Up

WorldClass

24 января 2022, 14:34
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

HeadHunter

, 13:53

Владелец белгородского промпарка «Волоконовский» Сергей Лисов: «Мы не ищем инвесторов на улице»

Белгород. 06.07.2016. ABIREG.RU – Аналитика – Собственник единственного в Белгородской области частного промышленного парка «Волоконовский» Сергей Лисов рассказал «Абирегу», как они сумели привлечь инвесторов на трижды обанкротившееся предприятие и почему от производства тракторных прицепов пришли к высокотехнологичному выпуску светодиодных изделий.

– «Волоконовский» – первый в Белгородской области частный промпарк. Как вы пришли к его запуску и в чем видите особенности развития?

– Мы пошли от обратного и сначала приобрели депрессивную площадку, а затем уже создали промышленный парк. Волоконовский ремонтно-механический завод – бывшее градообразующее предприятие, которое в советское время насчитывало почти 2 тыс. работников. Завод производил тракторные прицепы. После рыночных преобразований предприятие прошло три процедуры банкротства. С третьей процедуры мы его выкупили. Завод входил в структуру «Кристалл-Бел», которая комплексно обанкротились. Пришлось выкупать долги у целого консорциума банков. С этого началось наше знакомство с этим предприятием.

На первом этапе попробовали возродить ранее существовавшее производство. Столь внушительные площади загрузить выпуском сельскохозяйственных прицепов было невозможно. Это в советские годы работал госзаказ и руководство предприятия могло реально оценить свои перспективы. Сейчас рынок диктует жесткую конкуренцию с зарубежными поставщиками сельхозтехники, да и российские производители техники для сельского хозяйства не стоят на месте.

– А что вас подтолкнуло к покупке не столь привлекательного актива?

– Одним хочется заниматься торговлей, другим – фондовыми рынками, третьим – производством. Я до этого работал на фондовом рынке, был свой инвестиционный фонд. В кризис 2008 года мы пришли к выводу, что в ближайшее время значительного отскока экономики не будет, инвесторов, желающих работать на фондовом рынке, мало. Было принято решение заняться производством. Понимали, что в стране есть ряд недооцененных активов. Именно поэтому в 2010 году выкупили банкротящееся предприятие. Несколько лет уделили развитию тракторного направления, завоевывали золотые медали на выставках. Но, к сожалению, ни одного заказа с этих выставок не получили. И как я понимаю, мы не единственные. У многих бизнесменов сложилось мнение о том, что с выставок невозможно почерпнуть большие контракты, как это принято за границей. Там люди участвуют в выставках и набирают 70% годового объема заказов, а потом спокойно работают над их выполнением.

– То есть волоконовский завод – один из таких недооцененных активов?

– Мне, кажется, да. Несмотря на череду унизительных банкротств, остались специалисты – главный актив любого предприятия. У нас работают трудовые династии. Мало просто привлечь молодого квалифицированного работника, его еще нужно морально воспитать. Не все готовы работать на заводе с утра до вечера. Часто случается так, что через год-два молодой человек понимает, что такая работа не для него. А люди, которые работают на заводе в третьем поколении, понимают, что жизнь их связана с заводской проходной. Нам удалось сохранить эти кадры. Человеческий потенциал – основа для развития промышленного парка.

– Как вы все-таки пришли к светооборудованию, после того как не пошло производство тракторных прицепов?

– Следующее направление, которым мы занялись, – производство металлоконструкций. У нас сложились достаточно хорошие взаимоотношения с группой компаний «Черкизово», для которой мы строили свинарники и индюшатники. Поставляли конструкции за пределы Белгородской области – в Воронежскую, Тамбовскую, Липецкую области. География наших поставок заканчивалась Пензенской областью, так как есть определенные расстояния, на которые выгодно перевозить. Дальше 600 километров экономика становится неинтересной.

– И этим, как я понимаю, не ограничились…

– Да, потихоньку двигались, искали себя. Потом губернатор Белгородской области Евгений Савченко осмотрел наше предприятие и предложил попробовать выпуск оцинкованных металлических опор для освещения. Наверное, это был первый шаг к развитию всего кластера. Мы запустили производство граненых опор освещения, закупили оборудование. Сейчас у нас уже достаточно продуктивное производство. В день мы способны выпускать до 100 опор. И пока этот объем ограничен потребностями рынка. От производства опор пришли к решению о необходимости производить светодиодное освещение. В 2014 году стартовал проект Belight (ООО «Билайт»), который занимается выпуском как уличных светодиодных светильников, так и внутренних. Мы в числе немногих предприятий, которые занимаются этой продукцией. Большинство осуществляет лишь сборку из зарубежных комплектующих, а мы имеем собственную линию по посадке SMD-компонентов. На подобной линии собирают iPhone. Плюс полностью производим корпуса светильников. Сами светодиоды закупаем у мировых производителей – LG, Sumsung и других. Кстати, немногие знают, что технологической особенностью производства светодиодов является наличие влажного теплого воздуха, без резкого внутрисуточного скачка температур, что и обуславливает географическую привязку производства к Юго-Восточной Азии.

В этом году расширили производство, запустили линию порошковой окраски корпусов светильников. Денежные средства (пятилетний кредит) получили у «Транскапиталбанка» под гарантию Белгородского гарантийного фонда и АО «Агентство кредитных гарантий». Закупили необходимое оборудование и сейчас его успешно используем.

– Сейчас у вас уже есть вся необходимая база, чтоб охватить весь процесс выпуска светодиодных осветительных приборов? Или еще что-то нужно для «закругления» цикла?

– Недавно на нашей площадке начал работать Русский дом канцелярии, который выпускает канцелярский клей и краски. Компания существует уже несколько лет и работала в Подмосковье. Смена производственной площадки была вызвана необходимостью сокращения производственных  расходов. На первый взгляд, это производство никак не связано со светодиодами, но в будущем мы видим синергетический эффект от привлечения этой компании.

Понимая, что канцелярские товары невозможно выпускать без производства пластиковых изделий, мы решили использовать эти мощности, чтобы выпускать корпуса светильников из термопроводящего пластика. Сейчас уличные светильники мы делаем из алюминия, он хорошо отводит тепло, использование пластика позволит нам существенно сократить себестоимость продукции и расширить линейку продукции светильниками для ЖКХ. Уже закуплены термопласт-автоматы и ждем пресс-формы.

– На каких условиях идет создание производства в Волоконовском промпарке?

– Сейчас у нас такая специфика: каждый резидент привлекает собственное финансирование в рамках своего проекта. Денежные средства управляющей компанией пока не привлекались. Она является балансодержателем всех активов, которые, по сути, переданы резидентам в долгосрочную аренду, которые реализуют собственную программу и получают определенную прибыль. Говорить о планах по вложению инвестиций всех предприятий некорректно. Планы у всех грандиозные, но задача у каждого своя. При этом все резиденты заинтересованы в развитии друг друга, что позволяет сократить как временные, так финансовые издержки.

Есть пожелание от области создать на площадке промпарка порядка тысячи высокопроизводительных рабочих мест. Казалось бы, что одно противоречит другому: раз места высокопроизводительные, значит, специалистов не должно быть много.

Собрать людей, которые будут делать несложные механические операции, – неправильно. Мы должны быть конкурентоспособны. Понимаем, что процесс небыстрый и требует терпения. Готовы к этому. Сейчас создан торговый дом в Москве, который занимается непосредственно продвижением светотехнической продукции.

– То есть вы нацелились именно на столичный рынок?

– Пришли к выводу, что в Москве больше возможностей для получения федеральных контрактов. Чтобы заключить контракты с сетями, крупными федеральными компаниями, сначала нужно «походить ножками» там.

– Откуда планируете привлекать резидентов для своего промпарка? Ведь подобные площадки создаются во многих регионах и идет борьба за инвесторов.

– Мы не ищем резидентов на свободном рынке, на «улице». Чаще всего это прежние бизнес-контакты и какие-то общие интересы, которые нас связывали. Один из таких примеров – недавно запущенный завод «Петрометал». Он производит наливные емкости для автозаправочных станций. Предприятие давно и успешно работает в Португалии и по всей Европе, активно – на украинском рынке. Но после определенных политических событий российский рынок для них стал недоступен. Ранее мы сотрудничали с «Петрометалом» в рамках таможенного направления и предложили им рассмотреть площадку промпарка для размещения бизнеса в Белгородской области. Главным аргументом была возможность вернуться на российский рынок. Больше года прорабатывали план по перемещению производства в Волоконовку. В 2016 году компания стала резидентом промпарка и запустила собственное производство. Сейчас он занимает всего 2,5 тыс. кв. м, но в ближайшее время увеличит объем производства и будет занимать площадь в два раза больше. Хочу отметить, что для потребителей важно приехать на производство и посмотреть, как идет работа по исполнению их заказа, проконтролировать сроки его исполнения.

– Есть ли трудности при привлечении инвесторов и запуске новых производств, учитывая специфику промпарка?

– В первую очередь, трудности связаны с привлечением финансирования. На территории промпарка работают пока только предприятия малого бизнеса, для которых предлагаемая банковская кредитная ставка очень высока. Управляющие компании частных промпарков ограничены в части привлечения государственных субсидий, есть ряд ограничений и по самим программам.

Поэтому нам надо либо вырасти до крупного производства, либо развиваться в тех условиях, которые предлагает рынок. К сожалению, двигаться семимильными шагами пока не удается. Планов много, и с каждым днем их все больше, но банки удерживают нас на определенной черте, предлагая сначала реализовать один проект, а затем через пять-шесть лет остальные. Пожалуй, это основной сдерживающий фактор.

– Почему вы не попадаете под правительственные программы развития промпарков?

– В правительстве РФ есть две программы по поддержке промпарков. Мы изучаем каждое изменение и очень хотим себя в них найти. Есть программа Минпромторга, у которой существуют определенные ограничения. Например, мы должны гарантировать, что к 2020 году создадим на площадке парка 1,5 тыс. высокопроизводительных рабочих мест. Нужно объективно оценивать свои возможности, нарисовать на бумаге можно все…

В программе Минэкономразвития есть возможность получить субсидированные кредиты на создание инфраструктуры, на восстановление самой площадки. Эту программу сейчас активно изучаем и пытаемся найти себя в ней. Но пока у нас другая специфика – резидент сам привлекает средства и реконструирует инфраструктуру.

У нас еще достаточно много неосвоенных площадей, и есть мысль сделать некие универсальные территории, которые впоследствии можно было бы сдать будущим резидентам. В этом формате промпарк может привлечь денежные средства. Но какие бы универсальные помещения не были, для каждого производства будет своя специфика. А просто восстановить стены, потратить кредитные деньги, чтобы получить субсидию, на данном этапе мы не готовы.

– Федеральные власти закрывают и приостанавливают создание особых экономических зон в некоторых регионах как неэффективных. Как вы считаете, у промпарков есть будущее?

– В любом промышленном парке должен быть определенный «якорь», который позволит создать кластер с синергетическим эффектом. Мы видим, что промышленность Калужской области сильно рванула вперед в конце 2000-х, когда создавался автомобильный кластер. Там работают не только сборочные производства, но и огромное количество заводов, которые производят комплектующие. Они понимают, что могут быть компонентной базой для конечного продукта. Думаю, в этом плане будут успешными правительственные программы с распределением экономики на сегменты. Примерно по такому же пути пошли в Китае. За электроникой мы едем в Гуанчжоу, если нужно станкостроение – едем в центр Китая. Это удобно и инвесторам, и покупателям.

Думаю, этот опыт Китая надо перенимать, за последние 20 лет экономика этой страны сделала огромный шаг вперед. Если раньше мы туда ехали за дешевым товаром, то сейчас – за качественным.

– Вы считаете, что нам нужно также распределить регионы по зонам?

– Да, но только надо сразу указывать в регламенте, что в этой зоне предприятия будут работать именно в одном из ключевых направлений, в котором мы в мировом масштабе конкурентоспособны.

– В Белгородской области в таком случае наиболее подходящее направление – сельское хозяйство. Хотя при этом вы идете немного в другую сторону.

– Мы можем очень легко связать свое производство с сельским хозяйством. Сейчас в области реализуется большая программа по строительству теплиц. Приоритет отдается теплицам с досветкой. Если раньше это были обычные светильники, то сейчас все переходят на светодиодные. Пока есть определенные нюансы: поставщики оборудования и технологий осуществляют комплексные поставки. Но после выхода систем из гарантийных сроков понадобится замена светильников. Думаю, что тогда мы сможем предложить свой продукт. Сейчас выжидаем.

– Каковы ваши планы на 2016 год?

– В этом году поставили себе задачу выйти на проектную мощность по заводу «Билайт», для этого есть все предпосылки. Во многом нам помогает решение правительства о переводе с июня этого года бюджетного сектора на светодиодное освещение.

Стоит задача запустить пластиковое производство в компании «Русский дом канцелярии», а также удвоить выпуск акварели и гуаши. В 1,5 раза нарастить производство клея ПВА. Ситуация этому благоволит. Все наши крупные клиенты – Brauberg, Stuff, Berlingo – хотят увеличивать объемы, потому что импорт стал дорогим и невыгодным.

В части поставок металлоконструкций у нас тоже есть заключенные соглашения, над реализацией которых мы работаем. Планов много, есть желание работать, а значит – все получится.

Комментарии 1
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое