WorldClass

13 апреля 2024, 06:32
Экономические деловые новости регионов Черноземья

erid: 2VtzqucPBPb

Экономические деловые новости регионов Черноземья
Экономические новости Черноземья
erid: 2Vtzqv8XR15 Реклама 18+

«Зарплатный рынок сильно завышен», – ИТ-бизнесмен Алексей Припадчев

05.10.2023 10:26
Автор:
«Зарплатный рынок сильно завышен», – ИТ-бизнесмен Алексей Припадчев

Воронеж. 05.10.2023. ABIREG.RU – Интервью – Совладелец «Мон Блан ИТ груп» Алексей Припадчев о «Безопасном городе», безумных зарплатах в ИТ-сфере, защите школ при помощи технологий и проблемах годовых контрактов.

– Ваша компания ведет проект «Безопасного города» в Воронеже. Какие решения предлагает «Мон Блан ИТ груп»?

– Давайте для начала вернемся в прошлый год, когда была поставлена достаточно амбициозная задача – соблюсти тренд импортозамещения с оперативной заменой критический узлов – это первое, второе – соблюсти динамику и задачи развития самого «Безопасного города» в Воронеже. Это был уникальный проект по адаптации, соединению нашего импортонезависимого аппаратного и программного обеспечения, с которым как раз экстенсивно знакомились все, в том числе отечественные заводы сами подтягивали свои разработки под задачи рынка.  

Мы выступали здесь экспертной группой, которая может все это собрать, может из этого сделать серьезное работающее решение. По факту компетенции позволили нам работать напрямую с производителями, которые под нас меняли как версии программного обеспечения, так и доработки по аппаратному обеспечению. Мы вместе с производителями находились в стресс-тесте, стресс-нагрузке.

В итоге нам удалось эту комплексную систему реализовать. Получился серьезный отказоустойчивый кластер. Плюс была внедрена отечественная разработка программной части со встроенными элементами видеоаналитики, идентификации лиц, сейчас она продолжает активно претворяться в жизнь. Это очень сложный интересный кейс, который в конце прошлого года мы завершили.

– Я правильно понимаю, что сейчас и сервера находятся в России, все оборудование для «Безопасного города» используется полностью российское?

– Да, на данный момент весь комплекс того, что есть: системы хранения данных, сервера, сетевое оборудование, серверное программное обеспечение – все на площадке отечественное, импортонезависимое, реестровое.

– Насколько это стало дороже для вас как для компании?

– Если сетевое оборудование в данном проекте сравнивать с Cisco, то отечественное дешевле было в несколько раз. Если брать  бюджетные вещи, небольшие коммутаторы, то там цена нашего может быть и выше на 30-40%.  Огромную роль в ценообразовании играет «реестровость» оборудования. Она его значительно повышает.

Мы в выборе работы с оборудованием опираемся на личный опыт. Например, если брать «Элтекс», это лидеры отечественной сетевой индустрии. Мы были в Новосибирске на их производстве, видели, как работают с оборудованием, какое там высокотехнологичное производство, понимаем, что они, догоняя задачи по объему, модернизируют предприятие. Я думаю, что тренд будет на оптимизацию стоимости, чтобы это было максимально доступно.

– Что для ИТ-сферы предлагают производители из Воронежской области?

– Есть производители софта. По прикладным задачам, назовем так. Безусловно, сейчас в тренде массовые вещи. Что нужно заменить всем? Операционную систему, офисный пакет срочно. Есть же задача от руководства страны по запрету использования иностранного ПО в КИИ, поставлены достаточно ограниченные сроки, поэтому быстро нужно заменить операционную систему и офисный пакет, как пример. Конечно, это вызов для ИТ-специалистов, потому что в масштабе поменять на предприятиях десятки тысяч операционных систем, когда там огромное количество прикладных программ, это очень серьезная история. Кто как из нее выходит, здесь не будем делать выводы про каждого, но в «Безопасном городе» удалось интегрировать операционную систему на базе отечественного программного обеспечения. Общаясь с руководством производителя ПО «Астра Линукс», мы видим, насколько они заряжены, как работает команда. Да, запросов у них миллионы, но они адаптируют свой софт, у них множество процедур развития. Я думаю, что этот тренд обязательно сохранится, учитывая наши реалии. То готовое, к чему все привыкли, будет все ближе и ближе к нам и все ниже и ниже по стоимости. Я в этом абсолютно уверен, это видно на разных примерах.

Своим коллегам по отрасли рекомендую участия в крупных мероприятиях. Мы не первый раз участвуем со стендом на ЦИПР. Это очень полезная обратная связь о проектах. На слайдах, название нашего города Воронежа мы пишем очень большими буквами. Ждем рядом коллег. Это уникальная площадка для обмена опытом и понимания, куда движется рынок из уст его лидеров.

Как пример обмена опыта, наши взаимодействия по антитеррористической защищенности с руководителями СБ крупнейших спортивных объектов РФ. Этот опыт может быть максимально востребован на наших региональных аренах. Они всегда говорят – безопасности не бывает много и не ждите ее финансовой окупаемости, главное безопасность людей.

– Давайте перейдем к будущему «Безопасного города». Какое развитие этого проекта вы видите?

– Не в качестве рекламы, но определенная отличительная особенность нашего бизнеса в том, что на сегодняшний момент мы уже работали в 75 регионах России. Работали – это реализовывали конкретные задачи, конкретные проекты. Невозможно создавать интересные проекты, интересные решения, опираясь только на свой конкретный региональный опыт, конкретно твоей компании, даже коллег по нашему региональному рынку. Вот это путешествие по стране, выполнение задач дает тебе понимание тенденций. Это помогает сопоставлять то, что мы хотим и предлагаем с тем, что действительно в тренде. В  «Безопасном городе» для создания собственной методологии, куда его развивать, нами были изучены примеры практически всех регионов России, статистика, аналитика. Мы изучили по системам безопасности несколько десятков тысяч государственных процедур по всей РФ за несколько лет, для общего анализа, что там происходит, есть ли смысл что-то предлагать, а то мы сегодня предложим, а завтра это уже никому не нужно.

Трендов по безопасным городам в России несколько. Мы видим, что тренд, заданный воронежским МКУ «Безопасный город» как площадкой, как системным хранителем, он верный. Общаясь с московскими коллегами, с различными департаментами, один из вариантов развития мы видим в следующем: перенимать московскую систему, разделение задач, прав, схемы работы и ответственности как опыт.  Мне кажется, что анализ соседского опыта – это максимально важная вещь. Да, мы слышим о том, что в Москве другой бюджет. Это и в системе антитеррористической защищенности, и безопасности и т.д. На позапрошлой неделе была от них последняя аналитика, около полумиллиона камер. Соответственно, мы видим корреляцию по площади Москва-Воронеж, корреляцию по бюджету, корреляцию по численности, то взять для сравнения 20 млн и миллион у нас – это 20 раз. Если наш регион выйдет на бюджет 500 млн – 1 млрд, я думаю, этот задел на перспективе нескольких лет позволит действительно все углы незакрытые закрыть, провести очень качественное дооснащение, потому что чем больше камер, тем серьезнее нужно оборудование, тем больше помещений, тем больше видеосистем и т.д., т.е. эта цепочка такая непрерывная. Мы действительно видим в этом большую важность. Мы проводили также сравнительный анализ по России, кто сколько тратит и что делает. Все зависит от города, от видения проекта, от команды.

– Давайте какие-то конкретные примеры. Сравним, например, с Липецкой областью.

– По Липецкой области перед глазами цифр нет. За последний год-два в «Безопасный город» было около миллиарда рублей инвестировано. Курская область, там 370 млн за определенный период времени. Тамбовская область – 42.

– А Воронежская сколько?

– В прошлом году бюджет где-то 60-70 млн, в этом году примерно такой же бюджет.

– Как так получилось, что в Липецкой миллиард?

– Я так понимаю, что там происходило интенсивное построение инфраструктуры, то же самое сейчас в Нижегородской происходит. Что еще из «Безопасного города» мы видим? Конечно, об этом сложно говорить с точки зрения законодательства государственных закупок, но какая бы команда ни была, которая занимается именно развитием ИТ-части этой инфраструктуры, опираться на годовые контракты очень сложно, будем честны. Команда накапливает уникальную экспертизу и т.д., на следующий год может пройти какая-то демпинговая история, получается вопрос, вот эта уникальная история с уникальной командой, все, в рамках этого проекта не нужна? Здесь тоже хотелось бы видеть вектор. Может быть, он есть.

– А вы как видите, на 3 года, на 5 лет надо контракт разыгрывать?

– В таких критически важных объектах, я думаю, что можно пробовать осмыслять 3-5 лет, потому что и команда получает определенную не то что фору или еще что-то, но команда чувствует, что у нее работа не на год. Раз годовой контракт – не 700 задач могут дать, а 1,5 тысячи, успеть все. На мой взгляд, это работа не только чисто нажимать кнопки или что-то внедрять, это очень много переговорной работы, переговоров с профильными органами, понимание обратной связи, как они себе это видят, какие сложности видят, как меняется их КПД плюс-минус. Не каждый день тебя ждут, ты должен договориться о встрече с другим регионом, приехать и т.д. Вот эта история – это такой инвестиционный курс со стороны нас как интегратора, и он никогда не измеряется деньгами, за него строчкой в смете никто не оплатит. Мы приобретаем опыт, чтобы в нашем регионе его применить и развить. Эта интересная история.

– Назовите главные проблемы ИТ-бизнеса в 2023 году.

– Резкое возрастание уровня заработной платы. В ковидный 2020 год мы четко видели ребят, которые умудрялись наняться в 2-3 компании. Всегда можно попробовать встать на место 20-23-летнего парня, который зарабатывает 1 млн рублей в месяц. Ему 23, он привык работать дома и не full-time, неполный день. Мы часто у наших партнеров видели, когда ты звонишь, да-да-да, я работаю, а он по парку гуляет с детьми. Но миллион рублей уже на душе, это крупная сумма денег, он к ней привык, у него ипотеки, машины, еще что-то. Когда происходит масштабное изменение, для человека, конечно, это шок, и дальше начинаются разные моменты. Рынок сильно завышен.

Второй нюанс – в момент роста зарплат у разработчиков – инженеры, системные администраторы, архитекторы, сетевые инженеры и т.д., вдруг решили стать разработчиками. Начало происходить вымывание этого класса сотрудников. Если сегодня взять монтажника, человека, который занимается монтажом проводов, еще чего-то, слаботочного оборудования, все ставки выросли, и они не соотносятся со сметными расценками. Сметные расценки ниже расценок монтажников иногда в 2-3 раза. Это огромная проблема.  Сюда же можно отнести и проблему размываемости и сужение специальности сотрудников, тех кто может довести из А в Б задачу все меньше.

Проблемы с релокацией нас не коснулись. Мы видели компании, кого они коснулись, всех в разном объеме. Я видел очень много примеров вернувшихся людей. Из-за чего они вернулись. Наверное, культурные ценности, семейные ценности, уровень удобства и комфорта, к которому люди, в принципе, привыкают в том числе тянет обратно, ИТ-ипотека, пакеты релокационные и т.д. Есть люди, которые выбрали новый путь, что делать. Здесь нам удалось  нивелировать эту тему. Плюс в период мобилизации большие преференции для ИТ-компаний были. Могу сказать, что это было огромное подспорье. Здесь удалось сохранить ключевые кадры и даже где-то преумножить.

– «Мон Блан ИТ груп» делал проекты в 75 регионах России, назовите самые значимые из них.

– Я бы разбил их на 3 группы. Первая группа – блок проектов «Ростелекома» и «РЖД». Очень много разноплановых проектов было с ними и продолжается сейчас в абсолютно разных регионах. Это проекты и с цифровой образовательной средой, единый день голосования, единый госэкзамен – ЕГЭ, цифровизация Минобороны и т.д. Также это проектирование и строительство сетевой, коммуникационной инфраструктуры, системы видеонаблюдения, поддержка ИТ систем и т.д. Это круглосуточная история и работа. Это гигантский опыт.

Второй блок – проектирование и создание регионального контура единой государственной информационной системы здравоохранения. Работали по этому направлению в двух регионах – в первом 200 больниц, в другом 100 больниц. Очень сжатые сроки, территориальная удаленность, уникальность каждого объекта, большое количество людей. В одном случае спроектировать, в другом спроектировать, потом построить и настроить на импортонезависимом оборудовании. Это в годы, когда это импортонезависимое оборудование не имело большое количество мануалов, по факту мы сами своими руками совместно с заводом писали прошивки, расширяли, меняли. Достаточно уникальный проект.

И третий блок – это «Безопасный город». Мы очень любим этот проект. Считаем его максимально серьезным, нам очень хочется возвести в абсолют эту серьезность у всех причастных к данному проекту. Его обязательно на первое место.

– В какую сторону компания собирается расти?

– Мы достаточно много инвестируем времени, средств и работаем по проектам комплексных систем безопасности, именно интеллектуальных, например, когда объединяются ряд зданий, у них есть пожарная система, охранная, видео, СКУД, видеоаналитика и т.д., есть общая ИТ-часть, которая все объединяет. Как пример, не дай бог случился пожар, вот здесь стоит датчик, а тут видеокамера, не просто датчик у охранника сработал, а сразу включилась видеокамера, начался поток для МЧС, они видят, что происходит, или для центра управления. Задача, чтобы решение было нужным и индивидуальным. Продать воздух – это не очень перспективно.

Также хотим определенным ИТ-инструментом систематизировать технические средства безопасности, упорядочить структуру безопасности социально-значимых объектов: школ, больниц и т.д., импортонезависимость их ключевых узлов инфраструктуры – там большая и очень сложная работа. Опять же дать этот инструмент нашим коллегам с безопасности и т.д., которые могут уменьшить скорость реакции, увеличить количество аналитических данных, получать комплексную историю по перемещению людей и т.д. Это очень большая активность. Мы с этой историей проводили встречи в нашем регионе, в соседних регионах, в Минцифры, отправляли в Комитет по ИТ в Госдуме, т.е. было важно понять, как это комплексно правильно, потому что это касается и законодательства. Собирали абсолютно разную обратную связь. Мне как многодетному отцу, жителю этого региона, очень хочется, чтобы мои дети ходили в школу спокойно.

– В чем инновация этого проекта?

– Мы хотим дать этому комплексность, системность и интерактивность, т.е. при ЧП нажал кнопку, ты уже внутри этой школы, понимаешь, что там происходит. Да, нам говорят, не будет интернета. Но опять же, есть варианты ускорить реакцию. Мы говорим о контроле периметра школы с видеоаналитикой. Мы говорим о том, что заходит, не дай бог, какой-нибудь человек нетрадиционной ориентации, высматривает людей, а такие примеры есть. Если камера его идентифицировала, детектировала, как он ходит, куда он ходит, в определенный момент срабатывает и начинается личная работа. Второй момент, не дай бог, пропал ребенок, кто его повел, куда его повел, зачем его повел – мы здесь видим колоссальный потенциал именно для превентивности и раскрываемости. Это ряд примеров, а возможностей намного больше в разных разрезах. Человек – главная ценность страны, мы хотим, чтобы наш проект помогал превентивно работать над его безопасностью.

Подписывайтесь на Абирег в Дзен и Telegram
Комментарии 0