Up

Вы читаете новости региона:

USD EURO

Вопрос недели
Доверяете ли вы декларациям о доходах и имуществе госслужащих?
Да, они больше не могут скрывать информацию
Отчасти, ведь декларации – лишь верхушка айсберга
Доверия к декларациям мало, так как они не раскрывают источники доходов
Нет, потому что самые важные активы всегда можно переписать на близких
Несоответствие деклараций образу жизни госслужащих вообще не вызывает ни капли доверия
 0321 
Защита: Введите код c картинки
Результаты

Комментарии к публикациям
ЭФКО согласно с тем, что травит нас пальмовым маслом, но ей не приятен Аноним. Кстати, ЭФКО крупнейший импортер этого МАСЛА.
Л Х, 22.04.2019, 12:44:39
АПК должен руководить агроном с доб. образованием управленца - это аксиома. А так - эксперимент за счет бюджета.
Л Х, 22.04.2019, 12:30:49
Я думал, что МЧС сообщить о начатой проверке всех возводимых объектов на предмет проверки используемых материалов.Это не исполнение своих прямых обяза...
Л Х, 22.04.2019, 12:15:58
Ролики на youtube можно найти по названию "Разоблачение: зачем нас травят техническим пальмовым маслом?", там три части
Аннушка с маслом, 22.04.2019, 10:24:33
Ай, да Пауль, ай, да Алексей)
Мокий Парменыч, 22.04.2019, 09:27:44
Аришонкова
суд и я, 22.04.2019, 09:11:39
Ну вот, опять интервью с губером и ни одного коммента под ним. Либо Гусев никому не интересен как руководитель и личность, либо не о том спрашивали.
Профи Тролль, 21.04.2019, 12:30:19

Главная Эксклюзив

12.04.2019, 12:42

Глава департамента АПК Воронежской области Алексей Сапронов: «Представление, что департаментом АПК должен руководить агроном, несколько устарело»

Воронеж. 12.04.2019. ABIREG.RU – Эксклюзив – Назначение Алексея Сапронова главой департамента аграрной политики Воронежской области в январе этого года вызвало споры в некоторых кругах, из-за того что большую часть своей карьеры новый руководитель строил в дорожной сфере. В эксклюзивном интервью «Абирегу» господин Сапронов рассказал о том, почему его нельзя считать только отраслевиком-дорожником, и постарался развеять все сомнения, которые были на этот счет.

– Алексей Федорович, как вы оказались в департаменте АПК и по какой причине ушли из дорожников? И главное, почему?

– Думаю, стоит начать с исходной. Я учился в Воронежском государственном архитектурно-строительном университете на кафедре экономики и управления, поэтому нельзя сказать, что я чисто отраслевик-дорожник, моя специализация – в первую очередь это управление и организация. Место обучения было выбрано достаточно тривиально: здесь учились мои родители, а я пошел по стопам. Мой отец, Федор Сапронов, заслуженный дорожник Воронежской области. Он работал заместителем в главном управлении дорог области, когда его возглавлял Валерий Егорычев.

Мне нравилось то направление, которое я выбрал, окончил университет с отличием. В аспирантуре моим научным руководителем был Валентин Гасилов, а он больше занимался экономикой инфраструктуры, в том числе дорог, что и повлияло на тему моей работы – «Влияние модернизации региональной дорожной инфраструктуры на социально-экономическое развитие субъектов РФ». То есть к этой отрасли меня подталкивало всё.

В департаменте дорожной деятельности моя работа была связана не с технологиями строительства дорог, а с управленческой частью – экономикой, финансами и подготовкой нормативных правовых актов, которые предшествуют стройке. На тот момент я, наверное, являлся основным участником разработки закона о дорожном фонде Воронежской области и соответствующих госпрограмм.

– В департаменте АПК впервые вы оказались по приглашению Виктора Логвинова. Как это вышло?

– Я работал уже почти два года заместителем руководителя в департаменте финансов области под руководством Надежды Сафоновой, курировал вопросы соблюдения бюджетного законодательства и контроля закупочной деятельности и хочу сказать, что многому научился.

В 2016 году Виктор Иванович пригласил меня в департамент АПК: в тот период произошло достаточно серьезное изменение политики касаемо мер господдержки. Он искал экономиста-финансиста, но до этого мы плотно не общались, только по дорожной теме еще в Рамонском районе. Он пригласил меня на освободившуюся должность, как я потом узнал, Виктор Иванович обратился к Надежде Георгиевне, и она порекомендовала две кандидатуры, в их числе был и я. На тот момент главной задачей было масштабное переформатирование мер господдержки. То есть мы заново формировали нормативно-правовые акты, которые нужны были аграриям. Появились и новые направления, такие как льготное кредитование через банки. Интересное было время. Я принял это предложение, так как решил, что для меня это новый рубеж.

В июле 2017 года меня вызвали на площадь Ленина, 1, и предложили перейти в департамент дорожной деятельности – так состоялся мой перевод. На то момент как раз Максима Оськина назначили руководителем. Мне была поставлена задача – если можно так сказать, поддержать в становлении и обеспечить тыл по рутинным финансовым вопросам. Что касается конкретных направлений, то это работа по формированию доходной и расходной частей дорожного фонда, реализация программных мероприятий, работа с Минтрансом и Росавтодором по привлечению федеральных средств. Конкретные проекты – безопасные и качественные дороги и программа сельских дорог Минсельхоза, которую трансформировали и распространили на сельские улицы по решению губернатора.

Работая в департаменте дорог, услышал про инициативу Александра Викторовича о совместном проекте с РАНХиГС по новому формату госуправления. Я принял участие в конкурсе «Команда будущего», задачи сменить работу у меня не было, хотел посмотреть, что за проект, взбодриться, было несколько туров, в итоге вошел в число победителей. Предложение от губернатора было неожиданным. Пару дней рассуждал и понял, что нужно идти и работать в команде Александра Викторовича. Тем более сохранилась часть команды, с которой проводили реформу мер господдержки, и с Виктором Ивановичем мы уже работали, знал его стиль. Он жесткий в плане скорости принятия решения, не дает времени на раскачку и держит в тонусе. Когда он меня представлял коллективу, он сказал так: «Это была длительная командировка», имея в виду департамент дорог.

– Легко ли адаптировались на новом месте?

– Любой орган госвласти сейчас устроен по единому стандарту, представление о том, что департаментом АПК должен руководить агроном, несколько устарело. Как и когда сеять и пахать, все знают. В этом вопросе подсказок от нас аграрии не ждут. У нас больше развито животноводство... Тогда животновод? Или технарь, отвечающий за обеспечение механизации? Это сложный вопрос, должен быть и отраслевик, и люди с профильным экономическим, юридическим или управленческим образованием, которые умеют управлять такими структурами и взаимодействовать с органами власти как на региональном, так и федеральном уровне.

Если говорить о департаменте дорожной деятельности – это формирование закона о бюджете, государственные программы. Также и в других департаментах, только отрасли разные. Сейчас, конечно, приходится больше погружаться в отрасль, мой прошлый опыт позволяет держать диалог и принимать решения. Если вопрос узкоспециализированный, могу обратиться к своим заместителям или начальникам профильных отделов. Наша основная задача заключается в том, чтобы предложить те меры господдержки, которые будут мотивировать сельхозпроизводителей занимать те или иные ниши на рынке, частично компенсировать им расходы. Зачастую эту задачу общественность видит немножко не так, но это наш недостаток – нужно вести больше разъяснительной работы.

– В каком состоянии сейчас находится АПК в Воронежской области и что сейчас требует вашего внимания?

– В целом АПК области продолжает развиваться устойчиво, итоги за 2018 год были озвучены на заседании правительства 10 апреля, повторяться не буду. Мы считаем, что нам нужно уделить внимание глубокой переработке, которая позволит оставлять формируемую добавленную стоимость внутри региона. Сейчас АПК – это единственная отрасль в Воронежской области, где зарплата выше средней по РФ, но проблемы есть. Например, в Хохольском районе, который 5-й в регионе по объему производства продукции на гектар, зарплата – 24 тыс. с копейками, это 28-е место. С чем это связано, почему так сложился рынок труда – это вопрос. Вероятно, производители уходят от налоговых отчислений – не показывают заработную плату или занижают количество трудоустроенных. Еще одно новое направление, над которым мы сейчас активно работаем, – это органическое производство сельхозпродукции.

В растениеводстве важен показатель урожайности, по зерновым по объему мы лидеры, а если посмотреть другие показатели – то далеко не первые. По нашему мнению, здесь тоже есть проблема занижения урожайности. И это в первую очередь касается не крупных СХТП, а КФХ. Этот блок находится в тени, и мы должны дать ему мотивацию конкурировать, не нарушая закон.

– То есть вы предлагаете малым предприятиям альтернативу: вы выходите из тени – мы вам помогаем?

– Ну как-то так. Других механизмов у нас нет, действующие нормативные правовые акты позволяют всем пользоваться предусмотренными в законодательстве преференциями. Ну и в то же время мы обязаны информировать об ответственности за те решения, которые могут повлечь за собой нарушения трудового или налогового законодательства.

Фермерам работать нелегко, спору нет. Сейчас обсуждаем возможность вовлечь и КФХ, и личные подсобные хозяйства (ЛПХ) в кооперативный процесс производства продукции. По статистике, из общего валового объема производства продукции 55% приходится на СХТП, более 30% – на ЛПХ, а остальное – на фермеров. Эти в общей сложности 45% нужно вовлечь в оборот: создать грантовую поддержку, объединить ресурсы.

– Многие приводят в пример кооперацию сельхозпроизводителей в Липецкой области.

– У них достаточно агрессивная работа ведется в этом направлении, масштабная. Не буду давать оценку, с чем это связано – с целевыми показателями, или действительно так хорошо развиваются. Стремиться к этому нужно.

Бывают, конечно, и странные ситуации. В прошлом году в Лискинском районе был выдан грант на 6 млн рублей объединению по выпуску плодоовощной продукции, планировалось приобрести оборудование для мытья и чистки овощей. После приходит письмо, что, мол, не нужен этот грант, заберите. Оказалось, что уже после получения гранта был проанализирован рынок и составлен бизнес-план, из которого следовало, что это невыгодно. Я сомневаюсь, что это действительно не нужно было, есть производство – нужен ресурс, нет ресурса – нет производства, либо оно ограничено. С точки зрения экономики это абсурд. Соответствовать рынку без каких-либо инвестиций и оборотного капитала невозможно.

– Были ли, по вашему мнению, ранее допущены какие-либо ошибки в аграрной политике Воронежской области?

– Заданный вектор на развитие животноводства был верным, это показывают предприятия, которые работают на этом рынке. На практике там выше уровень зарплаты, в пример ту же «Экониву», «Агроэко» можно поставить, хотя компании уже считаются ультракрупными и бизнес-процессы другие. Почему не развивать эту отрасль? Развивать. Другой вопрос, что это должна быть не монотонная поддержка, нужно мониторить, на каком этапе какой вид перестает быть актуальным, и его убирать.

В молочном производстве мы уже примерно знаем основных инвесторов, процессы уже отлажены и не требуют «ручного» управления, что позволяет сконцентрироваться на другом.

– Каков объем мер поддержки в этом году?

– Сейчас общий объем составляет 7,7 млрд рублей. большая часть приходится на животноводство, молочное и мясное скотоводство – это 1,95 млрд рублей, 1,55 млрд рублей и 1,26 млрд рублей соответственно. Без животноводства никуда, иначе мы просто потеряем село. Это еще одна тема для работы – составление по поручению президента программы по развитию сельских территорий. Нужны новые мероприятия, которые будут направлены на развитие инфраструктуры села, которые станут дополнением к старым формам, субсидии или пониженные ставки ипотеки на строительство или приобретение жилья.

Минсельхоз работает совместно с нами по переформатированию данной программы в первую очередь. Это касается территорий, которые имеют «свет в конце тоннеля» и стимул к развитию. Поселения, где нет инвесторов и население состоит из возрастных граждан, будут дотягиваться до уровня комфортного проживания. Но если размазывать везде и всюду по копейке, учитывая, что ресурс не безграничен, мы не сможем достичь никакого эффекта.

– Касаемо вашей команды, я так понимаю, вас она устраивает и никаких управленческих решений не ожидается.

– Часть команды поменялась, часть осталась. Потенциал и возможности тех, кто остался, я примерно знаю, знаю, как они могут работать и что могут предложить. Пока говорить о кардинальных изменениях рано. Присматриваюсь к новичкам, формирую свое мнение. Есть интересная тема, связанная с Российской академией госслужбы: мы работаем с ней под эгидой облправительства, они посмотрели нашу структуру, должностные обязанности каждого отдела, вот ждем, когда они предложат губернатору свое видение. После с РАНХиГС состыкуем две позиции и будем принимать решения.

– Какой стиль управления вам ближе?

– Авторитарный или демократический? Я как-то всегда старался верить в людей. То есть я не буду принимать решение сразу, как только была допущена какая-то ошибка. Я пытаюсь дать шанс, чтобы из ситуации был сделан вывод, что-то вынесено из ситуации. Если уже не получается, человек не тот или не там или задача не по плечу, то приходится принимать решение. Вместе с тем, если человек не апатичен, просто его активность идет немного не в то русло, всегда можно поправить, дать время. Безынициативных людей не люблю, они обычно становятся балластом и приносят только вред. И закрытость не люблю, мы же должны общаться с людьми, вести разъяснительную работу, как видите, у нас все двери в департамент открыты, мы готовы к разговору.

– Только с крупным бизнесом общаетесь?

– Нет, хоть с хозяином личного подсобного хозяйства. Да, может вопрос будет достаточно мелким, но если человек не знает, куда идти, пусть лучше придет ко мне, мы перенаправим туда, где ему объяснят. Плохо, когда человек пытается достучаться, а его не слышат, появляется недоверие. Нужно больше разъяснять, мало этого делаем, у многих остается неудовлетворенная потребность в информации. Поэтому, как я рассказывал в начале, мы и перерабатывали господдержку целиком – Виктор Иванович всегда придерживается позиции, чтобы предложенные преференции охватили максимальное количество сельхозпроизводителей, независимо от того, крупный это бизнес, средний или мелкий.

   
Анна Нараева
(473) 212-02-88
 
 


Добавьте «Абирег» в свои избранные источники

СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ

Система Orphus

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Картотека
Группа Абирег использует систему проверки контрагентов Картотека.ru
Создание сайта - "Алекс"

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Яндекс.Метрика