Up

Вы читаете новости региона:
USD EURO
Вопрос недели
Какой вариант инвестиций в недвижимость премиум-класса вы бы выбрали?
Элитная квартира в центре города
Элитная квартира на окраине
Коттедж в черте города
Коттедж в элитном поселке за городом
Загородный домик у реки
Домик в деревне
 9246 
Защита: Введите код c картинки
Результаты
Комментарии к публикациям
Фирма с Каймановых остров - законнорожденная дщерь кипрской компании, будет создавать "растительное молоко" для россиян! Действительно, на кой черт ну...
Коровьев, 23.09.2019, 09:12:20
А когда проект? Везде чет про него слышно.
Пол, 20.09.2019, 19:32:23
Этот день города будет особенным в истории Воронежа благодаря Никите Михайловичу Чеботареву. Как похорошел Воронеж при Никите Михайловиче Чеботареве.
С.С. Собянин, 20.09.2019, 19:17:23
Так вот же - https://abireg.ru/ newsitem/ 58926
невестка Наливкина, 20.09.2019, 14:13:16
Алексей Юрьевич знает свое дело. Я его еще по работе в ДСК помню, если делает - то делает грамотно. В общем, не сомневаюсь, что его проект выстрелит
Дмитрий , 20.09.2019, 13:06:34
Мощные информационные волны, что омывает наши мозги в последние годы, размывают традиционные понятия и скрепы, формируя правила нового мышления. В...
Леонид Х, 20.09.2019, 11:56:35
Ага, ток если на повышение они уйдут, пусть уж лучше так пока.
Гость, 20.09.2019, 10:53:24

Главная Эксклюзив

19.03.2019, 16:09

Бизнес-путь липецкого застройщика Михаила Захарова: беглец от судьбы

Воронеж. 19.03.2019. ABIREG.RU – Расследование – На стройке, как и в жизни: чем выше заберешься, тем больнее падать. «Михаила Захарова арестовали», «Беглый липецкий депутат» – заголовки СМИ бывают не очень правдивы, но всегда безжалостны. А начиналось всё красиво: пел Шуфутинский, подпевал Гулевский, дарили путевки и машины. Прогулки с девушками на вертолете. Только Лёню Голубкова позвать забыли. Заочный арест Михаила Захарова, бенефициара второго по величине липецкого застройщика ГК «СУ-5» («Эксстроймаш», жилой комплекс «Европейский»), то ли сбежавшего от правосудия, то ли проходящего курс химиотерапии где-то за границей, – был ожидаем. И финал, в общем-то, закономерен: «Ведь если есть те, кто приходят к тебе, найдутся и те, кто придет за тобой». И если когда-нибудь нашего героя выведут на суд толпы, толпа скажет: «Распни!» Корреспондент «Абирега» изучал теорию Дарвина на примере стремительного взлета и не менее стремительного падения Михаила Валерьевича и снова убедился, что бизнес по-русски – это опасное спортлото. На откатах.

В первую нашу встречу в марте 2018 года Захаров, уже сильно похудевший и стриженный под ноль, но с густыми бровями, больше двух часов рассказывал, почему остановка его гигантской стройки (три 500-квартирных дома плюс два одноподъездных на 100 с лишним квартир) – это форс-мажор, обещал всё продать («у меня активов на 1,5 ярда») и достроить за 1-1,5 года, получить прибыль в 300 млн рублей и начать всё заново. Может быть, снова строить. Хотя на «Эксстроймаше» уже началась процедура банкротства – было введено наблюдение. В разговоре про свое уголовное дело Захаров отмахивался: «Это для профилактики, им нужны галочки, чтобы себя обезопасить. Меня же проверяли и прокуратура, и налоговая, и следственный комитет. Если бы у меня был какой-то вывод денег, я бы уже сидел, как вы понимаете». А в конце встречи подошел вплотную, глаза в глаза и спросил: «А что вы будете делать, если скажут, что вам осталось жить полгода?»

Брови эти мне долго не давали покоя, я был уверен – раз брови есть, то никакой химиотерапии не было. Но специалисты-онкологи переубедили меня: брови после курса химиотерапии могут выпадать, но могут и оставаться. Знакомые Захарова в Липецке делятся на тех, кто верит в его онкозаболевание, и тех, кто не верит. Я для себя окончательного вывода так и не сделал. Очень деликатная тема и ситуация. Еще, несмотря на реальное или мнимое заболевание, наш герой безостановочно курит кальян с выражением: «Один раз живем».

Вторая моя встреча с Захаровым состоялась спустя пару недель, это было интервью. Задаю вопрос, может быть, не совсем корректный: «Допустим, вас сегодня вечером вызывают на очередной допрос и объявляют, что вы едете ночевать в изолятор. У вас есть план действий на этот случай?»

Фото GOROD48.ru

Он аж в лице изменился – видно, примерял ситуацию, прокручивал в голове. Отвечает: «Ехать. А что, есть выход? Вы знаете, у нас сегодня в стране в общем гораздо легче посадить человека, чем решить проблему, но посадкой проблема не решится. Если сегодня будет принято решение арестовать кого-то из руководства: или меня, или любого другого человека, – они приедут и арестуют. Вопрос в другом. Ничего не делается для того, чтобы решить проблемы дольщиков, ничего не происходит. Сегодня в стране только официальных обманутых дольщиков 12 тыс. человек, а фактически – порядка 100 тыс. человек. И от того, что посадили директоров компании, ни один дом не достроился».
 
В тот момент строительным комплексом Липецкой области руководил первый вице-губернатор Юрий Божко, у которого, как говорили, все или почти все силовики были в рукаве. Олег Королёв губернаторствовал 20-й год. К каждому из них депутат облсовета Захаров был вхож, а уж с Божко и вовсе мог решать самые деликатные вопросы. СУ-5 было самым крупным частным застройщиком (и вторым после окологосударственного ЛИКа) Липецкой области со 123 тыс. кв. м строящихся домов. Просрочка в сдаче объектов уже была, но в официальном реестре обманутых дольщиков не было ни одного «эксстроймашевского». Два из трех проблемных домов были в высокой степени готовности, и ничто не предвещало окончательной остановки стройки.

Правда, на активы «Эксстроймаша» (а не всего СУ-5) следственный комитет наложил арест. Но болезненнее всего на рушащемся бизнесе Захарова отразился даже не арест имущества, а запрет на регистрацию договоров долевого участия, наложенный следствием. «Представляете, приходит ко мне человек, хочет купить квартиру, а следственный комитет: мол, мы запрещаем», – жаловался мне Захаров еще за год до предъявления обвинения. С одной стороны, следствие можно понять – «распродать» квартиры в недостроенном доме аффилированным лицам и уйти в тину – это же проще простого. А с другой – работать-то как? Тема вмешательства силовиков в экономические процессы, конечно, требует отдельного обсуждения, но от себя замечу, что тот, кто занимается бизнесом (в данном случае – строит), берет на себя риски и ответственность – перед банками, дольщиками, работниками, контрагентами и т. д. А тот, кто выносит постановление об аресте имущества и даже о возбуждении уголовного дела, по сути, никакой ответственности не несет. В крайнем случае, лишат премии.

Прошел год. Королёв и Божко ушли. Но еще до их ухода Захаров начал распродажу активов. В апреле 2018-го был за 40 млн продан участок – здесь же, в «Европейском». Забавно, что участок был продан структурам давнего партнера Захарова – Константина Бадикова. Раньше партнеры вместе владели полуразрушенным, но перспективным зданием ЦУМа. Вообще-то, депутат (разумеется) Бадиков – банкрот, что не мешает ему контролировать крупнейшую в Липецке торговую сеть.

«Почти все деньги ушли в достройку. Лишь небольшая сумма на предпродажное обслуживание вертолета – его тоже предполагалось продать, но следствие не дало», – утверждает теперь уже бывший руководитель областного управления строительства Андрей Шорстов.

В июне 2018 года Михаил Валерьевич продал свой дорожный бизнес «Липецкое ДСП №1» (выручка – 1 млрд рублей, основные средства – 218 млн рублей, сумма самой сделки неизвестна), но ни одного рубля с этой сделки в достройку не пошло. Кому продал и продал ли фактически, а не на бумаге – большие вопросы.

В октябре, сразу после смены губернатора, Захаров (точнее, от его имени Сергей Ельчанинов – третье лицо в СУ-5) «передал» свои дома «Орелстрою» (формально застройщик не изменился, «Орелстрой» достраивает дома в статусе подрядчика). «Очень хорошая экономика была», – рассказал мне уже по телефону Михаил Валерьевич и снова напомнил, что собирается умирать. «В Германии я, курс химиотерапии, месяц из клиники не выхожу». Другим корреспондентам он сообщал, что в Чехии. Чуть раньше упоминал лечение в Израиле. Чехия, Израиль или Германия – теперь это проблемы Интерпола. Вместе с Михаилом Захаровым и двумя общими детьми уехала индивидуальный предприниматель Олеся Захарова – то ли жена, то ли бывшая жена (в последней декларации нашего героя жены отсутствуют, но есть четверо несовершеннолетних детей), то ли это фиктивный развод, то ли всё еще сложнее на личном фронте. ИП Захарова – контрагент «Эксстроймаша» (который принадлежит ей же как физлицу на 73%; здесь должен быть смайлик). Как минимум 130 млн рублей ИП Олеся Захарова пыталась получить с физлица Олеси Захаровой. Получить не удалось, но что-то в этой сделке не понравилось следователям, и они назвали ее выводом денег, объявив Олесю третьим «фигурантом» дела «Эксстроймаша».

Несмотря на то, что была «хорошая экономика», следственный комитет признал потерпевшими по уголовному делу «Эксстроймаша» 1,7 тыс. человек – это рекордное число потерпевших в одном уголовном деле в России. 31 марта, кстати, два захаровских дома будут, наконец, сданы. Значит ли это, что жильцы этих домов из числа потерпевших будут убраны? Как они вообще собираются рассматривать в суде – ведь присутствие потерпевших обязательно. Даже если они снимут под суд стадион «Металлург», то обязательная по УПК перекличка потерпевших у них будет занимать по несколько часов каждого заседания. Или все понимают, что процессуально этот фарс заранее обречен?

В январе 2019 года гендиректор «Эксстроймаша», второй человек в СУ-5 после Захарова, депутат горсовета Сергей Тонких был отправлен под домашний арест, а самому Захарову спустя пару недель избрали арест заочный. Статья 159-4 УК РФ «Мошенничество в особо крупных размерах» (до 10 лет). По закону у нас всё, что свыше 1 млн рублей, – это особо крупный. Им вменяют в вину то, что они распорядились «по своему усмотрению» 70 млн рублей. Формулировка «по своему усмотрению» – стандартная для силовиков, позволяющая впихнуть в уголовное дело всё, что следственной душе будет угодно.

Стоит отметить, что между возбуждением этого уголовного дела в октябре 2017 года и предъявлением обвинения Захарову и Тонких прошло необычно много – 14 месяцев. «Процессуальные издержки», как их назвали в пресс-службе регионального следкома, были связаны с необходимостью проведения неких «экспертиз». Но еще до всех экспертиз, в ноябре 2017 года, имущество «Эксстроймаша» на сумму 200 млн рублей было арестовано «для обеспечения возможных гражданских исков». Так, экономическая история сплелась с историей уголовной. К слову, по утверждению пресс-службы липецкого СУ СК, самого Захарова в течение этих 14 месяцев так и не допросили. Якобы не являлся на допрос. Но еще год назад сам Захаров говорил мне, что он «объяснял свою позицию следственному комитету». Что это за «объяснения» и почему они не попали в уголовное дело? Впрочем, не дело журналиста судить о виновности. Есть презумпция невиновности, но есть и жизнь. Которая иногда судит и наказывает жестче, чем суд общей юрисдикции.

Центровой

Михаил Валерьевич родился 18 ноября 1974 года в старом центре Липецка, в районе улицы Зегеля, в семье заслуженного строителя России Валерия Захарова. Мать Михаила умерла довольно рано, предположительно, от онкологии. Учился Михаил в школе № 44. Школа считалась хорошей, но не элитной. Через Каменный лог располагалась элитная школа № 1, где училось большинство детей липецких руководителей советской поры.

Михаил был сделан из того, что увлажняет сны юных девиц. Крепко сбитый, мускулистый, он был заводилой компании, настоящим лидером, весельчаком, умевшим при случае постоять за себя. В том числе и кулаками. Кулаки тренировал профессионально – в школьные годы занимался боксом. Единственный вид спорта, который был безразличен нашему герою, – футбол. Футболу он предпочитал девушек, которых вокруг него водилось предостаточно. Бравировал: «Представляете, не знаю даже, сколько человек в этот футбол должно играть». А вот любовь к боксу Захаров сохранил до сегодняшнего дня. Во всяком случае, подчиненные часто дарили ему на день рождения боксерскую амуницию. Фанат кулачных боев Захаров даже «подарил» квартиру в «Европейском» знаменитому Рою Джонсу. При условии, что тот придет за подарком лично. Абсолютный чемпион мира в полутяжелом весе и новоявленный гражданин РФ, видимо, почувствовал подвох и за подарком не приехал.

Уже в зрелом возрасте Михаил Валерьевич увлекся восточными единоборствами. Кроме того, каждое утро начиналось с обязательной пробежки.

Захаров в молодости тусил с компанией не только из своей, но и из школы № 1. С определенной натяжкой это можно было бы назвать золотой молодежью. Среди друзей молодости – внук начальника облстатуправления Владимир Ключанский, будущий торговец металлом Михаил Бондаренко и еще один потомственный строитель Андрей Шевелев. Одно из мест тусовщиков – дача главного статистика в Ситовке. Многие оставили там свою девственность.

Любопытно, что в школе № 1 учились ровесницы Захарова близняшки Елена и Евгения Захватаевы (ныне совладелицы сельхозфирмы «Трио»). Но «золотой мальчик» Захаров и сестры Захватаевы принадлежали к разным компаниям, и в юности если и пересекались, то их знакомство было, скорее всего, шапочным.

Михаил окончил школу в самом начале 1990-х и сразу понял, что драгоценное время нельзя терять на учебу на дневном отделении. Поступил в политех на вечернее, устроился на работу водителем. Но быстро переключился на «настоящее», как тогда казалось, зарабатывание денег: собрал бригаду из 20 человек и стал делать евроремонты. Сразу после получения высшего образования устроился на работу в тот самый «Липецкстрой», где раньше работал его отец, точнее в СУ-5 этого треста. Карьеру сделал всего за три года – начинал мастером, потом прорабом и дорос до главного инженера стройуправления. В 2002 году после конфликта с руководителем СУ-5 Долгих наш герой ушел, как он сам это называет, в свободное плавание. А на деле создал компанию-спойлер ООО «СУ-5 треста «Липецкстрой-М», добавив к хорошо известному в регионе советскому «бренду» букву М. Вероятно, в честь себя любимого.

Было Михаилу тогда 27 лет. На то, чтобы построить свою империю с активами на 1,5 млрд рублей, у него ушло 14 лет. По слухам, наш герой покупал землю на юге нашей родины и даже построил яхту, пришвартованную где-то в Средиземном море. Построил два арбитражных суда – Краснодарский и Липецкий (выигрывал тендеры). И даже пытался построить подземный многоуровневый автоматический паркинг под Москвой-рекой и встречался для этого с Юрием Лужковым (через Ресина и Кобзона). Увы, Лужкова выгнали раньше, чем Захарову обломился этот невероятный подряд. Но за редким исключением весь свой строительный, а затем и добавившийся к нему дорожный бизнес он вел в Липецкой области. Все эти годы пришлись на губернаторство Олега Королёва. В начале декабря 2018 года, то есть через два месяца после отставки «вечного» губернатора, ООО «СУ-5 треста «Липецкстрой-М» было признано банкротом по иску налоговой на 227 млн рублей. Еще раньше исчез и сам «смертельно больной» Михаил Захаров.

Источник «Абирега», общавшийся с Захаровым накануне его исчезновения, рассказал, что в октябре состоялась встреча между только что назначенным врио липецкого губернатора Игорем Артамоновым и Михаилом Захаровым. На этой встрече, которую, разумеется, не афишировали, новый руководитель области дал Михаилу Валерьевичу четыре часа на переоформление всех выведенных со стройки активов (земли 32-го и 33-го микрорайонов – около 50 га) на того, кто будет достраивать за Захаровым проблемные объекты, и исчезнуть. Захаров переписал всё, о чем его просили, и в этот же день из воронежского аэропорта вылетел в Стамбул. Яхта была пришвартована именно там. Позже к нему присоединилась его вторая жена Олеся с двумя детьми, теперь она тоже фигурант уголовного дела.

На отметке 44

Отец нашего героя Валерий Захаров был известным, авторитетным строителем, проработавшим более четверти века начальником производственно-технического отдела крупнейшего треста «Липецкстрой», но особых денег не нажил. В начале «нулевых» Захаров-старший сначала перешел работать в строящуюся особую экономическую зону, а затем во вновь создаваемый строительный трест НЛМК техническим директором, а фактически первым лицом. Отец, конечно, помогал сыну с комбинатовскими подрядами, но эти подряды еще надо было суметь отработать.

Вот как описывал в интервью «Абирегу» начало своего «свободного плавания» сам Михаил Валерьевич: «Занял у товарища 200 тыс. рублей, купил на них будку (я в ней потом месяцами жил, на стройке и ночевал), лопаты, рукавицы и прочий инвентарь. А бригада уже сформировалась около 20 человек. Пошел за заказами на НЛМК. Практически все липецкие строители делали те или иные объекты для НЛМК. Там объем работ колоссальный. Чтобы получить заказ, никакой блат не нужен. Первый объект мне дали – построить весовую, от которой все опытные строители отказывались. Я сдал всё в срок и без вопросов. Тогда люди поняли, что мы серьезные ребята, и заказы пошли: сдал один – берешь другой. Я за семь лет все тоннели, все подвалы, все самые дальние и грязные углы, которые на комбинате есть, прополз на своем животе. Я знаю всю систему очень хорошо. Потом мы организовали работу в три смены, работали круглосуточно 24 часа. Люди посмотрели, на что мы способны, стали давать серьезные объекты».

В 2011 году таким «серьезным объектом» стала доменная печь «Россиянка» – печь № 7 НЛМК. Предыдущую, шестую, делал отец Михаила Валерьевича. «Россиянка», строительство которой обошлось в 43 млрд рублей, стала самой производительной печью комбината и одной из самых производительных печей в мире. К сегодняшнему дню она выдала на-гора более 25 млн тонн чугуна. Благодаря «Россиянке» липецкая площадка НЛМК увеличила производство стали на 36%.

Михаил Захаров, в компании которого к тому моменту работали уже 200 человек, был не единственным и не самым крупным подрядчиком на этой гигантской стройке, но одним из основных среди 70 подрядных организаций. По дерзкой привычке он брался за то, от чего более опытные люди отказывались. Например, он единственный, кто взялся спилить и выкорчевать 72 га леса под будущую строительную площадку, да еще завезти под нее грунт. Печь построили за три года. «Когда стоишь на построенной тобой отметке в 44 м, ощущение незабываемое. По сравнению с этим дома, которые мы теперь строим, покажутся разве что сараями», – делился с «Абирегом» своими впечатлениями Захаров.

Валерий Михайлович застал этот триумф своего сына. Он успел выйти на пенсию и, уже будучи пенсионером, поработать у сына заместителем в СУ-5. Заслуженный строитель умер в мае 2013 года после инсульта в возрасте 64 лет.

Отметка 44 была в прямом и переносном смысле вершиной бизнес-пути Михаила Захарова. Но заказов от НЛМК больше не было, и он взялся строить «сараи». А через семь лет вся его империя рухнула, как покосившийся сарай. Правда, наш герой, судя по всему, не просто не погиб под обломками, а самые ценные из них захватил с собой.

Но когда Захарова заранее, до суда, объявляют мошенником… Я бы хотел, чтобы следствие потрудилось доказать, когда и в связи с чем в этом громком деле у Захарова появился «преступный умысел».

Мой друг Пахомов

История убитого в феврале 2013 года из-за долга в 80 млн долларов липецкого бизнесмена и депутата Михаила Пахомова настолько обсосана и растиражирована в СМИ, что не стоило бы к ней возвращаться. Но по многочисленным свидетельствам, именно Пахомов был, пожалуй, единственным человеком, которого можно было бы назвать близким другом нашего героя. В общем, скажи мне, кто твой друг… Так что тему Пахомова не обойти.

Нам неизвестно, когда и при каких обстоятельствах познакомились Захаров и Пахомов. Хотя росли они в соседних районах и вполне могли пересекаться еще в школьные годы. Наши информаторы утверждают, что общего бизнеса у них никогда не было, но друзья помогали друг другу связями и получаемыми через эти связи господрядами.

Михаил Пахомов (1976-2013) был сыном знаменитых театральных деятелей, оба – народные артисты России. Отец Владимир Михайлович (умер в 2007-м) был много лет худруком Липецкого драмтеатра, мать – ведущая липецкая актриса Валентина Бражник. Бурная сначала десантная, а потом криминальная молодость Михаила Пахомова (уже в 19 лет участвовал в ограблении магазина в составе банды), отсутствие высшего образования и справка о психическом заболевании не помешали ему в середине 1990-х в совсем юном возрасте возглавить ГУП «Липецкспиртпром» (юрист ГУП, к слову, убит). Еще деталь – в эти же годы наш главный герой Захаров получает судимость (видимо, условный срок) за незаконное хранение оружия (ч. 1 ст. 222 УК РФ, судимость снята в 2002 году).

В 2003 году Михаил Пахомов становится гендиректором крупнейшего липецкого железнодорожного ОАО «Литер» (строительство железных дорог, среди активов – три промышленные железнодорожные станции, подвижной состав, несколько ж/д баз и т. д.).

Пахомов и его «Литер» строили железнодорожную сеть ОЭЗ «Липецк», когда там работал Захаров-старший. Потом через него же получал аналогичные заказы на НЛМК. А вот в 2010 году, когда пахомовский «Литер» взялся за аналогичную работу на ОЭЗ в Томске, якобы сделал ее некачественно, и претензии заказчиков составили астрономический 1 млрд рублей. Хотя здесь всё пахнет неподеленными откатами, которые спустя 3 года заведут Пахомова в бочку с цементом.

Привычка к богатой жизни напоказ – это то, что роднило Пахомова с Захаровым. Пахомов передвигался на Rolls-Royce и Bentley, а жена депутата – на Maybach, украшенном кристаллами Swarovski, был в семье и Aston Martin. У Захарова был «крузак», но предпочитал он передвигаться по воздуху – на четырехместном Robinson R44, которым управлял сам, чем очень гордился. Для ВИП-клиентов практиковался облет стройплощадки. Дорогие иномарки бились, вертолет падал – как раз на площадке «Европейского», благо что с малой высоты и никто серьезно не пострадал. Но сигналы свыше, похоже, не были услышаны.

Пахомов вел бурную политическую жизнь: был активистом «Единой России» и ОНФ, председателем липецкого отделения объединения предпринимателей «Опора России», избирался депутатом горсовета (одновременно с Захаровым). Самой заметной «политической» акцией Пахомова стало безбашенное агитационное выступление певицы Бьянки. Скандал с рекламой анаши под знаменами «Единой России» и ОНФ долго муссировался в центральных СМИ и даже стал предметом для депутатских запросов из Госдумы.

По мнению нашего источника, именно Пахомов, имевший в 1990-е небольшой опыт работы в дорожном строительстве, подал Захарову идею диверсифицировать свой бизнес и купить крупнейшего игрока на рынке дорожного строительства – «Липецкое ДСП № 1» с двумя асфальтовыми заводами и базой. «ЛДСП-1» существенно изменило финансовые потоки империи Захарова. Теперь он мог свободно перекидывать деньги с одного направления на другое – с жилого строительства в дорожное, и наоборот. И ничего в этом криминального не было, пока силовикам не дали команду «фас».

В свою очередь, Пахомов около 2010 года вывел (якобы через Иосифа Кобзона, знакомого с его отцом) Михаила Захарова на первого вице-мэра Москвы Владимира Ресина. Тогда и состоялся легендарный разговор Лужкова с Захаровым, в котором Юрий Михайлович объявил, что московские строители зажрались, и пообещал сделать нашего героя заслуженным строителем России. Захаров-младший не без гордости ответил, что его отец стал заслуженным без чужой помощи, и он постарается сделать то же самое. В общем, то ли Захаров был излишне дерзок, то ли «старика Батурина» сковырнули слишком быстро… В итоге ни футуристического паркинга, ни заветного значка на лацкане.

По свидетельству сотрудников СУ-5, смерть друга Захаров принял близко к сердцу. И, кстати, не участвовал в многочисленных финансовых разборках, последовавших за пышными похоронами Пахомова. Многочисленные кредиторы пытались предъявить реальные и мнимые долги и отнять последнее у безутешных матери и вдовы.

Убийц нашли случайно и быстро: цемент в бочке не успел засохнуть – наркоманов задержали с документами и мобильником убитого, которые похитители забыли забрать сразу, как требовали заказчики. Пришлось делать вторую ходку в Липецк. На обратной дороге их, обдолбанных, остановил и досмотрел обычный патруль. Бездарно спалились.

Выяснилось, что убивать Пахомова никто изначально не планировал: хотели только похитить и вернуть положенный откат с миллиардного подряда. Фирма Пахомова «Торг сервис» строила в Подмосковье детские площадки – партийный проект «Единой России». Во время похищения Пахомов оказал серьезное сопротивление, умудрился вырваться из машины и из собственных штанов, после чего завязалась смертельная схватка, во время которой ему нечаянно перебили кадык.

Заказчиками похищения были Сергей Красовский и Евгений Харитонов. Первый был руководителем ГУП «Мособлкоммунсервис», а второй – заместителем министра ЖКХ Московской области, злоумышленники были женаты на сестрах. Деньги, которые не хотел отдавать Пахомов, Харитонову нужны были для продвижения по карьерной лестнице.

Сумма отката в 80 млн долларов (по тогдашнему курсу – 2,4 млрд рублей), озвученная знаменитым Владимиром Маркиным, официальным представителем Следственного комитета РФ, вызывает серьезные сомнения. Что это за откат, который в два раза больше самого подряда? СМИ потом доллары «переделали» в рубли. В уголовном деле 80 млн именно долларов фигурируют лишь однажды – в устах какого-то случайного свидетеля, который «слышал» именно про такую сумму. Зато точно известно, сколько заплатили похитителям, – 1 млн рублей на четверых.

Осведомленный источник «Абирега» уверен, что спор Красовского, Харитонова и Пахомова исчислялся именно в долларах. Более того, 80 млн долларов – это далеко не всё, что задолжал Пахомов, а только то, что «вылезло» в СМИ.

В 2015 году по этому делу осудили в общей сложности семь человек, почти всех присяжные сочли заслуживающими снисхождения (Захарову, если что, снисхождение не светит – он-то никого не убивал и не похищал). А одного – оправдали. К нашему главному герою от этой истории тянется одна важная ниточка – Красовский с 2006 по 2009 год возглавлял ОЭЗ «Липецк», то есть был непосредственным начальником Захарова-старшего.

Еще несколько деталей: решение о назначении Красовского руководителем подмосковного ГУПа принимали во время поездки в Великобританию. Вероятно, плата за должность была оставлена в королевстве. А для «транспортировки» еще живого Пахомова Харитонов приготовил гроб и автомобиль ритуальных услуг. По замыслу «режиссера» Пахомов должен был ответить таким образом за слова: «В гроб лягу, а долг верну».

В уголовном деле по убийству Пахомова фигурировало наличие у него коммерческой фирмы в Чехии. Фирма вроде бы была нужна для беспрепятственного получения шенгенской визы. Известно, что у этой фирмы было два совладельца. В биографии Михаила Захарова Чехия тоже встречается. Может быть, просто совпадение. А может, где-нибудь в Карловых Варах общак закопан. Уже после бегства Захарова появился Telegram-канал «Чешская правда о Липецке». Кому-то здесь и отсутствующий Захаров не дает покоя.

Даревичи: добрым словом и пистолетом

Башенный кран стоит от 5 млн до 10 млн рублей, но в строймаге его не купишь. Можно сделать заводу 30%-ю предоплату и ждать год, пока ваш кран построят. Поэтому многие липецкие строители предпочитают краны арендовать. Специализированное предприятие по эксплуатации башенных кранов – сокращенно «Эксстроймаш» – владело 30 кранами и жило от сдачи их в аренду. Таким образом, сотрудничать с этой компанией были вынуждены почти все липецкие строители, за исключением самых крупных.

История вхождения ООО «Эксстроймаш» в СУ-5 часто называлась рейдерским захватом. Вот как отвечал Михаил Валерьевич на этот вопрос в прошлогоднем интервью «Абирегу».

– Важным этапом в вашем бизнесе было присоединение «Эксстроймаша». Бывшие владельцы «Эксстроймаша», отец и сын Даревичи, даже обвиняли вас в рейдерском захвате.

– «Эксстроймаш» расшифровывается как «Эксплуатация строительных машин», основной вид деятельности – эксплуатация башенных кранов. Тогда их было 30 штук (по версии Даревичей, кранов было 80 – прим. ред.), сейчас – уже 50. Даревичи, которые были основными владельцами, сами обратились ко мне в 2012 году с просьбой купить у них акции. Предприятие было тогда в предбанкротном состоянии. Мы у них акции выкупили официально, вопросов нет. Это же нормально, когда люди владеют компанией, а потом ее продают. Суть в том, что все люди, когда получают деньги, считают, что этого недостаточно и что они продешевили. Я раза два им помогал просто в жизни, когда они уже нигде не работали. Сначала оставил их всех на работе: проще управлять тем, кто знает конкретное производство. После покупки я где-то год всё время им деньги давал на «Эксстроймаш». Потом сказал: «Прекращайте сосать из организации». Поднял бухгалтерию и обнаружил, что они, можно сказать, злоупотребляли своим положением и практически давали компании процентные займы, которые сами же брали под отчет в кассе. Расстались мы в итоге с ними. Вот и всё рейдерство.

Версия Захарова в целом правдива, но, есть, как говорят, нюансы. Пока 72-летний председатель совета директоров Марат Даревич строил на своем предприятии «маленький, но прочный коммунизм», а само предприятие медленно умирало, задыхаясь в непосильной долговой нагрузке, его сын Андрей Даревич перепродавал заложенные в банке башенные краны. Наш источник рассказал, что толчком ко всем событиям стало исчезновение одного из заложенных кранов и его «обнаружение» у нового владельца в Тамбове. По версии Захарова, Даревичи, чтобы избежать уголовки, просто обратились к нему за деньгами.

Даревичи же утверждают, что в октябре 2010 года «Липецккомбанк» (очень близкий Захарову банк) передал право требования 25 млн рублей долга третьему лицу: некоему Льву Сутырину. Новоявленный кредитор попытался захватить предприятие с помощью группы лиц в камуфляже. Обращения в милицию и обладминистрацию не помогли – из милиции отказ, обладминистрация ответом не удостоила.

Дальше, по версии Даревича-младшего, было следующее. Неизвестный стал требовать по телефону с него 50 млн рублей. Даревич обратился к Захарову, тот вызвался стать посредником, но обманом привез Андрея Даревича на «стрелку» за город, где тому, угрожая пистолетом, дали три дня на сбор 55 млн рублей. «Предъява» в дополнительные 5 млн рублей была из-за обращения Даревича в обладминистрацию.

Даревич отдал всё и только потом узнал, что Захаров был владельцем долга, переуступленного ему банком с самого начала. Сутырин был лишь прокладкой. Даревич с подачи Михаила Коротких (бенефициара строительной компании «Глобус групп», главного врага Захарова) обратился в правоохранительные органы снова. На сей раз на имя Бастрыкина. Доследственную проверку проводил следователь по особо важным делам липецкого СУ СК Сергей Торозов, ничего противоправного не нашел. Даже если в заявлении Андрея Даревича половина вещей – вымысел, всё равно Захаров предстает очень хитрым и вероломным игроком. А привлечение криминала для урегулирования бизнес-спора, разумеется, никого не красит.

Так СУ-5 получило крупную базу и трехэтажный административный офис на Лесной, который стал его главным офисом. Штат СУ-5 увеличился до тысячи человек, а рядом с офисом была устроена вертолетная площадка. Кстати, вторая половина базы на Лесной принадлежала строителю Михаилу Коротких, ее тоже Захаров со временем выкупил. Коротких, к слову, делал в это же время попытку взять под контроль «Эксстроймаш» – скупал акции, но Захаров оказался проворнее и жестче.

Жёны и «сараи»

Первым опытом жилищного строительства для СУ-5 в далеком 2003 году был 10-этажный жилой дом на границе Быханова сада. Причем строил его Михаил Валерьевич в основном на свои. Построил быстро и качественно, а готовые квартиры разлетелись как горячие пирожки. Затем еще около полутора десятков разных домов – точечная застройка.

Здесь стоит вспомнить первую жену Михаила Валерьевича Ольгу. Вообще, тему своих женщин Захаров обсуждать не любит. Хотя то ли в шутку, то ли всерьез объяснял, что «первое, от чего руководитель отказывается во время кризиса, – это от трех любовниц, и остается с женой». Друзья молодости Захарова помнят Ольгу как писаную красавицу из простой семьи. В браке родилось двое детей, а потом последовал громкий развод. Два года Захаров судился, но в один прекрасный момент полностью отказался от адвокатов и удовлетворил все финансовые претензии первой жены. Кроме того, Захаров обеспечивал бывшую жену хорошими заработками – отдавал ей готовое жилье, она делала в нем дорогой ремонт и продавала со значительным наваром. Начинала как раз с дома в Быхановом саду.

Длинноволосая брюнетка Олеся, внучка директора завода холодильников «Стинол», тоже родила нашему герою двух наследников. Но в декларации депутата Захарова за 2017 год и она отсутствует. Кстати, официально Михаил Валерьевич заработал совсем немного – 587 тыс. рублей. Зато пару лет назад наш герой стал отцом в пятый раз, а счастливой матерью оказалась первая жена Ольга. «Санта-Барбара», да и только. Как разруливает наш герой свою личную жизнь, мы в подробности не вдавались. Предполагаю, что, находясь вдали от дома, делать это очень непросто. А может, наоборот – вынужденный отъезд расставил всё по своим местам в личной жизни нашего героя.

У Захарова никогда не было команды в бизнесе. Он держал специалистов, но «соблюдал дистанцию». Два генеральных директора «Эксстроймаша»: Сергей Тонких (с 2011 до 2017 года, затем с 2016 года – гендиректор Липецкого дорожно-строительного предприятия № 1) и Сергей Ельчанинов (после 2017 года) – это не друзья и даже не компаньоны, хотя в какой-то момент Тонких принадлежало 12,5% «Эксстроймаша» (73% – Олесе Захаровой). Их функции заключались в подписании бумаг. Тонких получил от Захарова в наследство двухсотый «крузак» с надписью «СУ-5» на боку и кресло депутата городского совета. Сам Михаил Валерьевич перешел в областной совет, а Тонких избрался в старом округе Захарова. Оба представляли «Единую Россию», хотя Захаров и называл себя «единственным беспартийным депутатом облсовета». Видимо, по какой-то причине считал более удобным числиться самовыдвиженцем. Сейчас партия власти приостановила членство обоих политиков и горе-застройщиков.

Сам Захаров, являющийся учредителем 34 различных ООО, называл себя председателем совета директоров СУ-5, хотя никакого совета директоров там отродясь не было. Но при такой схеме никакие бумаги подписывать было не нужно. Кроме того, существует или существовало множество разных фирм и фирмочек с разными, совершенно непонятными фамилиями директоров и соучредителей, которые вроде бы ведут к нашему герою. Например, на момент 2013 года 90% ООО «СУ-5 треста «Липецкстрой-М» принадлежали некой Ларисе Копцевой, о которой неизвестно в принципе ничего, кроме того, что она в дальнейшем оказалась банкротом. А ведь вся земля 32-го и 33-го микрорайонов была оформлена именно на это юрлицо. Потом участки «пилились» и перепродавались по частям. Вероятно, таким же, как Копцева, невидимкам.

Невозможно понять, как было устроено управление СУ-5 (под этим названием у Захарова существовало аж три различных юридических лица), которое называли то группой компаний, то девелоперским холдингом. Всё управление было в одной единственной голове – самого Захарова, и все решения принимал он один, порою вникая в детали, в которые руководителю огромной структуры и вникать-то не нужно.

Максим Федерякин, пресс-секретарь и маркетолог Захарова, вспоминает, что он был готов по нескольку дней изучать мельчайшие детали рекламных компаний, чтобы потом заявить: ну вы в этом специалисты – решайте сами. Кстати, Федерякин вспоминает Захарова как прекрасного работодателя и очень креативного человека, работа с которым оставила только самые приятные воспоминания. «Он сразу завоевывает ваше доверие, становится с первой беседы вам симпатичен. Согласитесь, ведь и на вас он сразу произвел положительное впечатление». Хороший работодатель, правда, имел привычку регулярно задерживать зарплату. Впрочем, в конце концов, всем всё выплачивал. Так же вел себя и в бизнесе: ставил в неудобное положение, нагибал, отжимал, не рассчитывался, прокручивал, но, в конце концов, отдавал обесценившиеся долги. Никого никогда не кидал. Даже Коротких.

Коротких: пистолетом по зубам

Изначально землю 32-го и 33-го кварталов в размере около 50 га под жилищное строительство получал комбинат. Получал с обременением построить внутри квартала магистральные сети – канализацию, теплотрассу и т. д., но в конце «нулевых» политика НЛМК изменилась – и они перестали заниматься жилищным строительством. Земля была продана, обременение осталось. Собственно, эти сети, построенные потом Захаровым на деньги дольщиков (200 млн рублей), и станут тем троянским конем, который погубит его бизнес.

Пистолет появился и в бизнес-конфликте Михаила Коротких и Михаила Захарова по поводу земли под «Европейским». Как водится, у спорящих сторон диаметрально противоположные версии событий.

Версия Захарова. «По факту площадка Коротких не принадлежала никогда. Есть бумаги. В 2013 году Коротких пришел ко мне, он знал, что я покупаю эту площадку у НЛМК, у меня уже была договоренность с «Липецккомбанком», они мне выдавали кредит на эту покупку. Коротких предложил, чтобы я не «попадал на кредит», отдать мне таунхаусы, которые он не мог продать. Чтобы я их отдал НЛМК в качестве оплаты площадки. За таунхаусы Коротких должен был получить квадратные метры в построенном жилье. Мы подписали договор. А после того, как я эту площадку расчистил, подготовил к работе, Коротких пришел и говорит: «Теперь она моя». – «С чего она твоя?» – «Ты же у меня таунхаусы взял». – «Но земля-то моя, я тебе должен деньги, 216 млн рублей». Я посмотрел на этого дурака, пришел в «Липецккомбанк», взял кредит на 216 млн рублей и отдал их Коротких. Он пробовал судиться, суд проиграл. И всё, что он рассказывает, – это какой-то бред».

Обратили внимание на «Липецккомбанк», в котором можно преспокойно взять 216 млн рублей или перекупить нужный долг?

Версия Коротких. «Европейский» микрорайон весь мой был. Я купил его у НЛМК, Захаров зашел ко мне в долю без денег. Я уехал за границу в 2011 году, приезжаю – у меня ничего нет, всё на себя оформил. В 2012 году отдал он мне последние деньги, 28 августа последние 10 млн рублей. Вызывает меня Божко и говорит: «Ты что, за него сидеть хочешь?» Я говорю: «Так это мое всё». Он: «Переписывай на Захарова, 200 млн рублей отдадим». Я промолчал. Деньги они мне отдали. А куда там Захарову деваться было? И что с этого вышло, видишь? Как ты неправильно зашел на объект, так всё неправильно и будет».

С Коротких мы знакомились забавно. Вместо «здравствуйте» он мне: «Ты с Захаровым встречался, видел, у него передних зубов нету? Это я ему выбил». Зубы у Захарова, правда, были на месте, а слова Коротких часто оказывались вымыслом или сплетнями. Например, как оценивать рассказанную Михаилом Ивановичем историю, что Захаров брал у него 15 млн рублей, чтобы «решить» вопрос с Божко? Может, вымысел, а может, устоявшаяся практика, о которой мне рассказывал не только Коротких: одна тысяча рублей с квадратного метра.

Может, Коротких что и присочинит для красного словца, зато все свои дома он сдает вовремя. Источник «Абирега» рассказал, что, когда Коротких вернулся из-за границы и не обнаружил своих земельных активов (на сумму 400 млн рублей), он напился и поехал к дому Захарова с пистолетом «выяснять отношения». Ловили Коротких чекисты… по просьбе жены самого Коротких. Потом деньги вернули, и Михаил Иванович успокоился. С пистолетом больше не бегал, но заклятым врагом и Захарова, и Божко остался навсегда. Коротких ушел в другой микрорайон, а Захаров начал застраивать «Европейский».

Тогда-то и появился Михаил Шуфутинский, но всё как-то сразу пошло наперекосяк: в день презентации «Европейского» (август 2013 года) была большая авария, и пол-Липецка осталось без электричества, включая гостиницу, куда заселился знаменитый шансонье. Потом был дождь и какой-то выброс сероводорода, отпугнувший зрителей, а мэр, вручавший Захарову символический ключ от микрорайона, судя по комментариям в СМИ, был изрядно подшофе. Но древнее искусство толковать предзнаменования в Липецке было утрачено.

Было обещано за четыре года построить 22 многоквартирных дома, две школы и четыре детских сада. Красиво расчерченный, продуманный во всех отношениях проект еще не догадывался, о том, что через несколько месяцев присоединят Крым (патриот Захаров будет оказывать шефскую помощь и, конечно, пиариться на этом – за чей счет, мы уже поняли), введут санкции и кризис в первую очередь отразится на строителях. «Допустим, я продал в строящемся доме 50 квартир из 100, но фундамент-то я должен заложить на все 100. А тут жилье на фоне кризиса перестало быть базовой ценностью. Плюс у людей пропала уверенность в завтрашнем дне, плюс очень многие лишились работы. И когда продажи остановились, я говорю: смотрите – вот ваши деньги, они никуда не уведены, они все здесь. Хотите, проверяйте смету, забирайте недострой в собственность. Никто не хочет, и банки полностью перестали кредитовать строительную отрасль, хотя и есть залоги. Круг замкнулся», – жаловался мне Захаров и предлагал выход: государство, раз уж оно было ответственно за кризис, должно достройку проблемных объектов провести за счет бюджета, а потом, сняв социальную напряженность, разбираться со строителями – кто выводил деньги, а кто – нет. Государство показало Захарову кукиш, и всё встало. По факту, на момент написания статьи был сдан один дом и один детский сад. Еще два дома – «вот-вот».

«А я остаюся с тобою…»

Коммунистический парторг комбината, а затем директор по персоналу НЛМК Михаил Гулевский проработал мэром Липецка с 2002 по 2015 год. В сложной липецкой системе власти он должен был стать «мостиком» между комбинатом и губернатором, но со временем оказался неугоден ни одному, ни другому центру силы. Замена «старого» Гулевского «молодым» Ивановым, позиционировавшимся в качестве очередного наследника Королёва, больно ударила сразу по нескольким строителям. Если коротко – ни одно из неформальных обещаний, данных Гулевским, новая городская администрация не подтвердила. Применительно к «Европейскому», это была судьба коммуникаций. Захаров, вываливший за землю 400 млн рублей, больше половины из которых были кредитные, построил магистральные инженерные сети на общую сумму в 200 млн рублей (за счет средств дольщиков) и рассчитывал, что городская власть либо возместит их стоимость, либо даст возможность ему самому продать сети ресурсоснабжающим организациям. Но Иванов повел себя жестко: заявил категорически, что выкуп сетей за счет бюджета невозможен, поскольку СУ-5 платило сниженную ставку земельного налога. Мэрия подала в суд, на сети был наложен арест. Захаров же настаивал, что получал участок на общих основаниях. Суд длится уже более двух лет, на момент написания статьи решение так и не принято. Кстати, у Липецкой ипотечной корпорации (основной владелец – администрация области) мэрия сети покупала не раз и не два. Захарову халява так и не обломилась.

Весь 2015 и 2016 год Захаров застраивал «Европейский» без особых проблем и с размахом. Жилье продавалось по минимальным ценам – 28 тыс. рублей за метр (да еще и в рассрочку) и пользовалось высоким спросом у липчан. Особенно у силовиков и судей, с которыми тогда дружил Михаил Валерьевич. Агрессивный маркетинг был в помощь – один из основных посылов для потенциальных клиентов: все риски СУ-5 застрахованы. Очень много людей брали ипотеку под жилье в «Европейском». Маржин-колл настал в первом квартале 2017 года. Тогда появились первая просрочка и первые иски.

Тема защиты прав дольщиков в судах отработана в Липецке до автоматизма. За 50%-е вознаграждения защитники сделают за вас всё. Мы не говорим о коррупции судебной системы, мы говорим, что защита дольщиков стала подозрительно выгодным делом, а суды невероятно щедрыми и скорыми на решения. Правда, по СУ-5 первые полгода судьи выносили более-менее сдержанные вердикты. Компенсация могла составлять от 300 тыс. до 500 тыс. рублей с квартиры, у других менее привилегированных застройщиков счет шел на миллионы. Здесь сказались связи Захарова с руководителями областного и арбитражного судов. А потом произошел какой-то сбой, и Захарова стали судить, как всех. Итог: 80 млн рублей высуженных компенсаций. Сумма с учетом остановившегося финансирования, по сути, критическая. Спрашиваю: «Почему вы не договаривались с людьми напрямую? Люди ведь разумные, понимают, что сами останавливают стройку». – «А не с кем было договариваться – с той стороны юрист по доверенности и отработанная схема».

А еще 2016 год стал годом демпинга. При себестоимости в 30-32 тыс. рублей за метр ЛИК, имеющий за спиной обладминистрацию, стал продавать по 23 тыс. рублей метр на котловане. В СИЗО директора ЛИКа Валерия Клевцова отправили летом 2017 года. Это был тот знак судьбы, который Захаров уже не мог проигнорировать. Тогда и появилась у него реальная или мнимая, но хорошо пропиаренная онкология.

Правда еще до ареста Клевцова и до онкологии Захаров был вынужден ввязаться в гонку демпинга, но это уже была дорога в никуда. Ну или в Чехию. «Как ни парадоксально звучит, но, с точки зрения психологии, на растущем рынке продажи идут лучше – покупатель боится не успеть до очередного подорожания, а на падающем покупатель думает: дай-ка я подожду еще месяц, пусть цена еще немного снизится», – учил меня Михаил Валерьевич чудесам маркетинга.

Но чуда не произошло, деньги в стройку не пришли, сроки сдачи в очередной раз срывались, было введено наблюдение, были митинги обманутых дольщиков, были обращения к Путину в прямом эфире. (Лично я не верю в случайность того, что на прямую линию Путину из 100 тыс. обманутых дольщиков всей страны дозвонились именно захаровские.) Захаров оказался и заложником, и пешкой в чужой игре одновременно. Даже удивительно, что он держался до последнего – до октября 2018 года то есть.

А потом произошли смена губернатора и разговор о необходимости переписать всё тем, кто будет достраивать за него. Умение принимать решения быстро и судьба Клевцова помогли сделать правильный выбор. Кстати, и переписал он, по моим сведениям, не все участки, а только те, о которых знала новая липецкая власть. Именно из-за того, что Захаров сразу и добровольно не отдал «заначку» (землю на 120 млн рублей – там же, в «Европейском»), спустя полгода «прилетело» от следствия его жене. А самого его заочно арестовали и объявили в розыск.

Самолет Воронеж – Стамбул вылетал в четыре утра. Летят перелетные птицы ушедшее лето искать. Вряд ли в октябре был ажиотаж на полеты к турецким берегам. О чем думал наш герой, обещал ли вернуться, когда всё достроится и уляжется?

Вместо эпилога

Когда я начинал эту бизнес-историю и не думал, что она окажется такой длинной, я решил, что в статье обязательно должен быть финал в виде размышлений автора. И про пагубную роль силовиков в экономике, и про любовь губернаторов бравировать красивыми цифрами перед президентом, и про тотальную зависимость российского бизнеса от произвола властей, и про много чего еще. В смысле, что жизнь была так несправедлива и к яркому бизнесмену Захарову, и к его многочисленным дольщикам.

Но нет более бесперспективного занятия, чем искать справедливости в жизни. У каждого своя правда, но принцип один: дают – бери, бьют – беги в Чехию. Захаров брал то, что плохо лежит. В финале этой истории оказалось, что «то, что плохо лежит», – это он сам. Происхождение видов путем естественного отбора.

   
Александр Пирогов
(473) 212-02-88
 
 


Добавьте «Абирег» в свои избранные источники
СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ

Система Orphus

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Картотека
Группа Абирег использует систему проверки контрагентов Картотека.ru
Создание сайта - "Алекс"

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Яндекс.Метрика