Up

WorldClass

26 сентября 2021, 04:05
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

Отель Марриотт

HeadHunter

Главная / Аналитика / Бизнес-альтруизм, конкуренция за идеи и сельский туризм – глава воронежской козьей фермы Екатерина Дорофеева

19.08.2021, 21:00

Бизнес-альтруизм, конкуренция за идеи и сельский туризм – глава воронежской козьей фермы Екатерина Дорофеева

Воронеж. 19.08.2021. ABIREG.RU – Аналитика – Глава воронежской фермы «Мама Коза» Екатерина Дорофеева недавно стала победителем регионального этапа конкурса «Молодой предприниматель России» в номинации «Сельскохозяйственное предпринимательство». Теперь ей предстоит принять участие в финале на федеральном уровне. Также осенью прошлого года она одержала победу в конкурсе «Мама-предприниматель» и получила грант на развитие своего дела. «Абирег» решил пообщаться с госпожой Дорофеевой, чтобы выяснить, как основать бизнес с нуля и эффективно продвигать свой продукт в интернете. Также она рассказала «Абирегу» о тернистом пути поиска господдержки, повышенном внимании агрохолдингов и властей и о том, почему она считает свой бизнес альтруизмом.

– Екатерина, расскажите немного о вас и вашем пути. С чего вы начинали и как вы пришли к сельскому хозяйству?

– Я проработала 15 лет в пиаре, рекламе, маркетинге. Начинала в модном доме Татьяны Сулиминой, потом занималась организацией предвыборной кампании «Единой России», работала в ГК «Протэк» и в Агентстве по инновациям и развитию. Оттуда я ушла в декрет и больше не вышла на работу. Мы взяли участок и начали стройку дома. Когда переехали, решили завести курочек, сделали небольшой огород. А потом случайно взяли маленького козленка для детей. Однажды моя мама привезла мне попробовать натуральное козье молоко, я долго отбивалась, но, когда попробовала, поняла, что оно вкусное, без запаха и очень хорошего качества. В тот же день я сказала мужу, что нам срочно нужны козы (смеется). Мы взяли трех коз, после чего знакомые просили продать им молоко.

– В каком году это было?

– В феврале 2019 года. Супруг решил уйти с работы, и мы занялись продажей молока, пока он ищет новое место. После этого мы купили еще 10 коз – и закрутилось. Сейчас у нас ИП, я – идейный вдохновитель, муж – исполнитель. Я сама до мозга костей люблю всё натуральное и экологическое. Позже я прошла обучение на сыродела, придумала собственные рецепты на основе традиционных технологий. Спрос рос, соответственно, мы тоже. Но есть проблема в нехватке молока. Спрос растет постоянно, а мы не можем себе позволить приобрести сразу большое стадо. Его нужно растить, потому что купить хороших коз не так уж и просто.

– Какое у вас сейчас поголовье?

– У нас сейчас 50 взрослых дойных и 20 маленьких козочек.

– Сколько одна взрослая коза стоит?

– Диапазон цен очень большой. Самую дешевую можно найти за 5 тыс. рублей, хорошую – за 10-15 тыс. рублей. Но также у нас есть дорогие нубийские козы за 150 тыс. рублей. Они чистопородные. Так получилось, что мы сразу стадо взяли из 20 штук, у них мама и папа из Америки привезены.

– Вопрос, который лежит на поверхности. Почему «Мама Коза»?

– В названии – очень многогранный смысл. Первый момент – коза сама становится мамой и начинает давать молоко, второй – козье молоко по свойствам максимально приближено к грудному молоку. Еще с древности сохранились фрески, где видно, что козы кормят младенцев. Плюс я сама активная мама. У многих возникают негативные ассоциации, так как слово «коза» нередко используется как ругательное. Может, это связано с характером животного, потому что оно очень своенравное, никогда не будет делать то, что его заставляют. Я сейчас понимаю, что мой характер такой же. Мне все говорили, что мой проект загнется, потому что работать на рынке с такими принципами нереально. А я: «Нет, я пойду дальше и буду делать, что хочу!» Даже когда изначально я к властям обращалась, они говорили, мол, глупости это всё. А потом поняли, что мы масштабируемся, планируем даже тысячное поголовье доить вручную, и нас восприняли серьезно. Это всё из-за моего характера, я упертый человек, если я чего-то хочу, то буду добиваться этого всеми силами.

– Возвращаясь к вопросу о вашей профессии. После декрета вы так и не вернулись в пиар. Почему?

– Грубо говоря, я из пиара не уходила. Я также являюсь директором воронежского филиала благотворительного фонда «Женщины за жизнь». Сейчас рассматривается вопрос о том, чтобы я возглавила головной фонд. Я всегда занималась продвижением его деятельности и наших новых проектов. Пиарщик во мне бушует, мне это очень нравится. Я могу за полчаса разработать проект, маркетинговый план, стратегию продвижения. У меня появилась идея проекта, который я очень хочу реализовать. Многие фермеры из глубинки не могут сбывать свою продукцию, так как о них никто не знает, а работа за копейки приводит к разорению. Поэтому я хочу помочь им в продвижении и продавать их продукцию здесь.

– А где у вас располагается ферма?

– В Рамонском районе, в Сенном, там сейчас возводится уже профессиональная козья ферма.

– А начинали у себя во дворе?

– Да, у нас было подсобное хозяйство. Сейчас мы взяли 150 га земли под профессиональный проект, мы собираемся заниматься и сельским туризмом, и благотворительностью. Участок находится в 30 км от Воронежа, там очень красивая местность, поэтому мы видим большой туристический потенциал.

– Может, поподробнее расскажете?

– Мы рассматриваем сразу три проекта. Первый – это наша экоферма, второй проект – сельский туризм на базе экофермы. Планируем построить домики, открыть гончарную мастерскую, зимой на лошадях посетителей катать. Наша цель – продумать максимально активный досуг, чтобы люди не просто по лесу слонялись. Третий проект мы планируем вместе с благотворительным фондом. Он предполагает помощь молодым мамам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Мы хотим построить несколько домиков, чтобы там жили мамы с детьми и работали у нас. Таким образом мы обеспечим их не только жильем, но и возможностями. Они должны понять, что могут заработать, чего-то добиться в жизни.

– Во сколько вы оцениваете объем инвестиций в вашу новую ферму?

– В районе 10-15 млн рублей на начальном этапе.

– Планируете ли обращаться к властям за господдержкой?

– Да, мы планируем. Более того, они сами нас заметили и многим ставили в пример. Я на днях была в Москве, общалась с главой департамента аграрной политики Алексеем Сапроновым и районными чиновниками. Они готовы нас поддержать в регистрации в качестве органического производителя. Мы уже подали заявку. Отмечу, что в Воронеже еще никто не зарегистрирован.

– Это грант?

– Нет, это органическая сертификация.

– Что это дает?

– У нас будет официально сертифицированное органическое производство. Что у нас сейчас пишут на этикетках? «Органика», «эко»... Это просто маркетинговый ход. Действительно сертифицированных органических предприятий у нас очень мало в России, совсем единицы.

– А помимо этого какие есть меры поддержки, доступные для вашего хозяйства?

– Также мы хотим воспользоваться грантовой поддержкой на развитие сельского туризма, тем более что эта тема сейчас очень актуальна и поощряется властями.

– А для вашего благотворительного проекта деньги планируете взять из фонда?

– У нас там нет таких активов, все имеющиеся средства идут на подопечных, которых очень много по всей России. Мы планируем тоже использовать грантовую систему, так как благотворительные проекты также поощряются. Но если не получится, то будем вкладывать собственные средства.

– Есть мнение, что минусы господдержки – это пристальное внимание со стороны властей и силовиков.

– Может быть, оно так и есть. Пристальное внимание обращается на тех, кто получил деньги и ничего не делает по своему проекту. 80% случаев – это просто нецелевое расходование средств. К нам сейчас тоже проявляется пристальное внимание властей, но не к отчетности, а к самой ферме. Они хотят приехать, посмотреть, мы пускаем без вопросов. Им же нужно знать, на что они будут выдавать гранты.

– В одном из ваших постов вы назвали свой бизнес альтруизмом. Что вы имели в виду – ваше дело приносит вам не столько дохода, сколько бы вы хотели? Или какой-то другой смысл?

– Мы стараемся во всем придерживаться принципов натуральности, у меня на этом пунктик. Мы доим коз вручную, не вкалываем животным антибиотики, гормоны роста или синтетические витамины. Причем органическое производство допускает эти меры, но мы против. Конечно, мы можем колоть гормоны, и коза будет давать не три, а пять литров. Соответственно, мы больше заработаем. Но для нас это больше не бизнес, а глобальная идея доказать массам, что можно заработать и на действительно натуральном продукте. Главное не обесценивать его и правильно продавать. Все удивляются, как нам удается продавать молоко по 250 рублей за литр, если у бабушек на рынке по 100 рублей.

– Так у вас сильно дороже, чем на рынке?

– Не очень сильно. Мы не хотим загибать цену, чтобы продукт был доступным. Но на определенном этапе, конечно, приходится подстраиваться под реалии и повышать стоимость. Два года назад мы начинали с 160 рублей за литр.

– После роста цены не ушли ваши клиенты?

– Нет, не ушли. Более того, когда в осенне-зимний период падают надои, они готовы сами платить больше.

– Еще вопрос касаемо органики. Вы на конкурсе предпринимателей заявили, что покупаете только натуральные корма. Насколько они дороже обычных?

– Да, обычные корма гораздо дешевле. Но мы закупаем корм по рыночной цене у моих родителей, которые выращивают зерно на своих полях. Мы точно уверены в качестве и технологии его производства. А что касается сертифицированного органического зерна, у нас его практически нигде нет.

– Какие виды продукции вы производите кроме сыра и молока?

– Молоко, йогурт, творог, сыров большой ассортимент. В принципе, вся молочная продукция, которая на рынке представлена, у нас есть.

– Получается, вы у себя «на кухне» это делаете или у вас есть маленький цех?

– У нас большая кухня – 48 «квадратов», мы там делаем все продукты вручную.

– То есть у вас нет никакого оборудования?

– Да, и мы не хотим прийти к этому. <...> Когда мы масштабируемся, будем делать продукты в большом медном чане на огне.

– Есть ли у вас сотрудники или вы своими силами справляетесь?

– Сейчас своими силами, но, скорее всего, с сентября у нас появятся два работника: один – по хозяйству, другой – на развозах, потому что уже прям критическая ситуация.

– Какая у вас примерно мощность производства?

– В день мы надаиваем 100 л молока, из которых 50 л с утра сразу развозим клиентам, еще 50 л после вечерней дойки идет на переработку.

– Вы сказали, что пока у вас нет работников. Получается, вы сами доите коз?

– Да, мы вдвоем с мужем. Где-то 1,5 часа утром, 1,5 часа вечером, если вдвоем. В любом случае, когда расширимся, будем нанимать людей, потому что уже сейчас тяжело справляться с объемами.

– Какие каналы вы используете для продаж? Только интернет пока?

– Instagram. Я даже не обращалась за рекламными услугами, некоторые блогеры изъявили желание прорекламировать продукцию по бартеру.

– В будущем планируете выйти в розницу?

– Мы хотим открыть свой магазин, где будем продавать не только свою продукцию, но и товары других фермеров. Изначально, мы думали создать отдельный бренд крестьянской продукции, но в итоге решили оставить свой.

– Таким образом, вы хотите помочь фермерам сбывать продукцию?

– Да, но их продукты попадут на наши полки только при условии, что они придерживаются принципов натурального производства – никаких добавок и пластика.

– Когда планируется открытие магазина?

– В идеале 14 октября.

– Это в Рамони?

– Нет, мы ищем место в центре Воронежа, чтобы была высокая проходимость и удобная локация.

– Во сколько оцениваете открытие магазина?

– Первоначальные инвестиции – это 100 тыс. рублей на аренду и старт, не считая рекламы.

– Используете ли вы кредитные средства?

– Пока нет, стараемся всё делать за собственные.

– Много у вас конкурентов-фермеров в нише козьего молока?

– Я конкуренции не чувствую, я вообще такой человек, который готов дружить со всеми. В принципе, клиентов хватит на всех. В любой сфере. Все хотят есть натуральные продукты.

– То есть нет фермеров, с которыми вы соревнуетесь и идете нога в ногу?

– Нет. Даже если кто-то воспользуется нашей идеей, я думаю, что мой источник идей не иссякнет и мы их переплюнем.

– Какой у вас годовой оборот и планы по его наращиванию на ближайшую перспективу?

– В последний год у нас было 2,5 млн рублей выручки. В этом году мы планируем увеличить поголовье до 100 коз и выйти на 3,5 млн рублей. Когда ферма на 400 голов выйдет на полную мощность, оборот может достичь порядка 14 млн рублей.

– А чистая прибыль какая сейчас?

– Мы чистую прибыль не вычленяем, потому что всё, что мы зарабатываем, пускаем в дальнейшее развитие. Я чистую прибыль особо не вижу и не считаю.

– Получается, что пока заработок приносят вам домашние животные. В будущем уже вы планируете масштабное фермерство.

– Я не люблю слово «фермерство», я думаю, мы назовем проект крестьянским хозяйством. Фермеры иногда ассоциируются с негативным образом, так как они могут использовать не чисто натуральные методы производства – разводить молоко водой или использовать гормоны роста.

– В вашем Instagram видела, что вы запустили линейку крема из козьего молока. Как вы его делаете?

– Он элементарно делается, только ингредиенты добавляются, на огне подогреваются, потом по баночкам разливается и упаковывается. На него отличный спрос – подходит для любой части тела.

– Насколько успешна эта идея в плане бизнес-модели?

– Я его как отдельное направление не развиваю, не просчитываю отдельную бизнес-модель. Он у меня идет со всеми товарами вместе.

– А косметическую продукцию надо как-то сертифицировать?

– Декларируется только пастеризованное молоко. У нас молоко натуральное, поэтому мы проходим только ветеринарное сопровождение. Но мы всё равно подали заявление на сертификацию части продукции.

– Вы упоминали, что у вас много последователей. Кого вы имели в виду и какое у вас взаимодействие?

– Во-первых, для многих мы стали примером в части переезда за город, особенно актуально это стало во время пандемии. Во-вторых, некоторые обращаются ко мне за консультациями по вопросам хозяйства. Вот, с 19 августа я решила запустить курс, где полностью расскажу, как с нуля организовать свое хозяйство и его продвинуть.

– Также вы на конкурсе заявляли, что знаете многих медийных людей.

– Да, я работаю с ними в рамках благотворительного фонда. Наша основательница Наталья Москвитина, ведущая телеканала «Спас», намерена избраться в Госдуму. Поэтому как раз решается вопрос, чтобы я ее заменила на посту. Мы дружим со знаменитостями, которые поддерживают фонд – это Борис Корчевников, Тутта Ларсен, психолог Марк Бартон, актеры Артур Смольянинов и Дарья Мельникова.

– Расскажите подробнее про благотворительный фонд «Женщины за жизнь». Чем он занимается?

– Мы помогаем женщинам в трудной жизненной ситуации, в основном беременным. Мы рассказываем о вреде абортов, как они влияют на женщину физически и психологически, ищем пути решения проблемы, работаем над тем, чтобы женщина оставила ребенка. Мы оказываем финансовую помощь, юридическую, психологическую. Как раз в рамках проекта фермы, как я уже говорила, хотим построить для них мини-приют и дать им работу. Приютов в Воронеже не так много, но они помогают. Часто бывают ситуации, что женщины живут год на всем готовом и не хотят развиваться. Мы хотим дать им не только угол, но и возможность работать.

– Какие у вас планы и цели на ближайшие пять лет?

– До Нового года открыть ферму, работать не покладая рук и масштабироваться.

Фото Екатерины Дорофеевой

Анастасия Кочкина
(473) 212-02-88
Комментарии 4
СМИ2
TOP100

ПрессИндекс

Самое читаемое

Промышленный форум