Up

HeadHunter

, 09:32

«У нас нет антилопы, которая денежки выбивает из-под копытца», – руководитель ITentika об инвесторах, проектах и кадрах

Воронеж. 02.09.2022. ABIREG.RU – Эксклюзив – В июне стало известно, что Инвестиционно-управляющая компания N3 group и управляющий партнер ГК «Ташир МЕДИКА» Арсен Галстян стали владельцами российского подразделения международного разработчика программного обеспечения DataArt. Новая компания стала называться ITentika. «Абирег» узнал у исполнительного директора ITentika Оксаны Дерюгиной об отношениях с инвесторами, о работе воронежского офиса, кадровом рынке и госконтрактах.

– Оксана, расскажите немного о компании ITentika и о том, что вы получили в результате сделки.

– Наверное, всем уже известно, что мы занимаемся разработкой программного обеспечения на заказ. Сейчас работаем на российский рынок, модернизируем процессы, помогаем импортозамещать IT-решения. Мы пригодимся везде, где может потребоваться индивидуальный подход к разработке.

Что касается покупки, мы как компания получили отличный коллектив, слаженный многолетней активной работой. Мы получили от DataArt систему ценностей, на которую опираемся сейчас, которая нас держит вместе на одной волне. Мы получили инвестора, с которым у нас совпадают ценности. Это было важно для всех сторон. Мы являемся единомышленниками, говорим на одном языке, мыслим одними приоритетами. Для нас очень важна их поддержка, потому что именно воронежские, российские офисы – это производственные офисы, которые сейчас вместе с нашими инвесторами учатся отстраивать бизнес.

– Как вы себя позиционируете – как стартап или как корпорация? Какой у вас сейчас статус компании, в каком периоде вы находитесь?

– У нас слаженный коллектив, но на рынке России как компания мы новички. Получается, мы компания с историей и с определенными активами, которые нам предоставляют наши инвесторы. Инвесторы очень много вкладывают в развитие нашего бизнеса. Это управляющая компания N3 group и управляющий партнер ГК «Ташир МЕДИКА» Арсен Галстян. И если говорить о том, как мы себя позиционируем, то мы именно стартап, потому что всё отстраиваем с нуля, всё с самого начала. Хотя, конечно, у нас очень большой задел. У нас есть самое главное – наши люди, наша экспертиза. Сейчас нам нужно строить бизнес именно в России.

– То есть сейчас вы в принципе существуете благодаря инвесторам? Как, имея большой штат сотрудников, но не имея клиентской базы, загрузить всех работой?

– Мы сейчас заново осваиваем рынок. За последнее время происходит слишком много изменений, и рынок находится в стадии переформатирования. Сейчас очень сильная турбулентность и все сделки, все контракты, отношения с клиентами отстраиваются по-новому. Рынок изменился колоссально.

У нас есть договоры, которые уже заключены. Нам уже поступили первые заработанные деньги. Мы буквально недавно радовались этому (улыбается – прим. ред.). У нас сейчас есть ряд контрактов, которые находятся на этапе подписи и будут заключены в ближайшие дни.

При этом большинство сотрудников сейчас работает над развитием внутренних систем, потому что после выхода из DataArt нам необходимо заново отстроить всю инфраструктуру. Мы сейчас как раз используем этот момент. Отстраиваем все наши внутренние системы: всё, что касается финансов, CRM и так далее. У нас уже появились и вакансии. Ищем хороших специалистов, так как у нас есть проекты для разработки. Так что всё движется!

– Какие российские компании определяете для себя как конкурентов?

– Сейчас у нас идет как раз изучение рынка. Мы видим, что конкуренты все трансформируются, каждый настраивается на свой сегмент рынка. Сегодня происходит очень бурное движение на рынке, и говорить о конкуренции можно тогда, когда мы конкурентов берем в каком-то одном сегменте, а сейчас сегменты рынка перераспределяются. В таких условиях мы пытаемся найти свое место. Будем говорить о конкретных конкурентах, когда начнем биться с ними систематически за одни и те же проекты. Пока мы бьемся за проекты с разными товарищами, поэтому говорить о какой-то конкуренции пока еще, наверное, рано. Сейчас все ищут свои позиции на рынках.

– В каких сегментах вы хотели бы развиваться? Понимаете, где у вас есть перспектива?

– У нас сильная экспертиза в финансовой сфере. Это то, с чего начинался DataArt. Это тот сегмент бизнеса, в котором я тоже работала. У нас есть хороший опыт в ретейле, в электронной коммерции, в транспорте, логистике, здравоохранении, промышленности, туризме. В принципе, у нас очень широкий спектр. Если говорить про технологическую сторону, то нам очень крупно повезло. За счет того, что мы работали в заказной разработке, один и тот же человек может быть специалистом в нескольких сегментах бизнеса, и это, скажем так, очень сильно расширяет нашу линейку и дает широкие возможности для конкуренции за интересный проект.

– Когда стало известно о сделке, некоторые эксперты говорили, что для вас будет выгодно работать с государственными заказами. Вы действительно видите для себя здесь перспективу?

– С государственными заказами связана очень сложная система с госзакупками. Мы с инвесторами договорились, что будем работать в сегменте B2B. Мы готовы участвовать в каких-то интересных государственных программах, но, скорее всего, только с государственными корпорациями. Для участия в госзакупках нужен очень специфичный профиль, мы же всё-таки заточены на B2B. Наша сила именно в помощи бизнесу. Если будут интересные проекты для госкорпораций, мы, конечно, с удовольствием в них примем участие, но, скорее всего, это будет именно профиль B2B.

– Ставит ли вам инвестор какие-то ограничения в работе? Нередко бывает, когда человек вкладывает большие деньги, он диктует определенные условия. Вот вы уже сказали, что вы со своей стороны поставили некое условие, что если какая-то госистория, то вы будете работать только в B2B...

– Это не условие. Просто мы понимаем, в чем наша сила. Для работы с госсектором нужны отдельные навыки, процессы, документация. Мы под это не заточены.

– И затачиваться не хотите?

– Вопрос: зачем? Есть огромный спектр задач, где мы хороши...

– То есть принцип усиливать сильное.

– Мы хотим усиливать сильное и по дороге развивать новое. Но для нас это (госконтракты – прим. ред.) не приоритет. Для нас сейчас важно завоевать рынок, найти клиентов, схожих по ценностям.

Говорить про ограничения в таком ключе я бы не стала. Мы все понимаем, куда идем. Нам нужно как можно скорее выйти на самоокупаемость, потому что у нас нет антилопы, которая денежки выбивает из-под копытца.

– Вам какой-то срок выхода на самоокупаемость поставили?

– Нет. Мы оцениваем реально существующую ситуацию, предпринимаем все возможные действия.

– Ведете ли переговоры или видите ли перспективы работы с воронежскими компаниями?

– Да, конечно.

– Есть уже локальные какие-то клиенты?

– Говорить о клиентах пока рано. Мы сейчас ведем переговоры, достаточно предметные. По одному треку у нас уже выставлено коммерческое предложение, и сейчас идет обсуждение контракта. Мы активно работаем на воронежском рынке.

– Высказывались раньше мнения, что DataArt было не до воронежского рынка, но теперь...

– Наконец мы будем очень рады помочь нашему локальному бизнесу, конечно, для нас это будет честь.

– Как принималось решение о названии?

– Это было увлекательное занятие, творческий процесс. Основной челлендж был в сроках, конечно. Очень сложно в такие сжатые сроки выдавать целостное брендинговое предложение. Ребята, команда маркетинга, – большие молодцы. Я просто помню, что буквально ушли думать, потом пришли – у нас есть бренд, затем и презентация. Там есть хорошо проработанная смысловая история. Наш котик знаменитый, конечно же. Веб-сайт ребята соорудили очень быстро. Я даже удивилась, что можно так быстро сделать такой сайт.

– Расскажите, как сейчас живет воронежский офис, сколько здесь работает человек.

– У нас самый большой центр разработки в Воронеже, почти треть коллектива работает здесь. Мы сохранили наш большой офис. Он рассчитан на 800-900 человек. Мы очень гордимся нашим офисом. Здесь есть всё для работы – рабочие места, зона отдыха, спортзал, душевые, кафетерии, конференц-зал.

– Офис рассчитан на 800-900 человек. Какая у него сейчас заполняемость?

– Сейчас, конечно, мы занимаем полтора этажа – с учетом того, что ребята многие трудятся удаленно, потому что с пандемией появилась такая привычка. Есть большие планы по развитию свободных площадей, которые не только сдаются в аренду, здесь планируется реализовать новые интересные проекты, например уже запустился коворкинг.

– Сегодня правительство предлагает различные меры поддержки отрасли. Пользуетесь ли вы ими? Какие из них наиболее эффективные, по вашему мнению?

– ITentika является аккредитованной IT-компанией, состоит в реестре организаций, осуществляющих деятельность в области информационных технологий. Доля профильных доходов у нас составляет более 70% (ранее эта норма была 90%, с середины 2022 года цифра снизилась до 70%). Есть возможность применения льготы по налогу на прибыль, с 2022 года ставка налога на прибыль составляет 0%. В прошлом году, когда был введен IT-маневр, была ставка 3%, что тоже было хорошей поддержкой.

Благодаря IT-маневру применяем пониженные ставки страховых взносов с фонда оплаты труда – 7,6%, в то время как для других компаний цифра значительно выше.

– Если говорить про кадры, то как вы планируете работать с вузами?

– Мы понимаем, насколько важно работать с вузами, сотрудничать с местным IT-сообществом, потому что фактически это фундамент, на котором строится отрасль, наше будущее. Мы уже провели первый IT-лекторий при поддержке профильных факультетов вузов Санкт-Петербурга, Воронежа, других регионов России. У нас была неделя бесплатных лекций в формате вебинаров, были воркшопы, эксперты с большим практическим опытом работы. Мы считаем, что для развития инженерной культуры, которая является традиционной как для Воронежа, так и для Питера, где есть наши базовые локации, очень важен обмен знаниями и опытом. Иначе отрасль будет местечковой, потихонечку задыхающейся. Важен обмен знаниями, обмен идеями, споры, дискуссии, в ходе которых формируются интересные решения, подходы. Важно создавать для этого площадку.

– Есть ли сейчас на рынке дефицит хороших специалистов?

– Сейчас трудно оценить, потому что, с одной стороны, специалисты на рынке есть, а с другой – встает вопрос профиля. Когда начинаешь выбирать специалистов по профилю, могут возникнуть определенные нюансы. Допустим, человек владеет какими-то конкретными навыками, какими-то конкретными технологиями, которые требуются для отдельного проекта, но у него нет необходимого опыта в конкретной отрасли. Если говорить про рынок, то он живой, активный. Пока наша компания серьезных трудностей не испытывает. Но при этом есть достаточно конструктивные затруднения с выбором. Это говорит о том, что рынок не перенасыщен, но он в тонусе.

Структура воронежского рынка изменилась. Несколько крупных компаний ушли с рынка, общее количество вакансий, естественно, уменьшилось. Для многих местных компаний это было окно возможностей, когда они могли активно нанимать освободившихся специалистов, которых в других условиях они не смогли бы нанять. Конкурировать с международными компаниями было сложно. Ожидаю, что осенью активность будет расти, особенно ближе к зиме. История с релокацией повернется в другую сторону и покажет новый тренд. Думаю, будет обратный отток в Россию.

– Есть ли у вас сотрудники, которые территориально не находятся в России?

– Ребята, которые сейчас с нами работают, осмысленно остались в России, хотя у них были хорошие предложения по релокации. Пока какого-то тренда в этом направлении не наблюдаю. Если у кого-то возникнет такое желание, мы отнесемся с пониманием. Мы всегда за то, чтобы люди развивались и были свободными.

– Как вы для себя объясняете, почему ваши сотрудники приняли решение остаться?

– Всё зависит от приоритетов и ценностей человека. На Западе есть определенные возможности, соответственно, ребятам интересно посмотреть, реализовать себя. Есть технологически интересные вещи, в которых себя можно попробовать. Конечно, у всех свои мотивы. От оставшихся ребят я слышала, что большинство удерживают семьи, круг общения, Россия. Для кого-то важно находиться именно здесь.

– Расскажите о своем карьерном пути?

– Я в IT с 1992 года. Начинала как программист, а потом стала администратором баз данных. Работала программистом и в МВД. Родом я из Молдавии, работала в Кишиневе, и основная часть моего карьерного пути прошла там. У меня был опыт работы в телекоме, где были невероятно интересные проекты: мы внедряли мобильные платформы, интерактивное ТВ, широкополосный доступ в интернет и так далее. Думаю, именно там я получила такой мощный толчок в развитии.

После я перешла на работу в Endava – к конкуренту DataArt, кстати. Это английская компания с офисом разработки в том числе и в Кишиневе. Очень хорошая компания, близкая мне по ценностям, очень много мне дала. Затем я переехала в Россию, и с тех пор, с 2013 года, работала в DataArt. Начала с менеджера проектов, потом стала Delivery Manager, затем Delivery Director. И сейчас я исполнительный директор ITentika. Такой вот органический рост.

– Каким для вас был переход – из DataArt в ITentika?

– Если я скажу, что это было легко, то это будет неправда. Кто прошел через такую историю, знает, насколько это непросто. У меня это было сложно. С одной стороны, большой багаж наработок в DataArt, оставить который было непросто. С другой стороны, в России семья, близкие. Я сделала попытку. У меня этот эксперимент продлился ровно два месяца. Я поняла, что нет, что я не смогу жить не дома. Я решила вернуться. Очень поддерживающим моментом стало то, что ребята решили объединиться, найти инвестора и открыть компанию. Я присоединилась к этой инициативе. И очень рада, что мы остались вместе, что у нас всё получилось и российская команда была сохранена.

– Сейчас у многих компаний меняются собственники. Аудитория постоянно сравнивает, как было раньше и как теперь. Яркий пример: «Макдоналдс» и «Вкусно – и точка». Вас тоже наверняка будут сравнивать с DataArt.

– Конечно, будут сравнивать, потому что так устроен человек. Это будет продолжаться до тех пор, пока мы не «заработаем» свою историю, на которую мы сможем опираться. Сейчас мы опираемся на историю DataArt – это наш опыт, поэтому, естественно, нас сравнивают с DataArt. И, в принципе, это хорошо, ведь мы остаемся носителями традиций компании, из которой мы выросли. Мы наработаем свою историю, просто для этого нужно время.

Для нас очень важно, что мы сумели сохранить наши ценности, которые держат наш коллектив вместе. Самый главный наш приоритет – это наши люди, подходы к ведению бизнеса, подход к отношениям с клиентами – технологическое партнерство. Мы видели столько удачных и неудачных проектов, что уже на старте можем интуитивно сказать, где и на что нужно обратить внимание. Сегодня такой партнерский подход очень востребован. И он у нас есть. Мы опираемся на такие ценности, как честность, открытость и долгосрочное партнерство как внутри компании, так и снаружи.

– Вы сказали, что главная ценность – это люди. Удалось ли на период перестройки сохранить уровень зарплат у сотрудников?

– Не то что удалось! У наших сотрудников более выгодные зарплатные условия, чем у коллег, которые релоцировались, уровень зарплаты мы сохранили, а курс рубля укрепился. Сейчас наша команда должна быть довольна.

Комментарии 0
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое