Up

Благотворительный фонд Чижова

27 ноября 2021, 20:54
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

HeadHunter

, 14:35

«Не политика людям нужна, им нужна нормально работающая власть», – глава Тамбова Максим Косенков

Воронеж. 03.11.2021. ABIREG.RU – Аналитика – Ровно год назад администрацию Тамбова в статусе временно исполняющего полномочия возглавил Максим Косенков, который до этого был мэром города с 2005-го по 2008-й. Он руководит областным центром в этом статусе пока не состоится конкурс по отбору главы Тамбова. В разговоре с «Абирегом» Максим Косенков рассказал о бюджете города, развитии застроенных территорий и о политической деятельности.

– Давайте начнем, наверное, с главного последнего события в регионе – смена руководителя. В начале октября врио губернатора Тамбовской области назначили Максима Егорова. Поделитесь своими впечатлениями о встрече с новым руководителем?

– Свой первый рабочий день врио губернатора Максим Борисович Егоров начал со знакомства с Тамбовом. Это очень важно для горожан. Сначала в администрации города была рабочая встреча, потом мы проехали по городу, причем по ряду объектов, которые посещать заранее не договаривались, просто по мере передвижения выбирали. Заехали на очистные, заехали в обновляемый парк, строящийся храм – одним словом просто свободно проехали по городу и пообщались.

Каждый человек индивидуален, и все мы не можем быть одинаковыми. У нового главы совершенно другой взгляд, наверное, более современный подход к управлению и большой опыт. Он человек очень энергичный. Его график поминутно расписан, много встреч, много общения. Я вообще считаю, что это здорово, когда любой руководитель, а тем более глава области или города общается напрямую с людьми, не избегает этого общения. Это очень важно для погружения в проблемы, погружения в тему. Мне вот часто говорят, что социальные сети можно кому-то доверить. Хоть я и не успеваю всем ответить одномоментно, но я это делаю сам, потому что это помогает чувствовать проблемы изнутри. У кого кошка неправильно пробежала, у кого свет погас, у кого «завоздушка» в батарее в какой-то комнате. Наверное, в масштабах больших городов это сложно. То есть, условно говоря, если бы это был город миллионник, конечно для главы города погружаться в такие частные проблемы было бы, наверное, неразумно, с точки зрения организации своей работы. Тамбов все-таки не такой большой город, но не такой маленький, поэтому я стараюсь находить на это время и тоже достаточно много общаться. Почему? Потому что взгляд изнутри, погружение в самые даже мелкие проблемы, они иногда характеризуют ситуацию в целом. Поэтому мне импонирует, что новый глава региона – человек неравнодушный, очень динамичный и открытый.  Для нашей области важно, что первое лицо еще до прихода в регион на федеральном уровне был глубоко погружен в сферу ЖКХ, а как раз коммунальная инфраструктура едва не самая главная тема, требующая профессиональной оценки и грамотных решений. И вот уже сейчас по первым шагам, которые мы обсуждаем, позиция нового главы региона более чем убедительная. И важно, что мы обсуждаем проблемы, прежде чем принять решение.

– Как сейчас себя чувствует городской бюджет в условиях пандемии?

– Бюджет – это всегда сложно. Моя позиция относительно бюджета следующая – ты должен относиться к нему более рачительно, планируя его, понимая, что есть приоритеты, на что надо в первую очередь направить финансовые расходы, на чем можно повременить. Но при этом, знаете, я придерживаюсь той точки зрения, что люди живут сегодня и сейчас, и им сложно объяснить всякого рода проблемы, сложности, долги, кредиты, задолженности просроченные, которые надо гасить. Людям надо чувствовать, что город живет полноценной жизнью, что город движется вперед, что он меняется, что меняется его облик, облик отдельных улочек, парковых территорий. В бюджете нет тем, которые, по моему мнению, являются малозначительными. Что важно? Все важно. Есть проблемы, которые касаются всего города, но и много индивидуальных тем, которые относятся к отдельной улице или микрорайону и считать их второстепенными нельзя.

Бюджет Тамбова всегда был в очень непростом положении. За последние 10 лет собственные доходы бюджета выросли лишь на 200 млн рублей. Если в 2011-ом собственные доходы были 2,7 млрд рублей, то на сегодняшний день – всего 2,9 млрд рублей. Т.е. прошло 10 лет, в течение которых была инфляция, выросли цены и так далее. Прирост в этом плане произошел существенный, но, увы, доходная составляющая бюджета, по большому счету, изменилась незначительно.

В таких условиях стабильность города во многом зависит от того, как выстроены взаимоотношения между руководством областного центра и руководством области. Если между главой субъекта и главой муниципалитета есть взаимопонимание, есть чувство взаимной ответственности перед жителями Тамбова (в данном случае это такие же жители области), то любые проблемы можно решать. Важно, что у областной власти есть понимание того, что Тамбов – это лицо области, и это лицо должно быть привлекательным не только для жителей города, но и для гостей. Мы исходим из этого. Немалая часть доходов городского бюджета сегодня – это финансовая помощь, которая оказывается из областного бюджета. В прошлом году областной бюджет выделил городу практически 800 млн рублей на то, чтобы местные власти обеспечили выполнение своих обязательств. Эта ситуация не означает, что это правильно, и это не означает, что это есть норма. Почему? Потому что с точки зрения сегодняшнего законодательства города, областные центры, столицы должны быть самодостаточными и иметь доходы, которые позволяют обеспечивать им свои полномочия.

Накануне нашей с вам встречи у нас с Максимом Борисовичем Егоровым было рабочее совещание. У нас есть понимание, что бюджет города надо лечить, продолжать освобождать его от долговых обязательств. Муниципальный долг Тамбова чуть меньше собственных доходов бюджета города – практически 2,7-2,8 млрд рублей. Это были долговые обязательства по кредитам, которые город брал в период с 2010-го по 2015-й очень интенсивно. Конечно, эти кредиты лежат тяжелым бременем на текущем финансовом положении города.

Знаете, Тамбов всегда был исторически консервативным городом, хотя, наверное, у каждого города свой менталитет. Но я считаю, что он у нас особенный исторически, поэтому люди достаточно требовательные к благоустройству. Когда ничего не делают – плохо, а когда стараются делать больше, чем иногда даже возможно, то народ начинает более активно себя проявлять. Каждый становится крупным специалистом по всем вопросам: а здесь не так, а это не эдак; почему начали ремонтировать в октябре, а не летом… Но меня это ничуть не тяготит и не пугает, потому что хорошо, что люди имеют свое мнение, хорошо, что люди участвуют в этом обсуждении, вовлечены в эти процессы. Хуже, когда власть сама по себе, а люди сами по себе. Для того, чтобы с ними быть на одной волне, – я всегда об этом говорю, и вот вам тоже скажу, – для этого, во-первых, надо руководителям города оставаться самими собой, быть на одной волне с ними, жить обычной жизнью и чувствовать людей. Вот когда ты их чувствуешь, когда они понимают, что о них заботятся – от частных вопросов до более серьёзных – то и отношение к власти намного позитивнее. Поэтому несмотря на то, что бюджет – это тема больших проблем и большой работы, мы не теряем оптимизма. Мероприятия, которые мы проводили в этом году, связанные и с дорожным ремонтом, и благоустройством, говорят о том, что мы сделали больше, чем планировали.

– Как вы считаете, почему собственные доходы показали совсем небольшой рост?

– Понимаете, меняется налоговое законодательство, меняется размер отчислений. Если раньше одни налоги поступали в городской бюджет, то сейчас они перераспределились и преимущественно поступают в областной и федеральный бюджеты. Затем сама система межбюджетных отношений очень сильно скорректировалась. Условно говоря, раньше у нас не было нацпроектов и муниципальные власти, прежде всего, ориентировались на те доходы, которые они собирали сами в городах. Сегодня появились нацпроекты, поэтому значительные финансовые ресурсы поступают в их рамках. Нацпроекты – это хороший инструмент. Есть возможность сравнивать, в каких городах, как и что делается, какие подходы используются. Допустим в нашем регионе губернатором было принято решение, что все средства, которые поступили области на реализацию нацпроекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги» в этом году полностью будут выделены областному центру. В результате нам отдали 531 млн рублей. Плюс еще почти 250 млн рублей из дорожного фонда. Т.е. в этом году мы в совокупности на ремонт дорог получили 1 млрд рублей. А наша задача – эффективно и разумно использовать эти деньги. Можно закатать одни и те же дороги, сделать только центральные. Но в этом году мы изменили принципы, потому что много центральных дорог уже отремонтировали, они у нас все практически в удовлетворительном, хорошем состоянии, если сравнивать с тем, что было. Осталась у нас одна такая дорога проблемная – Гастелло, но в этом году мы ее завершим. В этом году мы ремонтируем более 55 дорог. Конечно, если сравнивать с Воронежем, который в три раза больше, или даже с Липецком, Рязанью, маловато, но для Тамбова 55 дорог – это беспрецедентное количество. Причем в текущем году мы взяли преимущественно дороги второстепенные, поперечные дороги, и ориентир брали на те дороги, которые максимально приближены к местам проживания людей. Почему? Потому что когда делается дорога центральная, то люди как рассуждают: «Не ремонтируются у нас дороги». Для них это как будто не в Тамбове, не в городе, а где-то там – позади. Когда ремонтируется дорога рядом, которая ведет в конкретный микрорайон, в конкретный дом, тогда совершенно другие ощущения возникают.

– Есть ли у вас какие-то критические ситуации по социальным объектам, по тем же дорогам из-за подорожания стройматериалов?

– Нет. У нас есть проблемные объекты, по которым подрядчики не успели в обозначенные контрактами сроки, но сказать, что у нас срывается какой-либо объект или уже сорван, я не могу. У нас еще в конце прошлого года сдалось три детских сада, один – в этом году. Достаточно динамично строится новая школа в новом микрорайоне на 2425 мест.

Более сложная другая тема – это отселение из аварийного и ветхого жилья. Сложности в том, что стоимость одного метра, которая изначально была определена как базовая ставка для приобретения жилья, конечно, не позволяет приобрести жилье по нынешним ценам.  Поэтому нам удалось также убедить руководство области, что надо менять эту начальную стоимость. В середине года скорректировали с 45 тыс. рублей до 55 тыс. рублей.



– В связи с этим хотела узнать, какая работа в городе ведется по программе Комплексного развития территорий? Актуальная ли эта тема для Тамбова?

– Тема актуальна, она, конечно, поднимается. В Тамбове очень много ветхого фонда. Да, с учетом сложившейся застройки центральная часть города, Ленинский район, часть Советского района – это в основном малоэтажные дома такого советского или раннего советского периода постройки. Многие из них ветхие, часть этих домов находится в собственности граждан. Есть и муниципальные квартиры, но их не так много.

Практика развития застроенных территорий была и ранее. В Тамбове она существовала и активно внедрялась, но концепция была немного другая. У нас часть кварталов в центре города получила новое дыхание, новую жизнь благодаря развитию этих территорий, отселению жителей из ветхого, старого жилья в новые квартиры. Да, сегодня принят новый закон. Еще на стадии его обсуждения мы с областными структурами активно обговаривали, каким образом его можно применить в жизни.

Здесь главная проблема, с которой мы сталкиваемся – это способность властей и тех, кто берет на себя обязательства развивать эти территории, предоставить в обмен жилье, которое бы отвечало спросу, пожеланию людей. Когда люди живут в центральной части города, и вдруг их, условно говоря, «выселяют» на окраину, многие, конечно, не хотят этого. Многие думают, что там нет жизни. Хотя инфраструктура окраин активно развивается. Главное, чтобы мы за желаниями не утратили связь с реальностью и не перевели рассуждение о развитии этих новых районов только исключительно в плоскость разговоров. Поэтому важно, что у нас это находит практическую реализацию, поэтому я вижу главную проблему в освоении этих территорий – это проблема, связанная с совмещением интересов тех, кто берет на себя обязательства застраивать территорию, и граждан, которые живут в этих домах. В идеале, конечно, застройщики строили бы новое жилье в таком же микрорайоне, переселяли бы людей в эти дома, а территории со старыми домами, соответственно, использовали бы для новых объектов. Уверен, найдем приемлемое решение. Конфликты не нужны. Ведь бывают случаи, когда люди относятся к возможности получить новое жилье, как к такому шансу, когда хочется получить все и вся. Многие специально прописываются. Кстати, есть такие примеры, что на 15 метрах живут шесть-восемь человек, и каждому отдельную квартиру подавай. Здесь, безусловно, мы должны действовать строго в рамках закона, но и должны входить в положение людей, понимать историю семьи, как они оказались в такой ситуации. Город – это люди, это дом наш общий, и если мы будем избегать проблем, то будут появляться «горящие красные точки».

– Есть ли уже какие-то практические шаги в этом направлении или пока на стадии обсуждения?

– У нас есть несколько наработок, есть несколько кварталов, которые изначально планировались под развитие застроенных территорий. У тех, кто брал на себя это обязательство, срок договоров истек.

– Вы имеете в виду застройщиков?

– Да. Сейчас с учетом нового механизма, нового порядка, появилась дополнительная форма, которая позволяет нам вести речь об изменении облика этих территорий. Мы готовим сейчас квартал, который мог бы попасть под эту новую программу. Думаю, мы к концу года придем к каким-то конкретным решениям. У нас в принципе эта тема не останавливалась. Сейчас просто форматы поменялись, условия закона.

– В крупных городах Черноземья последнее время возникают проблемы с историческими зданиями, которые имеют статус культурного наследия. Думаю, Тамбов не исключение. Какую работу ведете в этом направлении?

– В Тамбове реально много зданий, которые имеют статус объектов культурного наследия, но я все-таки считаю, что нужно вести речь не только о тех объектах, которые имеют статус памятников, объектов культурного наследия, но и о тех зданиях, которые являются частью сложившегося облика города. Отсутствие статуса у некоторых зданий не означает, что их надо в обязательном порядке сносить и терять эту изюминку, которая может быть у каждой улицы. У нас был прецедент. В Ленинском районе компания вела работу по программе развития застроенных территорий. Часть объектов уже снесли, и дело шло к тому, что должны были снести еще одно старое здание. Благо, что у нас коммуникации с людьми так развиты, что, по-моему, в Facebook увидел возмущения людей, которые хотели сохранить это здание. Пообщавшись с ними, проанализировав ситуацию, я принял решение исключить это здание из перечня сносимых. Застройщик, который взял территорию для развития, неоднократно сам заявлял, что он за сохранение исторического облика. Я надеюсь, у него хватит воли, чтобы отступить и не настаивать на том, чтобы мы это здание сносили.

Также мы подписали документы, которые нам позволяют за условную плату (за 1 рубль), в долгосрочную аренду сдавать объекты. Этот процесс сложный, не одного дня, но мы планируем несколько зданий таким образом реализовать. Т.е. вы практически ничего не платите, но, главное, приводите здания в порядок. Одно здание на центральной улице мы передали нашему университету под музей.

Мы несколько зданий собственными силами привели в порядок. Фасады в Тамбове, мне кажется, лет 10 точно не трогали, и вот нашли возможность для того, чтобы начать в центральной части эти фасады приводить в порядок. И здания по-другому стали выглядеть. У нас еще красивое красное здание рядом с Пенсионным фондом есть. Лет 10 стояло без крыши. В 2014 году начало рушиться. Стены сейчас видно, а внутри как после бомбежки. Несмотря на то, что ремонт кровли стоил 9 млн рублей (с учетом того, что это памятник), я пошел на этот шаг. До зимы должны отремонтировать кровлю, чтобы здание не разрушалось. Потом посмотрим, как сможем использовать. Может под муниципальные нужды приспособим. Может продадим и вернем те деньги, которые потратили на ремонт.

– Вы городом руководите уже год.

– Да, 3 ноября ровно год.

– Прежний губернатор допускал, что будет меняться устав города. Это позволило бы вам избавиться от приставки врио. Движется ли в этом направлении работа?

– Я так скажу. Во-первых, есть понятие – мера собственной ответственности, и те обстоятельства, в силу которых я оказался вновь в этом кресле, они возлагают на меня очень сильную личную ответственность. Я понимаю, что есть ожидания, понимаю, кто-то разочаровывается, но я же шел сюда не для того, чтобы очаровывать, я шел сюда, чтобы работать. На самом деле город находится в очень тяжелом положении, в очень сложном. Иногда нужно работать на износ, надо стараться делать вопреки чему-то. Надо понимать, что люди живут сегодня и сейчас, и доказывать им что денег нет, извините, давайте потом, неправильно. Меня также критикуют в социальных сетях, и это нормально.

Чем чаще люди высказывают свое мнение, пусть даже иногда критичное, тем жизнь от этого острее, она ярче выглядит. У меня же есть опыт. Меня критиковали, когда я был главой с 2005 по 2008 год. У нас жаркие споры были. Я встречался с домкомами, с уличкомами. Сейчас у нас со многими хорошие отношения. Для меня важно сохранить эти отношения, потому что должности уходят и приходят, но всегда надо оставаться человеком и помнить о том, что тебе здесь жить сегодня и сейчас. Тогда я сказал фразу, которая меня сопровождает на протяжении всех периодов. Когда меня спросили, что вы хотите, чтобы с вами было, когда вы перестанете быть мэром – это был 2006 год – я сказал, что хочу, чтобы, когда я перестану им быть, мне вслед не плевали. Я знаю, что мне не плевали вслед, когда я тогда был мэром. Надеюсь, мне удастся и сейчас сохранить свое доброе отношение с жителями.

– Если сравнивать тот период, когда вы руководили городом в 2005 году, и сейчас, то что кардинально изменилось?

– Много что поменялось. Серьезно изменилась система взаимоотношений. Сегодня города вовлечены в единую государственную систему власти. Ресурсы, которые выделяются по нацпроектам, задают стандарты. Сейчас время другое, оно более динамичное, ритмичное. А все, что касается содержательной работы, это зависит от каждого из нас. Если ты человек беспокойный, если пытаешься опередить время, то ты и тогда стремился хорошо работать, и сейчас дурака не валяешь. Люди стали более требовательными к власти. Тогда люди радовались любому хорошему событию, сегодня все рассматривают под увеличительным стеклом, ищут подвохи. Но такая требовательность заставляет смотреть на проблемы под разными углами. Поэтому я считаю, каждому времени свои цели, задачи. Очень важно, что сегодня коммуникации вышли на другой уровень – и между властью и жителями, и между властными структурами.  

– Вы возглавляете местное отделение партии «Родина». Насколько ваша политическая деятельность совмещается с управлением города?

– Политической работой я на сегодняшний день не занимаюсь. Объективно у меня для этого нет времени. Люди, отдавая предпочтение в прошлом году на выборах (на выборах в гордуму Тамбова – прим. редактора), все-таки голосовали прежде всего за фамилию. Я это прекрасно понимаю. Это ни в коей мере не преуменьшает роль, значение моих коллег, которые стали депутатами. Но люди меня выбирали не для того, чтобы я там о политике говорил, флагами махал. Люди хотят, чтобы проблемами города занимались, чтобы была власть, до которой они могли бы достучаться.

Считал раньше и думаю сейчас, что надо быть самим собой, оставаться порядочным человеком и смотреть людям честно в глаза. Даже когда ты не можешь им помочь, надо честно говорить – не могу. И называть причины. Не политика людям нужна, а им нужна нормально работающая власть, с которой они могут спрашивать. Тем, кто связал свою жизнь с работой в органах власти надо всегда помнить, что в историю можно войти, а можно и вляпаться. Надо очень много работать, а со временем люди дадут свою оценку.

Комментарии 0
СМИ2
TOP100

ПрессИндекс

Самое читаемое