Up

Резиденции Галереи Чижова

Вы читаете новости региона:
Абирег Воронеж

Аврора Белгород

USD EURO

ЖК Кристальный

Александр Фридман

Вопрос недели
Составит ли созданная орловская экономзона конкуренцию черноземным?
Нет, липецкая высоко задрала планку
Возможно, так как воронежская еще не конкурентоспособна
Да, орловская площадка уже интересует крупных инвесторов
Нет разницы, экономзоны неэффективны
 0021 
Защита: Введите код c картинки
Результаты
Комментарии к публикациям
У каких интересно лиц я брал деньги?
Андрей , 19.10.2019, 00:56:47
У каких интересно Василий людей я деньги брал? Вы наверно под псевдонимом, а сам из правоохранителей которые меня не законно осудили или представляете...
Андрей , 19.10.2019, 00:48:26
Член Муниципального совета Белгородского района, депутат от КПРФ Екатерина Долгова попросила коллег не голосовать за это решение. Она напомнила, что в...
ЖКХ, 18.10.2019, 15:50:26
Мы - пилоты? Или такая практика в других регионах уже обкатывается?
Костя, 18.10.2019, 13:51:48
Шли бы вы на БАМ , ребята!
Хант, 18.10.2019, 13:41:23
Молодцы! Хорошо бы продолжить работу и далее в отношении "назначенцев" одного несменяемого чиновника.
Егор, 18.10.2019, 13:26:04
"...во имя сохранения бренда при неустойчивом финансовом положении " ---- шикарный слог ! Хорошая просьба : дайте нам сухое и тёплое стОйло - сами ко...
сосед, 18.10.2019, 12:47:47

HoLiDaY

Главная Эксклюзив МНЕНИЯ – Адвокат Московской коллегии «Семенцов и партнеры» Александр Кокин – О профессии, друге Шишкине, голоде и похоти

03.10.2019, 16:38

МНЕНИЯ – Адвокат Московской коллегии «Семенцов и партнеры» Александр Кокин – О профессии, друге Шишкине, голоде и похоти

МНЕНИЯ – Адвокат Московской коллегии «Семенцов и партнеры» Александр Кокин – О профессии, друге Шишкине, голоде и похоти

Воронеж. 03.10.2019. ABIREG.RU – Эксклюзив – Наша встреча с адвокатом московской коллегии адвокатов «Семенцов и партнеры» Александром Кокиным должна была пройти по следам текста о его ближайшем товарище, экс-прокуроре Воронежской области, а ныне заместителе генпрокурора РФ по Сибирскому федеральному округу Николае Шишкине. Но получилась гораздо шире и была посвящена не только прокурорам, но и философии адвокатского дела, судейскому корпусу и человеческой природе. «Абирег» публикует выдержки из этой беседы.

«Рьяный в работе человек»

– Как вы с Николаем Шишкиным познакомились?

– Был такой человек Александр Фролов (прокурор Воронежской области в 1995-2000 годы – прим. ред.). Мы с ним вместе учились, стройотряды и прочее. Он был мне ближе брата. Он переезжал из Москвы в Воронеж, а меня на тот момент пригласили консультантом в Верховный суд, я там работал помощником председателя. Время было непростое, жить было негде, квартира по службе предусмотрена не была. Саша говорит: «Забирай мою». Отдал мне квартиру. А через какое-то время приехал за кое-какой мебелью. Вместе с Виктором Яровым (зампрокурора Воронежской области в 2006-2011 годы – прим. ред.) и Николаем Шишкиным.

Всех, кроме Николая, я знал. И Александр мне его представил: «Шишкин Николай Анатольевич». А у меня с этой фамилией по молодости было связано достаточно много неприятностей. Был то ли какой-то участковый, то ли какой-то оперуполномоченный в Центральном отделе. Мы в университетские годы были слегка бедовые, даже ночевали пару раз вместе с Фроловым в Центральном отделе. Поэтому я сначала посмотрел на Николая Шишкина – похож: высокий, худощавый. Думаю: вот оно как, яблоко от яблони. Хожу на него кошусь. Потом не смог сдержаться и спросил: «Папа на пенсии? Полковником, наверное, ушел?» А он мне: «Ты чего, Михалыч? У меня папа – экскаваторщик в Стрелице». У меня прямо камень с души упал.

Тем временем Александр Фролов перевел Николая Шишкина из Ольховатского района в областную прокуратуру. Они еще в Хохольском районе вместе работали. Александр после окончания университета был там прокурором района. Николай после выпуска тоже попал туда – следователем. Там, видимо, Александр к нему и присмотрелся. Хотя иначе и быть не могло: добросовестный, дисциплинированный, обходительный и в то же время очень рьяный в работе человек.

У меня по жизни есть только два подобных примера – Николай Шишкин и председатель Воронежского областного суда (в 1983-1985 и 1989-2005 годы – прим. ред.) Борис Петин. Оба они соответствуют двум качествам, которые я больше всего ценю в мужчинах. Первое – это умение всегда оставаться самим собой. Второе – уважение без подобострастия. Что Борис Иванович, что Николай Анатольевич в общении равны что с барменом, что с губернатором. У нас многие в зависимости от обстоятельств то стелются и сапоги готовы протирать, пока человек при власти, то, когда он уходит, говорят, мол, да он никто и звать его никак. Подлое такое качество, но этим двум людям оно точно чуждо.

Знаете, у Киплинга есть стихотворение – If. Я считаю, что оно должно висеть в рамке над кроватью каждого мальчика. В разных переводах оно звучит как «Если», «Заповедь» – много есть вариаций. Так вот, лучший перевод – у еще одного нашего земляка – Маршака. Вот это стихотворение – это 100% Шишкин.

Есть такие люди, которые рождаются в России, в них изначально заложено джентльменство. Николай Шишкин из той породы, про которую говорят: «На кошку наступит и извинится». Он со всеми ровен, не заискивает и в то же время не унижает. Он всегда прост, спокоен, в меру хладнокровен. И одновременно бесстрашен.

– Помимо хобби в чем-то еще проявляется бесстрашие?

– Не знаю. Как можно, допустим, проявлять его на службе? Там есть понятие «дисциплина».

При этом Николай – лыжник, хоккеист, мотоциклист, автомобилист. Один наш товарищ ездил с ним в Сочи на машине. Николай был за рулем, так Виктор еще неделю приходил в себя от такой поездки по серпантину.

Другой пример из разряда «путевых заметок». Однажды Николай со своим другом поехали в Армению кататься на горных лыжах. Местные решили подсуетиться: как-никак прокурор целой области приехал – можно ведь и про укладку асфальта на перспективу договориться. В общем, через пару дней Николай решил, что делать там нечего. Они собрались и уехали в Кемеровскую область, в глушь, на какой-то другой курорт.

– Как вы думаете, после ухода Николай Шишкин останется для воронежских правоохранителей кем-то вроде Алексея Гордеева для исполнительной власти?

– Это внутрислужебные отношения, я не хочу туда вмешиваться. Конечно, его здесь уважают. Если его о чем-то спросят, он даст совет. Но курировать, рулить – не думаю. Здесь есть свой куратор, и тогда возможно столкновение интересов, которого он никогда не допустит.

«В юридических делах очень тонкая грань красного света»

– Что вы думаете по поводу ситуации с так называемым «зеленым блокнотом». Ведь тесная связь прокурорского, адвокатского и судейского сообществ – это бездонные возможности для конфликта интересов.

– Что я могу сказать по этому поводу. Профессиональный водитель едет по улице, видит красный свет, и у него уже срабатывает инстинкт: он остановится. Любитель посмотрит, что никому не мешает, и проскочит.

В юридических делах очень тонкая грань этого красного света, где многое упирается в чисто человеческие качества. Я же не приходил к своим друзьям, например Николаю Шишкину или Борису Петину, и не говорил, мол, вот здесь такая история, выпусти его, а у него, может, руки по локоть в крови. Я даже об этом не попрошу, потому что получится, что я не уважаю того, к кому обращаюсь.

– Как поменялась обстановка в судейском сообществе региона с приходом Василия Тарасова? «Зачистка» судейских рядов дала какой-то качественный результат?

– Я эту информацию не снимаю, честно говоря. Единственное ограничение судей – это закон. Так было всегда. Хотя при этом никто не отменял, что у судьи есть понятие внутреннего убеждения. И здесь опять включается красный или зеленый свет, плюс обстоятельства, оценка подсудимого и его жизненной ситуации.

Кроме того, в разговорах и оценке судей важно понимать, что обыватель и судья на одни и те же вещи могут смотреть совершенно по-разному. Например, есть понятие допустимости доказательства, в основе которого лежит ряд критериев, понятных судьям, но не всегда понятных человеку со стороны. Применение этого понятия зачастую трактуется как «всё куплено», но в большинстве случаев это связано с недостаточным пониманием ситуации. Поэтому иногда так и хочется сказать: «А если всё куплено – так пойди и попробуй купить!»

«Никто никогда не виноват»

– В 1990-е вы были помощником председателя Верховного суда. Это вообще нормальная практика, что адвоката привлекают в судебную власть, которая, по идее, на другой вершине треугольника правосудия находится, и он получает возможность определенным образом влиять на процесс?

– Не вижу в этом ничего особенного. Адвокат, судья, обвинитель – по сути, все суть правоведы. Я был помощником председателя суда и главным консультантом судебной коллегии по уголовным делам. Это не значит, что я влияю на решения. Работа моя заключалась в том, что я постоянно изучал кипу дел и делал выводы. Кстати, с моральной точки зрения мне она давалась очень тяжело, потому что я привык к воле.

– Вы какими делами в основном занимаетесь?

– В основном уголовными.

– В Воронеже есть сильные адвокаты?

– Все адвокаты сильные.

– У вас профессиональное кредо не говорить плохо о коллегах?

– Я не говорю плохо о человеке за глаза. Единственное, я присутствовал на некоторых процессах. И меня очень забавляет, что адвокаты читают речь по бумаге. То есть готовят ее заранее. Может, для другого человека это в порядке вещей, но я не знаю, что будет требовать прокурор в своей речи. Поэтому как я могу предвидеть, что он скажет, и как мне парировать? Зачастую девчонки и мальчишки заканчивают юрфак и приходят в адвокатуру освобождать всех, сеять разумное, доброе, вечное. Но это очень романтизированное представление о профессии. Со временем оно может привести к разочарованию, например, когда к позиции этих ребят не прислушиваются. Нужно иметь определенную волю, чтобы при этом остаться и состояться в адвокатуре и не винить правосудие.

У каждого: адвоката, обвинителя, судьи – своя работа. Кто из двух сторон в конечном счете одержит верх – это соревнование. Я бы даже порекомендовал юношам, которые начинают свой путь в юриспруденции, какое-то время позаниматься боксом. Это очень закаляет волю и приучает правильно реагировать на поражения.

– Как вы бы охарактеризовали идеального адвоката?

– Если посмотреть на ожидания доверителей, то идеальный адвокат – это очень высокопрофессиональный человек, готовый рвануть в бой в любое время суток, он добивается снижения наказания в три раза, работает бесплатно, отбывает наказание за доверителя, выходит на свободу, доплачивает доверителю и в исключительных случаях берет доверителя на пожизненное содержание. Поэтому, к сожалению, идеальный адвокат еще не появился на свет и, наверное, не появится. Все мы живые люди, у нас есть дети, мы ценим свое время и свои нервы.

– Вы не разочаровались в профессии адвоката? Или случались моменты, когда были близки к этому?

– Я вам так отвечу. Врач видит человека в слабости, священник – в глупости, адвокат – в подлости. Я пришел в адвокатуру достаточно зрелым человеком. На тот момент я даже как-то не собирался этим заниматься, ремонтировал машины в своей небольшой мастерской, изучал в то время запретную философию Ницше.

– Но диплом-то уже был?

– Диплом был. Я начинал учиться на дневном. Потом обстоятельства сложились так, что уехал, затем восстановился на вечернем отделении.

У меня всю жизнь был и остается один интересный внутренний соперник по философскому поиску – Эрик Хоффер. Он работал докером в Америке, грузил в портах грузы и написал книгу «Истинноверующий». На вручение Президентской медали Свободы из рук президента Рональда Рейгана Хоффер пришел в комбинезоне докера. Так вот, он говорил, что «пока крысы вокруг нас, корабль не утонет».

Что такое человек? Человек – это голод и похоть. Если говорить словами одного небезызвестного философа (Иммануила Канта – прим. ред.), «не построить прямого забора из кривых горбылей рода человеческого». Люди по своей природе аморфны. Сегодня ему выгодно быть одним – он будет. Завтра – уже другим. Особенно удивляют подлянки, которые самые близкие люди подкладывают друг другу в гражданских делах, просто начинают безжалостно топить друг друга.

Так что к вопросу о разочаровании в профессии: я пришел в нее, когда уже понимал и видел людей. Разочароваться – нет. Мне эта профессия в первую очередь дала свободу – то, что я больше всего ценю.

– В отличие от того же погружения в судейскую и прокурорскую систему?

– Да, я свободен, как птица. Завишу разве что от материальных благ, но не от начальников.

– Как в итоге получилось, что вы из автомастерской перешли в адвокаты?

– Так складывалось, что мои друзья – многие с университетской скамьи – состоялись в работе по специальности. Кто-то стал судьей, кто-то – прокурором. И как-то им всё время было не по себе от того, что я занимаюсь преимущественно ручным трудом. Они даже мое увлечение философией объясняли тем, что руками я работаю, а голова свободна, вот и размышляю о высоких материях.

Однажды ко мне приехал старший следователь УВД Вячеслав Семенов: «Поехали, – говорит, – нас ждут». Приезжаем в отдел юстиции облисполкома, который на тот момент как раз возглавлял Борис Петин. Тогда и завязалось наше знакомство, которое затем переросло в дружбу.

Один из адвокатских начальников того времени не хотел пускать меня в адвокаты ввиду отсутствия членства в КПСС и опыта партработы. Но Борис Петин сказал: «Обойдемся без партии». Так, с легкой руки Бориса Ивановича я и стал адвокатом.

Причем набираться опыта мне довелось в одной из самых сильных консультаций – Левобережного района, – где мы работали с Вениамином Сентябовым, Петром Фастовским и Михаилом Носыревым (ныне президент ЗАО «Кинотеатр «Спартак» – прим. ред.). Я до сих пор иногда упрекаю Михаила, что он забросил адвокатское дело. Мне кажется, это его призвание.

– Доверители часто недоговаривают адвокатам?

– Конечно. Вообще никто никогда не виноват. Даже из так называемых профессиональных преступников. Хотя вообще-то с ними даже проще работать. Во-первых, в большинстве своем это мужественные люди, во-вторых, с чувством юмора, а в-третьих, они никогда не падают духом. Могу сказать, что среди них я встречал по-настоящему феноменальных людей, чье детство пришлось на сложные послевоенные годы и чьи интересы ушли в область криминала.

Приходишь к такому профессиональному преступнику: «Ну что, сколько ты на одной ноге отстоишь (какой срок для тебя приемлемый – прим. ред.)?» Он такой: «Судя по раскладу, года 4,5». Соответственно, за это ты и бьешься. Такие люди редко претендуют на то, чтобы уйти от наказания. У них даже есть такое правило: попался – не огорчайся, вышел – не радуйся.

Чем еще отличается профессиональный преступник от «любителя»? Профессиональные преступники знают: кто первый попал, тот и попал. Когда попадают любители, да еще на хорошего следователя – грамотного психолога, они не молчат.

Кстати, среди профессиональных преступников я знал некоторых, которых можно даже назвать глубоко нравственными, принципиальными людьми.

– Это как работает: они, если и убивают, то злодеев? Не много ли на себя берут?

– Мы не говорим про ситуации, когда человек посягает на чужую жизнь. Это уже несовместимо с какими бы то ни было принципами. Но чтобы придумать грамотный план действий, например, для вывода капитала, нужно быть умным человеком.

   
Ольга Ламок
(473)212-02-88
 
 


Добавьте «Абирег» в свои избранные источники
СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ

ZHD

Русфонд Воронеж

Система Orphus

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Картотека
Группа Абирег использует систему проверки контрагентов Картотека.ru
Создание сайта - "Алекс"

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Яндекс.Метрика