WorldClass

19 мая 2024, 13:36
Экономические деловые новости регионов Черноземья
Экономические деловые новости регионов Черноземья
Экономические новости Черноземья
erid: 2Vtzqv8XR15 Реклама 18+

«Нужно сделать «Гусевскую карту», – Сергей Слабунов о проблемах и решениях в туристическом бизнесе

29.09.2023 08:04
Автор:
«Нужно сделать «Гусевскую карту», – Сергей Слабунов о проблемах и решениях в туристическом бизнесе

Воронеж. 29.09.2023. ABIREG.RU – Интервью – Управляющий партнер парка «Белый колодец», ресторана «1586», «Сабуров Холл» и компании «Биг Ивент» Сергей Слабунов выделил главные проблемы в туристической отрасли в Воронежской области, рассказал о путях их решения и дал инсайд о развитии своего бизнеса.

– Сергей, вы один из главных критиков стратегии развития туризма в Воронежской области. Что с ней не так?

– Мы же говорим об одноименном документе, а не о процессе? Тогда, возможно, я недопонимаю предназначение подобного документа как бизнесмен. Я мыслю категориями бизнеса, и, на мой взгляд, эта формализованная стратегия лишена целеполагания. Вы, «Абирег», у себя в посте писали, что москвичи взяли и подсчитали, что совместные акции с другими городами увеличивают выгоду для столицы на 30%. То есть люди взяли и подсчитали экономику. Если мы хотим чего-то добиться в любой отрасли, неважно, в туризме или еще где-то, нужно в первую очередь садиться и считать. Сначала мы садимся и считаем то, что у нас есть, условно проводом инвентаризацию имеющихся активов. Потом анализируем, где и в чем мы можем вырасти и что для этого нужно сделать. Через цифры всегда всё работает очень честно. Т. е. ты берешь исходные данные, на каком-то отрезке смотришь на результат и сразу понимаешь – он либо есть, либо его нет.

К слову, на Форум Столля в прошлом году привозили интересного спикера, который рассказывал про путь Тюмени. У них так всё и работает. План инвестиций в туризм на следующий год зависит от результатов текущего года. Его считают, соответственно, регион понимает, насколько это выгодно, сколько зарабатывает. И поэтому готовы инвестировать. Замечу – не тратить, а инвестировать. Как отрасль сработала – такую сумму инвестиций и получает на следующий год. Все заинтересованы в работе, причем «вбелую» (а это, на самом деле, большая проблема, очень большой процент в серых и черных деньгах). Кажется, тюменский кейс – это действительно полезный и результативный опыт.

– Давайте приведем какой-то пример, что в нашей стратегии неправильно.

– Я не согласен в целом с подходом. Мне объясняют, что стратегия развития туризма в Воронежской области – это некий технический документ, позволяющий, используя излишне абстрактные формулировки, вести деятельность в заданных направлениях. Как уже говорил, я, безусловно, не силен в понимании «чиновничьих» документов, но для меня стратегия – это прежде всего некий бизнес-план, с описанными целями, задачами, финмоделью, анализом целевых аудиторий, планируемыми долями рынка и процентами экономического роста.

А еще я заметил, что избыточно увлекаются туристическими кластерами, на мой взгляд. В целом коллаборации – всегда хорошая рабочая тема, но это условно следующий этап. Мы не решили базовые проблемы.

– Почему, на ваш взгляд, так происходит? Звучит так, будто хотят просто осваивать федеральные деньги и без разницы, отобьются они или нет.

– Вероятно, здесь могли бы быть философские размышления на тему, как принимаются решения в бизнесе и во власти, о разнице систем, мировоззрений и структур, обстоятельств и всех факторов, которые в своей работе должны придерживаться чиновники, чтобы соответствовать всем ограничениям, в которых они работают. Но я при этом всё равно убежден, что цели должны быть четкими и ясными, измеримыми, проблемы – подсвеченными и признанными, а большие свершения начинаются с очень простых и маленьких дел.

– Недавно вернулся из Москвы, где был на мероприятии по туризму. Так вот, там совершенно не знают о турпотенциале Воронежа. Почему город никому не известен в столице с этой точки зрения, а в те же Нижний Новгород, Екатеринбург и Казань хотят вкладываться?

– Мое непопулярное мнение – мы сами не знаем, какой «продукт» продаем, мы сами не стали туристами своего собственного региона. У нас работа профильных органов власти направлена на продвижение туристического продукта вовне региона. Возможно, задачи стоят так, что нельзя продвигать внутри региона, по KPI не положено. Это, во-первых, очень дорого, нужны колоссальные бюджеты. А во-вторых, самого продукта пока еще нет, он не сформирован. А работать над этим нельзя или некогда, ведь надо продвигать Воронеж в конкуренции с Нижним, Екатеринбургом и Казанью. Мы могли бы выстроить сначала систему внутреннего турпотока в регионе. Включить школы, жителей. У нас есть «Пушкинская карта», можно было бы сделать условную «Гусевскую карту», по которой школьники могли бы посещать объекты Воронежской области. Начать нужно вот с этого – познакомить и влюбить воронежцев в Воронеж. Это базовые вещи – ты работаешь с теми, кто находится около тебя. Зачем нам тащить из Москвы, давайте мы научимся из Воронежа в поездку за 100 км вытаскивать аудиторию и работать с ней. Это сложнее, но стратегически важнее. Мы, кстати, именно по этому пути и идем в «Белом колодце» и ресторане «1586».

– «Гусевская карта» – это серьезно...

– На самом деле, во всех регионах, где туризм «качает», есть вовлеченность первого лица. К сожалению, в нашей сегодняшней системе органов власти без вовлеченности первого лица тема не взлетает.

Например, упомянутый Нижний Новгород... У них за последние несколько лет круто вырос показатель по приросту стоимости туристических услуг. Сейчас входят в топ в стране. Получается, растет спрос, они повышают цены, больше зарабатывают, вот это прямой эффект экономики. Это позволяет всё это дальше развивать. У них классная история с грузовиками. Не замечали? По всей стране ездят грузовики, на которых написано: «Выходные в Нижнем». Я их вижу постоянно в разных городах. Это же простая история, просто грузовики заклеили, по всей стране дальнобойщики ездят как реклама. А еще куча фестивалей в Нижнем. И это тоже всё про системное продвижение. В Воронеже в прошлом году прозвучала история о том, что мы родина Нового года... Хорошая тема, но для создания, доказательства, укрепления этой легенды нужно много и системно вкладываться разными ресурсами.

– Вы упомянули стратсессии по туризму в правительстве. Как понимаю, туда зовут и бизнес. Какие есть проблемы в отрасли, которые способны решить чиновники?

– Меня не приглашали. Возможно, и к лучшему: я сам провожу стратсессии для разных компаний и мог бы нарушить весь сценарий. На самом деле, проблемы бизнеса и туробъектов смешные: в «Белый колодец» нужно пустить сезонный автобус; в замке Ольденбургских – организовать недорогое питание; в Дивногорье тоже нужно реформировать питание, организовать какие-то дополнительные точки притяжения, инфраструктуру для детей... Это же всё несложно. Хотите трафик в Дивногорье? Предложите предпринимателям конкретные позиции, дайте им преференции на аренду, дотируйте – посчитайте, и, вероятно, экономический эффект будет сильно выше ваших дотаций для экономики в среднем.

Наверное, ключевая особенность туристической отрасли – в ее мультипликационном эффекте. Только он возникает тогда, когда всё действительно начинает работать. Отели, рестораны, точки притяжения туристов – они все объединены большой экономической цепочкой, а к ним – стройки, поставщики. Один ресторан – это 150-200 экономических связей. А он закрывает лишь одну из потребностей туриста. Но надо выстроить всю экосистему от начала и до конца. И тогда, уверяю вас, никаких кластеров создавать не придется – бизнес сам обо всем договорится и скооперируется так, как надо.

– Какие локации вы рекомендуете в Воронежской области туристам из соседних регионов?

– Нелжа, замок Ольденбургских. А вот Костенки в текущем виде пока нельзя показывать. Но из них точно можно сделать классный проект. В «Белом колодце» мы трафик разогнали, у нас на это ушло три года активного развития. За это время мы выросли в три раза. Мы попадаем в телевизор, в списки «обязательно к посещению», становимся хедлайнерами в каком-то смысле. С точки зрения сроков и вложенных денег это не такие большие истории: три года и порядка 100 млн рублей.

– Во все локации?

– Да. Поэтому, когда мне говорят, что запускается какой-то проект на 5 млрд рублей, я просто не представляю, что можно сделать на эти деньги. Опять же, а точно ли проекты работают, когда ты 5 млрд инвестируешь одномоментно? Может, надо поэтапно, по очередям запускать?

– Какие первые результаты проекта альпака-парка на Розе Хутор?

– У меня в голове всегда стоит планка максимального результата, и я двигаюсь к нему. К нему мы пока не пришли, потому что это всегда процессная история, которую тебе надо делать. Опять же, сейчас в Сочи сезон закончился. В целом всё в рамках плановых показателей, мы движемся, и это интересно. Уже смотрим дальше.

– Есть в планах масштабировать историю с альпаками на всю страну?

– Да. У меня есть файлик с городами, какие хочется захватить, но вопрос, наверное, во времени. Условно говоря, идти сейчас захватывать новые города можно, но тогда действующие проекты станут менее эффективными и останутся недостроенными. Хочется сначала достроить, потом уже двигаться, идти к новым локациям. Например, параллельно с Сочи мы начали переговоры с Питером, но там не случилось.

– Какие еще активности могут появиться в «Белом колодце»?

– Хочу сделать железную дорогу, уже есть проект. Самое забавное, что долго думали про рельсы, и вот мне подвернулся километр нужных рельсов, теперь знаю, где их взять.

– Настоящая железная дорога?

– Узкоколейная детская железная дорога. Есть конкретное правовое ограничение. Надо понять, как это всё зарегистрировать в Ростехнадзоре, чтобы всё было правильно. Получается, что построить ее в том объеме, в котором хочу, я могу сам за одну сумму, и эта сумма, условно говоря, бьется в экономике, это всё работает. Если купить это как аттракцион, то, во-первых, он будет немножко не того вида, как бы мне хотелось. Во-вторых, он будет стоить примерно в пять раз дороже, но у меня будут документы. Хотя технически это будут одинаковые решения. Есть также в планах строительство второй очереди глэмпинга с бассейном. Но сейчас столько бассейнов открылось в последнее время, что как-то эта идея встала.

– Глэмпинги в последний год стали попсовой темой. На них выделяются гранты, есть мысль, что будет перенасыщение рынка и они скоро начнут закрываться.

– Они уже начали закрываться. Они уже продаются. Скоро это будет прямо волна. Сам по себе глэмпинг – очень операционно сложный бизнес, очень. Фактор сезонности, технические моменты, маркетинг, общепит – всё это надо уметь настраивать в условиях очень небольшой выручки. Глэмпинг до 20 юнитов, скорее всего, экономически нецелесообразен, либо ты работаешь в режиме самозанятости.

Подписывайтесь на Абирег в Дзен и Telegram
Комментарии 0