Up

Вы читаете новости региона:

USD EURO

Вопрос недели
Какой вариант инвестиций в недвижимость премиум-класса вы бы выбрали?
Элитная квартира в центре города
Элитная квартира на окраине
Коттедж в черте города
Коттедж в элитном поселке за городом
Загородный домик у реки
Домик в деревне
 2954 
Защита: Введите код c картинки
Результаты
Комментарии к публикациям
Что такое? Людям работать не дают)))
Дионисий, 17.09.2019, 20:12:34
Знаем всю эту выдуманную ситуацию! Алексей держись!!! - бывшие шефы и коллеги тебя 1.5 года мучают после твоего ухода - как ты говорил, хотят оче...
Гостья, 17.09.2019, 19:41:45
".... чуму свиней можно лечить с помощью информационной космической диагностики ИКД "---- Еще предлагаю гомеопатию . Что - свиньи начали дохнуть ...
сосед, 17.09.2019, 18:47:38
Спасибо, что указали на ошибку
Сергей Толмачев, 17.09.2019, 16:05:59
Сергей, Вы написали "в 1997 году прошлого века", а что в другие века тоже были 1997 годы?
Иннокентий, 17.09.2019, 15:46:50
Отличная новость! Теперь ждем, когда сделают освещение в нашем дворе. Дважды обращались, получили ответ - денег нет, ждите. Ждем!
жительница ЖД района, 17.09.2019, 12:52:22
Когда у таких компаний слышишь прибыль в 200 тысяч рублей – значит дербанят прибыль и уводят налево, как в свое время Послухаев раздербанил ВМФ.
Л Х, 16.09.2019, 20:52:17

Главная Аналитика

10.01.2019, 15:37

Генеральный директор воронежского агрокомплекса «Родина» Андрей Ковряков: «Наш потребитель устал от турецкой пластмассы»

Воронеж. 10.01.2019. ABIREG.RU – Аналитика – В мае 2018 года под Воронежем была торжественно открыта первая очередь теплиц пятого поколения – 6 га. Когда руководители будущего семилукского тепличного проекта пришли со своей заявкой в агродепартамент, то были седьмыми, и им объясняли, что очередь на субсидии до них просто может не дойти. Но они оказались первыми, не просто первыми, а единственными. Корреспондент «Абирега» встретился с генеральным директором ООО «Родина» Андреем Ковряковым и поговорил о любви к помидорам и налогам.

– Андрей Владимирович, вы, наверное, уже слышали о планах Минсельхоза урезать возмещение части капитальных затрат при строительстве теплиц. Насколько я понимаю, все бизнес-планы у тепличников были рассчитаны примерно по 2020 год. Чего теперь ждать от государства и повлияет ли это на планы по строительству новых очередей вашего тепличного комбината?

– Нет, никак не повлияет – крест на нашем развитии это не поставит точно. Мы наши бизнес-планы строим без расчета на компенсации. Это не очень хорошо, потому что это увеличивает сроки окупаемости проекта. А вообще, профессионалам рынка еще с лета была известна информация о том, что возмещение по капексам в тепличном строительстве будет уменьшено с 20% до 10%. То есть намного раньше, чем эти сведения просочились в печать. Я уже видел и проект постановления правительства на эту тему. Также попадалось на глаза письмо Минэкономразвития, которое предлагает все-таки оставить 20%. С лета всё это идет. Да, вы правы, что тепличный бизнес строил свои планы в основном из расчета до 2020 года, так как сейчас еще идет насыщение внутреннего рынка зимними овощами. 20%, безусловно, больше, чем 10%. Но и 10% – это не ноль. На выставке «Золотая осень» в рамках нашей ассоциации «Теплицы России» была проведена дискуссия, в ходе которой обсуждалось предложение о выборе варианта субсидирования – либо ты получаешь возмещение по капексу, либо ты получаешь льготное кредитование. Не вместе, а или/или. Но пока приоритетным вариантом является 10%-е возмещение капекса на 2019 и 2020 годы. 2018 год должен быть закрыт под 20%. На наши планы это никак не повлияет, потому что, как я уже сказал, мы никакие субсидии в бизнес-планы не закладываем. Да и банки такой бизнес-план попросту не согласуют. Мы еще ничего не получали, поскольку свой проект только запустили в минувшем году, уже после того, как изменились правила субсидирования. До 2017 года на возмещение капекса мог претендовать любой. Кто получил разрешение на строительство теплиц. А потом – и это абсолютно правильно – внесли изменения и стали давать деньги только тем, кто уже построился. Мы завершили постройку первой очереди теплиц в мае и теперь ждем официального отбора, а полученные от государства деньги пойдут на строительство следующей очереди. Которое, к слову, уже стартовало, в мае 2019 года планируем достроить и вторую очередь.

– Давайте сначала поговорим о вас, о вашем, так сказать, бизнес-пути. Где родились, учились, чем занимались до того, как пришли в бизнес?

– Родился в Воронеже в 1972 году, вырос в центре, ходил в школу № 9 около «Юбилейного». Первое образование у меня военное – Воронежский военный инженерный институт. Вообще, я из того поколения пацанов, которое мечтало в Афганистане служить. У нас вся группа подавала рапорты, но к тому времени уже войска начали выводить, и мы никуда не попали. А если еще раньше копнуть – я мечтал быть летчиком, но не смог медкомиссию пройти.

– Но в армии вы не задержались...

– Прослужил ровно год, гарнизон был под Смоленском, в поселке Шаталово. За это время успел понять, что мечта детства не сбылась.

– Почему?

– Если одним предложением: не могу быть безынициативным. В первый же отпуск в Воронеж приехал и увидел объявление, что федеральная служба налоговой полиции набирает действующих и бывших офицеров. Это была бегущая строка какого-то из телевизионных каналов – она и определила мою дальнейшую судьбу. Записал телефон, позвонил, прошел собеседование. Потом я часто слышал, что туда очень сложно было попасть. Что отбор был жесткий. Не знаю, у меня получилось легко. Может быть, потому что в школе у меня были любимыми предметами математика и физика, а в военном институте – экономика. Я отдал в общей сложности борьбе с налоговыми преступлениями 15 лет – с 1995 по 2010 год. Из них 13 лет – в налоговой полиции, а потом, когда еще в 2003 году упразднили, перешел в МВД, в отдел налоговых преступлений, где доработал до пенсии. А выйдя на пенсию, стал руководителем воронежского филиала коммерческого банка «Юникор». Проработал в банке пять лет. Мои бывшие сослуживцы удивлялись, когда узнавали, кем я в банке работаю – обычно ведь бывшие силовики в «безопасники» идут. А с 2015 года я здесь, в «Родине», работаю – владелец бизнеса Павел Дьяков пригласил с самого начала проекта.

– Что дала вам работа в налоговой полиции и что дал вам банк, в чем разница этого опыта?

– Опыт, приобретенный в налоговой полиции – это главное. В первую очередь правильно думать и системно мыслить. Копаться, разбираться, вникать. Раскручивать чужие схемы. Ну и еще опыт понимания основ экономики. Этому меня научил мой руководитель Вячеслав Гонгадзе. Ведь в налоговой полиции не было палочной системы. В МВД у следователя одновременно может быть в производстве два десятка дел, всё, что он успевает, – это писать отписки начальству – думать некогда. Надо изображать видимость действия. В налоговой полиции было не так, у ее истоков стояли выходцы из КГБ СССР. Их подход – никакой спешки. Ты мог одним, но серьезным преступлением заниматься и полгода, и даже год. Дел в производстве было два-три от силы. А потом (это был 1997 год) ты в результате кропотливой работы находишь укромную комнатку в оптовой организации, а в ней стеллажи, доверху набитые деньгами. Естественно, деньги уходили в счет уплаты налогов, а владельцы бизнеса становились вашими врагами. И, кстати, еще одно преимущество работы в налоговой полиции – это огромное количество знакомств не только в среде правоохранителей, но и в деловой сфере. Я подсчитал, что за годы службы я побывал более чем в тысяче коммерческих организаций, общаясь с руководителями. А в банке что? Если знаешь основы бухучета, то надо только запомнить, где в простом учете дебет, в банке, наоборот, – кредит. Всё отличие. В налоговой я понял, что необходимо продолжать образование и окончил воронежский юрфак.

– Какие-то самые громкие дела, которые дошли до приговоров, вспомните?

– А у нас приговоров как таковых не было. Законодательство было таково, что объектом преступного посягательства являлись налоги, бюджет то есть. И, если в ходе следствия человек добровольно и полностью возмещал нанесенный бюджету ущерб, то само следствие прекращалось. И хотя оно прекращалось по нереабилитирующим обстоятельствам, о чем делалась соответствующая запись в базах МВД (человек с такой записью уже не мог, например, претендовать на работу в госструктурах или правоохранительных органах), но судимостью это не являлось – и это было правильно. Потом уже были значительные изменения в УПК и прекращать дела таким образом на стадии следствия запретили. Но приговоры все-таки и у нас были – не все были готовы или в состоянии заплатить все деньги в бюджет. Чтобы посадили кого-то из крупных бизнесменов, такого уже не припомню. А из тех, кто был на слуху, – это оптовая база LM, она же «Лилия-маска», химфармзавод, еще покойный бизнесмен Николай Евдаков. Много было бензиновых и алкогольных дел, но фамилии и названия фирм уже ничего никому не скажут.

– Какое самое яркое воспоминание о работе в налоговой полиции?

– Помню хорошо, как мы остановили в Отрожке состав с водкой. Понятно, что не руками тормозили, а по всем инстанциям проходили, доказательную базу собирали, арест наложили потом. Водка в бутылках, вагон набит под завязку, устроено так, что сбоку открыть нельзя – всё вывалится тебе на голову. Лезли на пузе на крышу вагона, открывали сверху, потом вынимали верхний слой ящиков «законной» водки, с акцизными марками, а уже под ними целый вагон «левой» водки. Однажды также поймали 80 тонн канадского спирта – чистейший продукт, но нелегальный. Всё отправляли на переработку в Черноголовку, с ними был заключен договор. В 1990-е вся водка с юга шла. Осетия и Адыгея – основные «поставщики». Воронеж не конечный пункт, а транзитное место. Воронежская область быстро стала считаться местом, которое лучше с таким товаром объезжать стороной. Один раз ездили в командировку в Адыгею. Выходим из местного управления налоговой полиции. А вокруг одни «лупатые» «мерседесы» (помните такую моду?) – это несколько директоров тамошних нелегальных заводов пришли на воронежских оперов посмотреть вживую – про нас в тех краях легенды ходили. До мурашек приятно было. Безусловно, соблазнов было много, но мыслей о том, чтобы что-то как-то «решить», не было. Еще было красивое дело в 2001-2002 годах по Сомовскому племенному хозяйству, то есть по зверосовхозу, если по-советски. Там сменились собственники, и под видом корма для зверей, субпродуктов ввозили из США окорочка. Помните «ножки Буша»? А шкурки по бартеру за рубеж. Как-то приезжает состав якобы с субпродуктами из Голландии, проходит таможенный пост, мы его накрываем – а он пустой, целый состав. Но закончилось печально – нашего подопечного, директора зверосовхоза застрелили в собственном гараже, а девочку-бухгалтера вывезли в Белгородскую область и убили в лесу, ее только через полгода, когда снег сошел, нашли.

– Что же, раскрыли убийство потом или нет?

– Это уже не интересно, это уже не наше дело. Спустя несколько лет я туда, в зверосовхоз, приехал. На том месте, где жили звери, – ничего. Пустые клетки полуразрушенные, как заброшенный концлагерь. Голое поле – и кругом ни души. Страшное зрелище, апокалипсис.

– Из тех, кто были вашими подопечными той поры, многие поднялись? Стали представителями власти, депутатами? Приходится общаться в новом качестве?

– Вижу, пересекаемся, но не скажу, что часто. Я скажу так, без фамилий и имен. Благодаря этому моменту, честности, у меня очень хорошие отношения остались с теми людьми, кто у меня прошел полный путь от подозреваемого до обвиняемого. Потом мне в глаза говорили: «Я тебе доверяю». Никому не хотелось попадать на деньги, а вопрос «не решался». Я же был рядовым опером, а «движения» были выше, но мы никому в Воронеже не подчинялись. Поэтому и были неудобны, были лишними. Теперь вот раз в год, в июне, мы, ветераны, собираемся, вспоминаем те дни. По президентскому указу налоговая полиция была расформирована 1 июня 2003 года.

– Думаете, решение о расформировании было ошибочным?

– Скажу так, и в мире, и на постсоветском пространстве структуры, подобные налоговой полиции, существуют до сих пор. Где-то это называется финансовая гвардия, где-то – по-другому, но смысл в раскрытии налоговых преступлений.

– Ну что, от воспоминаний перейдем к нынешним помидорам. Как вы попали в проект? Правильно ли я понял, что вы здесь всё с нуля начинали?

– Предложение от Павла Дьякова поступило в 2015 году – на месте будущих теплиц тогда было чистое поле. А весь штат компании – семь человек. Сидели, рисовали проект, бизнес-планы составляли. Одновременно купили 32 га земли в Латном Семилукского района. Вообще, Дьяков уже давно занимался овощами и был в этом бизнесе человеком опытным и известным. Но занимался не теплицами, а оптовыми поставками. Все идеи в его голове были. Можно сказать, что они стали логичным развитием его предыдущего бизнеса. Сразу было решено, что мы идем в проект с московской компанией «ФИТО», которая реализует тепличный проект «Липецк-агро». Мы были несколько раз у них на комбинате, посмотрели, как это всё работает. Они генеральные подрядчики и поставщики оборудования голландской компании КUBО. Это тепличное оборудование пятого поколения. В поле впервые вышли летом 2015 года, потом почти два года была заморозка проекта – ждали согласование от банка. Но и во время «заморозки» мы потихоньку строили на свои деньги – котельную, склады, инфраструктуру. Дождались. В сентябре 2017 года мы получили кредитную линию от «Россельхозбанка» – 75% стоимости, остальные 25% – это собственные средства нашего учредителя. Всего в сумме 1,7 млрд рублей было освоено. И 13 июня мы открыли первую очередь – 6,2 га. Мы стали третьим в России тепличным комбинатом пятого поколения. Губернатор Александр Гусев проводил торжественную церемонию открытия. В конце августа получили первый урожай. За год планируем вырастить 4 тыс. тонн помидоров.

– Во-первых, почему пятое поколение? Вы решили работать на опережение? А во-вторых, давайте поподробнее расскажем читателям «Абирега», что это такое.

– Нет смысла строить то, что потихоньку начинает устаревать. Я имею в виду четвертое поколение, которое строят большинство компаний. Главной особенностью пятого поколения, его основной фишкой является так называемый «ультраклимат» – Ultra Clima, то есть создание особого микроклимата к теплице. Это достигается за счет закрытости теплицы и за счет избыточного давления внутри теплицы, в итоге становится невозможным свободное проникновение внутрь воздуха с улицы. В четвертом поколении огромное количество форточек, и это является источником попадания бактерий, которые влияют на жизнь растения. В нашем пятом поколении количество форточек минимально, и они не являются источниками проветривания, а служат для сброса давления, таким образом, в четвертом поколении идет процесс обмена воздуха и из-за этого высок коэффициент заражения паразитами. У нас же всё вылетает из форточки как в трубу. Например, та мушка, которая села и хотела отложить гадость, ее потоком воздуха вышибает оттуда. Еще одна особенность – автоматические панели, стабилизирующие систему климата. Они летом охлаждаются, а зимой подогревают воздух, попадающий внутрь через рукава. В четвертом поколении нужно такие рукава менять, а у нас в теплице круглый год сохраняется одна и та же температура.

– Расскажите, что, собственно, выращиваете и где продаете.

– Выращиваем только помидоры, работаем под брендом «Родина овощей». Помидоры сливовидные (сорта «Прунус»), семена из Голландии. Мы изначально определились в пользу более высокого качества, а не долгой «лежкости» или более крупных размеров. Помидоры очень вкусные, но сроки реализации короче, поэтому далеко возить мы их не можем. Фасованную и брендированную продукцию продаем у нас на Центральном рынке и в местные сети – «Центрторг», «Пятью пять» и «Грядка». В большие сети, вроде «Магнита» или «О'кей», мы пока не заходим. Мы для них маловаты, но еще есть проблема, что в некоторых больших сетях такое «качество» – именно в кавычках – овощей, что плакать хочется. Оптом наши помидоры идут и в Москву, и на Северо-Запад.

– Как сами теплицы устроены изнутри? Сколько человек их обслуживает? Где берете кадры? Тепличные агрономы – это ведь дефицитная профессия.

– Теплица – это как конструктор «Лего» для взрослых высотой 6 м. Материал – алюминий и закаленное стекло. Площадь под посадку в первой очереди – 5,2 га, на ней расположены маты, или соты, в которых растут растения. Столько же будет и вторая очередь, которую мы уже начали строить, планируем закончить в мае 2019 года. Еще около 0,6 га занимает расположенная между ними сервисная зона, там складские и бытовые помещения и зона сортировки. 0,4 га – это зона, где выращиваются растения под семена. Общий штат работников теплицы – 75 человек. Это сборщики, овощеводы и операторы технического оборудования. Агрономов у нас четверо. Главного агронома пригласили из Ростова, где была небольшая теплица, хозяева которой не планировали дальнейшего развития. Мы никого не перекупали – просто познакомились на специализированной выставке, рассказали о нашем проекте. Женщина посчитала его более перспективным и согласилась на переезд. А трое ее помощников – это уже выпускники нашей воронежской сельхозакадемии. С вузом мы и дальше планируем развивать сотрудничество – новые кадры нам уже скоро понадобятся.

– Какие планы?

– В мае сдать вторую очередь – 5,2 га, которая обойдется в 1,3 млрд рублей. А всего будет 11 га в двух очередях. К 2020 году построить четыре очереди. Третья и четвертая очереди примерно по 20 га, таким образом, собираемся расшириться до 60 га. Для этих площадей потребуется около 1 тыс. работников. В процессе развития планируем расширить наш земельный участок.

– Что с зарплатой для персонала?

– Зарплата сдельная. Хороший сборщик может получить 35-37 тыс. рублей на руки. Да, это тяжелый труд. Но для села, я считаю, это очень хорошая зарплата. Проблема в том, что народ, молодое поколение, работать у нас разучился. Лучше в магазине за 15 тыс. рублей стоять. Народ на работу/с работы возим автобусами и из Латного, и из Семилук.

– Теплицы пятого поколения должны работать круглогодично. Но как быть с экономикой проекта в летнее время, ведь летом сложно составить конкуренцию более дешевым грунтовым овощам?

– Работаем круглогодично. Считается, что новая теплица может три года работать постоянно, потом надо будет делать технологическую паузу. Раз в два года на два месяца. Во время такой паузы старые растения убираются, само помещение моется, дезинфицируется. Рядом со старым растением высаживается новое. После того как оно готово к плодоношению, старое убирается. На летние овощи спрос, конечно, другой, чем на зимние, но и ценообразование по-другому складывается. Летом ведь и досветка не нужна, и дополнительное тепло.

– Теплицы – производство энергоемкое. Как решаются вопросы тепло- и электроснабжения? Своя котельная у вас есть?

– Да, есть собственная котельная, в которой пока работают только два котла, но помещение котельной рассчитано на обслуживание всего комплекса. То есть до 60 га. Электроэнергию берем напрямую с федеральных сетей. Мы были первыми тепличниками в стране, кому это удалось. Пришлось самим высоковольтную линию к теплицам тянуть. Но в конечном итоге всё оправдывается – экономия вполовину.

– Последние четыре-пять лет государство субсидирует – и очень щедро – строительство новых теплиц. Тем более удивительно, что ваш проект стал первым реализованным проектом в такой крупной аграрной области, как Воронежская. Почему заявленные тепличные проекты умирают, не родившись?

– Когда в 2015 году мы только заявлялись и пошли с документами по всем нашим инстанциям – в агродепартамент, в правительство области, в банки, в Минсельхоз дважды ездили. Мы хотели получить (и в 2016 году получили) статус особо значимого инвестиционного проекта (и положенные к нему налоговые льготы), нам все рассказывали: «Вы уже седьмые, до вас очередь не дойдет». Но ни один из шести проектов, бывших до нас, так и не состоялся. Два – «Томат» в Бутурлиновском районе и «Зеленая верея» в Лискинском – были на слуху, а еще четыре – можно сказать, «безымянные». Как-то обобщить, почему проекты не состоялись, сложно. Вот «Томату», я знаю, не согласовали выделение кредита, из-за того что они хотели в Турции б/у теплицы закупать. Точнее, даже не кредит не согласовали, а не стали это оборудование страховать, а уже из-за отсутствия страховки не согласовали кредит.

– А давайте про Эрдогана поговорим. Вы начинали, когда турки наш самолет сбили и была, по сути, торговая война с ними. Сейчас отношения не просто наладились, а переживают расцвет. Все ограничения сняты. Как это скажется на вашем бизнесе, на планах? Страшен ли вам турецкий помидор?

– Вообще не боимся, и более того скажу – не боится ни один тепличник, потому что наш потребитель устал от этой пластмассы. Есть точка вкуса. Мы едем отдыхать в Турцию или на наш юг – там всё вкусно, потому что сорвали фрукт несколько часов назад и принесли в ваш отель или кафе. А сюда турецкий помидор прибывает через несколько недель, после того как был сорван с грядки. Ведь в основном турецкие овощи и фрукты к нам через Питер морским путем приходят. Дикое путешествие по морю, потом из Питера в Москву, потом, условно, в Казань на лошадях. Чтобы он за это время не испортился, его опрыскивают и покрывают лаком. И еще один важный момент, если вы заметили, российский тепличный бизнес начал развиваться с юга – Ставрополь, Краснодар и т. д. То есть наши российские тепличные овощи как бы образовали для турецких естественный защитный барьер. Так что турки не проскочат.

– Когда на Новый год мы будем есть семилукскую клубнику?

– Вообще-то, пока не планируем, но зарекаться не надо. Среди наших старожилов ходят легенды, как в уголке теплицы обустраивают маленькие участки под экзотические фрукты. Не для бизнеса, а для души.

   
Александр Пирогов
(473) 212-02-88
 
 
11 января 2019, 10:14:03
Изучал экономику в Воронежском военном инженерном институте. Бред какой то. У нас было два военных ВУЗа, ни один из которых не имел такого наименования, при этом ни в одном из них экономику не преподавали. Где он учился? В Афгане он мечтал воевать, свалил из армии через год, бабок набил в налоговой полиции. Хорошо что хоть в России вкладывает, может зачтется.
Иван Васильевич
16 января 2019, 15:45:38
Какого директора убили в гараже зверосовхоза???
Саша
16 января 2019, 15:46:27
ВАТУ по нашему
Саша
20 января 2019, 13:43:31
Убили директора зверосовхоза Виктора Бабанина - в гараже собственного дома. В начале нулевых, если память не изменяет. Преступление, как я понял, не раскрыто. Мужик, кстати, был профессионал экстра-класса - всю жизнь зверями занимался, при нем воронежские шкуры были одними из лучших в стране. А потом пришли "инвесторы"...
Автор
21 января 2019, 11:57:01
Очень интересно. Турция это пластмасса, а Семилуки это что? Технология другая? от гидропоники отказались? Гибриды другие посадили? Что за бред покрывать лаком помидоры? Для их сохранности достаточно применить определенные ингибиторы созревания. Сдается мне было это освоением бабла. Хотя очень хочу ошибаться.
Михаил
21 января 2019, 14:01:36
Выйдя на пенсию, стал руководителем воронежского филиала коммерческого банка «Юникор». Проработал в банке пять лет. А потом у банка ЦБ отозвал лицензию. ОАО «ЮНИКОРБАНК» было вовлечено в проведение сомнительных операций по выдаче наличных денежных средств клиентам, а также в схемы по выводу денежных средств за рубеж, общий объем которых в 2013-2014 годах составил более 21 млрд. рублей. Вот такой он в двух словах "честный опер".
маски-шоу
Добавить комментарий на Abireg.ru
 
Абирег реализует для своих читателей политику только интересных, адекватных и здравомыслящих комментариев. Спасибо за понимание
Ваш комментарий *
Ваше имя *
Ваш E-mail
 


Добавьте «Абирег» в свои избранные источники
СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ

Система Orphus

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Картотека
Группа Абирег использует систему проверки контрагентов Картотека.ru
Создание сайта - "Алекс"

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Яндекс.Метрика