Up

Благотворительный фонд Чижова

18 октября 2021, 03:26
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

Отель Марриотт

HeadHunter

Главная / Аналитика / Спасительный приказ Минстроя и неуемные цены на стройматериалы – зампред воронежского правительства Сергей Честикин об изменениях в работе с госконтрактами

21.09.2021, 21:00

Спасительный приказ Минстроя и неуемные цены на стройматериалы – зампред воронежского правительства Сергей Честикин об изменениях в работе с госконтрактами

Воронеж. 21.09.2021. ABIREG.RU – Аналитика – Недавно в силу вступили изменения в законодательство, которые позволяют подрядчикам на определенных условиях привести в соответствие с нынешними рыночными условиями цену госконтрактов. Строители смогут рассчитывать на дополнительные средства в связи с ростом цен на строительные материалы. Зампредседателя правительства Воронежской области Сергей Честикин рассказал «Абирегу», как будет действовать этот механизм, какие компании могут попасть под пересчет и, главное, откуда госзаказчики смогут взять дополнительные средства.

– Сергей Александрович, расскажите, как будет работать 500-й приказ Минстроя.

– Давайте начнем с самых основополагающих факторов. Этот приказ позволяет нам вносить изменения в сметные расчеты и, соответственно, увеличивать оплату заключенных контрактов при определенных условиях. Во-первых, контракт на выполнение работ должен быть заключен более чем на год. Во-вторых, контракт должен быть заключен до 1 июля 2021 года. В-третьих, есть разделение по стоимости контрактов. Если он <...> до 100 млн рублей, то при подготовке документации не требуется прохождение государственной экспертизы на сметный расчет. Если же контракт заключен на сумму более 100 млн рублей, то в обязательном порядке нужно проходить государственную экспертизу. Еще один важнейший момент – цена может быть увеличена на сумму не более 30% от итоговой цены контракта.

Также существуют определенные нюансы. Для того чтобы мы начали перерасчет этих контрактов, мы должны обязательно отталкиваться от сметы, которая была пройдена в государственной экспертизе. Если смета была рассчитана по территориальным или федеральным расценкам, в этом случае мы используем индексы, которые нам предоставляет Минстрой каждый квартал. Чаще всего в сметах часть расчетов составлена по прайс-листам. В этом случае подрядчик должен запросить в 3-4 организациях прайсы на стоимость тех или иных товаров, собрать пакет документов и отправить его на госэкспертизу.

Еще один важный момент в связи с 500-м приказом – к перерасчету принимаются лишь те виды работ, которые еще не приняты и не оплачены. Сейчас по всей стране, в том числе и в Воронежской области, фактический процент выполнения работ на объектах высокий, а фактическая оплата за работы очень низкая. Подрядчики понимали, что находятся в сложной ситуации, ждали решений от правительства и придерживали документы на оплату, [ведь] за закрытые объемы им не заплатят. Теперь благодаря приказу подрядчики возобновили предъявление нам документов на приемку выполненных работ, а мы возобновляем оплату, чтобы стройка продолжалась.

– Какие проблемы удастся решить, благодаря изменениям?

– Приказ дает возможность подрядчикам в рамках исполнения госконтрактов действительно привести цену к объективной и адекватной в связи с удорожанием стройматериалов. Увеличение стоимости контракта позволит компании закончить важные и серьезные объекты и банально не разориться из-за убытков. Однако это всё связано с контрактами, которые заключены на срок более года, а контракты, которые заключены на период меньше года, под изменения не попадают и перерасчет не получат. А таких подрядчиков у нас огромное количество. Это очень серьезный, конечно, удар для тех организаций, которые попали под удорожание. Тут секрета нет, мы не будем приводить цифры, они всем известны.

– Какие основные категории стройматериалов подорожали?

– Изначально очень сильно подорожал металл, затем сильно выросли цены на полимеры и всё, что связано с этой продукцией. Соответственно, подорожали оконные блоки и утеплители. Такая же участь ждала дерево. Фактически мы сейчас пришли к такому результату, что у нас, наверное, не осталось ни одного вида строительных материалов, который бы не подорожал. Разные экспертные мнения сейчас существуют – кто-то говорит, что стройка подорожала на 8%, 12% или даже на 25-30%. Знаете, нельзя привести всё к общей цифре, поскольку каждый объект уникален. Более того, многое зависит от того, как вели себя застройщики. Кто-то успел приобрести материалы впрок еще до скачка цен, поэтому он из этой ситуации выйдет с минимальными потерями.

– Теперь закономерный вопрос: откуда взять средства, чтобы оплатить дополнительные расходы подрядчикам? Резервы должны же быть какие-то предусмотрены.

– Это очень сложный вопрос. Пока процедура следующая. Федеральный центр нам говорит, что если госконтракты региональные, то оплата будет производиться из регионального бюджета. Если же эти контракты идут по софинансированию, то часть средств платит федцентр, часть – мы, часть – муниципалы. Каждый будет платить пропорционально изначальному соглашению. Тогда возникает вопрос: откуда взять деньги? Правительство говорит, что будет выделять средства из резервного фонда. Соответственно, наш губернатор Александр Гусев рассматривает такой же вариант. Однако сам механизм пока не проработан.

– Сергей Александрович, подскажите, как в целом увеличение цен на стройматериалы еще до изменений в законе повлияло на региональный бюджет.

– Это повлияет.

– Повлияет? То есть сейчас пока потерь нет?

– Мы пока не готовы назвать цифру. Мы в начальном периоде подготовки документации, и мы не готовы назвать цифру, которая понадобится, чтобы доплатить по контрактам, которые подходят под 500-й приказ. Сейчас идет работа над этим, мы сейчас анализируем. В первую очередь сами застройщики работают по каждому из своих проектов, которые они ведут.

– Не придется забирать деньги у какого-то другого бюджетного сектора?

– Нет, как я уже сказал, деньги будут выделены из резервного фонда. Средства из других отраслей забирать не будет, наш губернатор на этом стоит твердо. Об этом даже речи не шло.

– Александр Викторович не озвучивал какую-то предельную планку? Например, максимум столько выделим...

– Нет, Александр Викторович ждет от нас предварительных расчетов.

– Какие проекты удастся завершить благодаря приказу?

– На пересчет у нас выходят около 12-16 крупных проектов, которые закрываются либо в этом году, либо имеют продолжение в последующие годы.

– А можно пару примеров конкретных?

– Давайте начнем с самых больших, которые у нас сейчас не закончены. Это хирургический корпус онкодиспансера и поликлиника на 1,1 тыс. посещений со станцией скорой помощи, которая сейчас строится на Московском проспекте.

Поймите, что у нас еще произошло: определенное количество крупных объектов мы сдали к 1 сентября. Это две современнейшие школы в Новоусманском районе, школа в Семилукском районе, детские сады в Отрадном и Шилово, детский сад в селе Углянец. Мы их уже все сдали, поэтому в этом случае подрядчики не попали под компенсацию.

– Они оказались в минусе?

– Знаете, я не могу сказать, оказались ли они в минусе совсем... Скорее всего, они оказались на грани нуля. Почему? Потому что эти объекты были сдаточные, основная масса работ была произведена в прошлом году либо в начале этого года, соответственно, до подорожания материалов. Они просто реально успели. Я не думаю, что они на этих объектах что-то существенно заработали. Мне очень хочется верить, что они ничего не проиграли.

– А вы не давили на подрядчиков административным ресурсом, не подгоняли?

– Нет. А какой административный ресурс? Всё четко прописано в законах. Они выиграли контракт, все условия были оговорены, сроки оговорены. Что тут от нас зависит? Мы же не можем изменить федеральное законодательство. Понимаете, коммерческая деятельность в любом случае имеет определенные риски, как и всё в нашем мире. Где-то строители заработают больше, где-то не заработают. Идеальный вариант – это обоюдная радость заказчика и подрядчика. Когда мы получили качественный объект на финише, а строители заработали, чтобы дать премии работникам и инвестировать в собственное развитие.

– Какие еще объекты попадают под перерасчет?

– Это очень крупная школа в Борисоглебске, которая должна быть построена к 1 сентября 2022 года. Сейчас строительство объекта находится в серединной фазе, оно попадает под удорожание стройматериалов.

– А мегашкола на Московском проспекте, получается, не попадает под программу? Ведь контракт был заключен уже после 1 июля.

– Мы применили новые индексы уже на этапе процедуры торгов. Проектно-сметная документация всегда проходит госэкспертизу, срок которой не более трех лет. Но все мы понимаем, что за три года процесс инфляции существенно может повлиять на стоимость. Так как этот процесс неотвратим, цену контракта можно скорректировать благодаря индексам, которые для каждого региона разрабатывают Главгосэкспертиза и Министерство строительства и ЖКХ.

– Так как подрядчики имеют право теперь подать заявление на перерасчет, не послужит ли это катализатором мошеннических действий с их стороны?

– А каким образом? Я же вам рассказал всю процедуру. Всё предусмотрено законодательством. Я еще раз повторяю. Мы берем за основу государственную экспертизу, которая пройдена на этот объект. И еще раз государственная экспертиза всё перепроверит, и только после этого мы будем принимать решение.

– А если в госэкспертизе будет коррупционер сидеть?

– Госэкспертизой занимается группа, никогда один человек этим не занимается.

– С группой тяжелее договориться, дороже.

– У меня по этому поводу есть свое мнение, я его всегда придерживаюсь. Оно простое и жесткое. Не надо считать людей хуже, чем мы. Я считаю, что у нас работают компетентные люди, которые, во-первых, профессионалы в своем деле, во-вторых, они понимают, чем они занимаются. Их личная ответственность имеет для них большое значение.

– Сергей Александрович, разрабатываются ли какие-то изменения в законе в части контрактов, которые не попадают под 500-й приказ?

– Мы задаем эти вопросы федеральному центру, и федеральный центр также очень сильно озабочен, так как реально понимает, что происходит. Но необходимо изменение законодательства, а что это такое, вы прекрасно понимаете. Тем более что сейчас у нас сменяется состав Госдумы. Честно скажем, Дума не обновляется на 100%, но обновляется значительно. И депутаты, которые придут, должны быть вовлечены в проблемы и законотворческие процессы. В этом плане <...> определенная проблема. Конечно, если бы сейчас не формировалась новая Дума, может быть, эти процессы шли бы чуть-чуть быстрее. Вы понимаете, когда вносятся изменение в закон, это очень тяжелая работа, а главное, она чисто процедурно очень длительная.

– Кажется, что изменения носят несколько дискриминационный характер – какие-то подрядчики получили право на перерасчет, а какие-то – нет.

– Этот закон родился под проблему, на которую отреагировали власти. Я хочу отдать должное правительству, которое быстро и качественно сработало. Здесь все министерства работают слаженно, особенно Минстрой. Они реально понимают, что происходит в каждом регионе РФ. Когда мы ведем с ними диалог, мы реально понимаем, что это профессионалы своего дела. А это существенно облегчает вопрос. Не всё в их силах, но 500-й приказ помог решить проблемы. Что будет дальше – посмотрим. Но я думаю, стоит ожидать других изменений.

Полная версия интервью с Сергеем Честикиным будет опубликована в новом журнале «Топ-100 крупнейших компаний Черноземья – 2021». Зампред также рассказал нам о том, как будет проходить реновация территорий в регионе, что будет на месте воронежского экскаваторного завода и как будет формироваться инфраструктура вокруг яблоневых садов.

Анастасия Кочкина
(473) 212-02-88
Михаил Сошин
Комментарии 0
СМИ2
TOP100

ПрессИндекс

Самое читаемое

онлайн-форум «Территория продаж»