Up

Благотворительный фонд Чижова

01 декабря 2021, 21:48
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

HeadHunter

, 11:41

«Наблаготворили»: третья серия белгородской мелодрамы вокруг «Медтехники»

Белгород. 09.11.2021. ABIREG.RU – Светская хроника – Деловую «войну» генерального директора АО «Медтехника» Виктора Гавриленко и коллектива предприятия тормознул ковид, «отменивший» заседание Арбитражного суда. Компания, отдавшая почти всю прибыль на странную благотворительность, продолжает торговать и… мыть авто на бывшем складе, отданном в аренду одним экс-чиновником своему собрату.

Обо всем по порядку. Губернаторский локдаун рекомендует в сфере СТО «…производить срочный ремонт и шиномонтаж». О мытье автомашин в разрешающих пунктах не сказано. Можно и в грязном авто ездить, дабы не обменяться вирусами с трудящимися на белгородской улице Гагарина мойщиками и приемщиками ковров в чистку, прилепившимися к «Автомойке».

Местные трудящиеся аборигены проинструктированы не хуже, чем подпольщики на оккупированной территории. Никто не знает точно, какие боксы-помещения ранее принадлежали АО «Медтехника», и даже как зовут хозяев мойки, никому не известно. Очень странно, но на двух «помывочных» местах работает только одна дама неопределенного возраста, вторая и третья потенциальные скважины прибыли заткнуты.



Даме скучновато, и поначалу она с нашей творческой бригадой разговорилась. Сказала, что спрос в локдаун высокий, и рабочий день расписан заказчиками по минутам, и у нас нет шансов вклиниться в плотный график, по крайней мере, сегодня. Точнее – в ближайшие сутки. Мы даже застеснялись своего нестарого и отнюдь не советского авто после слов:

– Помыть джип – 800 рублей, а такую, как ваша – 400. Есть и такие, которые моем за 600. Кто хозяин автомойки? Ну…одна супружеская пара. Работаем круглосуточно, но сегодня я пока одна. Мешает ли мойке сушилка ковров и зачем тогда менее оперативная и пользующаяся куда меньшим спросом работа?

На этой интересной ноте наш дуэт (или трио?) завершили «песню», ибо пришел хозяин моющейся машины со своими вопросами и вытеснил нас из очереди на рынок недешевых услуг. Мы не шибко огорчились и пошли на полсотни метров левее, собственно, в «Медтехнику».  В тесно заставленной креслами для инвалидов и шкафами с более мелким товаром в комнате сидела еще одна дама – бальзаковского возраста.

Она одна отвечала на вопросы редких посетителей, охраняла богатства АО и сидела на кассе. Как Юлий Цезарь, справлялась она с тремя делами одновременно, не в пример с нервно бегающим по коридору врачом-ЛОРом, который несколько раз за пару минут успел выкрикнуть: «Ко мне сейчас не надо!», хотя никто к нему и не собирался. А вот хозяйка зала отвечала только по делу.

Мы зашли первые и успели узнать, что прибор для измерения уровня кислорода в легких (пульсоксиметр) здесь имеется двух видов: за 2 тыс. рублей и на треть дороже.

– А чем они отличаются? Тот, что дороже, точнее или прочнее?

– Ну…В принципе они ничем отличаются, просто разные фирмы их делают.

– А что у вас еще есть «антиковидное»?

– Кислородные наполнители – 3-литровые и 5-литровые. Меньший стоит 60 с лишним тыс., больший – 70 с хвостиком.
 
– А есть в продаже аппараты для лечения псориаза? Прибалтийские эластичные бинты?

– Нет у нас таких приборов, а бинты поищите в аптеках.



Мы ретировались от «Юлии Цезарь», потому что к кассе подошел мужчина то ли с ортопедической, то ли с кислородной подушкой, и еще двое без масок, и мы решили не рисковать дальше. На улице мы сели в нашу немытую машину и нашли в интернете пульсоксиметр за 700 рублей, за 8,8 тыс. и 1 тыс. рублей. Приборы от псориаза продавались от 3 до 30 тыс., и бинты нашлись.

…А происходили наши хождения за информацией 2 ноября – в день, когда нынешний директор акционерного общества Виктор Гавриленко должен был судиться со своим коллективом и акционерами в местном Арбитражном суде. Мы даже думали, что он телефон не берет, изучая защитную речь (или последнее слово?). Но узнали, что из-за ковидной обстановки заседание перенесено на неопределенное время.

А значит, земляки нескоро узнают, почему гендир редко ходит на работу, снизил зарплату коллективу, два года не платит дивидендов и всю прибыль за год (около 7 млн рублей) перечислил в благотворительный фонд развития Белгородского региона (название сокращено). Почему он такой добрый, но одновременно намекает на банкротство и не желает видеть СМИ на суде и слышать их лично и по смартфону, тоже узнаем позже.

Подробно об этом трехлетнем противостоянии мы писали ранее, как и почти все значимые белгородские масс-медиа, исключая те, которые еще не поняли, что в губернии новый глава. Поэтому краткое содержание предыдущих серий мы вам излагать не будем, но можем пообещать, что четвертую выпустим в свет после того, как оживет Арбитражный суд.

Он закарантинил, но обещал вернуться, и мы надеемся, что это не тот случай, когда обещанного три года ждут, как упомянутые акционеры дивидендов.

Фото – Андрей Закоморный

Семен Самойлов
Комментарии 0
СМИ2
TOP100

ПрессИндекс

Самое читаемое