Up

Благотворительный фонд Чижова

29 января 2022, 17:19
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

HeadHunter

, 14:16

«Спрос на быстрозамороженную продукцию сейчас высок как никогда», – глава липецкой «Фрагарии» Вадим Бугорский

Воронеж. 03.12.2021. ABIREG.RU – Аналитика – Пожалуй, время, когда фрукты и овощи были понятием исключительно сезонным, прошло. Теперь отечественную продукцию можно употреблять круглый год: все полезные вещества сохраняются в ней с помощью шоковой заморозки. О преимуществах производства быстрозамороженных овощей и фруктов, о новом суперсладком сорте кукурузы и о том, как правильно в промышленных объемах удалять косточки из вишни, «Абирегу» рассказал исполнительный директор ООО «Фрагария» Вадим Бугорский.

– У вас поля в собственности?

– Да, наше предприятие располагается на собственных полях – 300 га. У нас представлены три основные садовые культуры – земляника садовая (клубника), малина и вишня. Несмотря на то, что занимаемся достаточно интенсивным развитием, понимаем, что почва должна какое-то время отдыхать. Ее тоже нужно насыщать необходимыми микроэлементами, поэтому в севообороте задействованы разные культуры, в том числе и рожь. В этом году даже были первые успешные результаты по выращиванию брокколи и цветной капусты. К сожалению, заморозки начались достаточно рано, цветная капуста не достигла у нас планируемых урожаев, но вообще брокколи очень хорошо росла. У нас подписан контракт с Bonduelle в рамках пилотного проекта. По результатам этого сезона будет принято решение о дальнейшем сотрудничестве.

– А каковы объемы?

– На следующий год планируется посадка около 20-30 га, это достаточно существенный объем.

– Какой ожидаете собрать урожай?

– Я боюсь загадывать. Во-первых, будет высажен ряд разных сортов, у каждого своя специфика, поэтому в следующем году нам предстоит, скорее, сортоиспытание. Во-вторых, нас ждет работа с контрактными фермерами. У нас в прошлом году запущена программа по работе с населением – и с теми, кто уже выращивает какие-то культуры, и с теми, кто начинает заниматься фермерством. Мы предоставляем полное обеспечение, начиная с консультации агрономов и заканчивая посадочным материалом. Я являюсь директором завода, который занимается переработкой, очисткой, сортировкой ягод и с недавних пор еще и овощей. Если до этого 3,5 года мы работали по фруктовым и ягодным культурам, то в этом году занялись переработкой овощей: перца, баклажанов, суперсладкой кукурузы. Я называю ее суперсладкой, потому что это действительно такой биологический сорт. Для меня тоже было удивлением, когда один из наших коллег, работавший как раз с фермерами, привез попробовать сырые початки кукурузы. Говорит, мол, попробуйте, это другие сорта, новые, таких еще в широком распространении не было. Мы сильно удивились, что там за кукуруза. Мол, давайте сварим. А он: «Нет, вы так попробуйте, сырую». Странно это было – кукурузу сырую пробовать. Но действительно, надкусываешь и потом просто съедаешь весь початок, потому что он сахарный.

– Вы пришли с проектом в Усманский район, потому что здесь много земли?

– Понравился Усманский район, и глава нашел необходимые площади. Специфика сезона заключается в том, что за полтора месяца через компанию проходит до 2 тыс. сотрудников. Сложно найти тех, кто будет постоянным, то есть отработает весь сезон на одном месте, а не будет «кочевать» по разным хозяйствам. Еще несколько лет назад на полевых работах была задействована «привозная рабсила», а последние два года – преимущественно местное население. Кстати, в 2019 году у нас было огромное количество студентов из Москвы и Санкт-Петербурга. На заводе у нас трудятся только местные.

– Получается, вы же не только выращиваете, но и перерабатываете. По сути, полный цикл?

– В настоящий момент у нас не совсем полный цикл, потому что выращиваем ягоду мы всё-таки из посадочного материала. Но тем не менее в перспективе мы рассматриваем возможность организации собственных питомников, чтобы обеспечить полный цикл и не зависеть от любых внешних обстоятельств.

– Саженцы импортные?

– Мы тестируем разные сорта: это и локальные селекции, и импортные варианты. Всё очень индивидуально, в зависимости от тех задач, которые мы ставим, потому что в рамках культур сорта тоже отличаются: есть сорта для промышленной переработки, а есть – для продажи, для ретейла. У каждого сорта есть ряд своих особенностей – это не только урожайность, но и внешний вид ягоды, аромат, вкус, легкость.

– Если вернуться к проекту, изначально кому принадлежит идея? Я так понимаю, вы начали работать для крупной международной компании?

– Сначала бизнес заключался в том, что мы обеспечивали крупную международную компанию поставками фруктово-ягодного сырья из-за рубежа. И мы покрывали существенные объемы их потребностей. Когда закрыли границы и началось импортозамещение, было принято решение, что мы должны самостоятельно обеспечивать сырьевую базу и переключаться уже на производство.

– Велика ли емкость рынка?

– Хозяйств много, вопрос – на каком уровне они находятся: одно дело – это ретейл, сезонная торговля. В лучшем случае это несколько месяцев в сезон урожая. Другое – это работа В2В с международными компаниями – крупными игроками рынка FMCG. Рынок растет, но пока мощностей локальных переработчиков/производителей хватает, основная проблема в дефиците сырья для переработки.

– Как вам удалось заключить соглашения с международными компаниями?

– Тут нет особой сложности, когда ты производишь безопасную и качественную продукцию, к тому имеющую необходимые сертификаты. На заводе соблюдается политика безопасности пищевой продукции, все производственные процессы соответствуют требованиям современных систем сертификации – в этом году мы обновили версию сертификата FSCC2200 до 5.1. Мы проводим исследования как в сторонних лабораториях, так и в собственной. У нас есть оборудование для определения целого ряда характеристик и параметров – от кислотности до радионуклидной диагностики. Есть ряд испытаний, которые мы проводим в сторонних лабораториях и тогда несем затраты по логистике этих образцов и по стоимости самих исследований. В то время как основная масса производителей чаще всего себя этим не озадачивает – приняли сырье от населения, в таком виде его и продают.

– Вы планировали втрое увеличить объемы производства ягод. Удалось?

– Не скажу, что втрое, но за этот год у нас плановый прирост должен составить порядка 25-30% по сравнению с 2020-м. Глобальный план – сделать стопроцентную загрузку заводских мощностей, потому что производство было спроектировано с учетом максимальной мощности в 8 тыс. тонн. При этом собираемся запустить новые линии в ближайшей перспективе, которые будут дополнять ассортиментные позиции.

– Речь о кукурузе?

– Кукурузу мы уже производим самостоятельно. Речь идет в первую очередь о вишне. Наши сады, заложенные в прошлом году, дадут первые большие урожаи через три года. Конечно, мы готовимся к переработке вишни, рассматриваем сейчас различные предложения по оборудованию. Оно будет использоваться в течение длительного срока, поэтому сейчас очень важно всё корректно проанализировать и спланировать.

На заводе уже установлен оптический сортировщик замороженных овощей и фруктов, который удаляет различные дефекты, растительные и посторонние включения и работает со скоростью до 3 тонн в час. Раньше ягоду перебирали вручную. Было задействовано огромное количество народа. А теперь это делает линия оптической сортировки: за одну смену она перерабатывает 30 тонн полуфабрикатов. При этом ее обслуживают всего 2-3 человека.

– Планируете еще расширять производственные мощности?

– Да, мы всегда ищем что-то новое и с самого начала рассматривали возможности по установке и запуску линии по переработке ягод и фруктов для пюре. Это уже более сложная технология, так как оборудование завязано на мощностях котельной, поэтому предприятие в перспективе ждет серьезный апгрейд, хотя эта задача будет актуальна для нас не в ближайший год.

– Грибами занимаетесь?

– Нет. Мы рассматривали проект по заморозке свежих грибов. Но это большие инвестиции и совершенно новое для нас направление. В настоящий момент мы сфокусированы на работе с фруктами и ягодами, для того чтобы добиться в этой сфере наилучших результатов.

– Что собой представляет шоковый тоннель?

– Вот, представьте. Приходит к нам свежее яблоко, оно хранится в холодильниках при температуре +2...+4. Это свежее яблоко необходимо переработать и заморозить. Оно сначала моется, калибруется, инспектируется, очищается, режется на кубики и после этого, чтобы сохранить все его первоначальные исходные качества, его необходимо заморозить. При этом заморозка нашей продукции происходит не в статике, при хранении в морозильных камерах, а на линии, при непрерывной подаче. Тонна продукции замораживается за 15-20 минут. Температура в шоковом тоннеле достигает 35 градусов Цельсия. Соответственно, когда продукт туда попадает, он моментально замораживается.

Неспроста в инструкции по использованию шокового тоннеля написано, что операторы тоннеля ни в коем случае не имеют права по одному заходить туда для проведения сервисных работ, осмотра и т. д. Исключительно вдвоем. Если с одним что-то произошло, он поскользнулся или ударился, второй должен оперативно среагировать и вытащить его оттуда, иначе при -35 градусах достаточно всего полчаса...

– С ретейлом работаете?

– С ретейлом работаем, в основном сезонно, когда начинается сбор свежей ягоды на полях.

– Какие вы можете отметить основные проблемы на вашем рынке?

– Наша главная проблема – это климатические условия. Это единственное, пожалуй, на что мы не можем повлиять. Всё остальное нам вполне по силам решить.

– Если вы увеличите мощности до полной загрузки, у вас рынок сбыта будет?

– У нас уже сейчас есть рынок сбыта на тот объем, который мы пока не производим. Спрос выше, чем наше предложение на текущий момент. В этот сезон серьезно пострадала сырьевая база, потому что климатические особенности года очень специфические. Спрос на ягодную продукцию высок. Все поставщики сырья затаились в ожидании чуда: будет ли необходимый объем? При этом значительно выросли цены на товарно-материальные ценности, все виды упаковки и вспомогательных материалов – картон, пакеты, полиэтилен, даже палеты. Из-за этого очень динамично стали расти цены и на сырье в том числе.

– Соответственно, конечная продукция тоже выросла в цене?

– На самом деле выросло всё. И логистика, и электроэнергия. Просто что-то растет в цене в рамках стандартной инфляции, а что-то – нет.

– Правильно я понимаю, что еще требуется расширение сырьевой базы? Есть куда продавать продукцию, но не хватает сырья?

– Надо дифференцированно работать. Потому что если еще три года назад мы работали (условно) с двумя компаниями по двум направлениям, то сейчас мы уже работаем и с местными фермерами. В сезон сбора мы сотрудничаем с целым рядом крупных КФХ, которые предоставляют нам свежую ягоду на заморозку. Кто-то начинает ставить у себя минимальные морозильные мощности, то есть они набирают в накопление ягоду, замораживают сами, а к нам уже замороженную привозят. От нас требуется меньше переработки.

– Вы сами ищете партнеров?

– Сейчас в меньшей степени, так как о нас уже многие знают – все сельхозпроизводители так или иначе общаются между собой. В случае с фермерами уже также есть наработанные связи, работа налажена. Многие фермеры приходят к осознанию того, что невозможно одновременно заниматься возделыванием, сбором урожая, реализацией. Поскольку ягода свежая, это очень большая головная боль: сегодня не продал, завтра у тебя уже никто не купит. Поэтому мы для фермеров являемся основным партнером: они понимают, что у них есть фиксированное предложение на весь сезон и они гарантированно могут нам эту ягоду реализовать. Если, конечно, по каким-то причинам не затянули, три дня ее не хранили под открытым солнцем и не привезли нам уже какое-то варенье. Многие уже поняли, что с нами надежнее.

(473) 212-02-88
(473) 212-02-88
Комментарии 0
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое