Up

HeadHunter

, 15:54

Утраченная магия воронежского мандата – почему депутатский значок перестал быть украшением

Воронеж. 11.07.2022. ABIREG.RU – Колумнистика – 11 сентября пройдут довыборы в Областную и Воронежскую городскую думы. Избирателям предстоит найти замену двум выбывшим депутатам: городскому избраннику Александру Провоторову, который являлся первым заместителем председателя городской думы, и Андрею Хабарову, который по-тихому ушел из областного парламента.

Уход из политики Александра Провоторова тихим никак не назовешь. А ведь его карьера складывалась очень удачно, в текущем созыве он подтвердил свой статус «правой руки» председателя Владимира Ходырева, хотя на пост первого заместителя претендовали и другие кандидаты. И когда грянул гром в виде уголовного дела о мошенничестве, как-то даже не верилось, и вспоминалась советская классика: «Кто ж его посадит? Он же памятник!» Тем не менее, показания другого городского депутата, Александра Жукова, стали для господина Провоторова роковыми, его обвинили в мошенничестве на выборах и 1 февраля, не дожидаясь обвинительного приговора, он сложил депутатские полномочия.

Андрей Хабаров же просто написал заявление, которое его коллеги рассмотрели на очередном заседании и удовлетворили, не задав депутату ни одного вопроса. А ведь он шел в Думу от «Единой России», что-то обещал своим избирателям. Уж как-то объяснить свой отказ от мандата можно было бы, потому что со стороны такое молчаливое сошествие с пьедестала выглядит как проявление некоторого неуважения к избирателям. Вернее, это выглядит так, словно депутатский мандат – понимается как некая добросовестно приобретенная собственность. Хочу владею, не хочу – нет. Отдам кому-нибудь, например.

«У человека может быть много причин, по которым он отказался от полученного депутатского мандата, – считает Вячеслав Астанков, депутат Областной думы с 2005 по 20015 гг. – например, разочарование в депутатской деятельности. Передо мной были примеры, когда мои коллеги по корпусу даже не изучали материалы заседания, на котором им предстояло голосовать. Им на стол клали бумаги, в которые некоторые даже не заглядывали. Кто-то относился к этому совершенно равнодушно, а может нашелся и такой, кого такое отношение к его голосу оскорбило. Если депутат ушел, не объяснил своего решения, может как в этом дело? Если ему не объясняли, почему он должен голосовать так, а не иначе, то может, и он не счел нужным объяснять свой отказ работать и дальше в таком режиме? Это всего лишь мое предположение, причин может быть множество: рутина, скука, отсутствие реальной полемики в стенах заседаний. А когда партии применяют систему «паровозов», когда одни люди получают мандаты, а потом передают их другим, за которых никто не голосовал, разве это правильно? Какова цена такой избирательной системы – голосуем за одних, а законы принимают совсем другие?»

Именно так и поступил еще один из опытнейших депутатов Областной думы Анатолий Шмыгалев. Он избирался по спискам партии «Справедливая России – За правду». Свой уход он объяснил тем, что намерен передать мандат другому члену партии, своему партнеру по бизнесу, кстати говоря. Законом такая процедура допускается, и на мой взгляд, зря. Что мы в итоге получаем? Партия СРЗП активно агитировала на выборах в Госдуму, а в итоге Захар Прилепин отказался от законно полученного мандата. У нас получается примерно тоже самое, но с отсрочкой на год. Голосовали за одних, а в итоге в Думах оказываются совсем другие. Подход, мягко говоря, не очень справедливый. Партия – это же не просто обезличенный бренд, некая идея. Партия – это прежде всего люди, которые убеждают нас, избирателей, в правоте своих взглядов. Или пусть тогда в политической рекламе участвуют только актеры, и тогда мы все будем воспринимать обертку именно как обертку, упаковку, но не как суть. А то ведь получается, что под фантиком «Песен Кольцова» нам вполне могут всучить копеечную ириску, и это будет вполне законно. Хорошо еще, если ириску…

«Политические партии во многом дискредитировали себя именно из-за такого отношения к раздаче депутатских мандатов, – считает Борис Скрынников (депутат Областной думы с 1997 по 2005 гг), – есть партии, которые таким образом просто оболванивают людей: выходит, что избиратели голосовали совсем не за тех, кто потом оказался в Думе. Другая сторона той же медали – торговля мандатами. Одни персонажи очень хотят оказаться в Думе, но не могут в силу того, что за них просто не будут голосовать, другие – наоборот – обладают необходимой харизмой, но не имеют достаточных средств, чтобы заинтересовать в себе партию. В итоге партии используют харизму одних, чтобы мандаты в итоге достались тем, у кого есть деньги. И на нашем местном уровне мы видим примеры такого несправедливого распределения мандатов. Когда, например, один кандидат баллотируется в городскую и в областную думы одновременно, а потом один из полученных мандатов «сдает» партии. Готовы ли мы поверить, что партия бескорыстно вручает его лучшему из лучших? Если такие лучшие есть, почему они не баллотировались сами? И зачем самому кандидату были нужны такие двойные выборы? Иначе как интересами бизнеса это не назовешь».

В партиях, которые активно банкуют мандатами, должны понимать, что этот процесс не добавляет им доверия. Партия, которая сильна по-настоящему, это должно быть просто не нужно: такая практика выгодна только местным банкующим, тем, кто манипулирует игроками на региональном поле. И центр по идее не должен бы поощрять такую манеру поведения. А более мелкие партии рискуют ухудшить свои результаты на следующих выборах: тех, кто подозрителен в тасовании колоды, запоминают в лицо.

Но вернемся к нашим местным реалиям. В начале двухтысячных годов, в первом созыве городской Думы, группа коммерсантов (среди которых был Аркадий Ларин, Сергей Федоров, ныне осужденный за мошенничество Сергей Кудрявцев и многие другие) наглядно продемонстрировала деловому миру Воронежа реальные выгоды, которые давали мандаты их приобретателям. Депутаты-предприниматели так активно переворачивали городскую собственность, что в следующий созыв воодушевленных примером коммерсантов набилось еще больше. Людям иных профессий доступ в Думу оказался практически перекрыт. Соответственно стал стоить и сам мандат. Именно тогда пошли в ход карусели, подкуп маргинальной части избирателей, уличкомов и т. д. Кандидаты-бизнесмены не стеснялись выставлять машины с наличностью прямо перед избирательными участками, правоохранители знали об этом, но ни во что не вмешивались. Долгие годы этой вакханалии значительно повлияли на расстановку сил в бизнесе и властных структурах, но ничто не может длиться вечно. Постепенно откровенный подкуп избирателей уступил место другими политическим технологиям, но суть оставалась той же – мандат по-прежнему стоил очень дорого, потому что открывал двери в высокие кабинеты, придавал ускорение развитию личного бизнеса, давал чувство защищенности и причастности к узкому кругу избранных. Депутатским значком дорожили как неким магическим символом, который хорошую жизнь превращал в волшебную. Потому в думы и не пускали не «согласованных» людей – чтобы ни у кого не возникло иллюзии, что депутатом может стать каждый, кто отвечает требованиям избирателей.

Началом конца стало уголовное дело, возбужденное против Сергея Кудрявцева, депутата, который имеет очень большой думский стаж. Кстати, свой первый депутатский «срок» в 2001-ом году господин Кудрявцев тоже начал с уголовного дела, которое было возбуждено по факту подкупа избирателей.  Но тогда полиция ничего не доказала, и Сергей Николаевич просто несколько позже остальных депутатов получил свой мандат. В данный момент Сергей Кудрявцев имеет на руках судебный приговор, но  прежнее трепетное отношение к мандату сохранил – во всяком случае, не написал пока заявление о сложении полномочий.

Александр Жуков, попавший в коррупционное дело в качестве потерпевшего, тоже заседает в Думе. Он ни у кого ничего не брал, он сам давал (напомним, речь идет о некоем подношении уже упоминавшемуся Александру Провоторову миллиона рублей за «продвижение» во властных верхах своей кандидатуры). По мне, когда речь идет о выборах, что брал, что сам давал – все едино. Обе стороны являются участниками одного истинно порочного процесса, цель которого тем или иным способом обмануть надежды избирателей. Ну а когда сотрудники УСФБ задержали Алексея Пинигина, еще одного заместителя председателя Воронежской городской думы, это стало не просто вишенкой на торте, а доказало, что магическая сила депутатского мандата утрачена окончательно. И мандат по сути больше не охранная грамота, не защита бизнеса, не пропуск в святая святых. Может, он вообще и есть источник неприятностей? Живут же люди тихо, без помпы, нигде не светятся, никто про них не знает, но никто их не трогает? Может, вообще, стоит ограничиться меньшим количеством украшений? Допустим, часики Патек Филипп оставить, а депутатский значок… Бог с ним. От него одни неприятности…  

Комментарии 0
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое