Up

WorldClass

26 января 2022, 23:26
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

HeadHunter

, 12:12

Директор международной школы иностранных языков International House Voronezh-Linguist Наталья Власова: «Кризис – время выхода на новые рынки»

Воронеж. 03.02.2016. ABIREG.RU – Эксклюзив – Несмотря на сложившиеся отношения на международной арене желание изучать иностранные языки у россиян не пропало. Более того, если раньше потребность знать языки навязывалась как необходимость для среднестатистического человека, живущего в современном мире, то сегодня люди сами проявляют инициативу в изучении иностранного языка, причем не только общепризнанного английского. Воронеж не стал исключением, тем более сейчас город предлагает своим жителям возможность изучения языков совершенно разными способами. О том, страдает ли качество при расширении ассортимента услуг и к чему приводит изучение языка по международным программам, «Абирегу» рассказала директор международной школы иностранных языков International House Voronezh-Linguist Наталья Власова.

- На сегодняшний день воронежский рынок изобилует школами иностранных языков. Получается, языки все еще пользуются хорошим спросом у воронежцев?

- Я хотела бы разъяснить, что понимается под школами иностранных языков. В моем понимании школ совсем немного в Воронеже. Они всем известны и стараются не конкурировать, а дружить. Рынок же в основном насыщен различного рода языковыми студиями, клубами, курсами и т. д. А еще существует пул репетиторских услуг. В чем отличие? Во-первых, в школах уделяется большое внимание качеству программ обучения и методической основе. Очень часто программа построена таким образом, что знания контролируются сторонними организациями, например, Кембриджским университетом. У языковых школ обычно есть лицензия на ведение образовательной деятельности, преподаватели проходят курсы повышения квалификации или выезжают на программы длительного обучения (CELTA).

- А насколько качественный уровень образования предлагают языковые клубы, студии и курсы?

- Клубы, курсы и репетиторы идут на поводу у заказчика, предлагая «уникальные» методики (зачастую автором выступает нигде не признанный гений), приглашают волонтеров – иностранцев, которые как бы учат разговаривать на английском, помогают делать домашние задания школьникам и т.д. Все это хорошо, только к изучению языка имеет весьма опосредованное отношение. Вспомните: когда дошкольники разговаривают на русском, то он очень отличается от речи подростка, а тем более взрослого. А когда ребенок идет в первый класс, то одним из главных предметов для него является русский язык. Потому что «болтать» и разговаривать, а тем более читать и писать – это разные вещи. Поэтому клиент выбирает для себя: или он идет учить язык в языковую школу, или же учится «болтать» на английском и отдает предпочтение множеству клубов и курсов.

- И какой выбор чаще всего делают воронежцы?

- Очень многие воронежцы идут сначала по пути наименьшего сопротивления. Начинают обычно с репетитора – студента языкового вуза, который помогает выполнять домашние задания в школе. Потом, понимая, что толку мало, идут на курсы, где поменьше детей и стоимость ниже, чем в языковой школе, потому что преподаватели так себе и зарплата меньше, нет методиста, никто не контролирует процесс обучения, и что происходит в классе, неведомо. Только после этого они или платят хорошие деньги хорошему репетитору, если к восьмому классу ребенок читает по слогам и нем как рыба, или приходят к понимаю необходимости обучения именно в школе. Обычно на такие поиски своего места обучения уходит от двух до пяти лет. За это время курсам необходимо обновлять своих студентов, потому что они пришли в сентябре, а в декабре ушли разочарованными. Так, курсам нужна новая реклама и так далее. Многие разоряются, а те, кто остается, дают рекламу о наборе круглый год.

- А разве школы не дают рекламу?

-  Школам реклама не очень нужна. К ним приходят в сентябре, и программа длится от двух до восьми лет. Поэтому создается впечатление, что поток студентов неиссякаем, а это просто одни те же люди ходят по разным клубам и везде учатся по нескольку месяцев. А школьники уже давно почти все выбирают или репетиторов, или языковые школы, которых, повторюсь, не так много. Я могу вспомнить около пяти.

- По вашему опыту, какую цель в основном преследуют воронежцы, изучая иностранные языки?

- Сейчас я наблюдаю изменение приоритетов в изучении иностранных языков. Если раньше в основной массе главной целью было умение общаться, снять языковой барьер, научиться понимать разговорную речь, то теперь можно говорить о желании применить на практике иностранный язык. Это или подготовка к ЕГЭ, подготовка к обучению в зарубежном вузе, для работы в иностранной компании. Люди хотят читать на языке оригинала, участвовать в международных конференциях, стажировках, смотреть фильмы без перевода, пользоваться грантами и стипендиями.

- А насколько популярным для Воронежа оказалось корпоративное изучение иностранного языка?

- В связи с кризисом были очень большие опасения в этом сегменте рынка. В большинстве компаний происходит оптимизация расходов, и корпоративное обучение отходит на задний план. Но, например, у нас предусмотрена гибкая система оплаты. Так, сотрудники сами частично оплачивают свое обучение, или мы идем навстречу клиентам и находим варианты бартерного партнерства.

- Приходилось ли сотрудничать с воронежскими вузами?

- В разные периоды нашей истории мы в той или иной степени сотрудничали со многими вузами Центрального Черноземья. В 2010 году мы подписали меморандум о сотрудничестве с ВГУ, согласно которому университет является центром подготовки к кембриджским экзаменам. В целом мы заинтересованы в расширении наших контактов с вузами.

- А как давно вы стали международной школой?

- Наша школа образовалась в Воронеже в 2006 году. И с первого дня нашего существования мы взяли за основу международные стандарты в изучении иностранных языков. В марте 2014 года мы вошли в международную сеть языковых школ International House. Очень часто задают вопрос о причинах. Во-первых, теперь мы наконец пришли к единым стандартам преподавания. Так, если раньше у каждого преподавателя нашей школы была собственная методика, то после вступления в международную сеть преподаватели прошли обучение и получили диплом CELTA, который дает им право наравне с носителями преподавать английский как неродной язык. Это помогло решить такие проблемы, как, например, отсутствие преподавателя в связи с болезнью. На этот период к его группе приходил новый учитель со своей методикой. Таким образом, уходило время на привыкание учащихся к новому формату обучения.

- Возникали ли сложности на пути к получению такого статуса или это было просто?

- Сказать, что это было непросто, - ничего не сказать. Мы к шли к этому практически 10 лет. Преподавателям нужно было снова сесть за парту и показать уровень мастерства, принятый за основу на международном рынке. Это был трудный, но необходимый шаг. Хотим мы этого или нет, но Россия является частью мирового пространства, и разговаривать нам, и учителям в том числе, нужно на одном языке. Если учитель работает по западным учебникам, то он должен обладать международной квалификацией, чтобы понимать автора. Нужно ездить на конференции и общаться с коллегами на одном языке. Все курсы повышения квалификации построены на том, что у учителя есть базовый сертификат CELTA.

- Что дает языковой школе статус международной?

- Вступление в международную сеть открыло новые горизонты. Мы перестали быть региональной школой, перестали вариться в собственном соку. Мы обсуждаем с коллегами из Барселоны, как прошел у нас Семейный клуб с мамами и малышами, выступаем на конференциях и делимся опытом маркетинговых открытий, приглашаем специалистов для того, чтобы они сделали мониторинг нашей деятельности, и проходим ежегодно процедуру аккредитации.

- В любом образовательном учреждении «не сезон» - это летние месяцы. Насколько сильный отток клиентов наблюдается в это время?

- Дети заканчивают занятия в мае, а взрослые клиенты занимаются по модульной программе, которая не предполагает закрытие групп на лето. Студент может присоединиться к своему уровню каждые два месяца.

- Почувствовали на себе влияние последних экономических событий в стране?

- Почувствовала я – как руководитель компании. В последнее время мы проводили компанию стандартизации бизнес-процессов, для того чтобы уйти от ручного управления, но кризис внес свои коррективы. Мне пришлось заново выстраивать взаимоотношения с коллегами по принципу маленькой семейной компании, с личным отношением и соответствующей корпоративной культурой. Но если честно, то мне это больше по душе, тем более я трудоголик и такая работа мне приносит больше удовлетворения, чем системный контроль за функциональными единицами. И что немаловажно, я считаю, что кризис – это время выхода на новые рынки. Мы стали экзаменационным центром Гете института и теперь принимаем экзамены, которые дают возможность поступить в немецкий вуз, а также развиваем направление восточных языков.

- В последнее время все чаще воронежцам предлагают курсы английского всего за три дня. Что это за волшебная методика?

- Мы в шутку с коллегами называем такие услуги «быстроденьги». Каждому запросу есть свое предложение.

(473) 212-02-88
Комментарии 0
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое