Up

WorldClass

24 января 2022, 13:59
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

brusketta

HeadHunter

, 14:36

ИТОГИ ГОДА – Губернатор Белгородской области Евгений Савченко: «Не вижу причин для глобальных проблем в развитии региона»

Воронеж. 30.12.2015. ABIREG.RU – Аналитика – Глава Белгородской области Евгений Савченко, говоря об итогах 2015 года, не стал драматизировать влияние экономического кризиса на развитие экономики региона и отчитался о росте ключевых показателей, а некоторые даже назвал рекордными. По «предчувствию» губернатора, макроэкономическая ситуация в стране вскоре должна улучшиться, но, даже если этого не произойдет, глава региона не видит никаких проблем – и уж тем более катастроф! – в развитии Белгородской области. О ключевых инвестпроектах, улучшении структуры госдолга и планах на будущий год Евгений Савченко рассказал журналистам в рамках пресс-конференции.

- Белгородская область завершает 2015 год успешно – это очень хорошая новость для всех нас. ВРП, по предварительным подсчетам, вырастет не менее чем на 3%. Это даже лучше, чем год назад. Промышленный рост составит 4%. Что касается АПК, то в этом году собрали достойный урожай. Он, правда, примерно на 200 тыс. тонн меньше, чем в прошлом году, зато производство продукции животноводства растет. В целом совокупная прибыль в этом секторе экономики составит не менее 45 млрд рублей, хотя, по моим интуитивным соображениям, должна приблизиться и к 50 млрд рублей. Строительный сектор год завершает с рекордными показателями ввода жилья. Впервые в расчете на одного жителя области ввод жилья составит 1 кв. м. Мы к этому рубежу шли долгие годы – лет 15. В дорожном строительстве перевыполнили производственную программу. Планировали потратить 5,5 млрд, а по факту инвестировано 8,5 млрд рублей. Консолидированный бюджет области вырос на 6 млрд рублей в сравнении с предыдущим годом, то есть на 10%. Что касается госдолга, где мы пока в «лидерах» России по его величине, то за год улучшилась его структура. Я имею в виду, что дорогие деньги коммерческих банков мы заменили бюджетными благодаря соответствующим решениями российского правительства. То есть на обслуживание долга мы сейчас тратим денег меньше, чем раньше. Поэтому сегодня довольно уверенно смотрим в будущее.

- У команды Белгородской области есть опыт антикризисного управления. Потому что за вашими плечами, вы помните, и бартерные схемы 90-х, и дефолт 98 года, и кризис 2008-го, и «черный понедельник» 2014-го. Поэтому неоспоримый ресурс в преодолении кризиса у Белгородской области есть. Что сейчас делается под это невидимое «завтра»?

- Если сохранится такой инерционный вариант экономического развития, мы, думаю, сохраним темпы текущего года в экономике. Не вижу причин для глобальных проблем – а тем более катастроф – в развитии региона. Если же макроэкономическая ситуация будет улучшаться (а у меня есть такое предчувствие), то улучшатся и условия кредитования, а бизнес получит возможность реализовывать амбициозные замыслы. В нашей линейке предложений – 86 инвестпроектов с общим объемом финансирования свыше 200 млрд рублей. Если получим доступ к кредитным ресурсам, то у нас в регионе вообще проблем не будет, а будет рост экономики с двузначным числом.

- В 2015 году в ряде муниципалитетов сменились главы, в Белгород пришла новая команда управленцев. Как вы оцениваете развитие областного центра за последние годы и какие задачи ставите перед новой командой на будущий год?

- Белгород в последние годы развивался довольно динамично. Каждая команда управленцев вносила позитив в его развитие. Сегодня пришли очень свежие руководители, у которых здоровые амбиции произвести своеобразные ребрендинг города. Ребрендинг заключается прежде всего в улучшении среды обитания – сделать город более привлекательным для жизни. Также готовятся мероприятия, связанные и с ребрендингом Белгородской агломерации, то есть Белгорода и Белгородского района. Сейчас ведется работа над проектом перевода пассажирских перевозок исключительно на электрический транспорт. Это предполагает расширение контактной троллейбусной сети, чтобы у нас в рамках большого белгородского кольца было налажено передвижение на электрическом транспорте как экологически чистом. Заработает такой проект не так уж быстро, но он вполне реален. Нужно добиться того, чтобы как можно больше людей пользовались общественным транспортом, как можно больше людей пользовались велосипедами, другими средствами передвижения, только не автомобилями. В этой связи мы планируем развивать рабочие места в периферии, за пределами Белгорода. Поэтому туда надо активно подтягивать наши инфраструктурные возможности – электрические сети, газификацию. Я считаю, что сегодняшняя команда Белгорода и Белгородского района, которой предстоит очень интересная работа, готовы к этому.

- В этом году возникла ситуация с возбуждением дела Федеральной антимонопольной службой. Все были просто шокированы, когда на сайте ФАС появилось сообщение, что в отношении Губернатора Белгородской области возбуждено дело. Согласны ли вы с претензиями антимонопольщиков в свой адрес?

- Давайте сравним нынешние годы и хотя бы 90-е. Тогда бюджетная обеспеченность на душу населения была выше. И это при том, что промышленники только наращивают объемы производства. Просто начиная с 2005 года за счет делегирования полномочий с федерального уровня на региональный объем средств, которые были возложены дополнительно на наш бюджет, составили 42 млрд рублей. Это одна из причин снижения бюджетной обеспеченности, а таких много.

При этом нам нужно выполнять социальные обязательства перед населением. Что делать в этой ситуации? С одной стороны, стали занимать деньги, а с другой – обращаемся к предпринимательскому сообществу за поддержкой в реализации социальных проектов. Но еще чаще они сами предлагают помощь. Это и средние предприятия, и крупные холдинги. Мы не отказываемся, конечно. Но, когда они дают эти деньги, то их должен кто-то администрировать. Для этих целей и созданы фонды, куда поступают эти деньги и далее уже распределяются. Ну а раз администрирование – это, конечно, нарушение. Это правильно, что ФАС обратила наше внимание на то, что не нужно так жестко администрировать. А мы добросовестно подошли, как ко всякому мероприятию, взвешенно и обстоятельно. Нам указали на это. Мы за это им благодарны. Но это не значит, что мы откажемся в будущем от добровольных пожертвований предпринимательского сообщества, которые составляют не один миллиард рублей ежегодно.

– Вы сказали, что удалось улучшить структуру госдолга области. Что удалось перекредитовать, на каких условиях, сколько будет стоить обслуживание государственного долга, когда достигнете безопасного уровня и каков он, на ваш взгляд, этот безопасный уровень?

- Ну вот у Греции, например, долги составляют почти два ВВП их страны. И они считают, что у них как раз безопасный уровень, поэтому живут и радуются. Наш ВРП составляет 700 млрд рублей. Поэтому, чтобы достигнуть их уровня, я как-то подсчитал, нужно взять еще 1,5 трлн рублей. Сегодня госдолг области по отношению к ВРП где-то на уровне 6-8%. Но переживаний у нас особо нет. В текущем году мы заместили около 4 млрд рублей коммерческих кредитов с процентной ставкой от 8 до 11% бюджетными средствами при помощи правительства РФ. Срок возврата их – до 22 и 25 лет, а процентная ставка – 0,1%, то есть они фактически бесплатные. Мы только за счет этого сэкономили 300 млн рублей средств на обслуживание госдолга. А всего мы тратим на это чуть больше 2 млрд рублей в год. У нас для замещения еще кое-какие кредиты остались коммерческие. Федеральные власти выделяют на будущий год где-то 200-260 млрд рублей, поэтому надеемся заместить оставшиеся коммерческие кредиты бюджетными и, таким образом, выйдем из ситуации.

– Куда из повестки дня делся вопрос об альтернативной энергетике? Вы разочаровались в этой идее?

– Нисколько мы не разочаровались, мы только за. Но дело в том, что валютный курс подскочил в два раза. То есть если раньше газ обходился потребителю по 200 долларов, то теперь по 100 долларов. При таких дешевых углеводородах альтернативная энергетика не имеет никакой перспективы развития. Хотя в Германии, например, в следующем году доля альтернативной энергетики составит 20% в общей структуре производства электроэнергии. У нас есть программа развития нашей биогазовой энергетики. Если удастся реализовать все, что мы запланировали, включая отходы животноводства, сахарной и пищевой промышленности, то не менее 250 МВт дополнительной мощности сможем установить. Это все потребление населения нашей области. Но основной-то потребитель у нас – промышленность. Фактически мы могли бы это сделать. Затраты, правда, достигнут около 8 рублей за кВтч. Поэтому необходимы субсидии. Но такого механизма в нашей стране, к сожалению, пока не выработано. В перспективе, я думаю, мы обязательно вернемся к этому вопросу.

– Не так давно «ЕВРОЦЕМЕНТ груп» анонсировал проект по модернизации двух действующих производств для выработки цемента сухим способом. Но очень скоро «Белгородский цемент» заявил о том, что площадка будет закрыта. Какова официальная позиция властей? И как все-таки правительство области рассчитывает на сохранение производства цемента в регионе? Потому что у нас один из старейших заводов в стране был...

– Сегодня потребность в цементе на внутреннем рынке сократилась, а не возросла, как рассчитывал «ЕВРОЦЕМЕНТ», анонсируя инвестпроекты на этой площадке и старооскольской. Естественно, потом они пересмотрели свою инвестиционную программу и решили модернизировать старооскольский завод как более новый, а не два, как планировалось ранее. И к этой модернизации они уже фактически приступили. Я думаю, что если не в 2016 году, то в 2017 году они ее обязательно завершат и выведут этот завод на производство около 5 млн тонн в год.

Белгородский завод – фактически в центре города. За последнее время было много сделано в плане улучшения его экологического состояния. Но тем не менее проблемы остаются. Конечно, когда мы выбирали, какой завод трансформировать в другую технологическую площадку, выбор пал на «Белгородский цемент». Пока он не закрывается, работает, пусть и не на полную мощность. Будет работать и в следующем году. Мы позаботились, чтобы все люди были трудоустроены, у нас открывается масса новых производств. А что касается самой площадки, а это около 40 га, то она имеет колоссальные преимущества для любого инвестора. Там есть вся инфраструктура: прекрасные транспортные подъезды, автомобильные, железнодорожные, там много свободных энергетических мощностей. Думаю, это будет мощный промышленный парк с экологически чистой продукцией. Там, возможно, и логоцентры будут размещены. Скоро будут объявлены конкурсы на привлечение резидентов в новый промпарк.

- Несколько лет подряд в регионе продолжается программа биологизации земледелия. Но если белгородские сельхозпроизводители инвестируют в это, вкладывают в биологизацию, в органическое земледелие, то их коллеги в других регионах не спешат этим заниматься. Есть какой-то эффект уже от этих мероприятий и можно ли его посчитать в рублях?

- Я уже говорил, что три основных составляющих успеха нашего региона – это хорошее управление, технологии инвесторов и биологизация. Хотя биологизацию я поставил бы все-таки на первое место.  То, что мы получили урожай лучше, чем в соседних регионах, - это эффект биологизации земледелия. Ее вклад, я считаю, не менее 5 ц/га, то есть полтонны. Грубо говоря, 1 млн га, где у нас во всей полноте применяется биологизация, это 500 тыс. тонн зерна. Можно и в рубли легко перевести: это 5 млрд рублей. Вот эффект от биологизации земледелия, который получают. А если это зерно еще проходит через желудочно-кишечный тракт наших животных, то там оно удваивается, так сказать, добавленная стоимость его возрастает как минимум в два раза. Программа заработала. Но самое главное – наша почва. Она раньше деградировала, а теперь восстановилась. Это важно. Почва – наш цивилизационный ресурс. Наша задача, чтобы вынос сухого вещества с урожая был меньше, чем мы вносим с агротехническими приемами.

- Какие-то глобальные векторы, может быть, вы определи до 2017 года, до завершения этого губернаторского срока? И, собственно, какие планы на будущее после 2017 года?

- Я не склонен привязывать планы к срокам. Как это должно выглядеть: срок закончился – планы свернулись, если переизбрали – сели думать, что дальше планировать. Это неправильный подход. Буду ли я работать или кто-то другой – должен быть непрерывный подход в развитии региона. Должна быть создана система. На сегодняшний день система стратегического развития создана. У нас есть понимание развития социальной сферы, инфраструктурной сферы, есть понимание, как развивать экономику.

- Вы уже как-то думали о том, чтобы продлить срок своих полномочий? К какому выводу пришли?

- В 2017 году мне будет 67 лет. С учетом того, что я уже долго работаю, это немало. Начинаю надоедать. Поэтому надо еще подумать. Окончательное решение не принято. Знаете, какой средний возраст губернатора в США? Ровно 67 лет. С другой стороны, я вижу, что у нас очень много людей, которые могут эффективно работать. Я их как-то перебирал, насчитал с десяток. Даже чуть-чуть больше. Из них одна треть – женщины. Но это мои предположения. А как поведут себя избиратели, я не знаю. Время покажет, вернемся к тому разговору примерно через год.

– По вашему мнению, какое событие можно назвать событием года для Белгородской области? Кто или что встряхнул в хорошем смысле этого слова область – удивил, обрадовал?

– Главное событие – это, конечно же, празднование юбилея Победы. Если же говорить об экономике, то сдали в этом году много хороших производственных объектов. Тот же завод по производству лизина за 11 млрд рублей – это проект национального масштаба. Или запустили цех по производству труб для атомной промышленности, тепловой промышленности и в целом для энергетики. Завершили много других проектов. Все они достойны называться особенными событиями.

- Появилась информация, что в Тюмени будет построен второй в России завод по производству лизина на 30 тыс. тонн. Каковы планы Белгородской области в этом направлении? Может, есть намерения производить другие аминокислоты, необходимые промышленности и сельскому хозяйству?

- Важнейшие аминокислоты у нас – это лейцин и треонин. Знаете, такие проекты, как в Тюмени, сначала заявляются, а потом куда-то исчезают вместе с заявителями. В Ростове года за три-четыре до того, как мы тут начали разговор о производстве лизина, заявлялся подобный проект. И вот мы свой уже запустили, а там дело так и не сдвинулось. Я порадуюсь, если в Тюмени что-то будет создано, рынок лизина еще есть. Наша потребность в лизине сегодня – 100 тыс. тонн. А через несколько лет, думаю, эта потребность будет уже 150 тыс. тонн. То есть надо еще как минимум в три раза больше мощностей создавать.

При этом не исключено, что и мы по лизину будем развивать дополнительные мощности. Недавно у нас состоялся разговор с Геннадием Бобрицким (инвестор завода по производству лизина. – ред.) по дальнейшему развитию биотехнологического производства и, в частности, незаменимых аминокислот. Что касается лейцина, то его производство развернуто в Волгограде, дополнительных мощностей пока не нужно. А что касается треонина, то потребность в нем составляет порядка 20 тыс. тонн на всю страну. Это тоже незаменимая аминокислота, которую мы сегодня импортируем. Сейчас эта тема прорабатывается в Шебекино Белгородской области. Кроме того, сегодня в наших наработках очень большой пакет биотехнологических проектов. Это и пробиотики, и многое другое, вплоть до биопестицидов, биогербицидов. Сейчас мир отказывается от препаратов химического синтеза. Микробиология – это то, что делается с живыми организмами, микробами. Потенциал микробов у нас используется в мире где-то на 0,5%. Представляете, 99% еще впереди. Это безграничные возможности перед человечеством. И если какая-то технологическая революция нас ждет, то я уверен, что она будет биотехнологическая. А там и альтернативная энергетика.

Подготовили Валентина Бирюкова
(473) 212-02-88
Комментарии 0
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое