Up

HeadHunter

, 12:00

Необходимость в освоении новой продукции и миллиардные инвестиции в производство треонина – глава белгородского «Завода премиксов № 1»

Воронеж. 09.05.2022. ABIREG.RU – Рейтинг влиятельности – Белгородское ЗАО «Завод Премиксов №1» (входит в ГК «Приосколье») на сегодняшний день является одним из лидеров отечественного рынка премиксов. Также компания является самым первым, но уже не единственным, производителем лизин-сульфата и дополнительных продуктов на основе глубокой переработки зерна в России. Как на заводе сегодня складывается ситуация с перспективным проектом по производству треонина? Как выжить в пандемию? И какие перспективы ожидают комбикормовый рынок России? Об этом в рамках «Рейтинга влиятельности Белгородской области» «Абирег» пообщался с генеральным директором завода Алексеем Балановским.

– Алексей Георгиевич, расскажите, как у вас сегодня складывается ситуация с возможным производством треонина? Еще несколько лет назад вы подготовили проект по его выпуску.

– Производство треонина по-прежнему в наших планах. Разработанный проект поддерживаем, однако из-за происходящего изменения экономических условий периодически приходится актуализировать его финансовую составляющую. С проектом участвуем в различных программах, поскольку без государственной поддержки его реализация невозможна. Но, даже несмотря на это, дело все равно продвигается не очень быстро.

– Ваша компания планирует производство по выпуску 16 тыс. тонн треонина в год, это будет составлять 50% от всех потребностей России. Ранее анонсировалось предложение федцентра о том, что для поддержки предприятия нужно увеличить сроки предоставления льготных кредитов до 15 лет, обеспечить возмещение порядка 20% затрат на создание и модернизацию объектов по выпуску аминокислот, а также ограничить импорт этой продукции до того момента, как предприятие выйдет на проектную мощность. Эти меры были введены? Сообщалось, что благодаря им вы бы могли завершить 70% строительства нового предприятия.

– Да, действительно, разработанный проект по производству треонина рассчитан на выпуск 16 тыс. тонн данной продукции в год, что соответствует около 50% российской потребности. Названные меры были введены частично. Например, срок предоставления инвестиционных кредитов был увеличен с 8 до 12 лет, что является позитивным движением в сторону поддержки предприятий глубокой переработки зерна. Однако этого еще недостаточно для развития биотехнологических направлений, которые представляют собой более высокую степень переработки, чем глубокая переработка в ее обычном понимании. Все необходимые нам меры поддержки заложены в финансовую модель проекта.

– Когда планируете выйти на проектную мощность?

– Согласно проекту срок от начала строительства до выхода на проектную мощность составляет 3 года.

– Во сколько оцениваются инвестиции в проект? Ранее была озвучена цифра в 10 млрд рублей...

– Да, на данный момент это 10 млрд рублей. Но при изменении экономической ситуации эта цифра будет корректироваться.

– Объясните, в чем особенность производства треонина? Будут ли использоваться какие-либо инновационные технологии?

– Производство треонина основано на ферментации специализированными штаммами микроорганизмов сахаросодержащего сырья, которым является зерно пшеницы. Использование метода микробного синтеза относит создаваемое производство к микробиологическим, а в более широком понимании – к биотехнологическим производствам. Конечно, будут использоваться самые передовые, то есть инновационные, исследования и разработки.

– Почему треонин востребован на рынке?

– Незаменимые аминокислоты – прежде всего, треонин и лизин – являются важнейшими кормовыми добавками. Они обеспечивают высокую усвояемость корма, а также высокие привесы сельскохозяйственных животных. При этом они не способны синтезироваться в организме животных и птиц и попадают в организм только в составе кормов.

– Какие еще инновационные технологии удалось применить за последние несколько лет? Какие технологии производств на сегодняшний день вы имеете в своем арсенале?

– Многие из применяемых на предприятии технологий являются ноу-хау, то есть секретом производства. Поэтому они представляют коммерческую и производственную ценность.

– Какая продукция приносит наибольшую долю дохода?

– В период организации производства лизина и до выхода на полную производственную мощность это были премиксы. В настоящее время это кормовой лизин.

– В конце 2021 года стало известно, что некоторым комбикормовым производствам может грозить приостановка, в частности, назывался и ваш завод. Это связывали с повышением цен и кризисом гарантированных поставок лизина.

– Ситуация, которая имела место в конце 2021 года, и та, в которой мы находимся сейчас, не имеют принципиальных различий. По-прежнему сохраняется импортная зависимость в кормовых добавках для комбикормовых производств и производителей мясной продукции. Действующих отечественных производств еще не достаточно для обеспечения потребности страны в кормовом лизине, а ряд кормовых добавок и, в частности, треонин в нашей стране вообще не производятся. Это создает опасную ситуацию, когда по тем или иным причинам иностранные производители не выполняют своих обязательств, как это и произошло в конце прошлого года. Ведь проблема-то была не в цене на продукцию, а именно в ее физической доступности. И не только по лизину, но и по другим аминокислотам и витаминам. Со своей стороны, мы приложили максимум усилий для наращивания объемов производства и обеспечения продукцией не только своих постоянных контрагентов, но и тех, кто попал в сложную ситуацию. По крайней мере, я не слышал, чтобы какой-то комбикормовый завод остановился.

– Вам удалось эту ситуацию урегулировать?

– В этот сложный период мы не только не снизили, но, как я и говорил, нарастили объемы производства своей основной продукции. Кроме того, увеличили выпуск нового продукта – концентрата лизина жидкого. Эта форма для наших потребителей имеет ряд преимуществ.

– Какая мощность завода на данный момент?

– Фактические объемы производства лизина в 2021 году составили 87,8 тыс. тонн, в частности, жидкого лизина – 8,4 тыс. тонн.

– С какими крупными компаниями ваше производство сотрудничает? Назовите несколько компаний.

– Агропромышленный холдинг «Мираторг», компания «Русагро», компания «Агро-Белогорье», ГК «Приосколье», ГАП «Ресурс» и многие другие.

– Какая продукция идет на экспорт? В какие страны экспортируете?

– На экспорт идет глютен пшеничный, это один из продуктов глубокой переработки зерна. Экспорт осуществляется в страны СНГ, а также Турцию, Корею, США, Бразилию, Мексику.

– А что в России востребовано?

– Вся производимая нами продукция, – а мы производим премиксы, лизин кормовой, глютен пшеничный, отруби, – востребована на нашем рынке. При этом необходимо понимать, что часть из этой линейки можно отнести к категории просто «востребованных», а, например, лизин – к категории «критически необходимых». Поэтому лучше говорить об этой категории, поскольку доступность этой продукции на нашем рынке и отсутствие зависимости в ней от иностранных производителей напрямую влияют на развитие отечественного животноводства и птицеводства. У нас еще большой перечень продукции, которая в нашей стране не производится, но производство которой необходимо осваивать. Это треонин, триптофан, валин, лейцин, полимеры, спирты, биоэтанол, витамины.

– С какими проблемами столкнулись во время коронакризиса?

– Думаю, с такими же, как и все другие предприятия. Это резкие колебания мировых валют и цен на энергоносители, нарушение мировых логистических связей и транспортные коллапсы, а также вызванные этими причинами дефицит и существенное увеличение стоимости многих видов сырья.

– Как ваше предприятие чувствует себя в финансовом плане из-за коронавируса? Выручка и чистая прибыль выросли или упали? Назовите цифры.

– Несмотря на все сложности, мы ни на минуту не останавливали свою техническую модернизацию и технологическое развитие. Во многом благодаря этому выручка и чистая прибыль растут ежегодно, что очень важно, поскольку мы еще находимся в стадии окупаемости проекта и погашаем инвестиционные кредиты. По итогам 2021 года выручка составила 14,2 млрд рублей.

– Какие основные важные этапы в развитии вашей компании в 2021 году можете отметить?

– В 2021 году начато производство продукта с более высокими качественными характеристиками: L-лизин сульфат L-premiUM+ с содержанием чистого вещества не менее 60%. Увеличены объемы производства лизина в жидкой форме. Фактические объемы производства лизина в 2019 году составили 62,8 тыс. тонн, а в 2021 году, как я уже говорил, этот показатель составил 87,8 тыс. тонн, в том числе жидкого лизина – 8,4 тыс. тонн. Показатель текущей средней производительности труда на предприятии более чем в два раза превышает средний по отрасли экономики.

– Какие планы на 2022 год ставите перед предприятием?

– Прогнозируемое увеличение выпуска продукции в 2022 году составляет 2 тыс. тонн сухой формы продукта и 25 тыс. тонн жидкой формы продукта дополнительно к объемам минувшего года.

– Вы единственное предприятие в России, которое производит лизин. Почему так сложилось?

– Мы были первыми в нашей стране, но сейчас уже не единственные. Действительно, таких предприятий мало, потому что это наукоемкое, энергоемкое, технически и технологически сложное производство. Оно требует много усилий по организации производства, а также высокорискованное с точки зрения вложения инвестиций. Не всякий инвестор отважится на реализацию такого проекта, учитывая, что речь идет о миллиардных вложениях.

– Вы сегодня полностью закрываете спрос России по лизину?

– Объемы потребления лизина в стране составляют около 120 тыс. тонн продукции в год в пересчете на хлорид. Наше предприятие на данный момент производит порядка 50% общей потребности.

– Ранее вы рассказывали, что управляете заводом в одиночку, у вас нет заместителей? До сих пор в таком же формате работаете?

– На данный момент у меня два заместителя, которые курируют определенные направления. Однако управление предприятием по-прежнему осуществляю самостоятельно.

– Какие основные тенденции в комбикормовой отрасли вы могли бы сегодня выделить?

– Осознание необходимости локализации производства большинства кормовых добавок в России, о чем, в частности, недавно сказал Исполнительный директор Национального кормового союза Сергей Михнюк.

– На ваш взгляд, каковы вообще перспективы развития комбикормовых предприятий в России?

– Развитие комбикормовых предприятий в России должно коррелироваться с развитием животноводства, полностью обеспечивая его потребности за счет собственных возможностей. При этом, ни наши граждане – покупатели мясной продукции, ни производители мяса, ни комбикормщики или премиксеры не должны зависеть от каких-то внешних непредсказуемых и неконтролируемых факторов, таких как, например, коронакризис.

Комментарии 0
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое