама по себе цена отечественной валюты влияет на многие факторы, в том числе и на налогообложение. Но изменение ситуации влечет за собой как уменьшение активности одного сектора экономики, так и повышение другого. Соответственно, снижение налоговых поступлений в одном секторе сопровождается повышение в другом. Глобальных факторов, которые могут ухудшить ситуацию в регионе, мы не видим.

Другое дело, что отмечается тенденция к сокращению потребления населения. Сокращаются реальные доходы населения, несмотря на рост зарплаты. Впервые выявлена новая тенденция: беднеют богатые. Мы собирали информацию по миллионерам. Сокращение доходов богатых людей – в какой-то степени позитивная тенденция. Но здесь есть минусы. Главное, чтобы население могло сохранить достойный уровень потребления. Чтобы иметь возможность не только питаться и одеваться, но и отдыхать. Как только потребление сократится, у нас может просесть не только такой сектор экономики, как строительство, но и многие другие.

- В следующем году вы не ожидаете ничего такого, что может повлиять на ваши ожидания?

- Я боюсь только одного – что необдуманные действия властей повлекут за собой уменьшение присутствия в Воронежской области компаний. Начиная работу по повышению эффективности льгот, я преследовал цель их объективной оценки. Но в области появляется категория управленцев, которые считают, что любые льготы необходимо отнять. Явление опасное. Потому что региональные льготы всегда были средством выживания в конкурентной борьбе на межрегиональном уровне. Компании могут переезжать в другие регионы, и область не получит доходов.

Беседовал
(473) 212-02-88
Комментарии 0
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое