Up

WorldClass

28 июля 2021, 02:56
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

HeadHunter

Главная / Аналитика / «В мой кабинет с радостью никто не приходит», – губернатор Орловской области Андрей Клычков

28.06.2021, 19:03

«В мой кабинет с радостью никто не приходит», – губернатор Орловской области Андрей Клычков

Воронеж. 28.06.2021. ABIREG.RU – Эксклюзив – Орловская область приковывает внимание не только местных СМИ, но и редакций из других регионов, изданий федерального уровня. Магнитом обсуждения для прессы являются затянувшаяся стройка медцентра «Титаник», которая вылилась в уголовное дело, ремонт многострадального Красного моста, руководящий городом Юрий Парахин, находящийся под прицелом силовиков, а также напряженная кадровая политика в облздраве. «Абирег» решил встретиться с губернатором Орловской области Андреем Клычковым и лично узнать у высокопоставленного чиновника, планирует ли власть заняться сменой кадров в облздраве и мэрии и когда будет виден результат его работы на посту главы региона.

– Часть политологов утверждает, что вы не предлагаете отправить мэра Орла Юрия Парахина в отставку, так как это будет означать признание собственной кадровой ошибки. Как вы можете прокомментировать напряженную кадровую политику в облцентре?

– Мне всегда нравится, когда политологи рассуждают о хозяйственной деятельности. Просто хотел пояснить, что у нас мэра города Орла могут отправить в отставку депутаты. Рассуждения на эту тему выглядят именно политическими в большей степени, а не вопросом прикладного порядка. У нас в стране, что, отменили закон? Вопросы по отставке того или иного должностного лица, будь то губернатор, мэр, депутат, решаются на законодательном уровне. Для того должны быть основания, достаточные по закону. С точки зрения политических вопросов Юрий Николаевич является опытным хозяйственником, человеком, который не боится идти к людям и решать текущие задачи. Напомню, текущая деятельность требует активной работы после непростого зимнего периода, когда на центральную часть России свалилось большое количество осадков, возникали перепады температур. Сегодня нам нужно заниматься работой и в меньшей степени политическими вопросами. На эту тему рассуждений будет много, они всегда есть, но, повторюсь, у нас никто в стране не отменял закон.

– Почему в Орловской области высокопоставленные чиновники не сразу освобождают кресла, несмотря на проблемы с законом? Например, в Воронежской области, если чиновники замешаны в уголовном деле, они оперативнее пишут заявления на увольнение. В вашем регионе другой тренд.

– Повторюсь, я по своему образованию юрист. Меня учили в институте, что система разделения властей и сама система доказывания вины имеют не контекст СМИ или политический контекст. Они должны работать исключительно в юридическом поле. Я сторонник того, что, есть определенные требования в рамках закона или не требования, а процедура в рамках закона. Поэтому она и должна рассматриваться в рамках закона. Есть разные механизмы, только суд может доказать, совершал человек то или иное деяние или нет. Нельзя просто-напросто обвинять человека без решения суда в чем бы то ни было. Вот и всё.

– Это понятно. Я не думаю, что в Воронежской области общество или СМИ публично кого-то обвиняют и лишь из-за этого люди принимают решения освободить свои кресла. Чиновники во время проблем с законом, как правило, сами досрочно покидают посты, а вот именно в Орловской области такого нет. Из-за этого и хочется понять, почему в вашем регионе возникла другая тенденция.

– Потому что, повторюсь, я не считаю, что можно взять человека, обвинить во всем и не доказывать ничего. У нас чиновник, к сожалению, виноват сразу с момента назначения. Так сложилось. Мы все с вами люди, живем на этой Земле и прекрасно понимаем, что есть сформированный некий образ. Вот я противник этого образа.

– Откуда, по вашему мнению, появился образ такого чиновника?

– Мы все вместе в него вкладываем содержание. Это СМИ, это обсуждения, это принятие решений об отставке, когда ничего не доказано. Как человеку доказать свою невиновность, если его тут же вынудили [уйти] или уволили с работы, он кому потом будет что доказывать? Те процедуры, которые есть в сегодняшних законах, должны быть использованы.

– В последнее время облздрав приковывает повышенное внимание силовиков. Возбуждено уже третье уголовное дело, связанное с сотрудниками этого департамента. Не пора ли заняться там сменой кадров? Как вообще оцениваете работу орловского облздрава?

– Мы живем в очень непростое и интересное время, которое связано с коронавирусной инфекцией. Жизнь человека приобретает не просто особую ценность, она приобретает особое внимание в части тех мер, которые принимаются на фоне пандемии. В ежедневном режиме, реагируя на различные запросы (лекарственное обеспечение, финансирование и др.), эта сфера объективно находится в центре внимания. Вопросы, связанные с уголовными делами, разбираются и будут опять-таки разбираться в рамках закона. Я сторонник того, чтобы ими занимались и разбирались правоохранители. Со своей стороны делаю всё возможное: постоянно оказываю помощь нашему правоохранительному блоку в части выявления тех или иных нарушений либо их отсутствия. Дальше уже будет принято итоговое решение, которое установит, был ли факт нарушения закона или нет. Со стороны муниципальной, региональной или федеральной власти какие могут быть решения? Лично для меня каждая проверка – это возможность обратить большее внимание на некоторые затруднительные моменты, на часть вопросов, в том числе федерального центра, поэтому абсолютно спокойно к этому отношусь. Всё, что проходит в рамках действующего законодательства, буду поддерживать.

– Кто может возглавить департамент здравоохранения?

– Любой профессиональный человек, имеющий опыт управления в здравоохранении.

– Конкретные имена можете назвать?

– Не знаю. В силу того, что сейчас существует порядок согласования руководителей, мы не направляли никаких кандидатов. Владимир Олегович Николаев, прошедший в том числе и пандемийный год, исполняет обязанности руководителя облздрава и будет пока исполнять, потому что сейчас, мне кажется, приглашать на пост любого нового человека не совсем правильно. Его придется знакомить с ситуацией, вводить в курс дела и т. д. Поэтому мы остановились на кандидатуре Владимира Олеговича Николаева, и он работает.

– Расскажите, как продвигается ситуация с ремонтом многострадального Красного моста? На последнем заседании Горсовета некоторые депутаты выступили с инициативой о привлечении другого подрядчика к работам. Как вы думаете, может ли прийти какая-то другая компания и помочь фирме «Ремспецмост», занимающейся сейчас реконструкцией данного объекта?

– А чем обусловлена потребность замены подрядчика?

– Не успевают осваивать деньги. Занимающаяся ремонтом компания «Ремспецмост» фигурирует в двух уголовных делах по факту использования подложных документов и хищения бюджетных средств. Помимо этого, в феврале следователи возбудили уголовное дело по факту получения травмы несовершеннолетним во время реконструкции Красного моста.

– А у нас освоение денег является главной задачей? Мне казалось, что у нас постройка моста является главной задачей, а не освоение денег. Поясню, чтобы не было рассуждений, которые, к сожалению, иногда в СМИ специалисты-мостовики озвучивают... Жаль, что они сейчас работают в других сферах деятельности, но как построить мост они знают. Во время изыскательских работ ширина проема между балками по проекту составляла 12 м. Однако после проведения археологических работ и вскрытия подмостовых сооружений эта ширина сократилась. Соответственно, увеличилась ширина подпорных балок – она просто внизу шире, имеет различный фундамент – от 8 до 11,7 м. [Теперь] необходимо изменить проектную документацию. Кроме того, необходимо внести изменения в проектную документацию по пешеходному мосту и плану переноса коммуникаций. Привлечены специалисты, они вносили последние изменения в проект, потому что отсутствие измененного проектного решения не позволяло, как вы говорите, осваивать денежные средства. То есть не просто осваивать денежные средства – они не могли быть закрыты, <...> потому что они не соответствовали фактическому состоянию дел на мосту, исходя из другого проектного решения. Подрядчику в рамках контракта был выдан аванс в размере 198 млн рублей, до обнаружения этого несоответствия проектного решения было реализовано 22 млн рублей. В данный момент завершаются правки в проекте, что позволит приступить к реализации. Фактическая задержка по работам на мосту, задержка, так скажем, временная, из-за внесения изменений в проект составляет около 2 месяцев, но, зная технологический ход и обсуждая это в рабочем порядке с подрядчиком, эти два месяца будут наверстаны уже к концу этого года.

– Расскажите о новых инвестпроектах, план реализации которых еще не был публично известен. Орловская область станет площадкой для строительства крупных производств?

– Я сторонник не говорить о том, что еще не началось. Как мы знаем, из 10 инвестиционных предложений в любом регионе лишь 1-2 доходят до реализации, и это хорошо, поэтому я исхожу из масштабных проектов, которые сегодня переходят в стадию реализации. К таким проектам относится строительство масштабного завода по переработке гороха компании «Пинэко» в Мценском районе. Сумма инвестиций составляет почти 23 млрд рублей, ввести в эксплуатацию его должны до 2024 года. Также на Петербургском экономическом форуме мы подписали соглашения на сумму 8 млрд рублей. Это работа с новыми резидентами особой экономической зоны, это территория опережающего социально-экономического развития. Из масштабных следует выделить два проекта: первый – по производству электронных изделий на территории Орловского района (большой объем производственных площадей – около 15 тыс. кв. м), второе производство, крайне важное в сегодняшнее время, – это битумное хранилище на территории Хотынецкого района, объем инвестиций здесь тоже немаленький – 1,5 млрд рублей. Почему говорю, что важный, потому что мы видим, что сегодня нестабильность цен на инертные материалы, в том числе и битум, очень сложно реагировать: так, если битум стоил в прошлом году 13 тыс. рублей, то сейчас он уже 30 тыс. рублей стоит. Наличие этого терминала, сокращение транспортных издержек снижает затраты на материал, без которого невозможно построить дорогу. Мы заинтересованы в реализации данного проекта, создании новых рабочих мест.

– Что уже сделано компанией «Пинэко» на данном этапе и чем обусловлен настолько внушительный объем инвестиций горохового завода? Обычно возведение аналогичных предприятий обходится гораздо дешевле.

– Участок выбран и сформирован. Более того, территория этого участка включена в особую экономическую зону «Орел». На июль-август намечено завершение проектных работ. На осенне-зимний период запланировано начало земляных работ для размещения проекта. Стоит отметить, что вначале компания приступит к строительству научного центра на территории своего участка. Более того, «Пинэко» заключило соглашение с нашим Федеральным научным центром зернобобовых и крупяных культур, потому что основное сырье – это горох. Орловщина имела большой опыт по выращиванию гороха, а наш зернобобовый центр после проработки именно белковой составляющей и всех остальных свойств гороха подготовил сорт гороха, который может быть использован для реализации этого проекта. Более того, компания «Пинэко» уже закупила определенный объем семян для последующего использования для своих целей, в 2023 году пилотно должны выйти на переработку около 100 тыс. тонн, общая мощность – 260 тыс. тонн. Это крупнейшее предприятие в РФ, аналогов ему нет. На промышленной площадке установят современное технологическое оборудование, возведут научный центр. Мы со своей стороны ведем работу с нашими сельхозтоваропроизводителями для подготовки взаимодействия.

– Прошло уже больше трех недель с момента проведения Петербургского международного экономического форума, где вы встречались с потенциальными инвесторами. Наметились уже какие-то реальные действия в сторону реализации проектов?

– Для меня крайне важно понимать, что мешает на сегодняшний день инвесторам реализовывать свои проекты. Как оказалось, одной из проблем является то, что закрылся импортный рынок материалов и комплектующих либо расходников, либо какого-то сырья, и приходится переориентироваться на внутренний рынок. Но внутренний рынок по заказам иногда перегружен, также не организовано взаимодействие между предприятиями. Поэтому на данный момент мы уже отработали коммуникацию с Удмуртией, Челябинской областью вплоть до связки конкретных производителей и переработчиков в наших регионах. Если в Челябинске интересен металл, то у нас есть предприятие «Орландо», которому необходимы бесперебойные поставки этой продукции. Мы их напрямую связываем, подключаем органы государственной власти и центр «Мой бизнес». По поводу Удмуртии похожая ситуация. Буквально сегодня подписал поручение с Калининградом организовать такое же взаимодействие в рамках подписанных соглашений. Плюс Воронеж, <...> сейчас определяем потребность между нашими регионами, чтобы связать напрямую предприятия при участии органов государственной власти. Наше участие является, с одной стороны, неформальным, с другой стороны, гарантом в определенной степени выполнения тех или иных обязательств сторон. Повторюсь, неформальным, но всё же.

– Вы серьезно думаете, что Илон Маск может заинтересоваться Орловской областью и построить здесь завод Tesla? Чем помимо выгодного расположения Орловская область может превзойти другие регионы страны?

– Я заявлял, что Орловская область готова предложить свою территорию и свои возможности и желание развиваться для его предприятий и любых других крупных технологических производств. Бизнес сегодня живет по своим законам. Безусловно, для бизнеса крайне важны условия, которые позволяют организовать свое предприятие, бизнес, сэкономить на текущих затратах и обеспечить максимальную доступность для рынков сбыта. Орловская область находится географически идеально в ЦФО. Более того, мы провели за последнее время большую работу по контрольно-надзорной деятельности. Напомню, мы заняли в РФ 15-е место по контрольно-надзорной деятельности. У нас достаточно высокая научная база, почти 50 тыс. студентов. Мы двигаемся дальше, прошли защиту проекта строительства большого студенческого кампуса в Орле почти за 18 млрд рублей на уровне вице-премьера Дмитрия Чернышенко. Это далеко не решенный вопрос, но я за ним вижу одну из дополнительных точек роста.

– Раз уж речь зашла про Tesla, какие вы автомобили предпочитаете?

– Мотоцикл предпочитаю. У меня Honda. Он большой. Чоппер – так правильно называется. Но я, знаете, такой мотоциклист, не боюсь этого признать, могу только доехать до работы либо до кафе, чаще до работы, конечно. Мне нравятся не очень длинные путешествия. Я просто еще плохо езжу, поэтому удовольствие получаю от такой свободной езды.

– Плохо получается, потому что недавно начали увлекаться?

– Просто мне некогда этим заниматься. Редкий выходной день, когда садишься на мотоцикл и доезжаешь до работы. Или вот я люблю ездить в Кольцовский мемориал. Дойду до монумента, поклонюсь и поеду обратно, либо в Хотынецкий национальный парк.

– В одном из интервью вы говорили, что еще не купили тот самый мотоцикл мечты. Что-то изменилось?

– Купил. Это Honda Valkyrie. Мне повезло, я ее приобрел до пандемии, сейчас цены изменились, но вопрос даже не в цене. Это та мечта, к которой я долго шел. Честно могу сказать, я к ней готовился достаточно давно, я из-за этого на мотоцикле в принципе решил начать ездить. Пошел учиться в свое время, еще в 2017 году, продал свой старый мотоцикл. Такая, может быть, несколько мелкая мечта, но это мечта юности.

– На днях стало известно, что вы вошли в список 15 политиков от КПРФ, кто поведет партию на выборы в Госдуму. Это, по мнению ряда экспертов, говорит о том, что у вас светлое федеральное будущее. Где вы сами себя видите после окончания, допустим, даже не этого срока, а следующего губернаторского, если победите?

– Я ко всем прогнозам отношусь очень просто и спокойно. Я неоднократно это говорил, это действительно моя жизненная позиция. Я не из тех людей, кто ради карьеры сделает всё. Любое место, какое бы я в жизни ни занимал, начиная с моей юности и заканчивая сегодняшней должностью, это не место, куда я рвался. Я никогда не рвался за какой-то должностью, я просто старался на том месте, где я нахожусь, максимально честно и открыто выполнял свою работу. Судьба – можно в нее верить, можно не верить, – вот она распоряжается сама. Я буду стараться работать, я буду стараться в силу того, что я искренний член КПРФ, искренне вступал именно в эту партию, искренне не собираюсь выходить из нее. Вообще, дискуссия большая в партии идет, я не говорю, что большая дискуссия идет обо мне, нет. Там в целом идет дискуссия.

– Речь о смене лидеров партии, да? Геннадий Зюганов не молодеет.

– Это больше к рассуждениям политиков и политологов относится. Зная настроение партии и принимая участие в прошлом съезде, Геннадий Андреевич был выбран лидером партии единогласно. Вопрос о смене как любого должностного лица, так и руководителя партии возникает ровным счетом каждый день. Давайте дадим возможность партии самой решать, когда, кто и куда будет уходить. Это один из моментов, из-за которого я держусь в партии. Это дискуссия в партии, возможность обсуждать. Мне повезло, я в свое время проехал почти всю Россию, видел практически всех руководителей региональных отделений, видел, что такое первичная партийная организация, что такое люди в партийной организации. КПРФ сформировала у меня в значительной части отсутствие желания каких-то карьерных высот, потому что отношение к жизни должно быть несколько другим. Где бы ты ни работал, ты должен делать свою работу для людей. Если ты сделал ее хорошо, есть возможности и перспективы, если ты сделал ее плохо, нет у тебя никакой перспективы. Всё мое светлое будущее, как говорится, в моих руках и тех жителей, ради которых я работаю.

– Вы сказали, что у вас сбылась мечта после покупки Honda Valkyrie. Появилась ли новая мечта?

– Да, хочется построить кампус в Орле, чтобы объединить туда детей из школ, может быть, даже «дошколки», чтобы они знали, что у них следующий шаг не железнодорожный вокзал, а это конкретное рабочее место, применение. Вот это глобальная задача, я считаю, она нам по силам, ее нужно стараться выполнять. Хватит ли этого губернаторского срока, не знаю, потому что это огромный объем затрат – чуть менее 20 млрд рублей. Это вопрос очень тонкой настройки взаимодействия. Тот же медцентр «Титаник»: вот у меня мечта – сделать всё, чтобы его запустить. У меня мечта – сделать красивую территорию города, районных советов, поселений, чтобы людям там было приятно жить. Вот это моя мечта, причем, в отличие от мотоциклов, это очень важные пункты. Я хотел иметь ружье, у меня есть ружье, хотел стать охотником – стал охотником, давно это было, у меня появилось желание получить мотоцикл. Опять-таки, что охота, что мотоцикл – это возможность несколько переключиться на короткий промежуток времени, чтобы исполнить глобальную мечту.

– Вы очень много рассказали про свою работу, а где было комфортнее трудиться: в Москве или здесь?

– Для меня комфортно там, где удается достичь результатов. В своей работе я везде стараюсь это делать. У меня работа всегда занимает 80% времени, а остальные 20% – это, чаще всего, сон. Я сейчас уже смотрю на работу моих коллег в Москве и то, что здесь сейчас происходит, и понимаю разницу. Можно говорить, можно делать. Я сейчас получаю удовлетворение и комфорт от того, что не все, к сожалению, но значительную часть вопросов удается решать и получать из-за этого именно моральное удовлетворение в конкретных объектах, проектах. Когда не получается, порой, не знаешь, ищешь пути, как решить по-другому, прямо, какие-то силы задействовать дополнительные. Это интересная многогранная работа.

– Назовите имена и должности чиновников, чья работа является максимально эффективной. Есть ли в правительстве человек, который помогает вам больше остальных?

– Это некорректный вопрос, потому что мы работаем в команде и успехи одного являются успехом всех, недоработки одного являются недоработкой всех.

– Хвалить никого не будете, да?

– Просто это неправильно. Я имею возможности кому-то лично сказать, кому-то публично сказать о моем отношении.

– Почему вы решили избираться на второй срок?

– До этого еще два года. Я считаю, что возможности реализовать глобальные задачи в тот срок, за пятилетку, не всегда достаточно. Тот же кампус. Проект, который длится не один год точно. Мы два года занимались тем, что убеждали Министерство включить нас в «пилот», подготовили проектную документацию, искали инвесторов, сейчас мы выходим уже к завершающим стадиям распределения. Следующая стадия – это строительство и настройка всего этого распределения. Откровенно говоря, у любого человека, будь то местный, приезжий, который выходит на такую должность, у него уходит достаточно много времени, чтобы не то что вникнуть, а запустить те или иные процессы.

– Сколько времени должно пройти, чтобы жители Орла и региона в целом могли увидеть результат большой работы губернатора? Сколько сроков или в годах примерно?

– Есть разные исторические параллели. Их можно проводить в том числе и по РФ, и по миру, но совершенно точно могу сказать, что 5-летний срок не случайно появился. Это тот срок, который как раз позволяет подвести определенные итоги. При этом результат нельзя ждать – а вот через 5 лет я вам покажу и т. д. Нет. Это ежедневная работа, каждодневный труд. За 5-летний срок можно будет подвести итоги. По итогам такого срока точно нельзя сказать, что у меня не было времени. Оно было.

– Вы очень часто ведете прямые эфиры в соцсетях. Хотели уточнить: это обусловлено правилами из методичек для губернаторов?

– Я, если честно, не видел методичку для губернаторов. У нас есть определенный регламент деятельности Центра управления регионом – оперативность, сокращение сроков ответа на обращение, – но я слабо себе представляю, чтобы губернаторов заставляли вести соцсети. Можно кого угодно заставлять, но если он этим не занимается, он этого не будет делать. Это и ментально, и технологически иногда кому-то противопоказано. Для меня это естественный процесс. Я еще в Москве понимал значимость ресурса социальных сетей, которая просто не имеет границ. От твоей работы зависит твоя аудитория. С первых дней, когда я пришел в Орловскую область, продолжал заниматься социальными сетями, когда еще большая часть чиновников имела кнопочные телефоны. Я говорил им, что пора бы освоить современные технологии. Кто-то смеялся, однако некоторые возрастные чиновники быстро включались в новые реалии и показывали невероятный результат. Глава, которого не могли представить в социальной сети, начинает там вещать с утра до вечера и отвечать на комментарии. Соцсеть – это слом бюрократических образов: чиновник – это кабинет, дверь. Нужно за три года записываться на прием, а тут губернатор с утра до вечера с тобой общается.

– Не боитесь ли вы, что такое активное взаимодействие в соцсетях вытеснит живое общение с жителями?

– У меня есть порядок. Понедельник и среда – эфир. Мой офлайн заканчивается ровно в момент эфира в соцсетях. Он наступает как неизбежность. Это время, когда жители области знают, что я буду выходить в эфир. Это как любое совещание. Считайте, что это совещание, на котором у меня присутствуют 60 тыс. человек, которым я докладываю о результатах, о ситуации, отвечаю на вопросы, <...> но это не отменяет моей работы. В этом-то и определенная сложность, что, забрав на себя значительную часть аудитории со всей проблематикой, начиная от собаки и заканчивая соседкой, которая матом ругается за стенкой, ты просто являешься администратором этой проблемы, даже если в каких-то вопросах некомпетентен. Первое время было совсем тяжело. Не то что тяжело, а накладно, потому что забирало очень много времени. Я поздно приходил домой и ночью сам с телефона начинал раскидывать заместителям либо руководителям те или иные сообщения. Сейчас ситуация изменилась. У нас активно работает Центр управления регионом. Если обратить внимание, каждый эфир первые 20-30 подключений – это руководители департаментов, замы, главы районов. Теперь они сразу разбирают все профильные вопросы на себя, т. е. проблематику, которая есть. Мне больше не приходится им пересылать. У меня сейчас другая задача – увидеть, что не забрали. Этим занимается администрация, которая также смотрит эти эфиры, фиксирует все сообщения, которые приходят, и раскидывает их по исполнителям. Это очень интересно.

– Расскажите о своей главной победе на посту губернатора и самой весомой неудаче.

– Мне кажется, я говорил неоднократно, что нам удалось выстроить несколько неформатный для традиционных режимов диалог с жителями. Это крайне важно и лично для меня, и для текущей деятельности. То, что не удалось, я уже сказал – построить кампус, до конца решить вопрос по строительству Западного обхода города. Это из глобального.

– Ранее вы говорили, что никогда не обсуждаете с семьей профессиональные победы и проблемы на работе, чтобы не обременять их трудностями. Кто тогда вас поддерживает в сложных ситуациях?

– Мою деятельность освещают многие СМИ, текущие рабочие вопросы постоянно всплывают в обществе, поэтому жена в курсе повестки дня. Также она постоянно смотрит прямые эфиры. И то малое время, которое я уделяю своей семье, нужно тратить на то, чтобы рассказать им о своих проблемах? В мой кабинет с радостью никто не приходит. Видимо, какой-то другой кабинет существует, куда люди с радостью приходят. Сюда приходят с проблемами. Когда всё решено, все радуются самостоятельно. Эфиры, текущая деятельность – это всегда сложности, которые нужно преодолевать. Ну и представляете, я прихожу домой в костюме, в галстуке и жене говорю: «Сегодня у меня были такие проблемы, потом пришли журналисты, у меня графики не бьются, поезд уже уходит, а за соседней дверью ждут еще одно интервью, и вообще беда». Зачем? Я выполняю свою работу. Жене за меня не стыдно. Немного свободного времени лучше посвятить семье и детям. Очень мало времени, за что себя корю. Это самый большой минус в моей работе, который есть, – я не могу уделить время своим детям. Вот это самый большой минус. Я думаю, я об этом пожалею чуть позже, но это факт. Зачем ее (жену – прим. ред.) расстраивать или просто рассказывать формально какие-то радости? При этом я знаю, что как раз моя семья – моя надежда и опора.

– Несомненно, много сложных ситуаций в процессе работы губернатора, каждому человеку нужна поддержка, где вы ее все-таки находите?

– В людях. Я пользуюсь этим. Например, в 7 утра пошли сегодня осматривать участки – люди идут на работу, они подходят, кто-то говорит спасибо, некоторые указывают на недочеты: «Вот здесь надо подмести». А мы как раз только что это обсуждали с чиновниками, начальнику Управления капитального строительства давали указания насчет проблемных участков. Тут же женщина подходит и говорит: «Андрей Евгеньевич, вот здесь я живу, вот здесь бы надо чуть убрать». Для меня приятно, что я не какие-то космические или невероятные вещи прошу от главы УКХ, а то, что людям действительно нужно. Я иду по любой улице, а ко мне подходят люди и разговаривают со мной. Это дает много сил.

– Вы до этого сказали, что очень поздно возвращаетесь домой. Касается ли такой режим каких-то семейных праздников? Например, в день рождения жены или детей пытаетесь разгрузить график?

– Накануне дня рождения моего среднего сына я уезжаю в командировку. К сожалению, дети – заложники моей работы. Жена уже привыкла, что иногда я на дне рождения просто отсутствую. Всегда, когда жена планирует праздник, она говорит детям: «Папа к 22:00, наверное, будет».

– А семье не скучно после переезда из Москвы? Здесь есть чем заняться детям, жене?

– Средний сын огородом увлекается. Ему всего 6 лет, а уже есть прозвище – Министр Сельского Хозяйства. Дмитрию Николаевичу Патрушеву конкурент. До этого дарили ему трех куриц. Всё серьезно: куры несут яйца, он выбирает для них кормежку, следит за водой в поилках. Сын мне долго доказывал, что его курочкам нужен петух. Я его не мог переубедить, что петух не нужен для того, чтобы куры яйца несли. Он мне с упорством говорил: «Где петух? Нужен петух! Я в интернете смотрел, что нужен петух». Это было в 5 лет. У него и огород есть: всё поливает, меня заставляет поливать, из-за того что якобы не может открыть кран, хотя в мое отсутствие всё у него прекрасно получается.

– Чем остальные дети увлекаются?

– Старший сын увлекается компьютером, но он этим летом останется без него по результатам успеваемости в школе – лишняя четверка. У нас был договор, что у него две четверки будет, а по итогу вышло три четверки. Действительно, он расстроился, что не смог одну четверку подтянуть в силу того, что болел. Но мы по-мужски с ним договорились. Когда он расстроился, я сказал: «Ну, Сев, мы с тобой договорились, поэтому давай летом так: велосипед, самокат».

– Как проводили свой последний отпуск?

– Последний отпуск у меня был лучший за всю мою жизнь. Я был в отпуске 13 дней и провел его даже не так, как в анекдоте. Если в анекдоте тот, кто был в отпуске, уходил домой в 6 вечера, я уходил домой позже, даже чем уходил не в отпуске, поэтому весь свой отпуск я провел на работе. Всё по плану, поэтому так и провел его.

– И в ближайшей перспективе отдых не намечается?

– Я очень [тревожный] человек с точки зрения текущей деятельности – не могу себе позволить уехать на длительный промежуток времени. У кого-то психологически есть такая способность, но я не могу. Считаю, что мое участие в тех или иных вопросах может позволить их решить, поэтому я сам себе нашел отговорку. Когда у меня спрашивают: «Когда в отпуск?». Я всегда отвечаю: «Ближе к 65 годам решу, куда поехать».

Нина Гаркавенко
Михаил Сошин
Комментарии 0
СМИ2
TOP100

ПрессИндекс

Самое читаемое

Промышленный форум