WorldClass

19 мая 2024, 14:57
Экономические деловые новости регионов Черноземья
Экономические деловые новости регионов Черноземья
Экономические новости Черноземья
erid: 2Vtzqv8XR15 Реклама 18+

«Чаще федералам проще и экономически выгоднее обращаться к нам», – руководитель курского стрингерского агентства Татьяна Симоненкова

04.11.2022 12:00
Автор:
«Чаще федералам проще и экономически выгоднее обращаться к нам», – руководитель курского стрингерского агентства Татьяна Симоненкова

Курск. 04.11.2022. ABIREG.RU – Спецпроект – В рамках спецпроекта «Первые» редакция продолжает рассказывать о руководителях СМИ. Журналист «Абирега» встретился с первым в Курской области стрингером, благодаря команде которого зрители федеральных каналов и даже международных информагентств узнают актуальную повестку региона. С Татьяной Симоненковой мы поговорили о том, как возникла идея организовать стрингерскую работу и как удалось перевести ее в легальное поле.

– Татьяна, когда-то мы были шеф-редакторами отдела новостей на региональном ТВ, по очереди – через неделю вели информационные выпуски и прямые эфиры...

– В какой-то момент оказалась не у дел. У меня было филологическое образование по специальности «журналист ТВ», почти оконченная управленческая магистратура, семь лет стажа: была корреспондентом, ведущей и редактором... Но так бывает, что в штате тебе нет места. В свое время писала дипломную работу на тему: «Словообразование устойчивых выражений». И, знаете, пригодилось. Для себя переделала фразу «в пролете» на «в свободном полете».

– Это очень точно подходит для стрингеров. Ведь это журналисты-фрилансеры или внештатные репортеры, которые сотрудничают с одним или несколькими информационными и новостными агентствами в индивидуальном порядке...

– Вот и я стала снимать для федералов, сначала с коллегой, потом одна. Очень долго привыкала к свободному графику, взаиморасчетам с разными бухгалтериями, к темам запросов и отказу от авторских прав. Ушло много лет, прежде чем приняла новую реальность. Теперь у меня 15 лет стажа по профессии. С командой делаем более 350 материалов для федерального эфира в год только про Курскую область. Причем преимущественно позитивной тематики.

– Как подбираете команду для съемок? Это профессиональные телевизионщики или любой очевидец может снять что-то интересное на телефон, чтобы попасть в эфир?

– Я избалована профессионалами. Люблю и уважаю ремесленников в лучшем смысле этого слова. Команда устоявшаяся – операторы, журналисты и режиссеры монтажа являются действующими сотрудниками средств массовой информации. Раньше завидовала блогерам, ведь ребята не подчиняются закону. Теперь, наоборот, с моей стороны много благодарности в их адрес, ведь они забирают себе повестку «когда кто-то умер». Мне морально тяжело работать с форматом ЧП. По факту, это та же качественная художественная картинка и соблюдение технического задания, но ты неминуемо кого-то доводишь до слез в кадре. Конечно, берусь и за такой формат, когда просят о помощи герои или редакторы.

В последнее время здорово развернулись новостные паблики в соцсетях, в том числе телеграм-каналы. Однозначно в этом сегменте востребовано любительское видео от очевидцев. На телеканалах тоже, но продолжительностью в 3 секунды или чуть дольше, если лайф несет смысловую нагрузку. А в остальном дорабатывают профессионалы.

Когда начинала стринговать, меня смущало отношение к этой работе как к халтуре. Ведь ТЗ порой на три листа и исходники весом под 200 Гб, да и снимаешь в разы дольше, чем обычно для новостей. Загорелась идеей поменять позиционирование стрингерства, чтобы изменить отношение к этой деятельности. С этой целью стала сотрудничать со СМИ – государственными и частными. По документам я могу быть их агентом, помогать продвигать отснятый ими материал на федеральные площадки. В рамках закона и через счет в казначействе. Эта работа по большому счету была затеяна, чтобы легитимизировать стрингерство. И мне кажется, получилось.

Отсюда вывод: очевидцы, журналисты, СМИ, блогеры – все мы создаем общую картину происходящего в стране. Тут главное – выстроить сотрудничество, а не противопоставлять одно другому. Разница только в цели, которую мы преследуем. Очевидцы видят, журналисты отрабатывают свой хлеб, СМИ закрывают эфир, блогер накручивает свою популярность, а стрингер помогает всем. По крайней мере, в нашей команде именно такая мотивация.

– Могут ли стрингеры составить конкуренцию штатным сотрудникам СМИ, которых направляют в регионы в командировки?

– Всю свою деятельность рассматриваю только с точки зрения помощи: героям, редакциям и коллегам. Курск не является центром Черноземья, все корпункты находятся в Воронеже. Плюс наш город недалеко от Москвы, съемочной группе не составит труда доехать до места событий. Уверена, неправильно говорить о конкуренции, это как сравнивать, кто круче: оркестр или человек-оркестр. И как показывает практика, работы хватает всем. Периодически с командой помогаем приезжим коллегам сориентироваться на месте с перегоном видео или контактами.

Преимущество стрингеров в том, что мы на месте и всех знаем. Можно сказать, что мы в зоне комфорта. В случае с оперативными новостями это однозначное преимущество. Часто проще и экономически выгоднее обратиться к нам за помощью, чем командировать съемочную группу.

– С какими федеральными каналами сотрудничаете? Какие материалы из регионов наиболее востребованы на общероссийском уровне?

– Сотрудничаем с теми телеканалами, которые входят в мультиплекс или выходят по платной подписке. Плюс сообщества в соцсетях, продакшены, делающие материалы для федералов и освещающие мероприятия в рамках нацпроектов. С иностранными СМИ не работаем по одной простой причине: одно дело снимать социалку, которая поможет решить проблему конкретного маленького человека, и совсем другое – искать негатив ради негатива. Не совпадаем с ними в целях, поэтому не пересекаемся. До недавнего времени снимали прекрасные истории о людях (а это моя любимая ниша) для Reuters и Associated Press. Пока тут пауза. Но уверена, это временно.

Мои профессиональные интересы не меняются: происшествия, погода, социалка, коммуналка, позитив про людей и животных, а также спорт. Вообще люблю людей. Это не из серии про «мир во всем мире». Нет, люблю настоящих людей, а они не всегда приятные, зато имеют смелость быть собой. Вместе с ними я и смеялась, и плакала, и ругалась. Есть те, с кем созваниваемся спустя годы и даже дружим. Кстати, конкуренция с коллегами закончилась в тот момент, когда мы определились со своим позиционированием и нишей. Во-первых, помогаем, делаем честно и профессионально, а во-вторых, в приоритете истории о людях.

– Как часто курский бизнес мелькает в информационной картине дня страны благодаря вашей команде?

– Региону повезло с такими гигантами, как Курская АЭС и Михайловский ГОК. Материалы об этих компаниях востребованы у федералов, потому что они сами генерируют инфоповоды. Объективно, у них сильные команды с точки зрения пиара, в том числе внутрикорпоративного.

Естественно, на ура идет всё, что связано с АПК. От классических сева и уборки зерновых до необычных ферм и фермеров, организации отгрузок на экспорт. Опять же рекорды, которые ставят наши аграрии.

Очень часто снимаем малый бизнес. Вообще, что бы ни происходило в стране, предприниматели участвуют во всем и всегда, в любой ситуации они готовы помогать. Во время пандемии снимали много классных примеров, как бизнесмены не сдавались, даже когда было закрыто всё. С теплом вспоминаю легендарного «Веселого носочника». Именно мы запустили информацию о нем в федеральном эфире. Олег Анненков, владелец сети магазинов домашнего текстиля, помимо онлайн-продаж запустил доставку носков. Курьер приезжал в костюме ростовой куклы. Это здорово поднимало настроение, в том числе и в новостных выпусках. И таких крутых историй о людях – умных, смекалистых и телегеничных, которые смогли вопреки, – много.

– Наш регион – приграничный. Делали ли вы репортажи из мест, которые обстреливаются со стороны Украины? Можно ли сравнить это с работой на передовой?

– Работали в составе пресс-пула вместе с коллегами, освещали обстановку в Глушковском, Кореневском и Суджанском районах. У меня есть коллеги, которые работают военкорами, по их рассказам точно знаю, что мы были не на передовой. На передовой, к сожалению, люди, которые живут в приграничье.

– Сколько лет работаете в формате стрингерства и каковы перспективы развития?

– Хочется пошутить, что пора, наверное, оформить агентство одним юрлицом, а не заниматься совмещением договоров ГПХ и самозанятости. Вообще стрингую уже 8 лет. Последние четыре года выстраиваю оргмоменты одна. Решение пойти своим путем было лучшим и одновременно очень тяжелым. Но благодаря этому нашла отличных помощников, настоящих профи и работяг, с которыми готова расти. Перспективы есть. Чтобы не спойлерить и осуществить задуманное, скажу лаконично: расти надо вширь территориально и осваивать новые форматы помимо новостей.

– Сегодня стрингеры являются неотъемлемой частью подготовки информационной картины в стране. Нужны ли какие-то официальные статусы для этой категории производителей контента?

– Стрингерство навсегда с нами. Знаете, удобно, когда везде есть «свой человек». Для тех, кто работает с видеоконтентом, – это стрингер. Человек, который даже в ночи возьмет трубку и качественно и оперативно выполнит работу.

Не думаю, что нам нужен дополнительный правовой статус. Вполне достаточно тех законов, которые уже контролируют СМИ, фейки и предпринимательскую деятельность.

Фото Андрея Дегтярева и Александра Азарова

Подписывайтесь на Абирег в Дзен и Telegram
Комментарии 1